Читать онлайн Сцены любви, автора - Джеймс Дина, Раздел - Сцена шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сцены любви - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сцены любви - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сцены любви - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Сцены любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Сцена шестая

Они не трогают никого,
кроме порядочных людей
type="note" l:href="#n_65">[65]
– Почему он носит эти темные очки, Кэсси?
– Как, разве ты не знаешь? Он – знаменитый снайпер. У него страсть к охоте. Все полагают, что таким образом он бережет свое зрение для меткой стрельбы.
Слушая ответ хозяйки дома, Филлис Ли Мерритт не могла скрыть удивления. Она с благоговением взглянула на высокого, безупречно одетого англичанина, стоявшего в дверях и улыбавшегося ослепительной улыбкой.
Он был определенно самым привлекательным и волнующим мужчиной среди привычного ей вашингтонского общества. Стоя в дверях с улыбкой на лице, сверкая белоснежными зубами под небольшими черными усиками, он притягивал к себе взгляды всех присутствующих женщин. От черных вьющихся волос, чуть тронутых сединой, до кончиков начищенных ботинок он был воплощением английского аристократа – или по крайней мере таково было представление миссис Мерритт об английской аристократии.
– Как, ты говоришь, его зовут? – спросила Филлис, прикрываясь веером. Он смотрел в их сторону. Она помахала ему и ослепительно улыбнулась, потом нахмурилась, когда он не обратил на нее внимания.
– Лорд Эджмонт-Канфилд, Морис Френсис Джон, – с гордостью произнесла хозяйка дома, отметив, какое впечатление это произвело на Филлис. – Он предпочитает, чтобы его называли просто «лорд Эджмонт».
– А как ты познакомилась с ним, Кэсси, дорогая? – Южный акцент миссис Мерритт становился более заметным, когда она дулась. Она с шумом захлопнула веер и обвела взглядом комнату. – О, я не могу понять, как это тебе удается. Всякий раз новые в городе люди сразу же оказываются на твоем приеме.
– О, не расстраивайся. – Кэсси Уолдрон мило улыбнулась. – У Честера везде связи. Как сенатор он должен принимать гораздо больше важных людей, чем простой конгрессмен.
Филлис Мерритт стиснула зубы.
– Возможно, но скажи мне правду. Как ты вышла на него?
– Честно сказать, его жена – очень дальняя родственница этой скучной Рут Уэстфолл.
– Нет, не может быть. – Филлис перевела взгляд на леди Эджмонт, которая приблизилась к мужу и встала с ним рядом. Если лорд Эджмонт был самым привлекательным мужчиной в зале, то женщина, стоявшая рядом с ним, была самой прекрасной дамой. Даже небольшое красное родимое пятнышко на ее левой щеке выглядело мило, а не уродливо.
Филлис раздраженно нахмурила лоб.
– Она не может быть родственницей Рут Уэстфолл, – прошипела она. – Эта старая карга все выдумала.
– Согласна с тобой, – выразила свое собственное неудовольствие Кэсси, – но я не имею привычки заглядывать дареному коню в зубы. Миссис Уэстфолл заручилась поддержкой Честера в своей борьбе в защиту индейцев. Поэтому когда она сказала ему, что в город приезжает ее кузина, и объяснила ему, кто она такая... – Жена сенатора пожала плечами. – Несмотря на то что я советовала ему не вмешиваться, он продолжает помогать ей. Он говорит, что она вдова генерала и что пресса любит ее.
– Не успела эта ужасная Либби Кастер покинуть город, как здесь появилась Рут Уэстфолл. Ты не думаешь, что конгрессу уже надоели плачущие пожилые женщины в черном?
– Я-то так думаю, но Честер должен думать о своих избирателях. Зато по крайней мере с ее помощью мы познакомились с лордом и леди Эджмонт-Канфилд. Значит, не все ее связи так плохи. – Кэсси тепло улыбнулась кому-то знакомому в зале.
Лорд Эджмонт предложил своей даме руку. Заученным жестом она подхватила свой шлейф. Филлис сжала руку Кэсси.
– Боже мой!
– Вижу.
