Читать онлайн Любимый плут, автора - Джеймс Дина, Раздел - Глава двадцать вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый плут - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый плут - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый плут - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Любимый плут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцать вторая

Холод и влажный поцелуй ночного воздуха разбудили Джоко. Он с трудом разлепил глаза:
– Где я?
Русский вытащил его из кеба и поставил на ноги, прислонив к колонне у входа в «Лордс Дрим». Он приподнял голову Джоко за подбородок:
– Просыпайся!
Джоко встряхнул головой, затем сжал ее руками, чтобы она перестала кружиться.
– Зачем ты напоил меня, русский? Я думал, мы с тобой друзья.
– Он сделал это, потому что я его попросила. Мутными глазами Джоко огляделся вокруг.
– Герцогиня?
– Да, – она взяла его за руку. – Мне очень жаль, что так получилось. А теперь мы должны вместе пойти в «Лордс Дрим».
Он отшатнулся от нее:
– Мы идем в «Лордс Дрим»? Ты привезла меня сюда?
– Да. И не спорь.
Джоко выдернул свою руку из ее руки.
– Адово проклятье! Почему ты ничего не сказала мне? Тебе не нужно было тащить меня сюда. Ты доставила меня сюда, как ягненка, а я все равно собирался сюда попасть.
– Откуда мне было это знать? – нервно вздохнула Герцогиня.
– Скажи ей, – Джоко дернул за рукав русского. Его белые зубы блеснули в свете фонарей:
– Это верно.
Расстроенная Герцогиня повернулась к русскому:
– Ты это знал! И ты ничего не сказал мне?
– Я работаю за деньги, – приподнял бровь русский.
Джоко с досадой стукнул здоровяка по плечу:
– Ты мог наконец позволить мне назвать тебе свои условия. Я заплатил бы тебе больше, чем она, чтобы меня оставили в покое.
Русский хмыкнул. Он перехватил ударившую его руку и зажал в своей.
– Идем, Джоко. Давай войдем сюда.


Из окна третьего этажа Мелисса могла видеть только шапки четверых мужчин. Она наблюдала, как эти люди подошли к дому и остановились перед ним. Один из них исчез из виду, после этого раздался громкий стук молоточка в дверь. Эхо разнеслось по пустынным лестницам и коридорам. Затем стук повторился. И еще раз. Снова наступила тишина.
Двое из стоявших внизу троих развернулись и исчезли из виду. Вероятно, они пошли за угол на двор для экипажей. Последний оставшийся на улице вскинул голову вверх. Мелисса мгновенно отступила за занавеску, так, чтобы не было видно даже ее тени.
Минуту спустя стук раздался у дверей для прислуги. Он звучал так, словно незваные гости уже потеряли терпение.
Мелисса содрогнулась. Еще минутой позже она увидела, что все они снова сошлись на улице перед домом. Она кожей чувствовала, как их глаза зорко просматривают каждое окно в поисках малейших признаков движения.
Наконец их вожак поднял руку. Экипаж подкатил к ним, все четверо взобрались в него и уехали.
Мелисса все еще стояла у окна, когда дворецкий вошел к ней с серебряным подносом:
– Чай, мисс Мелисса.
– Спасибо, Питер, – кивнула она.
Пока он наливал чай, Мелисса продолжала глядеть на улицу. Приближался вечер. Скоро Джоко будет рисковать собой ради ее безопасности. Он был точно таким же, как отважные герои Диккенса.
Слова Джорджа Монтегю пронеслись в ее мозгу – «…словно герои Диккенса». Джордж так смело пытался спасти ее.
Ее любимая сестра собирается пойти вслед за Джоко Уолтоном. Какая бесстрашная ее Мария, какая героиня! Мелисса никогда бы не подумала, что ее выдержанная, чопорная сестра может оказаться такой отважной.
А миссис Шайрс!! Во время той ужасной драки старая миссис Шайрс отказалась убежать из своего дома. Вместо этого она вернулась туда, чтобы посмотреть, чем все кончится. Если бы Питера побили, она сама оказалась бы в опасности, но она отказалась предать своего слугу. Она тоже была отважной.
А ее дворецкий – он тоже храбро сражался со звероподобными охранниками леди Гермионы.
Получалось, что все вели себя отважно, кроме самой Мелиссы Торн, из-за которой, собственно, все и началось.
