Читать онлайн Любимый плут, автора - Джеймс Дина, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый плут - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый плут - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый плут - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Любимый плут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая

– Лорд Монтегю?
– Гермиона, дорогая моя. Ты выглядишь прекрасно, как всегда, – он с искренней теплотой улыбнулся и низко поклонился стоящей перед ним пышной даме.
– Спасибо. – Леди Гермиона была одета в малиновое атласное платье новомодного покроя, с огромным турнюром сзади и облаком кружевных рюшей, обрамлявших ее пышные белые плечи. Ее черные как ночь волосы были искусно уложены в прическу-помпадур высотой дюймов в шесть. С приветливой улыбкой она протянула ему руку в черной перчатке.
Она смотрела на лорда Монтегю, пока тот обозревал комнату за ее спиной, но вдруг уголки ее малиновых губ дрогнули – позади него она увидела высокую фигуру молодого человека. Леди Гермиона напряглась всем телом, улыбка исчезла с ее лица, словно по нему пробежала тень.
Лорд Монтегю проследил за ее взглядом, и его улыбка стала шире.
– Джордж, не будь увальнем, подойди сюда. Я хочу тебя кое с кем познакомить.
Замешкавшись под аркой, Джордж Монтегю остался стоять там, высокий и угловатый, его большие ладони неловко свисали из-под белых полотняных манжет. Он был на полголовы выше своего отца, его светлые волосы беспорядочно падали на лоб. Нервным движением, превратившимся в отрицательный жест, он отбросил их назад. Его холодные серые глаза, словно удар хлыста, скользнули по женщине.
– Терри… – леди Гермиона запнулась. – Лорд Монтегю, вы привели сюда сына, – она в смятении взглянула на отпрыска Монтегю, не зная, как скрыть набеленное лицо, ярко накрашенные губы и щеки, кричащую одежду. Они недвусмысленно говорили о ее занятии, которого юный Джордж явно не одобрял.
Хмыкнув, лорд Монтегю схватил сына за руку и потащил в главный салон.
– Удивлена? – спросил он ее. – А могла бы и не удивляться. Он уже совсем взрослый. – Он заставил юношу сделать еще шаг. – Он просто стесняется.
И женщина, и молодой человек с отвращением взглянули на него.
– Сегодня будет твоя ночь, мой мальчик, – продолжал отец. Ничего не заметив, он похлопал сына по спине, изображая сердечность. – Тебе пора становиться мужчиной. Эта леди знает, как это делается. Леди Гермиона, это мой сын Джордж.
В ледяном молчании, наступившем за этими словами, содержательница борделя оглядела фигуру и лицо молодого человека. Когда их взгляды встретились, он свирепо сверкнул глазами. Леди Гермиона торопливо отвернулась и безуспешно попыталась прокашляться. Ее голос сорвался, когда она окликнула, чтобы подали шампанское.
– Очень кстати, – согласился Теренс. – Но не слишком много – молодо-зелено, знаешь ли. Может не встать.
Лицо Джорджа стало кирпично-красным. Его руки сжались в кулаки.
– Юника, – леди Гермиона подошла к молодой женщине в переднике с белыми оборочками. Она могла бы оказаться просто горничной, если бы на ее черном платье не было такого шокирующе-глубокого выреза. Широко улыбаясь, она приблизилась к новым гостям с подносом, на котором стояли наполненные фужеры. С особо вызывающим движением она, глубоко вздохнув, подала шампанское Джорджу.
Вместо того, чтобы заглядеться на ее грудь, Джордж взглянул ей в глаза. Их жесткий, настороженный блеск показался ему отталкивающим. Его хмурое лицо помрачнело еще больше. Он попытался что-то сказать, но не смог, и на его лице только напряженно заходили желваки. Оглядев через плечо Юники просторный салон, он с трудом перевел дух.