– О небо! Как она ходит в таком? Платье леди Эджмонт было из темно-синей тафты, с пышными рукавами и глубоким вырезом на груди. Юбка прямых строгих линий ниспадала от ее тонкой талии до самого пола, а сзади образовывала пышный турнюр. Из-под него складки ткани каскадом спускались вниз и переходили в длинный шлейф. Чтобы создать невероятно прямой силуэт спереди, юбка плотно облегала бедра и ноги.
– Я, например, – голос Кэсси стал глухим от зависти, – надеялась, что она споткнется и упадет. – Она изобразила на лице изящную улыбку и поплыла навстречу гостям. – Леди Эджмонт, дорогая, как я рада, что вы пришли. Рада вас видеть, лорд Эджмонт.
– Мы с удовольствием пришли к вам. – Пара улыбнулась сдержанной, но теплой улыбкой. Леди Эджмонт не спеша обмахивалась своим веером. Это был круглый веер из белого шелка в испанском стиле с ручкой из слоновой кости. Его центр был украшен кружевом и свежими белыми розами. Обеим дамам показалось, что они сейчас умрут от зависти.
– Такое красивое платье, – пропела Филлис, с резким щелчком закрывая свой полукруглый веер, расписанный вручную.
Миранда сдержанно улыбнулась и ответила с безупречным английским акцентом:
– Вы так любезны.
– Да, действительно. Мы польщены вашим приглашением. – Черные глаза Шрива за дымчатыми стеклами очков смотрели прямо в глаза хозяйки дома.
Покраснев под его пристальным взглядом, Кэсси положила руку на локоть Филлис.
– Леди Эджмонт, позвольте вам представить миссис Мерритт.
Миранда кивнула и благосклонно, хотя и несколько сдержанно, улыбнулась женщине, которая обратилась к ней, не будучи представленной.
– Филлис – моя лучшая подруга, – продолжала Кэсси. – Ее муж – конгрессмен Мерритт – член делегации от Алабамы.
– Очень рада. – Британский выговор Миранды был таким четким, что жительница юга с трудом понимала собеседницу.
– Лорд Эджмонт, позвольте представить вам Филлис Мерритт.
– Бесконечно рад, дорогая. – Речь лорда Эджмонта была такой же отчетливой, но от звука его глубокого красивого голоса у обеих дам по спине пробежали мурашки.
Хихикая и смущаясь, миссис Мерритт протянула руку. Миранда первой пожала ее, на что миссис Мерритт вовсе не рассчитывала.
– Ваше платье тоже очаровательно, миссис Мерритт. Правда, Морис?
Теперь руку Филлис взял лорд Эджмонт и склонился над ней. Его губы не коснулись ее, но миссис Мерритт почувствовала тепло его дыхания.
– Без сомнения, очаровательно.
В этот момент в зал вошла Рут Уэстфолл.
– Ах, кузина Рут, – сказала Миранда, обращаясь к матери, – на какой замечательный прием вы нас привели.
– Я рада, что вам здесь нравится, кузина Амелия.
Обе дамы, миссис Мерритт и миссис Уолдрон, оказали теплый прием Рут, которая позволила себе чуть заметно иронично улыбнуться. Миссис Уолдрон дошла даже до того, что приобняла ее.
– Лорд Эджмонт, я поняла, что вы – снайпер, – произнесла Филлис. – Я надеюсь, вы не откажетесь поохотиться в Алабаме. Плантация моего отца просто кишит белохвостыми оленями. Мы с удовольствием отвезем вас туда и дадим вам возможность вволю поохотиться. Вы сможете привезти домой оленьи рога, которым позавидуют все в Лондоне.
– Благодарю вас за любезное приглашение, миссис Мерритт. – Шрив очаровательно улыбнулся. – Но время моего пребывания в Америке ограничено. Честно сказать, меня привлекает Запад. Я мечтаю поохотиться на бизонов.
– О!
Его голос стал серьезным:
– Я уверен, что охота на оленей в равной мере захватывающая. Во всяком случае на наших английских оленей. У меня есть поместья в Шотландии. Там прекрасная охота. Но когда англичанин приезжает в Америку, ему хочется чего-то такого, чего нет в Англии. Бизонов, например. Великанов прерий. Косматых монстров из легенд и преданий. Земля трясется, когда они бегут. Их топот слышен за многие мили. Впечатление от встречи с ними остается на всю жизнь.