Нужно было задвинуть плотные занавески, висящие поверх тюлевых, чтобы вечерняя прохлада не просачивалась из окон в комнату. Пока Питер занимался этим, Мелисса подошла к камину и уставилась в огонь. Мурашки бежали по ее спине, руки покрылись гусиной кожей. Снова и снова одни и те же мысли пробегали у нее в сознании, и она искала в себе мужество высказать их.
Скрипнув зубами, она поставила нетронутый чай на поднос.
– Как мне кажется, Питер, у тебя есть две возможности, – сказала она.
– У меня, мисс? – подозрительно взглянул на нее дворецкий.
– Ты можешь оставаться здесь, в доме миссис Шайрс, за запертыми дверьми и ставнями. Или, – продолжила она, – ты можешь проводить меня в «Лордс Дрим» и побыть там со мной.
– В «Лордс Дрим», – покачал головой дворецкий. – Вам нельзя туда, мисс. Миссис Шайрс сказала, что я должен охранять вас здесь, пока все не закончится, – он разъяснил ей это таким тоном, словно она была маленьким ребенком, еще не способным понимать слова взрослых.
– Но все они пошли в «Лордс Дрим», чтобы помочь мне. Я тоже должна быть там.
– Лучше бы вам не лезть туда, мисс.
– Но ты же защитишь меня, – Мелисса заговорила громче, убеждая Питера. Она улыбнулась ему, показав ямочки на щеках. – И, конечно, если тот громила снова полезет из-за меня в драку, у тебя появится возможность еще раз всыпать ему.
Боевой огонь зажегся в водянистых глазах Питера. Его пальцы потрогали шишку на губе, поставленную Джеком Ронси. Затем он расправил плечи и вытянул шею из жесткого стоячего воротничка. Щеки Питера порозовели. Когда он взглянул на Мелиссу, чувствовалось, что он борется с собой:
– Вам лучше оставаться в безопасности, мисс. Она решительно повысила голос:
– Для меня единственный способ остаться в безопасности – это выяснить раз и навсегда, что случилось той ночью. Я была на крыше, когда Джордж упал. Может быть, я не все еще рассказала, или могу рассказать что-нибудь, проясняющее этот случай. Я долго думала об этом, Питер. Я должна отправиться туда.
– Это слишком опасно.
Мелисса приложила руку ко лбу:
– Нет, если там со мной будешь ты. Ты никогда не позволишь снова захватить меня в плен. Я знаю, что с тобой я в безопасности.
Питер вздохнул, все еще пытаясь сопротивляться молящему взгляду на красивом юном личике, обращенном к нему:
– Пожалуйста, мисс Горн, не надо…
– Идем со мной, Питер. Будь моим защитником. Помоги мне, и все будет хорошо, – она взяла его большую ладонь в свою. Ее улыбка была неотразимой.
Все еще качая головой, «святой» Питер позволил вывести себя из комнаты.


Когда все трое входили в главный салон, русский вел Джоко, заломив ему руку за спину. Только когда Берт и Чарли, все перевязанные и в пластыре, подошли к ним с боков, он отпустил его.
Джоко потряс рукой перед собой и, сердито нахмурившись, стал растирать запястье. Этот русский очень уж перестарался.
Герцогиня выглядела спокойной, но под ложечкой у нее сосало. Весь вид и запах этого места заставлял ее рассудок бить в колокола. Непривычная модная одежда стесняла ее. Герцогиня заставила себя думать о Панси и Бетти.
Оглядывая комнату, Джоко узнал лорда Монтегю, храпящего в кресле у камина. Рядом с ним на столике стояли бокал и почти пустой графин.
Каминные часы пробили один раз, полено в камине треснуло и переломилось. Лорд Монтегю завозился и перестал храпеть. Он помотал головой, затем она свесилась на грудь и снова раздался храп.
Русский шумно вздохнул. Этот звук заставил Джоко и Герцогиню обернуться к нему – а затем они проследили за его взглядом.
Гермиона Бьюфорти, известная как леди Гермиона, спускалась к ним по лестнице. Ее иссиня-черные волосы сливались по цвету с траурным платьем. Мертвенно-белый грим без румян, туши и помады покрывал ее лицо. С бледными губами, незаметными бровями и ресницами, она сама казалась трупом.
Герцогиня опомнилась первой:
– Леди Гермиона, я пришла за своими детьми.
– Разве они твои? – ядовито спросила Гермиона. – Я думала, что ты слишком гордая, чтобы подпустить к себе мужчину, и уж тем более не захочешь наплодить выродков.
Герцогиня не подала виду, что услышала оскорбление.
– Они сироты. Как вам известно, я забочусь о них.
