Читать онлайн Любимый плут, автора - Джеймс Дина, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый плут - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый плут - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый плут - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Любимый плут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

– Давай возьмем кеб, – задыхаясь, проговорила Мария. – Я заплачу за него.
Джоко взглянул на нее. Несмотря на слабое освещение он заметил болезненные морщины, глубоко прорезавшие ее лоб. Она тяжело опиралась на его руку. Вместо ответа он подхватил ее на руки.
Когда его рука задела опухшее колено, Мария вздрогнула. Оказавшись у его груди, она задохнулась от испуга.
– Отпусти меня, – запротестовала она. – Тебя кто-нибудь увидит.
– Увидит? – фыркнул он, притворяясь непонимающим. – Кого волнует, что я делаю?
Мария смешалась. Ее первым порывом было сказать, что на самом деле она боится, как бы не увидели ее, но затем вспомнила, как разозлился Джоко, когда она усомнилась в нем. Она побоялась снова задеть его самолюбие.
– Меня, – едва слышно выдохнула она ему в ухо.
Его руки крепче прижали ее, уголки рта поднялись вверх. Он выпрямился, словно с его плеч свалилась тяжесть, и зашагал быстрее.
– Джоко, тебе незачем нести меня.
– Здесь только несколько шагов, – он свернул на улицу. – В Стрэнде мы возьмем кеб.
– Я могу идти, – пробормотала Мария. Однако ее протесты были неискренними, и они оба это понимали. Она положила руки поверх плеч Джоко, сомкнув пальцы около его уха. Ее грудь прижалась к его теплой, крепкой груди. Сильные руки Джоко легко удерживали ее на весу.
Биение сердца Марии участилось. Ее телу вдруг стало жарко от неподобающих мыслей. Приличной девушке викторианского воспитания следовало бы думать про объятия только одного мужчины. И этот мужчина должен быть ее мужем. Она содрогнулась.
– Холодно?
Мария слегка покачала головой и слабым голосом произнесла:
– Я тяжелая.
– Тяжелая, – согласился он со смешинкой в голосе. – Я прямо изнемогаю под этой тяжестью.
Несколько тихих слезинок прочертили горячие следы по ее холодным щекам.
– Ох, Джоко, какой ты добрый.
Это замечание заставило его хмыкнуть:
– Я? Нет, не совсем. Я дрянной – ты просто устала.
Сквозь густой туман, поднимавшийся с Темзы и застилавший набережную Виктории, они услышали цоканье копыт. Джоко пронзительно свистнул, и уже минуту спустя Мария с Джоко сидели в кебе, направлявшемся к ее дому.
Некоторое время они ехали молча. Как-то уж так получилось, что она осталась сидеть на коленях Джоко; он обнимал ее, а она – его.
– Как же они живут? – заговорила наконец Мария.
– Дети и Герцогиня?
– Да. Как им удается выжить?
Грудь Джоко всколыхнулась от глубокого вздоха.
– Ну откуда мне знать? Я не задаю вопросов, это не мое дело.
– Я думала…
Джоко встряхнул головой.
– Она – не ты, а ты – не она…
– Боже мой, конечно, нет! Если бы я была на ее месте, разве я жила бы там? Никогда. Я нашла бы другое место своим девочкам. И там были бы нормальные условия!
Мария почувствовала, как к ее щекам приливает кровь. Боль в колене ослабла, но теперь ей было жарко уже по другой причине. Давно забытый жар вдруг охватил ее.
– А у тебя есть девушка? – не удержалась она от вопроса.
– У меня? Нет. Откуда у меня быть девушке? Кому я нужен?
Кеб свернул на Обри Уолк. Они уже почти приехали. Джоко проводит ее до двери, а там, приподняв котелок и пожелав доброй ночи, оставит одну. И тогда…
Словно в ответ ее мыслям он спросил:
– Во сколько мне прийти к тебе завтра утром?
– Не знаю, – прошептала Мария. – Пораньше. Наверное, нам нужно составить план, но сегодня я слишком устала.