Гости внимательно слушали, завороженные прекрасным голосом.
Сзади к своему гостю подошел сенатор Уолдрон.
– Я сказал своему другу сенатору Хью Батлеру, что именно этого вам бы хотелось. – Он фамильярно похлопал Шрива по плечу. – Нам троим надо будет собраться вместе.
Шрив пристально взглянул на руку сенатора, опустившуюся ему на плечо, и отстранился.
– Вы увлекаетесь охотой, сэр? Уолдрон поспешно убрал руку, потом несколько смущенно покачал головой.
– Не особенно. В обычном смысле слова не увлекаюсь.
Черные брови его гостя удивленно поползли вверх.
– Не так целеустремленно, как вы, – добавил Уолдрон. – Несколько дней в лесах Вирджинии – это все, что я могу себе позволить при моей занятости. Не так ли, дорогая?
Его жена широко улыбнулась.
– О да, он очень занят. Заботы о делах штата.
Шрив сделал вид, что задумался. Он точно рассчитал время, когда спросил:
– Тогда, наверное, ваш друг сенатор Батлер увлекается охотой?
– Он? – Уолдрон рассмеялся. – Нет. Ему уже за восемьдесят.
Шрив нахмурился.
– Тогда я не понимаю...
Сенатор поднял руку, чтобы похлопать англичанина по спине, но передумал. Вместе этого он разгладил свои редеющие волосы.
– Вам просто надо встретиться с нами и услышать от нас об одной очень заманчивой перспективе. Как насчет ленча на следующей неделе?
Леди Эджмонт-Канфилд пожала плечами.
– Я думаю, тебе надо пользоваться каждой возможностью.
– Тогда, возможно... – неуверенно начал англичанин.
– Хорошо-хорошо. – Сенатор протянул руку. Шрив не сделал попытки пожать ее. Уолдрон вопросительно взглянул в его красивое лицо.
– Мой муж не признает рукопожатий, – с улыбкой произнесла Миранда.
– Мне очень жаль, – сказал Шрив, – но на многочисленных королевских приемах я неоднократно получал вывих кисти, и рука потом болела. Поэтому я решил больше не прибегать к рукопожатиям. С поврежденной рукой невозможно охотиться. Трудно точно держать прицел.
– Я не знал об этом. – Сенатор убрал руку. – Вполне понимаю ваши чувства. – Он обвел взглядом круг гостей и немного нервно рассмеялся. – Рукопожатия могут быть такой обузой и неприятностью. Удивительно, что у политиков руки еще целы.
– Вот именно.
– Мы справились, – прошептала Миранда, когда они отошли от сенатора. – Это известие скоро распространится повсюду. Никто больше не станет протягивать тебе руку. Можешь быть спокоен.
Шрив улыбался, пока они медленно прогуливались по залу.
– Все оказывается довольно просто, если как следует спланировать.
– Я все время ждала, что кто-нибудь нас узнает. Я еще никогда так не боялась.
– Люди видят то, что они ожидают увидеть. Ты это знаешь. Я – лорд Эджмонт-Канфилд с черными усами, в темных очках. Я лишь отдаленно похож на актера – как уж его звали? Ты – леди Эджмонт-Канфилд, совершенная английская роза, с очаровательным родимым пятном на левой щеке. Это все, что видят люди.
– Ада может творить чудеса. – Миранда сжала руку Шрива. – Ты – главная достопримечательность вечера. Жена сенатора готова была убить меня и пригласить тебя на тайное свидание.
Шрив усмехнулся.
– Это у нее такой тягучий южный акцент?
– Нет. Это была Филлис Мерритт. Они с мужем из Алабамы. Она приглашала тебя поохотиться на оленей на плантации своего отца.
– Звучит интригующе, – пробормотал Шрив. – Но я приглашен на ленч. К сожалению, я не могу согласиться, но когда они пришлют приглашение с указанием времени и места, я отправлю его назад, договорившись о встрече в конторе одного из них.