Леди Гермиона взглянула на Джоко и притворилась, что осматривает комнату:
– А где эта сучка?
– Мне не удалось найти ее.
– Значит, тебе не слишком уж нужны эти дети. Впрочем, я не осуждаю тебя за это. Грязные маленькие нищенки.
Герцогиня сжала кулаки, готовая сцепиться с ней, но тут вперед выступил русский. Сверкнув темными глазами, он галантно поклонился леди Гермионе.
– Ярослав, – пробормотала Гермиона. Тень улыбки появилась на ее бледных губах. Она подала ему руку: – Ярослав…
– Гермиона, – он принял протянутую руку и прикоснулся губами к ее тыльной стороне, затем перевернул и поцеловал ладонь.
– Я давно не слышала о тебе, Ярослав, – содрогнулась она.
– Давно, – согласился он.
– Как ты поживаешь?
Русский развел руками. Его пальто распахнулось, выставляя напоказ черную шелковую рубаху с широкими рукавами, перепоясанную на талии.
– Ну, – объявил он. – Постарел, потолстел. Она улыбнулась, уголки ее бледных губ чуть поднялись вверх:
– Я вижу огромного человека-медведя.
– А я вижу красивую женщину. Гермиона пожала плечами:
– Я больше никогда не буду красивой, – ее затуманившиеся глаза обошли комнату. – Все это пыль и пепел. Мой сын умер, – она с откровенной ненавистью взглянула на Джоко. – Убит.
Тот поднял руки:
– Не мной.
– Ты вор. Ты обманом проник в мой дом.
– Я не убийца.
– Ты еще пожалеешь, что родился на свет. А после я погублю инспектора – человека, пославшего тебя сюда. У меня есть влиятельные друзья.
– По-моему, вам лучше пересмотреть свои намерения, леди Гермиона, – с лестницы спускалась Кэйт, тоже одетая во все черное. В отличие от своей хозяйки, она была совсем без грима, если не считать небольшого количества пудры.
– Я сделаю то, что должна сделать. Смерть моего сына должна быть отомщена.
– Он упал сам, леди Гермиона, – сказала Кэйт с видом человека, который все время говорит одно и то же, но его не слушают.
– Инспектор, который был здесь в тот вечер, конечно, будет утверждать, что это несчастный случай. Это он подослал сюда вора и убийцу, – с каждым повторением ее голос звучал убежденнее.
– И выступ, и желоб были очень скользкими. Чарли тоже чуть не упал, – парировала Кэйт.
– Та сучка не упала. Может быть, она это и сделала. Она пыталась сбежать.
– Это был несчастный случай, – сказала Кэйт, выделяя каждое слово.
Леди Гермиона повелительно махнула рукой в сторону Герцогини:
– Я не хочу обсуждать это, пока она не приведет мне и ту сучку.
– Я понятия не имею, где она, – запротестовала Герцогиня.
– Разошли по городу своих остальных крысят. Заставь их мотаться по улицам, пока они не найдут ее.
– Они же дети.
С криком смертной муки леди Гермиона кинулась на нее, изогнув ногти наподобие когтей. Только быстрое вмешательство русского спасло Герцогиню от царапин на лице. Всхлипывая, Гермиона стала вырываться из его сильных рук. Русский обнял ее и прислонил лицом к своему плечу, но она не присмирела. Словно дикая кошка она стала драть ногтями его сатиновую рубашку, ругаясь и причитая.
– Мне все равно, кто они! – кричала она. – У меня больше нет сына! Я любила его больше всех на свете, любила, любила…
Шум разбудил лорда Монтегю. Он сел прямо, поднял голову и медленно огляделся. Его налитые кровью глаза смотрели так, словно он никого не узнавал.
– Что случилось?
Леди Гермиона вздрогнула и отстранилась от груди Ярослава.
– Отпусти меня, – потребовала она.
– Мне нравится обнимать тебя, – вполголоса сказал ей русский.
– Проклятье, Ярослав! – она стала яростно вырываться из его объятий. Тот пожал плечами и отпустил ее.
Девочки Гермионы понемногу собрались в салоне, их лица не выражали ничего, кроме усталой покорности. Никто из них не проявил и признаков сочувствия. Они были одеты в различные deshabille, несмотря на то, что леди Гермиона, кажется, не собиралась открывать салон для бизнеса.
Одна из них подошла к лорду Монтегю:
– Что вам угодно, сэр?
– Поцелуй, – промямлил он. – Поцелуй.
