Читать онлайн Любимый плут, автора - Джеймс Дина, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый плут - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый плут - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый плут - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Любимый плут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

– Миссис Шайрс!
Увидев свою работодательницу, вышедшую из кабинета инспектора Ревилла, Мария встала со скамьи в коридоре полицейского участка.
Звук голоса, окликающего ее по имени, вывел Эйвори из рассеянности. Даже после этого ей понадобилось некоторое время поискать глазами, чтобы найти, кто ее зовет. Когда она увидела Марию, ее лицо исказилось.
– Мария, дорогая моя, – подошла она к ней. – Ох, мое бедное дитя, как все это ужасно!
Мария была ошеломлена. Воинствующая суфражистка всегда была оплотом силы, но сейчас ее губы дрожали, а светло-голубые глаза покраснели под янтарной оправой очков. Когда Мария протянула ей руки, ее хозяйка ухватилась за них, как за соломинку.
– Миссис Шайрс, что вы здесь делаете? Что случилось?
Джоко тоже встал, хотя и медленнее. Вопреки его гордым уверениям, его рука болела дьявольски. Когда Мария предложила подвесить ее на перевязи, он отказался, сказав, что достаточно хорошо владеет ей, но, тем не менее, постоянно чувствовал приступы боли. Подлинная причина его отказа заключалась в том, что ему не хотелось выставлять напоказ свои затруднения. С тех пор, как легавые подобрели к нему, слишком многие враги могли ухватиться за возможность прикончить его.
Засунув руку в карман брюк, он остановился около обеих женщин.
– Питер ранен, – голос Эйвори сорвался. – На него напал человек, гаже которого я еще не встречала.
– О нет!
– О да, в самом деле. На пороге моего собственного дома, в центре Лондона, в конце девятнадцатого века, – праведный гнев с силой зазвучал в ее голосе. – Я не меньше десяти минут просидела на тротуаре, поддерживая голову моего дорогого бедняги, чтобы та не лежала на холодных, сырых камнях. Кровь была везде, – от этого воспоминания ее лицо стало белее мела, она пошатнулась.
Джоко здоровой рукой поддержал ее за плечи и довел до скамьи.
– Большое вам спасибо, молодой человек, – болезненно улыбнулась она ему, затем схватила Марию за руку и усадила рядом. Затем, наклонившись к ней, она прошептала ей в ухо: – Ты нашла свою сестру?
Мария отрицательно покачала головой. Джоко уселся рядом с ними, испарина покрывала его лоб.
– Кто избил твоего знакомого?
– Он может опознать тех, кто напал на него, – ответил за Марию густой голос инспектора Ревилла.
Все трое взглянули вверх и увидели инспектора Ревилла, который вышел из кабинета и присоединился к ним. Джоко наклонил голову набок. Уголок его рта поднялся кверху, когда он заметил, как опытный взгляд Ревилла скользнул по его украшенной синяком челюсти и порезу, тянущемуся по щеке вдоль уха и исчезающему в волосах.
– Я думала, что мы закончили наш разговор, инспектор, – надменно уставилась на него Эйвори.
Он почтительно наклонил голову:
– Миссис Шайрс, очень желательно, чтобы вы подождали в моем кабинете. Я послал за вашим сыном, чтобы он проводил вас домой.
– Вы послали за Дадли?
– Да, мэм. Необходимо, чтобы вас сопровождали.
– Но мы с ним… – она взяла Марию под руку. – Дело в том, что у нас с сыном разные убеждения.
Ревилл никак не отреагировал на это заявление. Вместо этого он недовольно взглянул на Джоко.
– Где ты был прошлой ночью?
– Он был со мной, – высвободившись из-под руки своей хозяйки, Мария встала и оказалась лицом к лицу с инспектором. – Не смотрите так сердито на мистера Уолтона. Я знаю, что его послали вы, и пришла сюда сказать, что очень благодарна вам за это.
Досада Ревилла, кажется, усилилась.
– Он не должен был говорить вам об этом. Более того, он не должен был допускать, чтобы вы заметили его. Он был послан, чтобы наблюдать за вами и докладывать мне.
Выражение лица Марии стало суровым.
– Как мне повезло, что он не послушался ваших приказов! Если бы он не познакомился со мной, меня, наверное, тоже утащили бы. Возможно, на это вы и рассчитывали.
– Ну, знаете, молодая леди… – вспылил инспектор.