– Тебе нужно хорошо выспаться.
Вдруг Мария почувствовала, что не хочет расставаться с ним. Как она сможет вернуться в свою одинокую комнату и остаться наедине со всеми этими мыслями о Мелиссе и воображением, рисующим разные ужасы? А нужно еще разжигать камин, иначе ей придется залезать в сырую, холодную постель, где она начнет дрожать мелкой дрожью, слишком измученная и несчастная, чтобы заснуть.
Вдруг она расплакалась.
– Ну вот! В чем дело?
– И-извини, я н-не могу сдержаться. Джоко обнял ее крепче:
– Тебе больно?
– Стыдно признаться, но я плачу от жалости к себе.
– Ох, и все? – он неуклюже похлопал ее по плечу. – Это не вредно.
Мария встряхнула головой, пытаясь сдержать слезы.
– Это бесполезно. Просто я устала.
– Конечно, устала. Кто бы не устал? Кебмен натянул вожжи, останавливая свою клячу. Джоко открыл дверцу, вылез сам и помог спуститься Марии. Провожая девушку до двери, он бережно поддерживал ее, словно она была стеклянной. Когда она отперла замок и распахнула входную дверь, Джоко приподнял свой котелок:
– Желаю тебе доброй ночи, Рия. Он стал спускаться по ступеням.
– Нет, – прошептала Мария, чувствуя, как ее щеки горят огнем. Ох, как чудовищно она поступила, выжав из себя это слово. Она сжала губы, но слишком поздно.
– Что? – замер Джоко.
В наступившей тишине она пыталась понять себя. Голос викторианского воспитания смолк внутри нее, а голос морали, несущий осуждение и стыд, еще звучавший в ней, замерзал в холодной тьме парадного подъезда. Вместо него в ушах все сильнее пульсировала горячая кровь, напоминая о желании, экстазе и забытьи.
– Не желай мне доброй ночи, Джоко.
Из его груди вырвался нервный вздох. Котелок съехал назад, словно предоставляя лбу изучать ее лицо. Джоко серьезно смотрел на нее, нахмурив брови. Он неловко переступил с ноги на ногу. Когда он заговорил, его голос прозвучал чуть хрипло:
– Рия, вряд ли это хорошая идея. Знаешь, я ведь не нянька и не старая дева – компаньонка.
– Я знаю.
– Если я останусь, то останусь как мужчина. Мария протянула к нему руку. Ее рука была твердой, но голос дрожал.
– Останься, Джоко Уолтон. Пожалуйста, останься.
– Да, мэм, – сдвинув котелок на лоб, Джоко спустился со ступеней и бросил монетку кеб-мену.
– Благодарствую, сэр.
Мария зажгла лампу на столе холла. Держа ее перед собой, она стала подниматься по лестнице в свою комнату. У нее голова шла кругом от собственной смелости, и на второй лестничной площадке она прислонилась к стене.
Она услышала, как Джоко сзади нее закрыл дверь, щелкнув задвижкой. Затем она услышала звуки его шагов в холле, и вот уже его каблуки застучали по деревянным ступенькам, пока он поспешно поднимался вслед за ней.
Стыд заливал щеки Марии. Ее горло пересохло. Она заставила себя оторваться от стены и дойти до своей двери, последней в конце коридора. Она смотрела прямо перед собой, стараясь избегать взглядом дверей соседей, словно это могло отвратить остальных жильцов меблированных комнат от выхода в коридор. Меблированные номера совсем не походили на дачу, укрытую от чужих глаз, обвитую виноградной лозой и затененную деревьями.
Не дошла она и до середины коридора, как Джоко догнал ее. «Пожалуйста, – молилась она про себя, – пожалуйста, пусть нас никто не услышит». Она плохо знала других квартиросъемщиков – знала о них только то, что все они были одинокие женщины. Они мгновенно догадаются, что ему здесь не место.
Мария на ощупь сунула ключ в дверную скважину, но он, наткнувшись на пластинку, выпал из ее непослушных пальцев. В тишине раздался громкий стук.