К ним приблизилась Рут.
– Я не понимаю, зачем Уолдрону надо, чтобы вы встречались с Батлером. Я думала, что они стоят на противоположных позициях. – Она грустно вздохнула. – Два дня назад Кэсси Уолдрон едва замечала меня. Теперь можно подумать, что мы лучшие подруги.


– Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, – заметил Батлер, складывая очки футляр. Тяжело дыша, он откинулся на спинку стула. Сердце громко стучало у него в груди, лоб вспотел, хотя в это утро город покрыл густой слой снега.
– Это еще один английский богач, – продолжал Уолдрон. – По словам его управляющего делами, у него есть имения на юге Англии, в Уэльсе и в Шотландии. Доход более ста тысяч фунтов в год.
– Его управляющий, – фыркнул Батлер. – А как насчет британского посла? Что он говорит?
– Он не знаком с ним лично, но много слышал о нем. Он нашел его имя в справочнике английских аристократических родов. Эджмонт и Канфилд – очень старые фамилии. Большие земельные владения. Судя по имени, этот человек наследник обеих семей. Он идеально нам подходит. Идеально. – Уолдрон потирал руки в предвкушении выгодной сделки.
– Но мы не знаем никого, кто был бы знаком с ним, – возразил Батлер.
– Рут Уэстфолл знает его жену.
– Это меня и беспокоит. Рут Уэстфолл родом из Чикаго. Ее родители...
– Хью, расслабься, – посоветовал Уолдрон. – Это мы нашли его. Он даже отказался встретиться с нами за ленчем. Кажется, у него что-то другое на уме. Помяни мое слово, кто-нибудь другой попытается заинтересовать его своими сделками. Нам надо продавать Вайоминг энергичнее, чем он продавался прежде.
Батлер вздохнул; сердце у него билось неровно.
– Может быть, ты и прав. Я думаю, нам следует подождать, пока мы не проверим его...
Уолдрон попытался что-то возразить. Старый сенатор жестом руки остановил его.
– ...но все равно. Он здесь. Он никуда не денется. Я просто хочу, чтобы эта сделка шла своим чередом. – Батлер закрыл глаза.
Уолдрон посмотрел на огромное тело в широком кресле. Хью Смит Батлер выглядел как труп. От него даже пахло как от трупа. Уолдрон с отвращением покачал головой. Чем скорее он покончит с этим делом и перейдет к другим, тем лучше. Сенатор собирался участвовать в ноябрьских выборах. Но у него был такой вид, что он вряд ли выдержит напряжение новой избирательной кампании.


– То, что мы предлагаем – это дикая, неосвоенная земля. – Батлер закончил свое объяснение широким взмахом руки. – И эта земля полна диких животных.
Батлер и Уолдрон посмотрели на Шрива Катервуда, который выпрямившись сидел в кресле, его глаза за темными очками были устремлены на Батлера.
– Как вам это нравится, лорд Эджмонт? – Уолдрон толкнул Катервуда в бок.
Шрив повернулся в направлении голоса. За Уолдроном легко было следить, потому что он постоянно прикасался к нему, хлопал по спине, тряс за руку, похлопывал по колену или толкал в бок.
– Это выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я думал, что единственные действительно хорошие земли остались только на территории индейских резерваций.
Батлер откашлялся. Слишком много сведений от Рут Уэстфолл, как он понял. Уолдрон энергично покачал головой.
– Вовсе нет. Вовсе нет. Огромные площади в Вайоминге и Монтане совершенно не населены. За исключением диких животных, конечно.
– Великолепная охота. Лучшая в Америке, – заявил Батлер. – Реки полны форели, небо – птиц, а земля...
– Разве я неправильно понял твою кузину, дорогая? Кажется, она сказала, что Вайоминг вот-вот станет штатом. – Шрив прервал дифирамбы Батлера.
– Мне кажется, именно так она и сказала, – подтвердила Миранда. – Но, может быть, она называла Дакоту. Эти названия так трудно сразу запомнить.