– Инспектор Ревилл, я вынуждена поддержать ее, – повысила голос миссис Шайрс. – Ясно, что мы имеем дело с отчаянными людьми. Они угрожают всем законопослушным гражданам Англии, всем ее социальным слоям, – ее голос окреп, словно она произносила речь. – На моего верного слугу напали этим утром. Я сидела у подъезда и поддерживала его голову, а кровь стекала у меня по пальцам.
Ревилл с неловкостью оглянулся. Все вокруг смотрели на них. Кое-кто из его коллег выглянул из кабинетов в коридор, чтобы узнать, что там происходит.
– Мне так жаль, – Мария обняла Эйвори.
– Тот ужасный человек сказал мне, что я должна передать сообщение, – звенящим голосом продолжила та.
Все трое изумленно взглянули на нее.
– Вы уверены в этом? – засомневался Ревилл. Может быть, кто-то из врагов сводит старые счеты? Ваш дворецкий… э-э… был не самым лучшим типом.
Мария оскорбленно вздохнула. Уголок рта Джоко поднялся еще выше.
Руки миссис Шайрс вцепились в сумочку:
– Питер – превосходный человек, – она взглянула на Марию. – Тот негодяй приходил из-за тебя. В возмутительном тоне он называл тебя пташкой. И сказал, чтобы ты перестала выслеживать свою сестру, потому что та не хочет, чтобы ее искали.
– Наверное, мы подошли очень близко, – пробормотал Джоко.
– Он сказал, что если ты не перестанешь выслеживать ее, тебе придется плохо, дорогая Мария, – миссис Шайрс устремила стальной взгляд на Ревилла. – И он угрожал мне – вдове пэра – у самой моей двери.
Инспектор нервно огляделся вокруг.
– Давайте лучше зайдем ко мне в кабинет, – предложил он.
– Не понимаю, зачем мне это делать, – ответила миссис Шайрс. – Только что вам не терпелось выпроводить меня оттуда.
– Чтобы поговорить об этом, – взмолился Ревилл.
– Конечно, нам нужно это обсудить, – взволнованно заговорила Мария. – Вы должны помочь нам, должны. Этой ночью избили Джоко, очень сильно. А теперь кто-то побил «святого» Питера. И, самое главное, угрожали и миссис Шайрс. Ох, инспектор, как вы можете сомневаться, правильно ли мы поступаем?
– Ну, входите же.
Он открыл дверь кабинета и впустил туда миссис Шайрс и Марию. Пока Джоко не вошел вслед за ними, Ревилл задержал его, упершись ему ладонью в грудь:
– Давай-ка мы с тобой немного поболтаем. Джоко с шипением выдохнул сквозь сжатые зубы и пошатнулся, несмотря на то, что его плечи были только на пару дюймов уже дверного проема. Он отступил назад с побелевшим от боли лицом.
– Извини, – стиснул челюсти Ревилл.
– Не из-за чего беспокоиться, приятель, – деланно усмехнулся Джоко.
Мария проводила миссис Шайрс к стулу, а затем подняла взгляд на двоих мужчин, стоящих в узком дверном проеме лицом друг к другу.
– Джоко, – позвала она. – Пожалуйста, помоги мне.
Ее мольба сняла напряженность между ними.
– Сейчас, – Джоко выпрямился и оторвался от косяка.
Бросив ему напоследок предупреждающий взгляд, Ревилл прошел за свой рабочий стол и указал рукой на один из стоящих в кабинете стульев. Джоко подошел к стулу и с заметным облегчением уселся.
Марии до глубины души стало жаль его. Все тело Джоко, казалось, скорчилось вокруг руки. Ниже котелка его лоб был мокрым от пота.
– Ну, – Ревилл открыл блокнот и вынул карандаш. – Возможно, будет лучше, если вы расскажете мне всю историю.
– Мы искали мою сестру, – сказала Мария. – Мы выслеживали ее целый день, задавали вопросы всем, кто мог нам хоть чем-то помочь. Около последнего заведения мистер Уолтон зашел в боковую аллею, и там его сильно побили.
Вместо проявлений сочувствия Ревилл сурово уставился на Джоко. Мария перехватила его взгляд:
– Не смейте смотреть на него так! Это все по вашей вине. И по моей.
– Простите, но… – карандаш выпал из пальцев Ревилла и покатился по столу.
– Вы не стали помогать мне. Или, по крайней мере, не оказали серьезной помощи.