Джоко нагнулся, чтобы поднять ключ, а выпрямившись, увидел в мерцающем свете лампы выражение лица Марии.
– Может быть, мне лучше уйти? Она резко покачала головой:
– Открой дверь.
Зайдя внутрь, он закрыл ее за Марией. Она поставила лампу и подняла руки, чтобы снять шляпу, как вдруг она почувствовала, что силы оставили ее.
– Позволь мне, пожалуйста, – сказал Джоко.
– Ох…
Мягким движением Джоко отвел ее руки и вытащил восьмидюймовые шляпные шпильки. Затем он бросил шляпу на шкафчик рядом с дверью, но не остановился на этом. Осторожно он начал вытаскивать и шпильки для волос из ее прически, и ее роскошные волосы рассыпались по спине.
Мария испуганно ахнула. Она уже забыла, когда к ее волосам прикасались мужские руки, и попыталась отстраниться от Джоко, но его пальцы уже погрузились в них, разделяя на пряди.
– Твои волосы, – голос Джоко звучал совсем рядом, его дыхание щекотало ей ухо.
Мария почувствовала озноб.
– Какие они длинные, – шептал он, – и какие красивые.
Словно выполняя ритуал, Джоко приподнял волосы с ее плеч.
– Это всего лишь волосы, – прошептала она.
– О да, – согласился он. – И я никогда не видел таких.
– Я… я никогда их не стригла.
– Это замечательно, – Джоко разложил пряди по ее спине и пригладил кончиками пальцев. Затем его руки легли ей на плечи и он почувствовал, как Мария напряглась. – Я разведу огонь.
Но огонь уже пылал внутри нее. Не узнавая собственного голоса, она пробормотала: – Да, хорошо.
Джоко отошел от нее и опустился на колени перед небольшим камином.
Все это время Мария стояла неподвижно, ее голова была ясной, а тело больше не мерзло. Джоко снял свою шляпу, и она могла теперь лучше рассмотреть его. На затылке его волосы были темно-золотыми и очень кудрявыми. Тугие, словно овечья шерсть, они спускались на воротник. А плечи у Джоко были очень даже широкими. Он стоял на коленях, отбрасывая перед собой тень, а его широкое пальто позволяло ей увидеть лишь кончик одной подметки. Одно его присутствие делало комнату очень маленькой.
До сегодняшнего вечера Мария считала, что ее комнатка полностью соответствует ее потребностям. Теперь она оказалась слишком мала. Когда здесь появился он…
Клуб белого дыма поднялся от растопки. Тонкий язычок яркого оранжево-желтого пламени вырвался из-под одного ее угла. Джоко умело добавил немного дров, сверху положил уголь и стал раздувать огонь. Когда пламя запылало, он встал: – Вот, – он потер руки, держа их над огнем. – Через минуту здесь будет не так зябко.
Марию бросало то в жар, то в холод. В одну минуту ей казалось, что она никогда не согреется, в другую – хотелось обмахиваться из-за жары. Она не двигалась со своего места у двери.
Джоко повернулся к ней. Его живая улыбка увяла.
Мария медленно поднесла руки к щекам. Она могла представить, что сделало с ней многочасовое пребывание на ветру под моросящим дождем.
Она знала, что никогда не выглядела слишком миловидной, но сегодня, наверное, была страшнее божьей кары.
Пока Джоко рассматривал ее, она попыталась улыбнуться. Словно извиняясь, она поправила прядки мокрых волос, свесившиеся на лицо.
– Идем, – он повел ее, словно она была ребенком, к узкой постели. Все еще пристально разглядывая ее, он начал снимать с постели покрывало. Затем он медленно, нерешительно, словно ожидая, что она отпрянет от него, подошел к Марии. Его руки потянулись, чтобы расстегнуть ее пальто.
– Я сама, – голос Марии прозвучал хрипло. Она сняла пальто и привычным движением повесила на вешалку у кровати. – Давай, я повешу твое пальто.
Джоко медлил. Его глаза изучали ее лицо. В следующую секунду он повернулся, чтобы уйти.