– Отойди от него! – прикрикнула на нее Гермиона.
Ее слова опоздали. Монтегю обхватил девицу за талию и усадил к себе на колени.
– Поцелуй, – снова пробормотал он. – Поцелуй меня.
Леди Гермиона метнулась через комнату. Она схватила девицу за плечо и потащила с колен Монтегю.
– У него траур! – крикнула она. – Неужели у тебя нет никакого уважения к покойному?
Лорд Монтегю уставился на свой траурный костюм. Его глаза снова начали блуждать вокруг, ища объяснения. Затем они вернулись к леди Гермионе, которая, тяжело дыша, стояла перед ним.
– Слишком старая, – пробормотал он. – Чертовски старая.
Женщина бросила на него убийственный взгляд.
– Посетители, леди Гермиона, – объявил Берт, едва выговаривая слова из-за разбитого носа.
– Джоко! – Мария Торн увернулась от лакея и бросилась в объятия Джоко. – С тобой все в порядке?
Он обнял ее и прижал к себе:
– В полном порядке.
– Тебя не побили? – Мария погладила его по щеке.
– Не успели, – усмехнулся Джоко.
– Я говорил ей, что с тобой все в порядке, но она не поверила мне, – пожал плечами подошедший вслед за ней Ревилл. Он позволил себе улыбнуться при виде этой парочки. – Кажется, эта леди была готова получить трепку вместо тебя, парень.
Ухмылка Джоко превратилась в улыбку, полную чистейшей радости. Он попытался что-то сказать, но слова застряли у него в горле.
Эйвори с раскрытым ртом остановилась у входа.
– Вот, значит, как это выглядит, – сказала она, ни к кому непосредственно не обращаясь. – Ой-ой-ой, никогда бы не подумала, что доживу до того, что увижу одно из подобных заведений изнутри.
Она взглянула на Берта. Его многострадальный нос был похож на чудовищную бордовую репу посреди синяков и ссадин на лице.
– Ты неплохо выглядишь, мой мальчик. Но тебе нужен отдых и холодный компресс на лицо.
– Да, мэм.
Миссис Шайрс ласково похлопала его по руке:
– Приходи ко мне работать. Я позабочусь о тебе. Леди Гермиона, увидев Ревилла, пришла в себя:
– Инспектор, я требую, чтобы вы арестовали этого человека, – она указала на Джоко. – Он столкнул моего сына с крыши моего собственного дома. Вы сами видели, как это случилось.
– Нет, мэм. Я не видел, как это случилось, – возразил инспектор. – Хотя я почти сразу же оказался на месте происшествия, Джордж Монтегю к этому времени был уже мертв.
– Этот вор убил его. Арестуйте его!
– Посетители, леди Гермиона, – снова объявил Берт.
Брови Эйвори Шайрс поднялись, когда она узнала одного из вновь вошедших.
– Мистер Вильям Стид, полагаю? Тот поклонился как можно галантнее:
– Да, мэм. Простите, не имею чести вас знать.
– Я миссис Эйвори Шайрс, мать лорда Дадли Шайрса. Теперь я вижу вас во плоти. Я склоняюсь к тому, чтобы доверять статьям «Пэл мэл гэзетт», – она протянула ему руку, словно они оба были на приеме в особняке Мальборо.
Он вежливо принял ее руку:
– Ах, да – это вы послали меня сюда в первый раз. И, конечно, я слышал о вашем участии в движении суфражисток, – он огляделся вокруг. – Я удивлен, что встретил вас здесь, но теперь начинаю думать, что женщинам нужно предоставить право голоса.
– Я рада, что вы признали этот факт, – улыбнулась Эйвори.
Стид отступил в сторону:
– Позвольте представить вам эту леди.
Его спутница вышла вперед, ее взгляд остановился на полулежавшем в кресле мужчине. Проследив за ее взглядом, Миссис Шайрс оторопело уставилась на сидевшую у него на коленях шлюху в розовом кружевном белье и зашнурованных до колена сапожках.
Проститутка подняла взгляд. При виде уставившихся на нее леди она взвизгнула от смущения и, подхватив юбку, вскочила на ноги. От этого движения ее соски вывалились из корсета. Она прикрылась руками и убежала прочь.
– Т-теренс? – прошептала его жена. Старик ее не услышал.
– Теренс? – повторила она.
– Кто вы? – ощетинилась леди Гермиона. Ее белый грим потек, чернильно-черные волосы выбились из прически-помпадур.