– Я сказал вам…
– Вы не стали, инспектор, – подтвердила миссис Шайрс. – Вы сказали нам, чтобы мы уходили.
– Граждане не должны вмешиваться в дела полиции, – ссутулился над столом Ревилл.
– Дело полиции – найти мою сестру, – заспорила Мария. – А вы посоветовали мне забыть ее.
– Послушайте…
– Поэтому, когда появился мистер Уолтон и так хорошо вмазал этому парню… как его зовут?
– Большой Тилли, – Джоко усмехнулся уже искренне.
– Точно. Тогда я поняла, что Он – подходящий человек, чтобы помочь мне найти Мелиссу.
Челюсть Ревилла отпала.
– Вы знаете, кто этот человек?
– Да, знаю.
– Знаете?! – оторопел Ревилл.
– Он вор. Так он мне сказал. Но он работает на вас, а вы его исправляете, – она улыбнулась. – Очень разумно с вашей стороны, инспектор. Он хороший человек, очень хороший.
Ревилл переводил взгляд с одного из них на другого. Затем его взгляд дрогнул и опустился на блокнот. Перелистав несколько страниц, заполненных неразборчивым почерком, он откашлялся:
– Так где на тебя напали, Джоко?
– Мы исследовали «Лордс Дрим», – ответила за него Мария.
Ревилл вернулся к текущей странице и сделал заметку.
– Это и было последним местом, куда вы ходили?
– Да, – сказала Мария.
Ревилл недовольно посмотрел на нее и следующий вопрос адресовал прямо Джоко.
– Но если аллея была темной, ты ведь не можешь быть уверенным, что нападающие были из «Лордс Дрим»?
– Я уверен, что они были не оттуда.
– Хм. Они могли преследовать тебя откуда угодно, из любого места, где вы побывали в течение дня.
– Ну…
– Послушайте, инспектор! – требовательно сказала Мария. – Он пошел на задний двор дома, туда, где останавливались экипажи. А я стояла перед домом…
– Вы стояли перед этим домом?!
Даже миссис Шайрс выглядела пораженной ужасом.
– Вы стояли перед «Лордс Дрим»? – повысил голос инспектор.
– Я ждала там мистера Уолтона, – Мария мгновенно поняла свою оплошность, но отступать не стала.
– Ох, Мария, – простонала Эйвори. – Что ты наделала?
– Ты привел ее к «Лордс Дрим»? – загремел инспектор.
Джоко смущенно заерзал на стуле.
– Я… я…
Мария вскочила и отчаянно взмахнула руками:
– Хватит! – закричала она. – Перестаньте!
– Мисс Торн…
– Немедленно прекратите это, инспектор Ревилл. Конечно, я ходила с ним. Он ходил со мной к преподобному Динсмору и к…
– Пойти в миссию и пойти в бордель – не одно и то же!
– Ох, Мария! Как ты могла так поступить, при твоей репутации? Дорогая моя… – поднялась на ноги Эйвори.
Джоко попятился к двери. Мария побежала за ним и обняла его за талию. Она чувствовала, что он дрожит. Взгляд, которым он скользнул по ней, был полон боли и смятения.
– Перестаньте так говорить! – оглянувшись, выкрикнула она. – Этот человек делал только то, о чем я его просила. Он не хотел брать меня с собой, но я настояла. Я! Вы это слышите? Более того, он оказался единственным человеком в целом Лондоне, который действительно пытался найти мою сестру. И, к несчастью, на него напали и избили.
– Рия, – пробормотал Джоко. – Все в порядке.
– Ничего не в порядке, – Мария заговорила тише, но вызов в ее голосе еще был очевидным. – Они ведут себя так, будто ты сделал что-то дурное, – она с откровенной злобой взглянула на Ревилла. – Если кто-то здесь и поступил дурно, так это я. Меня и осуждайте.
– Мария, никто здесь не считает, что ты сделала что-то дурное, – дрогнувшим голосом сказала Эйвори. – Просто дело в том, как твое присутствие там может быть истолковано.
Ревилл тяжело вздохнул и опустил руки. Встряхнув головой, он вернулся за рабочий стол.
– Садитесь, – сказал он. – Все садитесь.
Он хмуро смотрел, как Мария помогает Джоко дойти до стула, как молодой человек с заметным облегчением садится на него. Мускулы на его челюстях ходили ходуном.
– Итак, они избили тебя у «Лордс Дрим».