Батлер откинулся на спинку кресла, его толстые губы сжались в тонкую линию. Лорд Эджмонт явился не только со своим управляющим, мистером Уиндомом, но и со своей женой. Присутствие управляющего не сулило ничего хорошего, но присутствие леди Эджмонт его особенно раздражало.
По его мнению, женщины всегда охлаждали энтузиазм мужчин. Женщины начинали выяснять сумму, объем сделки и всякого рода подробности. А Рут Уэстфолл – он был уверен в этом – была обречена стать его злым гением.
Она не создавала ничего, кроме проблем, с того самого дня, как вернулась.
Видя, что Батлер задумался, Уолдрон взял инициативу в свои руки.
– Вайоминг станет штатом. В этом нет сомнения. Но срок еще не наступил. Они не могут стать штатом до того, как удовлетворят потребности своего населения, в число которого можете войти и вы с вашим мужем. Поверьте мне, они встретят вас с распростертыми объятиями.
– Где находится эта земля? – Миранда взглянула на карты, разложенные на соседнем столе.
Нахмурившись, Уолдрон толкнул в бок Батлера. Старик открыл глаза и недоуменно огляделся. Увидев ожидание на их лицах, он тяжело вздохнул, потом с трудом поднялся на ноги.
– Э-э... если вы подойдете сюда, я покажу вам.
Шрив сразу же встал, Миранда взяла его под руку. С другой стороны встал Джордж Уиндом.
Батлер прошаркал к столу и начал показывать земли, которые он предлагал купить. Его указка двигалась по карте северо-восточной части Вайоминга, где он граничил с Южной Дакотой и Монтаной. Это были земли шайенов и сиу.
Миранда почувствовала, что ее охватывает дрожь. Эти люди обвиняли себя каждым своим словом. Бенджамин Уэстфолл был послан туда, чтобы спровоцировать индейцев на войну. В этом случае можно было начать их уничтожение и захватить их земли. Поскольку он был мертв, они решили продать земли.
Найти хорошего покупателя. Настоящий английский лорд выложил бы им свои фунты стерлингов и отправился на Запад охотиться на бизонов.
Но там он нашел бы свою смерть. Туда послали бы войска, чтобы отомстить индейцам за его гибель, а тем временем – Миранда почувствовала, как у нее кровь прилила к щекам – Батлер и Уолдрон вновь продали бы землю.
Шрив ощутил, как она дрожит. Несмотря на непроницаемую темноту, он посмотрел на нее и крепче сжал ее руку, которая неожиданно стала влажной.
– Если возможно, пусть мистер Уиндом изучит эти карты, – сказал он.
– Но это вы должны на них посмотреть, – начал Уолдрон.
– Ты хорошо чувствуешь себя, дорогая? – обратился Шрив к Миранде.
Она вздрогнула, и он почувствовал это.
– Я...
– Может быть, вызвать Раймонда, чтобы он проводил леди в гостиную? – Батлер едва скрывал свое раздражение.
Шрив бросил взгляд в сторону старика, потом обнял жену за плечи.
– Ты хочешь пойти туда, моя дорогая? Даже беспокоясь за нее, он не выходил из роли. Сознание этого придавало ей сил.
– Нет. – Она прикоснулась рукой ко лбу. – У меня просто на мгновение закружилась голова.
– Раймонд, – крикнул Батлер секретарю, – принеси леди чего-нибудь выпить.
– Слушаюсь, сэр.
– Нет, не беспокойтесь, я в полном порядке. – Она вновь взяла себя в руки. – Пожалуйста, продолжайте ваш рассказ.
Неуверенно переглянувшись, Батлер и Уолдрон продолжили. Каждый из них расхваливал достоинства земли, ее возможности для земледелия и прежде всего для охоты.
Шрив переводил взгляд с одного на другого, делая вид, что изучает карту. При этом он делал соответствующие замечания своим сдержанным британским акцентом, а Джордж Уиндом записывал. Миранда наблюдала за ними, ощущая в себе бурю эмоций, хотя внешне она сохраняла полное спокойствие.
Когда сенаторы начали расписывать достоинства не только индейских земель, но и участков, принадлежавших американским поселенцам, Миранда удивилась, что комната не вспыхнула от ее гнева.