На стенах панели красного цвета чередовались с панелями, на которых были изображены розовые обнаженные тела, мужские и женские, в объятиях страсти. Под этими рисунками на плюшевых диванах и креслах артистично расселась дюжина женщин. Все они были в различной степени deshabille
type="note" l:href="#n_5">[5]
– белые груди, руки, ноги были выставлены напоказ из-под шелкового белья и кружев. Одна из них, задрапированная в совершенно прозрачные шелка нежного оттенка, наигрывала на гитаре протяжную мелодию. Жар, идущий не менее чем от трех каминов, создавал в салоне духоту.
«Горничная» вразвалочку отошла, открывая на всеобщее обозрение белые икры, от черного кружева, окаймляющего нижний край ее панталон, до черных ботинок, доходящих до середины икр. Материал, составляющий переднюю часть ее юбки, сзади был собран в огромный черный атласный турнюр, шелестевший при каждом шаге ее чувственной походки.
Глаза Джорджа широко раскрылись. Краска на его щеках стала еще гуще.
– Высматриваешь, кто тебе особенно приглянется, мой мальчик? – Теренс фамильярно положил руку на плечи Гермионе.
– Терри, пожалуйста… – вопреки обыкновению она попыталась выбраться из-под его руки, но он не заметил этого.
Вместо этого он похотливо подмигнул и рассмеялся:
– Сегодня твой выбор, мой мальчик. Сегодня ты должен быть доволен.
Молодой человек возмущенно уставился на них обоих. Шлюха и распутник. До него начинало доходить, насколько он не похож ни по вкусам, ни по характеру на отца, привычки которого плохо знал.
Как большинство джентльменов его круга, лорд Монтегю не занимался воспитанием своего сына, переложив это ответственное дело на плечи других людей. Благодаря шотландской няне – пресвитерианке, молившейся суровому, но всепрощающему Богу – Джордж был воспитан в строгих моральных устоях. Его школьное воспитание соответствовало скорее Нетер Стоу, чем Итону или Харроу.
В итоге Джордж сейчас смотрел на отца как на чудовище. В смущении и отвращении он опустил глаза, сосредоточившись на пузырьках, поднимающихся со дна бокала шампанского.
Теренс раздраженно пожал плечами. Он наклонился к уху Гермионы:
– Моя… хм… протеже прибыла благополучно? Она кивнула.
– Цела и здорова, но очень несчастна. Он сделал большой глоток шампанского.
– Это пройдет, – Теренс предвкушающе улыбнулся. – Я не могу ждать, когда ее настроение изменится. Покажи, где ты ее поместила. – Обернувшись к сыну, он похлопал юношу по плечу. – Давай, мой мальчик, повеселись. Узнай, что такое женщина.
Вдруг Гермиона переменилась в лице и высвободилась из-под руки Теренса. К несчастью, она не успела остановить Кэйт.
– Лорд Монтегю, – громко обратилась к нему девица в черном. – Добро пожаловать в «Лордс Дрим».
Лорд Монтегю остолбенел. Его глаза предостерегающе блеснули, скользнув по хрупкой фигуре и безупречной коже, вызывающе белой по контрасту с угольно-черным атласом и кружевом.
– Кто это? – обратился он с вопросом к Гермионе.
Хозяйка борделя закрыла глаза и прижала пальцы к вискам.
– Одна из девушек. Не обращайте…
– На самом деле я – нечто другое, – Кэйт встряхнула головой, потревожив густые черные волосы, каскадом спускающиеся по ее спине. – Меня зовут Геката, мой лорд. Знаете – так звали ведьму. Но я взяла себе имя Кэйт. Еще шампанского, Юника. Сегодня торжественный вечер.
– Кэйт, пожалуйста, – пробормотала леди Гермиона. – Сейчас не время.
Медленной походкой Кэйт подошла поближе к лорду Монтегю. Протянув ему руку, она улыбнулась:
– Мы еще не встречались с вами, ваша светлость. Но теперь, кажется, настало время познакомиться. Думаю, что я могу представиться сама.