– Там работает Джек Ронси, – напомнил ему Джоко.
– Тот самый человек, который избил Питера, – взволнованно сказала Эйвори.
– Да, мэм, – кивнул Ревилл. – Но Джек работает почти на весь Сохо. Это он тебя побил?
– Я сомневаюсь в этом, – замялся Джоко. – По правде говоря, в аллее было темно, а они напали внезапно.
– Ты говорил, что это была полиция, – напомнила ему Мария.
Джоко бросил на нее предостерегающий взгляд.
– Что? – мгновенно насторожился Ревилл. – Какая полиция?
– Ничего.
– Неправда, – стала настаивать Мария. – Ты сказал мне, что тебя избили двое проклятых «легавых».
Ревилл поморщился от ее жаргона. Он взглянул для подтверждения на Джоко, тот пожал плечами и кивнул.
– Значит, там вызвали для тебя полицию? – в голосе Ревилла прозвучала торжествующая нотка.
– Все было не так, – запротестовала Мария.
– Ох, я думаю, что мы знаем, как это было, – заявил Ревилл. – Так ведь, Джоко.
– Как скажете.
– На что вы намекаете, инспектор?
– На то, что я подумал, миссис Шайрс…
Стук в дверь прервал инспектора. Дверь открылась и в кабинет ворвался почтенный Дадли Седрик Шайрс. Его представительная фигура излучала раздражение.
– Что здесь происходит? – спросил он. Эйвори заметно поморщилась. С досадливым видом она уставилась на сына.
– Мне очень жаль, что тебя побеспокоили, Дадли.
– Мама, ты опять в полицейском участке? – воззрился он на нее. – Ты же обещала, что этого не повторится.
– Дадли, уверяю тебя, это не из-за моей политической деятельности.
– Инспектор…
– Это правда, – Ревилл встал. – На самом деле мы расследовали нападение на ее дворецкого.
– На ее дворецкого! – выплюнул Дадли. Его лицо побагровело. – На этого… этого боксера. Я говорил ей, что его вообще не надо было нанимать. Это человек с дурной репутацией.
– Дадли, пожалуйста…
– Мама, этого достаточно и даже более чем достаточно. Это последняя соломинка. У меня есть сообщения от нескольких очень важных персон, в которых они обращают мое внимание на твою деятельность. Ты немедленно прекратишь ее.
– На мою деятельность? Несколько очень важных персон? – Эйвори выглядела удовлетворенной.
– Сэр Леганд де Камп, Кларенс Риппингтон, лорд Теренс Монтегю и еще кое-кто.
– Монтегю и Риппингтон, – записал себе в блокнот Ревилл.
Услышав имя лорда Монтегю, Мария насторожилась. Ужасное предчувствие охватило ее. Она открыла рот, чтобы заговорить, но рука Джоко легла на ее талию. Мария замерла, крепко сжав губы.
– Инспектор Ревел… – начал Дадли.
– Ревилл, – инспектор встал со стула и протянул ему руку. Дадли взглянул на нее так, словно мог об нее испачкаться, но пожал. Кажется, он уже взял свое раздражение под контроль.
– Есть какие-нибудь причины, чтобы моя мать оставалась здесь?
– Она, безусловно, не подозревается ни в каком преступлении. Я брал у нее показания о событии, происшедшем перед ее домом.
– Тогда…
– Но, Дадли…
– Идем, мама, – он решительно взял ее за руку.
Миссис Шайрс отдернула руку.
– Я не ребенок.
– Конечно, нет, – Дадли многозначительно взглянул на Ревилла, тот кивнул. Хотя миссис Шайрс упрямо отказывалась вставать, он силой потащил ее со стула.
Мария почувствовала, что сама вот-вот взорвется. Как они смеют обходиться с миссис Шайрс подобным образом!
– Миссис Шайрс… – позвала она. Дадли холодно взглянул на нее.
– Кто вы?
– Это мисс Торн, моя машинистка, – пояснила миссис Шайрс.
– Ваши услуги больше не потребуются.
– Дадли!
– Моя мать поедет со мной за город. Ее дом на время закроется.
– Не поеду, – решительно заявила Эйвори. Ее сын обеими руками взял мать за плечи и, приподняв со стула, стал подталкивать к выходу. Волей-неволей под его нажимом она была вынуждена пойти к двери. Джоко и Мария встали, оба в глубоком возмущении, но Дадли обошел мать и открыл перед ней дверь.