– Ох, пожалуйста, не делай этого, – обернулась она вслед за ним.
– Мария, – его красивый рот искривился. – Мисс Торн…
– Рия, – пробормотала она, заставляя себя улыбнуться. – Помнишь? Так дружелюбнее.
– Ты слишком устала…
Мария быстро шагнула через комнату и прижала пальцы к его губам.
– Джоко…
В первый раз она по собственному желанию приблизилась к нему. Его руки машинально обняли ее, затем он отстранился. Она схватила его за руку и вернула обратно к себе на талию. Ее глаза умоляли его.
– Джоко, – ее слова словно натыкались одно на другое. – Я знаю, что я некрасивая, не такая, как Герцогиня. Я даже не миловидная. Я смогу понять, если ты не захочешь… не сможешь полюбить меня. Я не дурочка, набравшаяся романтических бредней.
Губы Джоко шевельнулись, его дыхание согрело ее пальцы.
– Ох, пожалуйста… пожалуйста, останься со мной. Я так одинока, я так боюсь.
– Рия!
Мария поняла, что он, наверное, почувствовал, как дрожат ее пальцы. Она вытащила их из его руки.
Привычная усмешка Джоко исчезла. Он потянулся к Марии, и его рука зарылась в ее волосах, лаская затылок. Медленно он прижался ртом к ее губам.
Этот поцелуй был совсем не похож на все те поцелуи, что Мария помнила. Она ожидала грубости и жара мужской страсти. Вместо этого она почувствовала нежное касание губ. Тепло растекалось по ее телу от каждой точки касания их тел, но особенно от губ. Она вздохнула, смешивая свое и его дыхание, и теснее прижалась грудью к его груди.
Она почувствовала, что в Джоко что-то изменилось. Его тело напряглось, а крепкие, мускулистые бедра прижались к ее бедрам. Его объятия тоже стали крепкими. Мария вспомнила, о чем они говорят.
Она с радостью поняла, что теперь Джоко не оставит ее, несмотря на то что она не слишком привлекательна физически. Он был готов и теперь он не остановится.
Затем она потеряла способность рассуждать. Его губы настойчиво, требовательно прижались к ее губам. Она торопливо открыла рот и охотно ответила на его поцелуй. Его язык проскользнул между ее зубами. На вкус он был похож… она забыла вкус мужчины. Он бы пьянящим. Ее язык столкнулся с его языком, проскользнул под него, требуя большего.
Джоко издал горловое рычание, немыслимо тесно прижимая ее к себе.
Ноги Марии подкосились. Больное колено больше не держало ее. Одна ее рука бессильно опустилась, другая обвила Джоко. Мария всей тяжестью повисла на его плече.
Он снова и снова целовал ее. Его поцелуи были лучше, гораздо лучше тех, которые помнила Мария. Это был экстаз. Ей было жарко, ее голова кружилась. Она никогда еще не чувствовала себя так…
Джоко оторвался от ее губ. Его голова откинулась назад, словно в попытке глубоко вздохнуть.
– Рия… – Мария с трудом узнала свое имя. – Проклятье…
– Джоко, – она не обратила внимание на бранное слово, даже не услышала его. Изогнувшись, она обвилась вокруг Джоко, обняв его за шею свободной рукой. Ей снова хотелось почувствовать вкус его губ.
– Джоко, – ее губы раскрылись, она потянула его голову к себе. Теперь уже она целовала его, уже ее губы жадно искали его губ.
Он застонал. Крепко обняв ее за бедра, он опустил ее на постель. Из-за этого движения их губы разъединились.
– Рия?
– Молчи, – прошептала она. – Не говори ничего.
Джоко снова поцеловал ее. Его руки скользнули по ее талии. Через одежду он чувствовал бугорки ее грудей. Он прикоснулся к одной из них и сжал.
Теперь настала очередь Марии застонать. Волна наслаждения окатила ее. Горячая кровь прилила к щекам, а нестерпимый жар начал болезненно распространяться в нижней части живота.