Наконец презентация завершилась. Оба сенатора с надеждой взглянули на Шрива.
Миранда холодно улыбнулась.
– Я думаю, нам надо поговорить с кузиной Рут и, возможно, с ее другом, мистером Линдхауэром. Он родом из Вайоминга. Он может дать нам совет, какие земли лучше всего покупать.
Шрив энергично закивал головой.
– Великолепная идея, дорогая. Я не хочу сказать, что я не доверяю вам, сенатор Батлер и сенатор Уолдрон, но беседа с местным жителем может дать нам лучшее представление об этих местах.
Миранда пожалела, что Шрив не видел их лиц. Раздражение, гнев, разочарование отразились на их лицах. Потом Уолдрон изобразил улыбку на лице.
– Хорошая мысль, – выдавил он. – Но не затягивайте ваше решение. Эти участки будут быстро проданы.
Хью Батлер резко бросил указку на стол. Не скрывая своего негодования, он бросился к своему столу и опустился в кресло. Там он зажег сигару, оставленную в пепельнице.
Его поведение было высшим проявлением грубости в их присутствии. Провожая гостей до дверей, Уолдрон попытался загладить неловкость.
– Вы должны извинить Хью, леди Эджмонт. Ему просто смертельно хотелось курить.


– С этой Рут Уэстфолл надо что-то делать, – заявил сенатор Батлер.
Уолдрон с сомнением посмотрел на него.
– Я не понимаю...
– Конечно, не понимаешь. А я понимаю. Мы не можем допустить, чтобы эта невежественная сука решала, будет ли успешным наше предприятие. Ты позволил английскому лорду искать совета у женщины, у которой в голове нет своих мыслей, кроме тех, что сложили туда проходимцы вроде Линдхауэра и другие члены делегации из Вайоминга.
– Может быть, я поговорю с Кэсси...
– Кэсси? Кэсси! Какое отношение имеет к этому твоя жена? Видишь проблему, решай ее. Так поступают настоящие мужчины. – Батлер наклонился вперед и положил руки на стол. Их бледная кожа была покрыта мелкими красными пятнами.
– Я не вижу ничего, что мы можем легально сделать, – упрямо произнес Уолдрон. – Я не собираюсь...
Батлер ткнул пальцем в Уолдрона.
– Убирайся. Я вызову тебя, когда все улажу. Ничего не предпринимай. И не впутывай в это дело свою Кэсси. Прочь с глаз моих.
– Но послушай...
– Убирайся!
– Что ты собираешься делать?
– Ты же не хочешь об этом знать, – заявил Батлер. – Значит, тебе и не надо знать об этом.


Раймонд зашел в кабинет, как только Уолдрон вышел.
– Что-нибудь надо, сенатор?
– Френк де ла Барка еще в городе? Раймонд пожал плечами.
– Не знаю, сэр. Послать за ним?
– Да. Если не найдешь его, вот имя человека, которого я хочу, чтобы ты нашел. – Он сложил листок бумаги и передал его секретарю.
Раймонд сунул его в карман.
– Слушаюсь, сэр. Что-то еще?
– Отправляйся в сыскное агентство Пинкертона. Попроси прислать сюда одного из их лучших сотрудников.


– Делегации всех западных территорий, претендующих на статус штатов, должны знать, что происходит, – с жаром говорила Миранда. – Ты должен рассказать им, Вулф.
– Успокойся, Мирри. Она остановилась.
– Успокойся! Ты что, не слушаешь меня? Члены сената Соединенных Штатов продают иностранцам земли западных территорий. Они сами не владеют землями, которые продают. Они – мошенники. Они – воры.
Виктор посмотрел на Адольфа, который только пожал плечами. Мягко, терпеливо друг ее детства взял Миранду за руку и повел к дивану.
– Мирри, мы уже знаем об этом. Она удивленно уставилась на него.
– Что?
– Нам все об этом известно.
– Вы уже знаете? И вы ничего не делаете? Адольф несколько смущенно посмотрел на нее.