– Благодарю, что известили меня, инспектор Ревилл. Теперь семья это уладит.
– Дадли, пожалуйста, веди себя достойно. Тебе не следует…
Дверь за ними закрылась. Мария вскочила на ноги:
– Из-за таких, как вы, инспектор Ревилл, преступники в этом городе стали просто разнузданными.
Багровый румянец залил щеки инспектора. Его рот поджался.
– Мисс Торн…
– Идемте, мистер Уолтон, – она так резко повернулась к двери, что юбки взвились вокруг ее ног.
Джоко догнал ее, чтобы открыть перед ней дверь.
– Мистер Уолтон… – начал инспектор, со злостью выговаривая его имя сквозь зубы, – …должен остаться здесь. Мне нужно задать ему еще несколько вопросов.
Мария остановилась в дверном проходе.
– Он обвиняется в каком-нибудь преступлении?
– Может быть, – Ревилл вышел из-за стола. Джоко бочком выскользнул из двери в холл.
– Но в настоящий момент он ни в чем не обвиняется, – отстаивала свою позицию Мария.
– Да, сейчас он не обвиняется, но нам нужно взять у него показания.
– Он нужен мне, чтобы помочь мне найти сестру, – она закрыла дверь, не дожидаясь его ответа.
– Идем, – взял ее за руку Джоко. Она безропотно кивнула и позволила ему протащить себя мимо насторожившегося констебля Уилки. Вместе они проскочили в двери полицейского участка.
– Сюда, – окликнул ее Джоко, когда они прыгнули через последние три ступеньки. Мария вскрикнула от внезапной боли, когда ее узкие туфли приземлились на тротуар. Колено словно обожгло, но она сумела сохранить равновесие. Джоко пустился бежать, таща ее за собой. Она оглянулась и увидела, что вслед за ними на улицу выбежал инспектор Ревилл.
– Эй, вы! Стойте! – махал он им. Высунувшийся из двери констебль Уилки пронзительно засвистел. – Стойте!
Но Джоко и не думал останавливаться. Его длинные ноги вынесли их на середину улицы. Они увернулись из-под носа полицейской бригады и, набирая скорость, нырнули за тяжелый пивной фургон, громыхающий по мостовой. Несколько ярдов Джоко с Марией пробежали под прикрытием фургона, а затем свернули в боковую улицу.
Сердце Марии тяжело стучало, дыхание частило. Она услышала, как сзади раздались еще свистки, и дрожь провинности охватила ее, но она и не подумала остановиться. Ведь они спасались, бежали на свободу. Холодный воздух хлестал ее по щекам и обжигал легкие.
Они мчались по аллее. Кирпичная стена с решетчатыми железными воротами перегородила им путь.
Джоко отпустил ее руку и выбежал вперед. Прыжок! Его сильные руки ухватились за верхушку забора, он подтянулся и вскарабкался наверх.
– Джоко, – изумилась Мария. – А как же твоя рука?
– Будет еще масса времени подумать о ней позже, – выдохнул он и протянул вниз здоровую руку. Его усмешка была слегка искажена болью. – Давай руку, любовь моя.
– Но я сделаю тебе больно. И, кроме того… – она взглянула на его руку, находившуюся в футе над ее головой. – Я не смогу…
– От «не смогу» еще никогда не было толку. Мария удивленно покачала головой. Повесив зонтик на запястье, она дотянулась до его руки и обеими руками ухватилась за нее. Словно по волшебству, ее ноги оторвались от земли.
– О-о-ох.
Их лица оказались в дюйме друг от друга, затем Джоко стал соскальзывать на другую сторону.
– Перебрасывай ногу сюда, Рия, девочка моя. У нее не было времени ни думать, ни спорить.
Она легла животом на стену, перебросила через нее ногу и оказалась на ней верхом.
– Хорошая девочка, – усмехаясь, Джоко протянул ей руку. – Иди ко мне, любовь моя.
Поначалу она отрицательно затрясла головой, но затем перебросила через стену другую ногу и стала сползать вниз.
Джоко схватил ее за руку. Краска с его лица исчезла, по щекам струился пот, но он буквально светился гордостью. – Ты проделала это как заправский взломщик.
– Рада слышать. Раз уж я втянулась в преступную жизнь, то хочу хотя бы преуспевать в ней.
Джоко чмокнул ее в повеселевшее лицо.
– Ох, ты прелесть, Мария. Ты просто прелесть.