Джоко целовал ее рот, щеки, глаза и снова рот, его рука ласкала ее грудь. Мария нетерпеливо подвинулась к стене и потянула его за собой на постель. Ей очень хотелось, чтобы он целовал и целовал ее, не прекращал поцелуев, и в то же время мучительно хотелось большего. Ее другая грудь ныла. Мария выгнулась дугой и приподняла бедра, пытаясь облегчить жар и зудение между ног.
Что она почувствует на этот раз? Когда она была девственницей, боль была ужасной. Из прочитанных романов она знала, что скорее всего эта боль не повторится. Разумом Мария сознавала это, но ее тело отказывалось верить. Потому что все эти романы заканчивались, когда парочка оказывалась на пороге комнаты для новобрачных.
Одной рукой она расстегнула пуговицы блузки и стащила ее с себя. Раздался тихий треск порвавшегося где-то шва.
Она охнула от прикосновения холодного воздуха, а затем вскрикнула, потому что Джоко прижался ртом к ее соску. Она почувствовала его язык, облизывающий кончик соска, почувствовала его зубы. Еще ни один мужчина не брал в рот ее обнаженную грудь.
Она вздрогнула и изогнулась.
– Ох, Джоко, я не знаю…
Он поднял голову. При свете огня она увидела капельки пота на его лбу.
– Доверься мне, Рия.
Содрогнувшись, она умудрилась кивнуть в ответ.
Джоко снова опустил голову. Теперь он целовал ее другую грудь. Наслаждение было таким острым, что Мария даже выгнула спину, чтобы ему было удобнее.
Но он в этом совсем не нуждался. Его руки стащили с нее обе юбки: верхнюю и нижнюю. Теперь все это оказалось на ее бедрах ниже просторных панталонов.
У нее перехватило дыхание, когда его пальцы стали прикасаться к ней внизу, ощупывать, изучать ее. Она застонала.
– Джоко? Что ты делаешь?
– Приятно, правда? – прошептал он. Мария со смущением поняла, что она внизу сырая. Прежде такого с ней никогда не случалось. Вдруг ему станет противно? О нет… – его большой палец нажал сильнее, и она дернулась так резко, что кровать заскрипела.
Джоко хмыкнул около ее груди. Его большой палец оказался внутри ее извивающегося тела. От смущения ей стало еще жарче, чем прежде. Ее захлестнули невероятные ошеломляющие ощущения. Упираясь пятками в матрац, она выгнулась дугой, не совсем понимая, что делает.
Затем словно что-то ударило ее и накрыло горячей волной. Горячая жидкость просочилась из нее на его пальцы. Она могла бы поклясться, что никогда еще не испытывала такого блаженства, такого экстаза. Она стиснула зубы, но все-таки не смогла сдержать крика. Он вырвался из ее рта, но Джоко, закрыв ее рот поцелуем, успел поймать его.
Она откинулась на постели, ее руки безвольно упали, пятки заскребли по смятому постельному белью.
– Готова, Мария? – хриплый голос Джоко донесся откуда-то издалека.
Она только застонала в знак согласия.
Джоко оторвался от нее, его пальцы стали гладить ее нежную кожу. Она чувствовала его горячее тело. Он приподнялся над ней, а его рука проскользнула между ее коленями. Прижавшись к ней, он вошел в нее легко, бережно, словно вогнал меч в бархатные ножны.
– Боже, – пробормотал он. – Господи Иисусе, Рия. – Он чуть отстранился от нее и начал ритмично двигаться.
Глаза Марии широко раскрылись. Ощущения были пронзительными, каждым нервом, каждым мускулом она чувствовала экстаз. Несколько минут назад она думала, что сильнее ощущений уже не бывает. Теперь же ей казалось, что она умирает – острейшее наслаждение сладкой болью отдавалось в нервах. Она ухватилась за плечи Джоко, крича:
– Джоко! Ох, Джоко!
Он навис над ней, тяжело дыша и не отпуская ее ног.
– Давай, моя сладкая, – горячо шепнул он. – Нам обоим будет лучше, если ты тоже немного подвигаешься.
