Читать онлайн Сцены любви, автора - Джеймс Дина, Раздел - Сцена шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сцены любви - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сцены любви - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сцены любви - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Сцены любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Сцена шестая

Ser, о nada ser?
type="note" l:href="#n_18">[18]
Шрив Катервуд, сжимая руками канат, с отвращением смотрел на серые воды Мексиканского залива. Огромные волны вздымали «Белую гончую» и резко бросали ее вниз.
– Напомни мне, чтобы я в следующий раз не предпринимал дальние морские путешествия в сезон ураганов.
Миранда стояла рядом, обеими руками крепко держась за натянутый вдоль палубы канат. При каждом взлете палубы она приседала, как на качелях, а ветер раздувал ее волосы, распущенные по плечам. На ее губах играла улыбка.
– Но так же гораздо интереснее.
– Да, если ты не страдаешь от морской болезни.
– Тебе было плохо только в первый день.
– Но раньше со мной такого никогда не случалось, – с горечью посетовал он.
Она ответила не сразу. Пробившись сквозь тучи, сверкнула молния. Вдалеке загремел гром.
– Я думаю, это как-то связано с твоими головными болями, – заметила она.
Отказываясь обсуждать свое состояние, Шрив положил руки на поручни и прижался к ним подбородком.
– Мне следовало заранее поинтересоваться погодой, – сказал он. – Мы могли бы поехать поездом.
Горизонт позади них был абсолютно черным. Корабль явно опережал шторм.
– Зато это так необычно. – Она крепче ухватилась за канат, чтобы резкий подъем не опрокинул ее. Первые крупные капли дождя упали на палубу.
– Пора спускаться вниз. – Он обнял ее за талию и привлек к себе. Палуба корабля вздыбилась у них под ногами. Шрив схватился свободной рукой за натянутый вдоль палубы канат.
– Все же обидно прятаться в каюте. Мы пропустим самое интересное, – пожаловалась она. – Посмотри! – Зигзаг молнии перечеркнул небо, а потом загрохотал гром. Ветер взлохматил волосы Миранды. Она поежилась, когда тяжелые капли воды попали ей в лицо.
– Похоже на настоящий ураган.
– Это лишь дождь с ветром. Волноваться нечего.
На палубе появились несколько матросов и начали убирать большие паруса. Они не обращали внимания на приближающийся шторм. Через несколько минут парус был крепко привязан к мачте. С порога каюты Миранда следила за их действиями.
– Они нисколько не взволнованы, – сообщила она Шриву. – И корабль перестало бросать по волнам.
– Закрой дверь и иди сюда. Вода попадает в каюту.
Она послушно сделала, как он просил.
– Тебе уже лучше.
Он вытянулся на койке, насколько позволяли ее размеры, протянул руку в ее сторону и страдальческим голосом произнес:
– Я нахожусь в Мексиканском заливе в самом центре урагана. Моя одежда намокла, а желудок в любую минуту готов взбунтоваться. Как ты можешь говорить, что мне уже лучше?
– Бедняжка. – Она взяла его руку и прижала к своей груди. Рука сразу перестала дрожать и сжала ее грудь, нежно поглаживая сосок. Миранда засмеялась. – Ты превосходно себя чувствуешь.
Он медленно покачал головой.
– Может быть, сегодня я и чувствовал себя лучше. Но это было до того, как разразился этот ураган.
– Ты превосходно себя чувствуешь. Сейчас. – Она повысила голос, чтобы он был слышен за несмолкающим шумом дождя. Корабль продолжал свой путь несмотря на ураганный ветер. Миранда поежилась.
Шрив убрал руку с ее груди и обнял ее за талию.
– Иди ко мне.
– Прямо сейчас?
– Сейчас самое время. – Он привлек ее к себе, так что его губы коснулись ее уха. – Если это мои последние минуты на земле, я хочу провести их в объятиях прекрасной женщины.
Она засмеялась и легла с ним рядом, обнимая его и прижимаясь лицом к его груди. Через час они оба уже крепко спали.


– Меня удивляет здешняя публика, – задумчиво произнесла Ада, надевая белокурый парик на голову Миранды. – Что они слушают, если не могут понять ни слова?