Остолбенение Теренса перешло в рассчитанную усмешку. Он поднял руку ко рту и пригладил жидкие усы.
– Вы – нахалка, юная леди. Вас нужно поучить манерам получше. Очень жаль, но на этот вечер у меня другие планы.
– Очень жаль. Я с таким же удовольствием поговорила бы с вами и о манерах, и о кое-чем другом.
– Кэйт! – взмолилась леди Гермиона.
– Может быть, вашему сыну будет интересно побеседовать со мной? – продолжала Кэйт. – Почему бы вам не представить нас друг другу? Я столько слышала о вас, Джордж.
Прежде чем Гермиона успела вмешаться, Кэйт прошла мимо нее и закинула руки молодому человеку на шею. Если бы это были гадюки, он не мог бы отшатнуться от них с большим отвращением. Она усмехнулась, видя его растерянность:
– Какая честь приветствовать здесь наследника собственной персоной, да еще в вечер вашей инициации. Как кстати!
– Кэйт! – вскричала Гермиона. – Прекрати! Гитаристка перестала играть. Разговоры стихли, затем возобновились уже на более высоких тонах.
– Я счастлива, что наконец встретилась с вами, – не замолкала Кэйт.
– Кто эта тварь? Понимает ли она, что делает? – пожелал узнать Теренс.
Джордж уставился на лицо, находившееся так близко от него. Дрожь прошла по его телу.
– Снимите с меня руки, мадам. Мы не знакомы друг с другом и вряд ли будем поддерживать знакомство.
Кэйт вздрогнула всем телом, ее усмешка превратилась в оскал. Откровенная ярость вспыхнула на ее лице. Грубо оттолкнув его, она отступила на шаг назад.
– Чтоб ты сгнил, проклятый педик! – она величаво отошла от него.
В салоне наступило молчание. Мужчины перестали развлекаться. Девушки, открыв рты, уставились на Кэйт.
– Извините ее, лорд Монтегю, – простонала Гермиона.
– Нет, – его рука мертвой хваткой сжала фужер. – Я больше не хочу ее видеть. Выгони ее.
– Не нужно, – высказался Джордж. – По-моему, нам лучше уйти и оставить этих… тварей заниматься своими делами.
Какое-то мгновение лорд Монтегю выглядел соблазнившимся этим предложением. Но Кэйт быстро исчезла из салона и разговоры восстановились, а где-то наверху его дожидалась протеже.
– Пустяки, – улыбнулся он.


Мелисса дергалась в растяжках, пока не ободрала себе все запястья. Ее слезы давно уже высохли, румянец на щеках поблек. Все ее попытки освободиться оказались тщетны. Тело девушки ныло от затянувшегося растянутого положения.
Кроме того ее мучения усиливали доносившиеся из-за двери голоса проходящих по коридору людей. Каждый раз, когда шаги приближались к двери ее комнаты, страх Мелиссы удваивался, а звуки, доходившие до нее через тонкие стенки по обе стороны комнаты, приводили в ужас.
Вздохи и стоны, женское хихикание и мужские крики, скрип пружин кроватей – все это ясно долетало до ее ушей. Она бессильно лежала на постели, вся разбитая, повторяя полузабытые молитвы, в которые уже не верила.
Снаружи донесся цокот высоких каблучков – кто-то поднимался из холла. В замке повернулся ключ, затем открылась дверь. Мелисса приподняла голову с подушки. Там стояла Кэйт, с холодной маской гнева на лице. Закрыв за собой дверь, она склонилась над Мелиссой.
– Ты прекрасно выглядишь, протеже. Мелисса уронила голову назад и молча уставилась на трещину в потолке.
– Твой покровитель здесь.
Пленница содрогнулась. Вопреки намерению лежать смирно, она приподняла плечи и задергалась в растяжках.
– Этим ты ничего не добьешься, – усмехнулась Кэйт. – Леди Гермиона покупает только самый лучший шелк. Прочный как ременная упряжь.