Хорошо, если она подвигается – но как? Она же прижата к постели. Мария подняла бедра вверх.
– М-м-м, так, – застонал он от наслаждения. – Так. – Не выпуская ее ног, он обхватил ее бедра, приподнял кверху, заполняя ее всю собой, своим большим мужским естеством, пронзающим ее до самого сердца.
Она снова шевельнула бедрами, подаваясь ему навстречу. Мышцы его живота и бедер напряглись. Он отодвинулся назад, затем вошел в нее снова.
– О Боже, – прошептал Джоко. – Рия! – Он застыл, его огромная, крепкая фигура вырисовывалась над ней в свете камина, пот тек по его бровям. Мария подумала, что он убьет ее своей тяжестью и силой внутри нее.
Сквозь полузакрытые глаза она рассматривала его большое крепкое тело, почти расщепившее ее надвое. Встав на колени, он некоторое время удерживал ее ноги под мышками, а затем выскользнул из ее тела вместе со струйкой горячей жидкости.
– Ох, Рия, – выдохнул он. Осторожно разворачиваясь на узкой постели, он улегся рядом и обнял ее. – Извини. Я не сделал тебе больно?
– Нет, – прошептала она. – О нет! – она нашла одеяло и натянула на себя и Джоко.
Он спрятал лицо у ее шеи.
– Я рад.
– Это было чудесно.
– Ты получила удовольствие? – пробормотал он, уже полусонный. – Я не уверен в этом. Обычно я мог дольше… Я мог тянуть всю ночь. Это из-за того, что ты была так…
– Пожалуйста, не говори, что мне не следовало этого делать.
Джоко откинул голову назад, пытаясь разглядеть в темноте ее лицо.
– Не следовало?! О нет, ты была чудесна. Ты была просто чудо – такая горячая, такая отзывчивая. Я не знал, как заниматься любовью с тобой. Я никогда не занимался любовью с леди.
– Пожалуйста, не говори больше ничего, – он все еще считал ее леди. Мария почувствовала, как горячая краска стыда приливает к ее щекам. До него, наверное, еще не дошло. Она ненавидела себя.
К ее удивлению Джоко пошарил рукой и нащупал ее подбородок. Он бережно повернул ее лицо к себе и его губы прижались к ее рту. Его язык ласкал ее, губы не отрывались от ее губ. Поцелуй длился и длился, утешение превращалось в страсть. Джоко резко откинулся назад:
– Осторожнее, Рия!
Она закрыла глаза и вздохнула. Ее руки безостановочно скользили вверх и вниз по его рукам.
– Ох!
Он горячо вздохнул и крепко обнял ее:
– Слушай, Рия, ты – леди. Каждой своей частичкой. Ты гордая – и у тебя есть на это право. Ты такая необыкновенная… и такая хорошая. Я никогда… – он сглотнул, опуская остаток слов, чтобы не смущать ее.
Марии хотелось верить этим взволнованным словам, которые он бормотал в темноте. Их головы лежали на одной подушке, их тела соприкасались каждой точкой. Тепло, шедшее от него, расслабляло ее тело и успокаивало мысли. В то же время что-то в ней корчилось от стыда за свою слабость, за недостойные леди желания, за податливость.
Но этим вечером она так нуждалась в тепле и безопасности. И теперь она будет отдыхать в крепких, сильных объятиях Джоко. Этой ночью она не останется наедине со своими страхами.


Мария проснулась посреди ночи. Она лежала на боку лицом к стене. Ее окружало тепло тела, прижавшегося к ее талии и бедрам. А возле ее уха чувствовалось теплое дыхание, сопровождающееся легким похрапыванием.
Она лежала не шевелясь и смаковала все это. Крепкая мускулистая грудь Джоко ритмично вздымалась за ее спиной. Его руки обнимали ее как свою собственность. Его тяжелое бедро прижало ее бедро, колено уперлось в ее согнутую в колене ногу. Это было блаженство. Это было наслаждение. Это было непозволительно.