Миранда кивнула в сторону Шрива.
– Меня это тоже удивляет. Я не думаю, чтобы все эти люди говорили по-английски. Мы, пожалуй, должны иметь тексты и в переводе. Однако большинство пьес в этом театре идет на английском языке. Но Шекспир писал не просто на английском, а на староанглийском.
Шрив усмехнулся.
– Им нравится смотреть на тебя в ночной сорочке, дорогая. И на меня – в лосинах и расстегнутом на груди камзоле.
Его партнерша недовольно фыркнула.
– У них есть актрисы и с лучшей фигурой, чем у меня. Конечно, у них нет актеров с такими ногами, как у тебя, – поспешила добавить она, когда он с наигранным недовольством поднял бровь.
– Мехико – старый город, которым управляют молодые, не слишком уверенные в себе люди. Сторонники Порфирио Диаса очень хотят поразить мир своим космополитизмом. Им безразлично, что они пришли смотреть, лишь бы их увидели другие. Ты это знаешь. Мы же произносим наши слова медленно и четко...
– И тратим больше времени на фехтование и пантомиму, – закончила за него Миранда.
– Вот именно. – Он встал и поднял руки, чтобы Ада могла надеть на него черный камзол Гамлета поверх черной рубашки. – За исключением того, что сегодня я приготовил для них сюрприз. Я буду читать монолог Гамлета по-испански.
Миранда удивленно подняла брови.
– И как же он будет выглядеть без пятистопного ямба?
– Они все равно не знают пятистопного ямба. Большинство людей его не знает. Мне даже иногда кажется, что сам Шекспир не знал пятистопного ямба. Я могу сказать, как это будет выглядеть. Они все встанут. Возможно, мне даже придется повторить его на бис.
Усмехнувшись, как мальчишка, он наклонился вперед, оперевшись на стол, и сделал вид, что разглядывает в зеркале свой грим. Тут его выражение стало серьезным, и он нахмурился. Каждый раз втайне от своих друзей перед выходом на сцену он молился, чтобы его зрение не упало.
В Новом Орлеане головокружения и нарушения зрения были частыми. Сейчас они длились всего минуту. Он поправлялся, как и предсказывал ему доктор. Поездка в Гавану, а затем в Веракрус оказалась именно тем, что ему было нужно. Он улыбнулся своему отражению.
У него за спиной Ада, готовившая его рапиру, обменялась понимающим взглядом с Мирандой.
Миранда тоже улыбнулась его отражению.
– Ты невыносим. Никто не говорит тебе комплиментов. Зато ты говоришь их сам себе по нескольку раз в день.
Он набрал в легкие побольше воздуха и повернулся к ней, смахивая воображаемую пылинку с плеча своего бархатного камзола и поправляя кружево на рукаве.
– Мужчина не может посмотреться в зеркало без того, чтобы на его бедную беззащитную голову не обрушились насмешки. – Он направился к двери. – Увидимся на сцене. Не опаздывай.
Миранда вскочила на ноги и схватила Аду за руку. Стараясь сдерживать свои радостные восклицания, они только удовлетворенно кивали головами.
– Ты видела? – шепотом спросила Миранда. – Ему лучше. У него совсем не кружится голова.
– Да. Ни капельки, – согласилась Ада. – О. мой бедный мальчик! Он так страдал. Я видела это по его лицу всякий раз, как гримировала его. Мускулы его лица были всегда напряжены, но он старался улыбаться.
– Он будет разыгрывать из себя живого, даже если будет уже мертв, – весело заявила Миранда. – Я не могу поверить, что он так хорошо выглядит. Если бы ты видела его в ту ночь в Новом Орлеане. Он пытался драться с этим сыщиком, хотя сил у него было не больше, чем у ребенка. – Она поежилась. – И он бросился прямо на дуло пистолета. Я не достойна такой любви и самопожертвования.
– Тише, дорогая. Не умаляй своих достоинств. Шрив делает то, что он делает, потому что такова его натура. Не больше и не меньше.
– Если бы ты видела его. Он был на волоске от смерти.