Она прошлась по комнате.
– Его можно только разрезать. Может быть, это сделает твой покровитель… – она указала Мелиссе на серебряные ножницы, лежащие на прикроватном столике, – …но только если ты обольешь слезами свои бледные щеки и пообещаешь ему упасть перед ним на колени и целовать его ноги.
Мелисса отвернулась.
– А если не пообещаю, он убьет меня?
– Убьет тебя? – Кэйт громко расхохоталась. Словно вихрь черного кружева она пронеслась из угла в угол и, плеснув себе немного бренди, залпом проглотила. – Женщины от этого не умирают, – она подняла бокал к потолку: – В конце концов, Бог тоже мужчина. Он не допустит, чтобы испортили удовольствие другому мужчине.
Мелисса не ответила.
– Удовольствие, – губы Кэйт искривились на этом слове. Она вернулась к кровати, где лежала Мелисса. – Хочешь заставить их сначала хорошенько побегать за ним?
– Да, – Мелисса вскинула голову.
– Знаешь, это у тебя никак не получится.
– Я попробую.
– Тебя побьют, если поймают.
– Может быть, меня не поймают.
Кэйт встряхнула головой и взяла ножницы. Когда до растяжек Мелиссы остался какой-то дюйм, она остановилась:
– Когда тебя поймают, ты расскажешь, кто тебя выпустил.
– Нет, – Мелисса в отчаянии вытянула шею. – Меня не поймают. Я лучше убью себя!
Кэйт убрала ножницы и медленно покачала головой:
– Пожалуй, я не буду этого делать.
– Прошу тебя! – захрипела Мелисса. – Сделай это, сделай! Разрежь их и отпусти меня. Я или освобожусь, или умру – клянусь тебе.
– Но все-таки обещай мне…
– Я никогда не скажу, что это сделала ты. Никогда, клянусь Богом.
– О, это великая клятва, – презрительно усмехнулась Кэйт.
Когда она подсунула острие ножниц под шелк, кончик оцарапал запястье Мелиссы. Капелька яркой крови выступила на белой коже. Обе в оцепенении уставились на нее.
– Извини, – пробормотала Кэйт.
– Я ничего не почувствовала.
Кэйт разрезала другие три растяжки у столбиков кровати более удачно. Не прошло и минуты, как Мелисса освободилась. Рассудок побуждал ее вскочить на ноги и выбежать прочь из комнаты, но на деле она сумела только сесть и с усилием свести перед собой руки. С гримасой боли она сдвинула ноги вместе и спустила их с кровати.
Кэйт отступила от нее на шаг:
– Твое тело слишком затекло, чтобы ты могла двигаться, – проворчала она. – Зря ты все это затеяла, а я зря потратила время.
Мелисса с трудом поднялась на ноги и пошатнулась.
– Через минуту все пройдет, – сказала она.
– У тебя и есть не больше минуты, – Кэйт шагнула к двери и выглянула наружу. – В коридоре пусто.
– А как же одежда? – Мелисса сделала несколько шагов от кровати. Ее голова кружилась, перед глазами расплывались черные пятна. Она глубоко вздохнула, чтобы не потерять сознание.
– Что – одежда?
Мелисса уставилась на свои бедра, просвечивающие сквозь бледно-голубое кружево.
– Я же почти голая.
– Если не хочешь попытаться, ложись обратно. Он будет приятно заинтригован, увидев, что ты ждешь его.
Мелисса стащила с кровати простыню и завернулась в нее. Она засунула угол за верхушку корсета и перебросила другой край через плечо на манер тоги. Затем она, осторожно переставляя ноги, добралась до бренди.
Жидкость расплескалась, пока Мелисса наливала ее, но большая часть все-таки попала в бокал. Выпив все залпом, Мелисса почувствовала, что онемение в руках быстро проходит. Спирт обжег ей горло, глаза заслезились, но она сдержала кашель и не издала ни слова жалобы.