– И ты тоже, Джоко.
Они понеслись прочь, слыша, как погоня остается далеко позади.


– Мужчине и женщине действительно удалось сбежать из полицейского участка? – капитан Лоуренс подергал себя за усы. – Как такое возможно? Я никогда не слышал о подобном.
– Да, сэр, – Ревилл предпочел бы, чтобы тот сейчас отпустил его. Он всегда мог схватить Уолтона позже. А что касается Марии Торн… он вздохнул.
– Можете вы объяснить мне это, инспектор?
– Да, сэр. Как раз сейчас я обдумывал, что будет лучше предпринять, чтобы разыскать этих двоих. Они не могли уйти далеко. На самом деле они не преступники. По крайней мере, леди.
Капитан неодобрительно фыркнул.
– Ничего себе леди! Скандальное дело – бегать от полиции. Это подает дурной пример. Я хочу, чтобы ее поймали и пристыдили покрепче. Против нее можно возбудить дело – сопротивление аресту.
– На самом деле она не сопротивлялась аресту, – ответил Ревилл. – Она ни в чем не обвиняется. Не было причин арестовывать ее.
Лицо капитана стало еще суровее.
– Инспектор, что еще вы можете сказать мне об этом?
Ревилл замялся. Рассказ о своей причастности к этому делу, о привлечении Джоко, о его тайном расследовании в борделях мог доставить неприятности ему самому. А это дело вот-вот попадет в папку.
– Ничего, – вытянулся он перед капитаном. Капитан откинулся назад. Его рот зашевелился, словно туда попала какая-то гадость.
– Вы совершенно в этом уверены?
– Да, сэр.
– Мне не нравится, когда люди убегают из полицейского участка. Это дурно сказывается на дисциплине, – он встал, опершись костяшками пальцев на стол. – Я хочу, чтобы вы немедленно написали мне рапорт об этом случае и принятых вами мерах. Я хочу, чтобы их обоих схватили и привели сюда. Если не удастся завести на них дело, это, по крайней мере, заставит их впредь очень уважительно относиться к полицейским властям. Я ясно высказался?
– Да, сэр.


– А что теперь? – Мария оперлась локтями на стол в самом темном уголке забегаловки.
– Теперь? – Джоко запрокинул голову и осушил кружку крепкого темного пива. С довольным вздохом он поставил ее на стол и устроил поврежденную руку поудобнее. – Мы закажем еще пива и подождем, пока не услышим, что предпримет Ревилл.
– А как мы здесь услышим, что происходит в Скотленд-Ярде? – съехидничала Мария.
– Не сомневайся, любовь моя, услышим, – успокоил ее Джоко. – В Скотленд-Ярде не происходит ничего, чего бы все мы не услышали.
Мария покачала головой. Ее взгляд обошел прокуренное помещение, где пьяные завсегдатаи играли в азартные игры.
– Как все это любопытно.
Взгляд Джоко последовал за ее взглядом.
– Мы тоже урываем от жизни, разве ты не знаешь? У нас даже бывают хорошие времена, когда нас никто не видит.
– Я верю тебе, – Мария, не поперхнувшись, сделала несколько глотков из своей кружки. Пиво показалось ей вкусным. Оно взбодрило ее и вернуло присутствие духа, утолив жгучую жажду. – Как ты думаешь, сколько миль мы пробежали?
В пивную зашла парочка. Девушка смеялась, ее растрепанные, неестественно-рыжие волосы напоминали птичье гнездо. Большая рука мужчины обнимала ее за плечи, он крепко прижимал ее к себе. Они заказали джин на двоих.
Мария улыбнулась.
– Я догадывалась, что это за места. Я думала, что они полны злых и развращенных людей. Не помню, как я представляла их, но в любом случае не такими. – Секунду спустя она взглянула на свою испорченную одежду и добавила: – Да и я сейчас не слишком отличаюсь от них.
Ее волосы вывалились из пучка и свисали из-под шляпки, на пальто не хватало пары пуговиц, которые оторвались, когда она перелезала через стену. Весь подол ее юбки был забрызган грязью. Мария стряхнула с нее комок земли и бросила в опилки, рассыпанные по полу.
Она снова поднесла к губам кружку с пивом.
Джоко сдвинул котелок на затылок.
– Можешь не оставаться здесь, если не хочешь. Ты можешь вернуться к миссис Шайрс.
– Ни за что.