– У моего Шриви особая гордость, – сказала Ада, прижав руки к щекам. – Он считает, что если не поверит в возможность существования чего-то ужасного, ничего ужасного и не произойдет. И когда судьба бросает ему вызов, он спокойно стремится преодолеть на своем пути все препятствия. – В ее словах звучала бесконечная любовь и преданность Шриву Катервуду.
Миранда почувствовала, как у нее по руке побежали мурашки. У Ады всегда был очень выразительный голос, и она могла произносить обычные вещи так, как если бы читала проповедь.
– И это помогает ему стоять на сцене перед публикой, которая не понимает и половины того, что он говорит. И он умеет заставить ее поверить ему, – Ада усмехнулась и прервала свои рассуждения. Она взяла бархатное платье Офелии, приготовленное для Миранды.
– Вот, дорогая, надеть это. Сейчас я зашнурую твой корсет, а то ты опоздаешь к выходу.


Шрив велел поставить с правой стороны сцены резное кресло. Он сел в него, положив руку на подлокотник, в лучших традициях Эдвина Бута. В руке он держал кинжал. Устремив взгляд в пространство, он произнес своим глубоким красивым голосом:
– Ser, о nada ser? – Все сидящие на своих местах зрители, как один, подались вперед. Некоторые начали переглядываться. Напряжение в зале росло, пока его красивый голос произносил слова монолога, который мог вполне быть написан их соотечественником, так близки были его чувства загадочному характеру мексиканцев.
Когда Шрив закончил, наступила сосредоточенная тишина. Потом все зрители, встав со своих мест, громко зааплодировали.
Улыбающаяся Миранда задержала свой выход, пока Шрив поднялся с места, как человек пробудившийся от задумчивости, будто эта речь была его собственной. Он скромно поклонился.
– Otra vez! Otra vez!
type="note" l:href="#n_19">[19]
– закричали зрители. Трагические размышления и отказ от самоубийства всколыхнули страстную мексиканскую душу. Они требовали повторить монолог.
Свет из-за кулис падал на лицо Шрива. Он был великолепен. Он был притягательным, он был непревзойденным. Он блистал. Поклонившись еще раз, опустив глаза, он вернулся на место и повторил монолог с почти безупречным произношением. В конце от перешел на английский.
– «Но тише! Офелия?»
type="note" l:href="#n_20">[20]
На сцене появилась Миранда; ее взгляд был исполнен любви.


Зеленую комнату заполнили богато одетые мексиканцы: черные костюмы с туго повязанными белыми галстуками, черные кружевные мантильи, сверкающие цепочки золотых часов и высокие черепаховые гребни.
Рядом с Мирандой и Шривом стоял переводчик, переводя им на английский комплименты зрителей, а на испанский – их ответы. Он представил им Игнасио Валларту, министра иностранных дел в кабинете президента Порфирио Диаса. Молодой мужчина поцеловал Миранде руку. На хорошем английском он сказал:
– Я поговорю с президентом Диасом. У него мало времени на развлечения, но он непременно должен прийти и посмотреть это. Никогда еще Мехико не удостаивался чести такой постановки.
– Вы должны поблагодарить за это моего партнера, – ответила Миранда, уверенная, что Шрив прислушивается к их беседе. – Это он все устроил. Он взял на себя труд заказать перевод на испанский и выучил его для вашего большего удовольствия.
– Он положил начало новой международной культуре. Его игра – подарок всем нам.
Она улыбнулась ему ослепительной улыбкой.
– Зрители были очень внимательными и восторженными. Играть для нас было большим удовольствием.
– Madonna. – Валларта с жаром вновь поцеловал ей руку.
Едва не падая от усталости, Шрив и Миранда все же выдержали этот прием до конца. Наконец последний восторженный зритель отошел от них. Хотя в комнате было еще много народу, некоторые уже начали расходиться. Миранда наклонилась к Шриву.
– Я хочу выйти отсюда на минутку. Мне срочно нужно выйти в уборную.
– Я прикрою твое отсутствие, но не задерживайся. Мне тоже надо посетить это место.
Улыбаясь, она пробралась к выходу.
Приподняв юбки, она поспешила по темному коридору. Вдруг мужская фигура преградила ей дорогу. Крик ужаса замер у нее на губах, когда неизвестный схватил ее и, зажав рот рукой, всем телом навалился на нее. Она была застигнута врасплох и не смогла сопротивляться.