– Покажи мне, где задняя дверь.
– Здесь нет задней двери, – пожала плечами Кэйт.
– Нет черного хода?
– Леди Гермиона не любит, когда кто-нибудь сматывается тайком, не уплатив денег. Еще она не любит, когда девочки пытаются сбежать.
– А окно?
– Все окна наглухо замурованы.
– Значит, мне придется выбираться отсюда через салон. – Мелисса задрожала каждым суставом. Ее зубы застучали, желудок сжался, словно бренди сожгло его. Она сглотнула, потому что оно готово было выскочить обратно.
– Идем за мной. – Кэйт взяла ее под руку.
Дьявольское наслаждение озаряло ее лицо, когда она вела Мелиссу по коридору. Они завернули за угол и вышли на верх широкой лестницы в ярко освещенном коридоре. Кэйт отступила вбок и издевательски поклонилась:
– Салон внизу.
Мелисса услышала музыку и звуки разговоров. Она попятилась назад.
– Удачи тебе, – злобно засмеялась Кэйт. – Не забудь, ты обещала не выдавать меня.
– Я не выдам.
Кэйт открыла дверь в свою комнату и прислонилась к косяку.
Мелисса неподвижно стояла в коридоре. Кровь стучала у нее в висках. На стене появились две тени, за ними последовали их создатели. Дородный мужчина в вечерней одежде, отдуваясь, поднимался по лестнице, его галстук был развязан и концы свисали на грудь наподобие шарфа. Он широко улыбался своей спутнице – девице в розовом неглиже, а она, смеясь, спешила впереди него. При виде Мелиссы в простыне она замерла на месте. Ее клиент мясистой рукой похлопал ее по пышному заду. Она хихикнула и отпрянула от него.
Мелисса вжалась в стену. Простыня выдавала ее. Без нее она была бы одета точно так же, как другие. Тогда она смогла бы незамеченной спуститься в нижние комнаты. Возможно, Кэйт солгала ей – отсюда должен быть более чем один выход.
Однако она не могла найти его, укрываясь здесь. Пока черноволосая девица ухмылялась как демон, Мелисса сбросила простыню и пошла вдоль перил, безуспешно пытаясь оглядеть комнату внизу. Судя по тому, что доносилось оттуда наверх, там было очень шумно. Это могло оказаться к лучшему – может быть, никто не заметит ее.
Но если она выйдет из здания незамеченной и окажется на улице – что тогда?
Мелисса взглянула на свою одежду. Краска бросилась ей в лицо, она запахнула кружевной халат поплотнее, до самой шеи. Она выглядела почти голой, но, возможно, это было и к лучшему. Ей не придется далеко бежать, пока полисмен не арестует ее. Мелисса очень надеялась на это. Если ее посадят под арест, в тюрьме она будет в безопасности, пока Мария не придет за ней.
Мария… – Мелисса закрыла глаза, черпая мужество из мыслей о сестре. Затем она открыла их. Мария с радостью приютит ее у себя. В этой жизни они были друг для друга единственной отрадой.
Она опустила на перила руку, холодную как лед.


Лорд Монтегю хмуро уставился на своего сына.
Джордж вел себя совсем не так, как подобалось его сыну и наследнику. Они оба сидели на стульях с высокими спинками, перед ними стояла вторая бутылка шампанского. Девочки леди Гермионы одна за другой демонстрировали себя Джорджу, но тот забраковал их всех.
Монтегю быстро приходил в ярость.
Что же не так с его мальчиком? Здесь были самые лучшие девочки Гермионы, способные распалить даже труп девятидневной давности. Что ему еще нужно, чтобы он завелся?
Вытирая лоб, Монтегю украдкой огляделся. Или ему кажется, что несколько мужчин в комнате смотрят на них и обсуждают? Если мальчик быстро не выберет, он рискует заслужить неблагоприятную репутацию среди присутствующих здесь мужчин – а некоторые из них были приятелями Монтегю.