– Это обычная спекуляция землей, – спокойно ответил он. – Люди, которые делают деньги, хотят потратить их на что-то. Они вовсе не собираются ехать на Запад и смотреть, что они купили. Они покупают землю, чтобы потом выгодно ее перепродать.
– Но... – Его слова больно задели ее. – Наверняка не все люди спекулируют землей. Кто-нибудь может купить участок и поехать на Запад разыскивать его. Кто-то может оказаться обманутым.
– Конечно, они очень расстроятся, – презрительно произнес Виктор. – Они приедут, ожидая увидеть вымощенные камнем улицы и добротные дома. Когда они предъявят свои права на землю, приобретенную у какой-нибудь компании на Восточном побережье, мы просто направим их на малоплодородные земли, и пусть природа возьмет свое.
– Так и будет? – Миранда была поражена.
– Конечно. – Будущий законодатель от Вайоминга лукаво усмехнулся.
Вдруг ее друг детства показался Миранде чужим человеком. Ее голос дрогнул.
– Но люди были обмануты.
– Любой, кто был столь безумен, что купил землю, даже не взглянув на нее, да еще в таком отдаленном районе, как Вайоминг, должен быть готов к этому. Он просто полный идиот,– вставил Адольф. – Если сравнивать Вайоминг с этим штатом, то для здешних жителей он все равно что обратная сторона луны.
– Но люди не заслужили того, чтобы их обманывали. – Голос Миранды дрожал. Он отвернулась от Виктора.
Шрив услышал ее слова, обращенные к нему.
– Миранда, – тихо сказал он. – Жизнь не похожа на пьесу.
– Да, не похожа. У меня не укладывается в голове. Людей обманывают, и все об этом знают.
Все сочувственно посмотрели на нее. Поистине ужасная мысль вдруг пришла ей в голову. У нее внутри все перевернулось.
– Значит, войска посылают туда вовсе не для того, чтобы защитить людей, которые уже купили там землю? – Она посмотрела на Адольфа. – Это так?
Он пожал плечами.
– Это часть плана.
– Но только его меньшая часть, – возмущенно воскликнула она. – Войска посылали туда, чтобы создать иллюзию, что эти земли надежно защищены. Тогда сенат мог бы продавать все больше и больше участков.
Виктор грустно улыбнулся и обратился к ней.
– Послушай, Мирри, когда мы добьемся статуса штата, весь этот обман с землей прекратится. Может быть, мы даже схватим нескольких мошенников, но сейчас, честное слово, мы ничего не можем сделать. И мы не можем привлечь к ответственности такого человека, как сенатор Хью Батлер из Вашингтона. По крайней мере Уолдрон ведет себя так, будто он на нашей стороне.
– Ты ничего не понимаешь, Миранда, – вмешалась в разговор Рейчел. – Виктор многое мне объяснил.
Ее жених бросил на нее предупреждающий взгляд, но она отказалась молчать.
– Это политика. Вот я буду хорошей женой политического деятеля. Я разбираюсь в политике. На самом деле никто не делает ничего ужасного.
Миранда проигнорировала замечание своей сестры. Она пристально смотрела в глаза своего друга детства и видела в них жестокую правду.
– Ты ведь тоже обманываешь людей. Ты заботишься о них не больше, чем эти сенаторы.
Краска смущения залила щеки человека, которого она знала как Брата Белого Волка.
– Это не одно и то же.
– Я не вижу разницы. – Голос Миранды звучал глухо, бесстрастно. – И в том и в другом случае страдают люди.
Шрив встал и обнял Миранду за плечи.
– Пойдем на прогулку, дорогая.
– Да, – сказала Рейчел, – уведите ее и все ей объясните.
Миранда поморщилась.
Адольф сидел не поднимая глаз.
– Рейчел, замолчи, – приказал Виктор.
– Но...
– Ты хочешь быть женой политика. Так веди себя соответственно. Жена политика никого не оскорбляет. И она никогда ни с кем не ссорится.
– Виктор!
– Пойдем, Миранда. – Шрив открыл дверь и вывел ее в коридор. И хотя она смотрела, куда они шли, вел ее он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сцены любви - Джеймс Дина


Комментарии к роману "Сцены любви - Джеймс Дина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100