– Ни звука, – прошипел он. – Не двигайся или тебе будет плохо.
От удивления она широко открыла глаза, узнав своего мучителя. Де ла Барка! Человек, который похитил ее в Новом Орлеане!
На мгновение она почувствовала слабость. Как он оказался здесь? По какому праву он преследует ее за пределами Соединенных Штатов? Границы Мексики не смогли его остановить. Она в отчаянии начала пинать его. В ответ он хладнокровно ударил ее тростью по ногам. Удар был чувствительным даже через юбки. Она начала извиваться в его руках, пытаясь закричать. Но он крепко зажимал ей рот.
Как они могли бороться так, что никто в заполненной людьми комнате не услышал их и не пришел ей на помощь?
В этот момент из двери появилась пара. Свет прорезал темноту. Миранда высвободила руку и энергично замахала ею, но мужчина держал накидку своей дамы и был поглощен исключительно ею. Оживленно беседуя, они поспешили к выходу, даже не взглянув на то, что происходило всего в нескольких ярдах от них. Широко раскрытыми от ужаса глазами Миранда смотрела им вслед. Сквозь руку, зажимавшую ей рот, донесся лишь ее слабый стон.
– Если кто-нибудь увидит нас, то подумает, что мы влюбленные, – усмехнулся он. Его рот был так близко от ее уха, что она чувствовала прикосновение его усов. Вдруг неожиданно он взял зубами мочку ее уха и, к ужасу Миранды, прокусил ее.
Ужасная боль пронзила ее, и она рванулась было прочь, но он крепко держал ее.
– Видишь! Сопротивляться бесполезно. Я укусил тебя, чтобы ты знала, что я выполню свою угрозу. А теперь у тебя кровоточит ухо. – Он облизнул губы.
Она поняла, что он слизнул ее кровь. У нее к горлу подступила тошнота. Теплая струйка крови побежала у нее по шее, и на мгновение она почувствовала слабость во всем теле. Он издал злорадный смешок.
– Теперь слушай, что я скажу. Ты поедешь со мной в Штаты. В Вашингтон. Там есть человек, который очень расстроен из-за того, что ты нарушила его планы. – Он тяжело навалился на нее. – Сейчас я уберу руку, и ты ответишь мне тихим, спокойным голосом. Если попытаешься закричать, я ударю тебя так, что у тебя навсегда останется шрам. – Он слегка ослабил свою руку.
Она не закричала, она укусила его. Укусила со всей силы. Закричал он.
Она подалась вперед, уперлась обеими ногами в стену и толкнула его всем телом.
Они оба упали на пол. Миранда ударила его локтем в подбородок, так что его голова стукнулась об пол. Он заскрежетал зубами, но тут же его крепкие руки вцепились в ее плечи. Он оказался сверху. Она попыталась ударить его коленом между ног, но не смогла.
Его голос раздался у самого ее уха.
– Тебя волнует судьба твоего партнера? Тяжесть его тела не давала ей вздохнуть. Она не смогла бы больше бороться, а при упоминании Шрива она совершенно обмякла.
Де ла Барка сильнее навалился на нее. От боли в прижатом к полу позвоночнике она застонала.
– Ни звука, – предупредил он ее. – Ни звука. Слушай меня. Ты любишь этого симпатичного актера. А как насчет доброй пожилой дамы, которая причесывает тебя? Или старого джентльмена, который хранит все ваши деньги? Как его имя? Джордж Уиздом?
– Уиндом, – поправила Миранда.
– Верно. Уиндом. Иногда он носит при себе крупные суммы. Как сегодня. Это большое искушение для воров. Кто-нибудь может ударить его по голове, а власти будут думать, что его ограбили.
– Дайте мне встать.
Он прижал ее сильнее. Его зубы сомкнулись на мочке ее второго уха.
– Клянусь, я закричу, если вы опять меня укусите, – пообещала она сквозь зубы.
Он отпустил ее ухо и издал звук, похожий на смешок.
– Просто хотел, чтобы было симметрично.
– Вставайте.