Джоко щелкнул пальцами служанке. Затем он уставился в принесенное пиво так, словно никогда его не видел.
– Знаешь, может быть, они правы, – тихо сказал он.
Мария подняла руку, чтобы поправить волосы, но остановилась на полпути, увидев грязную ладонь своей перчатки. С гримасой отвращения она стащила перчатки с рук.
– Ты имеешь в виду, что моя сестра не хочет, чтобы ее искали? Нет, они не правы. – Мария швырнула перчатки на стол. Частички грязи разлетелись во всех направлениях. – Они так говорят себе в оправдание, потому что не могут помочь. Я знаю Мелиссу.
– Но что, если они правы?
– Тогда я услышу это из ее собственных уст. Джоко кивнул, вынимая из кошелька монетку и бросая ее на поднос. Мария снова швырнула перчатки, на этот раз уже к ножке стола.
– Что мы будет делать дальше? – спросила она.
– Сегодня я ничего не смогу, – вздохнул Джоко.
Мария мгновенно загорелась заботой.
– Конечно, тебе нужен покой. Мы вернемся в мою комнату?
– Ее сторожит Скотленд-Ярд, – ужаснулся он.
– И твою комнату, наверное, тоже, – догадалась Мария.
Он кивнул. Мария прижала ладони к вискам.
– Я все еще не верю, что это случилось. Мы же ничего не сделали. Мы только хотели найти мою сестру и исправить ужасную несправедливость.
Джоко взял ее за запястье и отвел ее руку от лица. Его глаза были синими, как сапфиры, и блестели от волнения.
– Мы сбежали от полиции, Рия. Они кричали, чтобы мы остановились, а мы этого не сделали. Это противозаконно. Ты этого не знала, но я знал. Теперь ты видишь – я дурной малый. У Ревилла осталось мое признание. Он может воспользоваться им, когда захочет. Я не думаю, что он так поступит, но он может. Теперь он будет доставать и тебя тоже.
– Значит, теперь я – беглая, – нижняя губа Марии задрожала.
Джоко пожал плечами, затем усмехнулся:
– И дурная девчонка. Герцогиня любит таких. Она нас спрячет.
– Не добавим ли мы ей своих забот? Ты, кажется, говорил…
Джоко выглядел очень серьезно.
– Вполне возможно, но я думаю, что Ревилл гоняется за тем же, за чем и мы. Он так прицепился к нам, потому что понял, что мы подошли близко. Я думаю, что твоя сестра в «Лордс Дрим», – он устало вздохнул. – Но сегодня нам нужно место, чтобы отдохнуть и придумать план. Герцогиня придумывает великолепные планы. Она такая – ловкая как кнут.
Мария ощутила приступ ревности. Красивая, аристократичная Герцогиня была еще и ловкой как кнут. Проклятье, проклятье, проклятье! Стараясь ничем не выдать охвативших ее чувств, она сладко улыбнулась:
– Послушать тебя, так все выглядит очень просто.
Джоко завозился на стуле, пытаясь найти удобное положение своим поврежденным ребрам.
– Бесполезно все усложнять. Когда мы освободим твою сестру, то пойдем и сдадимся им. Ревилл накричит на тебя, а меня, может быть, посадит ненадолго, но ты уйдешь оттуда свободно.
Его слова заставили Марию похолодеть. Ей не следовало ни на мгновение упускать из вида, что этот человек рисковал для нее жизнью, а теперь рискует свободой. Обеими руками она сжала его руку:
– Он ни за что тебя не посадит, если у меня найдется, что сказать обо всем этом. А если он не захочет поверить мне, я пойду в газеты и расскажу там, какой ты замечательный.
– Рия, – Джоко встряхнул головой и усмехнулся, – а ты кое-чего стоишь.
– Я приму это к сведению.
Бармен принес еще пива. Джоко бросил еще одну монетку на поднос. Когда он ушел, Джоко поднял кружку:
– Удачи тебе.
Мария стукнула об нее своей кружкой.
– И неудачи тем, кого мы выслеживаем. А что касается тебя, Джоко Уолтон, то ты – вся удача, которая мне нужна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимый плут - Джеймс Дина



Отличный роман
Любимый плут - Джеймс ДинаАля
13.11.2012, 17.46





Хороший роман. Легко читается. Немного наивный. Хорошо раскрыты характеры главных героев. интересный сюжет
Любимый плут - Джеймс ДинаGala
20.12.2013, 1.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100