Его светлость взглянул на карманные часы. Боже! Сколько еще можно тянуть?
Маленькая блондинка в светло-розовом, под цвет ее сосков, с притворной скромностью уселась на скамеечку у ног Джорджа. Она взяла его за руку, заглянула ему в глаза и низким, хриплым голосом стала читать слегка неприличное любовное стихотворение.
Брови Джорджа приподнялись. Он выглядел заинтересованным.
Лорд Монтегю выпрямил скрещенные ноги и стал вставать. Его собственное тело уже давно было в готовности после обозрения всей этой женской плоти. Мысль о девушке, ждущей его в постели наверху, вызывала в нем такое напряжение, что он даже беспокоился, как теперь пройдет через комнату.
К несчастью, когда стихотворение закончилось, безупречный английский язык девушки перешел в жуткий провинциальный диалект. Джордж моргнул, словно стряхивая с себя дурман. Оглядев ее, он спросил, как она сюда попала. Она вздохнула и потупила глаза. Ее рассказ оказался печальным – мать-вдова, куча младших братишек и сестренок. Притворная слеза скатилась по ее щеке, когда она поведала ему, что приехала в город, чтобы найти работу и тем самым прокормить семью.
Джордж в ужасе взглянул на отца.
– Не верь ни единому ее слову, – посоветовал ему Монтегю. – Она хочет, чтобы ты стал ее покровителем. По-моему, ты еще молод для этого, но если хочешь, кое-что можно устроить.
Джордж не заинтересовался этим предложением. Вместо этого он стал расспрашивать ее, как она попала в «Лордс Дрим».
Тень страха прошла по лицу девушки. Она встревоженно оглянулась. В это мгновение Джордж заметил крепкого мужчину, который стоял в углу комнаты, скрестив руки на груди. Хотя мужчина был в форме лакея восемнадцатого века и в парике, слегка съехавшем набок, он был крупнее любого из лакеев, которых Джордж когда-либо видел в своей жизни. Его плечи буквально выпирали из-под тонкого черного сукна, а тяжелая челюсть задиристо выдавалась вперед.
Девушка снова взглянула на Джорджа. Ее лицо под густым слоем краски ничего не выражало.
– Мне здесь нравится, – заученно произнесла она. – Где еще девушка может встретить таких приятных джентльменов, как вы? – она блеснула призывной улыбкой, открывшей постороннему взору сломанный зуб. – Если вы пойдете со мной наверх, я постараюсь, чтобы вам здесь тоже понравилось.
Джордж вытащил из кармана свой кошелек.
– Нет, вряд ли это у вас получится, – он достал оттуда фунтовую бумажку. – Однако спасибо за стихотворение.
Лакей шагнул вперед, свирепо нахмурив брови.
– Вот что! У нас так не принято. Ей не разрешается выпрашивать деньги.
В салоне вдруг наступила тишина. Девушка отпрянула назад.
– Я не выпрашивала, Берт, клянусь, не выпрашивала. Ему просто понравилось мое стихотворение.
Джордж встал:
– Я ухожу, отец. Если ты хочешь остаться здесь, пожалуйста, чувствуй себя свободно. Я пошлю экипаж назад за тобой.
– Джордж…
Вслед за ним встала и блондинка, но страх сковал ее движения. Она споткнулась о скамеечку и свалилась набок, прямо к ногам лакея. Тот бросился поднимать ее на ноги, но, на беду, в это же самое время встал и лорд Монтегю. Все трое столкнулись, Монтегю чертыхнулся. Вокруг зазвенел нервный женский смех.
Полный отвращения, Джордж проскочил мимо них, направляясь к выходу из салона. Пробираясь между завсегдатаями салона к двери, он вдруг заметил поблизости девушку в голубом кружевном пеньюаре, шедшую за ним по пятам. Она шла не совсем за ним, но окружающим в комнате вполне могло показаться, что это именно так.