Она почувствовала, как он пожал плечами. Потом он приподнялся, опираясь на руки, и встал на колени. Она тут же выбралась из-под него и вскочила на ноги. С чувством удовлетворения она смотрела, как он медленно встает. Видимо, рана у него на бедре была серьезной и все еще причиняла ему боль. Наконец он выпрямился.
Тяжело дыша, они смотрели друг на друга; их глаза сверкали в тусклом свете, на лицах выступили капли пота. Он ткнул в нее своим толстым пальцем.
– Ты поедешь со мной в Вашингтон. Она отступила назад.
– У меня работа. Я не могу вот так взять и уехать.
– Подумаешь, работа, – прорычал он. – Я могу прямо сейчас взять и увезти тебя.
– Вы не сможете даже выбраться из города, – возразила она. – Разве вы не слышали аплодисменты? Не видели публику? – Она жестом указала в сторону зеленой комнаты, откуда стали выходить люди. Один мужчина взглянул в их сторону, узнал ее и вежливо поклонился. – Министр иностранных дел был в зале.
Впервые де ла Барка отвел от нее глаза, чтобы бросить быстрый взгляд себе через плечо.
Миранда продолжала развивать свое преимущество:
– Мне кажется, вам лучше связаться со своим хозяином в Вашингтоне. Он не поблагодарит вас, если вы создадите ему здесь неприятности.
Де ла Барка сердито посмотрел на нее.
– Ты... ты...
Она поправила платье на плечах и гордо вскинула голову.
– Я направлялась в свою гримерную за веером для жены министра. Будет лучше, если вы исчезнете, когда я вернусь.
У себя за спиной она услышала:
– Ты еще пожалеешь. Ты все равно поедешь со мной в Вашингтон.
– Нет, – твердо сказала она. – Нет, не поеду. – С этими словами она бросилась в туалет, захлопнула за собой дверь и заперла ее. Ноги у нее подкосились, и она соскользнула на холодный пол. В этот момент ее даже не волновало, что он не был чистым. Она только хотела оказаться в прохладе и тишине. Ее всю так трясло, что она не могла бы встать, если бы и захотела.
Все тело болело от напряжения. Она дотронулась пальцами до кровавого следа на шее, до распухшей мочки уха, и вздрогнула от боли.
Чудовище! Слезы тихо заструились у нее по щекам. Она не должна плакать. Не должна. Она выстояла. Запугала его. Указала ему на место. У нее остались синяки, платье было порвано и грязно, но она одержала победу.
А слезы все лились и лились.
Она должна встать, привести себя в порядок и возвращаться в гримерную. Там ждет ее Ада, и Шрив наверняка тоже там. Она должна рассказать им о том, что случилось, предупредить их быть осторожнее.
А что, если они пострадают каким-то образом здесь, в Мексике, за тысячи миль от места ее мести? И в этом будет виновата она. Неужели этому не будет конца?
Слезы уже не просто струились по ее лицу. Ее тело сотрясали рыдания. Не потому ли Господь предостерегает людей от мести, что только он может справиться с ее последствиями?


Шрив нашел ее в гримерной, сидящей у туалетного столика спиной к зеркалу.
– Миранда!
Она отвернулась, когда он опустился перед ней на колени. Вид ее опухшего уха заставил его вздрогнуть.
– Боже мой! Что с тобой случилось? – Он взял ее руки в свои. – Тебя изнасиловали? Кто это сделал?
Она покачала головой.
– Нет, меня не изнасиловали. – Она позволила ему повернуть ее голову к свету. Когда их взгляды встретились, она сказала: – Это был де ла Барка.
Сначала он не вспомнил это имя. Потом выражение его лица изменилось. Гнев превратился в твердую решимость.
– Я убью его.
– Нет. Если до этого дойдет дело, я сама убью его.
– Никто не смеет так обращаться с тобой. Я вызову его на дуэль.
– Ты не сможешь.
– Еще как смогу! – Он вскочил на ноги с такой быстротой, что у него все поплыло перед глазами. Он покачнулся и ударился рукой о стену, тут же сделав вид, что дает выход своему гневу.
Но Миранда не попалась на удочку.