Клариса вздрогнула при виде содержательницы борделя, но сохранила светский тон:
– Я вас не знаю, – надменно ответила она. – Мы не представлены.
– Это мой дом, – леди Гермиона ткнула себя большим пальцем в грудь. – По-моему, вам лучше представиться и объяснить, что вам здесь нужно – или выйти отсюда.
Клариса вздернула подбородок:
– Я – Клариса Аделаида, леди Монтегю. Я пришла сюда за своим мужем. В час горя ему нужно, чтобы я была рядом с ним.
В конце фразы ее голос сорвался, потому что Монтегю потянулся за бокалом и графином. Тихонько хихикая, он наполнил бокал доверху и залпом выпил.
– Значит, вы его новая жена, – неприятно засмеялась леди Гермиона.
– Прошу прощения, но я уже семь лет замужем за ним.
– Прежде он был моим, – вульгарно похвасталась содержательница борделя.
– Тогда вы, разумеется, не слишком много значили для него, – гордо сказала леди Клариса. Она прошла через комнату и положила руку на плечо мужа. – Теренс?
Монтегю повернул к ней голову, но его взгляд был бессмысленным. Он отмахнулся от ее руки, словно от надоедливой мухи. Леди Клариса сморщила нос, почувствовав идущий от него запах.
– Вы напоили его, – обвинила она леди Гермиону.
– Я продаю вино, он покупает вино, – злобно ответила та.
Кэйт положила руку Гермионе на плечо:
– Пусть она забирает его. Кому нужен этот пьяный старый дурак?
– Прочь! Он мой! Терри! Но Кэйт схватила се за руку.
Тем временем леди Клариса наклонилась к уху мертвецки пьяного мужа:
– Теренс, – познала она.
Он мутным взглядом уставился ей в лицо:
– Кто ты?
Клариса, поморщившись, отпрянула от смеси запахов перегара виски и крепкого табачного дыма.
– Я Клариса, твоя жена.
– Мою жену зовут Эвелин, – он отвалился назад и потянулся за бокалом.
– Не пей больше, – она попыталась отобрать у него бокал.
– Отстань, черт бы тебя побрал, – Монтегю неуклюже шлепнул ее по руке.
Клариса заметила, что они оказались в центре внимания окружающих. Просторный, неровный, но все-таки круг, образовался вокруг них. Жадные глаза ловили каждое их движение. Две женщины посреди салона влезли на диван, чтобы было виднее.
– Теренс, пожалуйста, – глубоко вздохнув, наклонилась к нему Клариса. – Позволь, я отвезу тебя домой.
– Отвезешь куда?
– Домой. Тебе плохо, Теренс. Тебе нужен покой.
– Мне не плохо. Мне… никак. Чувствую себя… просто прекрасно, – Монтегю глядел на окружающих, не узнавая никого. Вдруг его лицо исказилось, и из глаз потекли слезы. – Джордж умер.
– Ох, Теренс, – Клариса поправила его волосы, свесившиеся на лоб. Это было уже слишком. Для нее и окружающих видеть его в таком состоянии было позором. Она не любила этого человека, но глубоко ему сочувствовала. Нужно было отвезти его домой.
– Мистер Стид! – позвала она.
– Да, мэм, – подошел к ней журналист.
– Вы поможете мне забрать его отсюда?
– Я уверен, что мы как-нибудь с этим справимся.
– Теренс, ты можешь встать? Монтегю снова взглянул на нее:
– Я с тобой знаком?
– Я твоя жена, Клариса, – она попыталась поднять его с кресла, но он отказался сдвинуться с места.
– Мою жену зовут Эвелин.
– Он не помнит вас, – стала настаивать леди Гермиона. – Я же говорила вам. Его место здесь, со мной, и я позабочусь о нем.
Клариса обернулась к ней:
– Даже одного взгляда на него достаточно, чтобы понять, как вы о нем заботитесь. Его место дома, с дочерьми. Ему не место в борделе, – она подтолкнула его сильнее. – Вставай, Теренс. Вставай.
Стид обошел кресло и стал поднимать Монтегю с другой стороны. Вместе им удалось поставить его на ноги. Вдруг тот резким движением отпихнул их и уселся обратно:
– Нет. Отстаньте от меня. Я не хочу никуда идти. Налейте мне еще бокал, – он потянулся за графином.
– Миссис Бьюфорти… – инспектор Ревилл вынул блокнот и записал на нем дату.
– Если вы пришли арестовать это чудовище, занимайтесь своим делом, – она указала на Джоко. – Если нет, убирайтесь к дьяволу.