Общество было против этого из-за ужасной цены, которую ей придется заплатить. Когда-то она заплатила за это вдвойне. Во-первых, сердечная рана. Ее соблазнитель нарушил клятву и женился на другой. Во-вторых, разочарование. Отдав свою невинность, она уронила себя в глазах мужчины, который взял ее. Факт его предательства был огнем выжжен в ее мозгу.
Мария зашевелилась в объятиях Джоко, с удовольствием ощущая его тело рядом с собой, и повернула голову, чтобы вытащить волосы, прижатые его рукой. Ему понравились ее волосы. Он занимался с ней любовью, а затем заверил ее, что в его глазах она осталась леди.
Повернувшись, она положила руку ему на плечо и прильнула к крепкому мужскому телу, чувствуя, как ее груди расплющиваются о его грудную клетку, прижалась животом к его животу. В его глазах она осталась леди. Она просунула ногу между его бедер. Ее гладкая кожа скользнула по его коже, и она стала ждать его пробуждения, чтобы сказать ему, каким он был джентльменом.


Мария пошевелила ногой, проверяя ушибленное колено. Сначала она не почувствовала мышц, потом они слабо запротестовали. Она понадеялась, что колено не настолько распухло и воспалилось, чтобы помешать ей разыскивать Мелиссу.
Мысль о сестре разметала хрупкое ощущение благополучия. Как ее сестра провела эту ночь?
Мария содрогнулась при мысли, что Мелиссе пришлось подчиниться мужчине, который обошелся с ней без нежности, внимания и вежливости, присущей Джоко Уолтону.
Джоко лежал на спине, заложив руку за голову. Пока она смотрела на него, его рот открылся. Джоко слегка всхрапнул и плотно закрыл его. Его нос сморщился.
Мария улыбнулась. Его не застанешь с разинутым ртом. Джоко Уолтон был подлинным франтом.


– Нет, не будем!
– Незачем кричать, – Герцогиня положила руку на плечо Бет. – Мы все тебя слушаем. Можешь говорить обычным голосом.
Бет слегка притихла. Ее нижняя губа все еще была выпячена.
– Не будет ничего, кроме беды, если кого-нибудь из нас заметят.
– Нас все время замечают, – ворчливо возразила Алиса. – Мы им больше не нужны. Мы для них слишком ловкие, они хотят зеленых дурочек.
– Джоко хочет, чтобы мы это сделали. Джоко сказал…
– Нас могут побить, – вмешалась Бет.
– Трусиха ты, – обвинила ее Пан. – Сиди здесь и прячься. Герцогиня, я буду помогать…
– Панси, мы все должны решить, помогать или не помогать. Это касается всех нас, потому что мы рискуем своим убежищем, – Герцогиня оглядела серьезные личики.
– Я не трусиха, – отказалась Бет. – Джоко я бы стала помогать, но этой женщине… она презирает нас.
– У меня была сестра, – хмуро отозвалась другая девочка. – Она приехала с фермы вместе со мной, но нас разлучили. Я не знаю, что с ней сделали. Хотелось бы мне разыскать ее.
Ее тихие слова заставили всех замолчать. Девочки стали переглядываться. Панси сурово взглянула на Бет, которая наконец сдалась.
– Может быть, мы сумеем найти их обеих, – высказала предположение Алиса.
Герцогиня оглядела кружок:
– Значит, вы все согласны заняться этим? Взлохмаченные головы закивали одна за другой.


Мария высвободилась из объятий Джоко и осторожно, чтобы не задеть ушибленную ногу, выбралась из-под одеяла. Колено было жестким и опухшим, но ходить было можно.
Дрожа от утреннего холода, она опустилась на колени перед камином, чтобы развести огонь, и повесила над ним котелок. Затем она зажгла керосинку, чтобы вскипятить воду для чая. Когда вода в котелке согрелась, Мария отмерила нужное количество и поставила ее кипятить. Из котелка она взяла воды, чтобы почистить одежду, умыться и причесаться. Свои волосы она оставила распущенными, потому что они понравились Джоко. Закончив приводить себя в порядок, она села на единственный стул рядом с кроватью.