– Как ты будешь с ним бороться, если даже не можешь устоять на ногах? – Не успев произнести эти слова, она уже пожалела об этом.
Гнев Шрива принял новый оборот.
– Со мной все в порядке.
– Я не... – Она замолчала. Лучше попытаться переменить тему разговора, чем спорить. Она поднесла дрожащую руку ко лбу. – Шрив...
– Ты думаешь, что я не в состоянии о тебе позаботиться?
– Я так не думаю, просто я хочу тебе сказать, что я отговорила этого человека от дальнейших действий.
– Ты сделала это до или после того, как он поранил тебе ухо?
– Во время. – Она прикрыла ухо рукой. – Я напомнила ему, что он находится в чужой стране и что у нас здесь есть влиятельные друзья. Я сказала ему, что тот, кто его нанял, не обрадуется осложнениям в международных отношениях. – Она победно улыбнулась. – Ты мог бы мной гордиться. Я замечательно сыграла свою роль.
– Глупо радоваться. Ты, кажется, даже не понимаешь, что все это значит. – Продолжая хмуриться, он прошелся по комнате. Она не сделала попытки остановить его, когда он стянул платье с ее плеч. Темные синяки резко выделялись на ее белой коже. Он тяжело вздохнул. Когда он заговорил, его голос звучал угрожающе. – Я убью его.
Миранда схватила его за руки.
– Ты не сделаешь ничего подобного. Он мрачно поджал губы.
Она с трудом заставила себя встать на ноги. Ее голубые глаза наполнились слезами, когда она взяла его руки в свои и поднесла их к губам.
– Я совершила ужасную ошибку, Шрив, и не знаю, как ее исправить. Я не знаю, чем все это закончится. Но конец еще не наступил. Я продолжаю расплачиваться за нее, и никто кроме меня больше не должен пострадать.
– Миранда, любимая...
– Нет, послушай. Дай мне объяснить. Я подвергла тебя, Аду и Джорджа опасности. Он угрожал и вам.
– Я убью его.
– Нет. Ему нужна я. Ты ему не нужен. Ты и Джордж ему безразличны. Он не представитель закона. Он нечто другое. – Она содрогнулась. – Он воплощение зла.
– Значит, никто не станет искать его.
– Нет, станет. Кто-то послал де ла Барку. А если ты убьешь его, тот человек пошлет кого-нибудь другого. Потому что моя месть вызвала цепную реакцию, которая работает против всех нас.
У него заныло сердце при виде ее лица. Грим был размазан. Глаза опухли от слез. Струйка крови запеклась за ухом. Она выглядела усталой и внезапно постаревшей.
Он вдруг осознал, что ей уже больше тридцати лет. Когда она успела превратиться во взрослую женщину?
Он взял ее за руку и повел к дивану.
– Миранда, я обо всем позабочусь.
– Шрив, я хочу, чтобы ты знал, сейчас я отдала бы все на свете, только бы не совершать того, что я натворила. Я так жалею, что не послушалась тебя тогда, ведь ты предупреждал меня. Ты сделал все возможное, чтобы помешать мне совершить эту ужасную вещь. Если бы я послушалась тебя...
– У тебя были не только личные мотивы, – напомнил он ей.
– Разве я действительно наказала виновного и защитила невинных? – с невеселой усмешкой произнесла она. – Я уже сомневаюсь в этом.
Он привлек ее к себе и несколько раз поцеловал.
– Не расстраивайся, – попросил он. – Не казни себя.
Она спрятала лицо у него на груди.
– Меня следует казнить, только это ничего не изменит. Когда механизм приходит в действие, ничто не может остановить его.
– Дорогая, ты просто не могла иначе поступить, – философски заключил он.
Она подняла на него глаза.
– Проводи меня домой, дорогой. Я так устала. Когда я отдохну, я подумаю, что можно будет сделать. А пока не предпринимай ничего против этого человека. Он еще свяжется со мной. Возможно, в более вежливой манере. Возможно, я сумею узнать, что ему на самом деле нужно.
– Я провожу тебя в гостиницу, – согласился Шрив. – После крепкого сна все будет выглядеть иначе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сцены любви - Джеймс Дина


Комментарии к роману "Сцены любви - Джеймс Дина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100