Они были почти у самого выхода, когда он остановился и обратился к ней:
– Я не нуждаюсь в ваших услугах.
Девушка даже не взглянула на него и не остановилась. Вместо этого она стремглав рванулась к выходу. Джордж недоуменно уставился ей вслед.
Несколько секунд спустя другой лакей, как две капли воды похожий на первого, приволок ее обратно. Она отчаянно лягалась и размахивала руками, безуспешно пытаясь вырваться из его мертвой хватки, ее скудная одежда выставляла напоказ тонкие ноги и незрелое девичье тело.
– Перестань. Уймись, – предупреждал ее привратник.
Всхлипывая, она укусила его за руку.
Он с проклятием выпустил ее, затем со всего размаха стукнул укушенной рукой. Удар свалил ее с ног, но она тут же вскочила.
– Он сказал, чтобы я дождалась его экипажа, – вскрикнула она, указывая на Джорджа.
– Что? – уставился на нее Джордж.
– Вы мне так сказали. Вы же знаете, что сказали это, – выкрикнула девушка в голубом. В ее глазах стояли слезы. – Пожалуйста, возьмите меня с собой.
К группе подошла леди Гермиона.
– Что ты здесь делаешь? – она схватила Мелиссу за руку. – Отведи ее наверх, Берт. Этой девчонке не следовало появляться здесь.
– Вы правы! – Берт заломил девушке руки за спину, и она вскрикнула от боли.
– Где Джек? – пожелала узнать леди Гермиона.
– Я послал его позаботиться о том малом в аллее. Он еще не вернулся, – проворчал Берт краем рта.
Леди Гермиона закатила глаза.
– Пожалуйста, кто-нибудь, помогите мне! – зарыдала Мелисса.
Пара хорошо одетых мужчин направилась к месту скандала. Леди Гермиона повернулась к ним и развела руками:
– Уверяю вас, джентльмены, ничего страшного. Бедняжка не в себе, потому что узнала о смерти своей матери. Берт поможет ей подняться наверх, а Юника утешит ее.
Юника послушно направилась на второй этаж. Берт начал толкать сопротивляющуюся девушку перед собой, но Джордж преградил ему дорогу.
– Подождите-ка минуту. Вы держите здесь эту девушку против ее воли?
– Конечно, нет, – обернулась к нему леди Гермиона.
– Да! – вскрикнула девушка. – Да! Да! Пожалуйста, помогите мне.
– Отпустите ее, – потребовал Джордж. Второй лакей приблизился к молодому человеку. Лорд Монтегю, узнав свою протеже, понял, что обещавший быть приятным вечер быстро превращается в стихийное бедствие. Он подошел к сыну сбоку и, отводя его в сторонку, прошептал на ухо:
– Тебе не нужно вмешиваться, это их дела.
– У нас свободная страна, – повернулся к нему Джордж.
– Лорд Монтегю! – вскрикнула Мелисса. Джордж взглянул на них обоих:
– Разве она тебя знает?
– Не будьте смешным, – леди Гермиона властно махнула рукой Берту. – Как может это ничтожное создание знать вашего отца? Она новенькая и…
– Как вышло, что она знает тебя, отец?
– Она не знает меня, – стал изворачиваться лорд Монтегю. – Она лжет. Она, наверное, услышала, как кто-то обратился ко мне по имени.
Леди Гермиона щелкнула пальцами. Берт остановился, подхватил Мелиссу и взвалил себе на плечо. Вместо того, чтобы повиснуть на нем, она выпрямила спину, обращая лицо к лорду Монтегю.
– Лорд Монтегю, сжальтесь! – протянула она к нему руки.
– Боже мой, – лицо Джорджа побледнело. – Ты знаешь эту девушку? – снова спросил он.
– Вот что, Джордж… – лорд Монтегю успокаивающе положил руку ему на плечо.