Грудь и плечи Джоко были обнажены, кожа на них была белой со слабыми голубыми прожилками вен. Внешняя сторона его рук была покрыта курчавыми светло-золотистыми волосами.
Новый приступ желания скрутил Марию. Она на минуту закрыла глаза, восстанавливая самообладание, затем положила руку на плечо Джоко.
Его глаза мгновенно открылись. Он резко повернулся на бок, выставив руку вперед словно для защиты.
– Доброе утро. Я приготовила тебе чай.
– Ох, – Джоко замигал и как ребенок стал протирать глаза руками, затем усмехнулся. – Доброе утро и тебе тоже, – он сел на постели, почти полностью оказавшись голым. При свете его нагота сильнее бросалась в глаза, и Мария залилась румянцем, неловко застыв на стуле.
Джоко взял у нее чашку с блюдцем и отхлебнул чай.
– Ах, как раз такой, какой я люблю. И доброго, доброго утра тебе, Рия Торн. Вот это жизнь – горячий сладкий чай, который мне принесла настоящая леди.
Смущенно улыбаясь, Мария вспомнила данное себе обещание.
– Я принесла его настоящему джентльмену.
Она увидела, что уши Джоко запылали, а жизнерадостная усмешка пропала. Его светло-голубые глаза устремились на ее лицо, затем опустились вниз, на колени. Он поспешно натянул на себя одеяло.
– Прошу прощения, мэм. Сейчас я оденусь. Мария быстро встала и повернулась к нему спиной.
– Тебе незачем вставать, ведь я уже принесла тебе чай. Оставайся там и спокойно пей его.
Ее увещевания изумили Джоко. Никто еще на его памяти не приглашал его остаться в постели. Пока была жива его мать, она всегда до света выгоняла его из койки. Более того, он никогда еще не проводил целую ночь ни с одной из тех женщин, которым платил.
Джоко обхватил ладонью теплую чайную чашку. Что бы подумала Мария Торн, если бы узнала, что она – первая женщина, с которой он провел целую ночь? Он никогда не скажет ей этого – прошлое пусть останется прошлым. Ему не хотелось ворошить его. Пусть это драгоценное удовольствие будет первым среди новых воспоминаний.
Чай Марии почти закипел, когда она услышала шуршание одежды у себя за спиной. Минуту спустя Джоко оделся и встал. Она спросила его через плечо:
– Как мы будем искать Мелиссу?
Джоко ничего не ответил. Скорее всего, они не смогут найти ее сестру. Он не рассказывал ей о том, как много суденышек отчаливает из доков за Тауэром. Белый груз, вывозившийся как в парижские бордели, так и в арабские гаремы, был среди всех остальных самым обычным, хотя его существование не признавалось официально.
Чашка в руках Марии задребезжала на блюдце. Мария поставила ее на стол, потому что из-за внезапного спазма в горле она не смогла сделать ни глотка.
– Ты ведь даже и не думаешь, что мы найдем мою сестру? – спросила она.
Джоко одним шагом преодолел расстояние между ними и обнял ее:
– Если она еще в Лондоне, мы найдем ее.
– А если нет… Он не ответил.
– Я надеюсь, что она еще в Лондоне, – тяжело вздохнула Мария.
– Я тоже. Она слишком стара для иностранной торговли.
Ее ответ удивил его:
– Будь они все прокляты!
Джоко обнял ее и прижался губами к ее виску.
– Не падай духом, Рия, мы найдем ее.
– Ты прав, мы найдем ее, – Мария подняла чашку, ее рука больше не дрожала. – А утро я начну с того, что пойду в Скотленд-Ярд и выскажу инспектору все, что о нем думаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимый плут - Джеймс Дина



Отличный роман
Любимый плут - Джеймс ДинаАля
13.11.2012, 17.46





Хороший роман. Легко читается. Немного наивный. Хорошо раскрыты характеры главных героев. интересный сюжет
Любимый плут - Джеймс ДинаGala
20.12.2013, 1.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100