– Посетители, – снова вмешался Берт.
– Мелисса! – вскрикнула Мария.
– Питер, что это значит? – поинтересовалась Эйвори.
– Я должна была приехать, – просто объяснила Мелисса. – Мы приехали сюда, чтобы разобраться с этим раз и навсегда.
– Сучка! – взорвалась леди Гермиона. – Я не думала, что у тебя хватит смелости появиться здесь.
– Я бы и не появилась, леди Гермиона, – Мелисса смело взглянула ей в лицо. – Но вы должны оставить меня в покое. Я не убивала Джорджа Монтегю. Я, как и все, сожалею о его смерти.
– Сомневаюсь.
– Это правда. Я ни за что не причинила бы ему вреда. Он помогал мне убежать отсюда. И, прежде всего, я никогда не хотела попасть сюда.
Вдруг до леди Гермионы дошло, что этот разоблачительный разговор ведется в присутствии полиции и прессы.
– Какая же ты неблагодарная сука, – прошипела она. – После того, как я подобрала тебя на улице и спасла от голодной смерти.
– Вы лжете, – отвергла обвинение Мелисса. – Вы предложили мне взять один экипаж на двоих на Юстонском вокзале. Сколько, хотелось бы мне знать, лорд Монтегю заплатил вам за то, чтобы вы похитили меня?
Леди Гермиона набросилась бы на Мелиссу, если бы русский ее не удержал.
– Заткнись, говорю тебе! Никто здесь не поверит такой лживой сучке, как ты!
Стид оставил лорда Монтегю продолжать напиваться и вытащил блокнот:
– Вы сказали, что он заплатил за то, чтобы вас похитили?
– Этого не было! – вскричала леди Гермиона.
– Он хотел, чтобы я перестала работать гувернанткой его детей и стала его… – Мелисса запнулась.
Клариса тоже оставила мужа.
– Ох, Мелисса, – подошла она к девушке.
– Извините, леди Монтегю, я не хотела, чтобы вы узнали об этом. Я хотела уйти тихо.
– Когда вас привели сюда, мисс Торн? – спросил Стид, держа карандаш наготове.
Она подсчитала в уме:
– Около трех недель назад.
– Вас держали для услаждения только этого человека или заставили обслуживать и других клиентов?
– Эй, ты, – прервал его Ревилл. – Следи за языком.
– Я хотел только прояснить некоторые моменты, инспектор.
– Эта девка нагло лжет, – заявила Гермиона. – Я никогда еще не слышала такой лжи. Она пришла ко мне умирающей от голода, и я приютила ее из христианского милосердия.
– Я попросил бы вас тщательнее выбирать слова, мадам, – сурово сказал Ревилл. – Ваши заявления могут обернуться против вас, – он помахал блокнотом. – Они могут быть использованы против вас в суде. Я не могу арестовать вас за содержание борделя, но вы похитили девушку. Я арестую вас за это.
Леди Гермиона накинулась на него словно демон во плоти:
– Не выйдет, инспектор. Кое-кому я испорчу репутацию.
– Я напишу правду, мадам, – вмешался Стид. – Ни одна честная репутация не будет опорочена этим вечером.
Окруженная со всех сторон врагами, леди Гермиона, тем не менее, с открытой ненавистью взглянула в лицо Ревиллу:
– Если вы не арестуете Уолтона, инспектор, я скажу влиятельным людям, что вы подослали ко мне в дом вора. Если вы дорожите своей работой, то арестуйте этого вора и эту сучку за убийство моего Джорджа. Она пыталась убежать от него. Она все время была буйной. Когда он полез за ней на балкон, как сделал бы любой благородный молодой человек, она столкнула его вниз. Она – хладнокровная убийца. Ее нужно повесить, а с ней и ее сообщников.
Ее лицо под расплывшимся гримом побагровело. Ревилл взглянул на нее, испытывая что-то похожее на неподдельное сочувствие. Затем он огляделся вокруг, считая лица по пальцам:
– По-моему, всем нам надо подняться наверх, – сказал он наконец. – На место преступления, если преступление все-таки было совершено. Там мы восстановим события того вечера и выясним, что же произошло на самом деле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимый плут - Джеймс Дина



Отличный роман
Любимый плут - Джеймс ДинаАля
13.11.2012, 17.46





Хороший роман. Легко читается. Немного наивный. Хорошо раскрыты характеры главных героев. интересный сюжет
Любимый плут - Джеймс ДинаGala
20.12.2013, 1.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100