Мелисса забилась, сдвинув парик лакею на глаз.
Около них собрался полукруг жадных до зрелища зевак. Пока Берт медлил, парик съехал ему на глаза и ослепил его.
– Помогите! – закричала Мелисса, стуча кулаками по его голове. Ее золотые волосы рассыпались по плечам, лицо исказилось от напряжения. Слезы ручьями текли по ее щекам.
– Боже мой! – уставился на нее Джордж. – Я же узнал ее! Это гувернантка моих сестер.
– Ну и ну, – заметил один из зевак. – Дрянное дело.
Джордж бросился на помощь, но вмешался второй охранник и оттолкнул его в сторону. Молодой человек попытался отодвинуть его локтем:
– Как вы смеете! Отойдите с моей дороги!
Так называемый лакей схватил его руку и заломил за спину, точно так же, как его коллега проделал это с Мелиссой. Несколько девушек взвизгнули.
– Прекратите! – скомандовал Монтегю. – Это мой сын.
Лицо Джорджа побелело от боли. Лакей чуть-чуть ослабил хватку. Этого «чуть-чуть» и хватило Джорджу. Вывернувшись из захвата, он занес кулак и что есть силы ударил в тяжелую челюсть.
– Отлично сработано! – выкрикнул кто-то из собравшихся.
– Всыпь ему! – раздался женский голос.
– Джордж! – крикнул Монтегю.
Джордж кинулся за Мелиссой, но его противник не дремал. Он так резко встряхнул крепкой головой, что парик свалился с нее. Загородив Джорджу путь, он встал в боксерскую стойку, и его узловатые кулаки превратились в смертоносное оружие. Его левая молнией метнулась вперед и угодила Джорджу в нос.
Потекла кровь, раздался стон.
– Он подлый, этот Чарли, – горестно сказала одна из девушек клиенту. – Когда он так разойдется, он не оставит от соперника ничего, кроме мокрого места.
– Прекратите! – лорд Монтегю встал между ними.
Джордж вытер текущую из носа струйку крови, оттолкнул отца в сторону и направил кулак правой руки в солнечное сплетение лакея.
– Боже! Какой великолепный удар!
– Ставлю пять фунтов на Монтегю.
– Так тебе, Чарли! – одобрительно воскликнул кто-то из девушек.
Чарли зарычал. На кону была его репутация, а может быть, даже работа. Он выдал свой лучший удар, прямой правой, со всей силой своего стокилограммового веса. Джордж присел, но кулак попал точно в челюсть лорду Монтегю.
Тот свалился точно подрубленное дерево.
– Терри! – в ужасе вскрикнула Гермиона, забыв все приличия. Влепив пощечину своему наемнику, она опустилась на колени рядом с упавшим. – Ох, Терри, дорогой мой.
Из угла рта лорда Монтегю текла кровь, глаза были полуоткрыты, но без признаков сознания. Его ноги слабо вздрагивали.
– Терри, – она положила ладонь на его щеку. – Терри, милый.
Лакей перестал сторожить путь и отступил назад. Он в испуге уставился на свою хозяйку, стоящую на коленях. Слезы ручьем текли по ее щекам.
Джордж тоже склонился над отцом. Кровь из носа капала на его безукоризненно чистую рубашку.
– Как вы могли? – взглянула на него леди Гермиона.
Полукруг распался, и Берт воспользовался этой возможностью, чтобы, сбросив свой парик на пол, умчаться с Мелиссой наверх.
Когда он, пошатываясь под весом ее безжизненного тела, поднимался на лестничную площадку, Кэйт разразилась торжествующим смехом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимый плут - Джеймс Дина



Отличный роман
Любимый плут - Джеймс ДинаАля
13.11.2012, 17.46





Хороший роман. Легко читается. Немного наивный. Хорошо раскрыты характеры главных героев. интересный сюжет
Любимый плут - Джеймс ДинаGala
20.12.2013, 1.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100