Читать онлайн Веницианская леди, автора - Джейкоб Мерил, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Веницианская леди - Джейкоб Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Веницианская леди - Джейкоб Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Веницианская леди - Джейкоб Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джейкоб Мерил

Веницианская леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Было десять часов утра, когда Эмма, вывезенная из Женевы горничная леди Дианы, разбудила свою госпожу.
Она внесла завтрак на зеленом стеклянном подносе, с торжественностью церковного старосты, несущего мощи какой-нибудь святой. На подносе были чайник из настоящего фаянса, мармелад из апельсинов и сухой бисквит. Кроме того лежало письмо без марки, с гербом патрицианки на печати. Эмма доложила:
— Миледи, вот спешное письмо от графини Орсоло.
Леди Диана знала только по виду эту аристократку, живущую в соседнем дворце. Она вполголоса прочитала послание:


«Леди Уайнхем, я уверена, что вы не будете на меня в претензии, если я решусь выразить вам самые настойчивые жалобы моей сиамской кошечки Беттины, премированной в прошлом году на выставке в Турине. Вчера вечером я застала возле нее обезьяну мистера Баттерворса в позе, не оставляющей никаких Сомнений относительно ее намерений. Это нечистое животное пыталось воспроизвести род своих предков с моей бедной кошечкой. Мне стоило большого труда прогнать обезьяну и предотвратить ужасную катастрофу. Я была бы вам очень обязана, леди Уайнхем, если бы в будущем вы следили за обезьяной.
Я прошу вас принять мои самые почтительные приветствия.
Дельфина Орсоло».


Леди Диана нашла инцидент смешным, но она искала предлога к ссоре с Джимми. Она позвала Эмму.
— Мистер Баттерворс вернулся?
— Да, миледи, в три часа утра… Господа еще спят.
— Как вы сказали?.. Господа?..
— Да, миледи, мистер Баттерворс вернулся ночью с двумя своими товарищами; один из них спит на постели, другой в качалке, а месье спит на куче подушек, взятых из будуара миледи.
— Что такое?
— Я только что передавала им утренний завтрак: поридж, яичницу с ветчиной, жареную корюшку, маисовый хлеб, молочные лепешки с кленовым сиропом, мармелад, китайский чай и коньяк.
Леди Диана в возмущении выпрямилась на своей постели.
— Попросите ко мне немедленно мистера Баттерворса.
Оставшись одна, она злобно швырнула подушки и пробормотала по-французски:
— Этот субъект становится невыносимым. Мистер Баттерворс вошел, растрепанный, в оранжевом халате чемпиона бокса.
— Алло, Диана, как поживаете, дорогая? Взгляд леди Дианы остановил его прыжок по направлению к кровати.
— Я узнала, мой дорогой, что вы привели вчера ко мне двух незнакомых людей.
— Конечно… Боб Митчел и Фреди Уайчмотт, мои товарищи по колледжу.
— Не принимаете ли вы мой дворец за семейный пансион?
— О, Диана, у вас здесь достаточно места для целого племени дикарей!
— Разве это причина, чтобы навязывать мне присутствие людей, которых я не знаю? Я вижу, дорогой мой, что вы долго еще не будете знать правил приличия. Ваше поведение начинает меня раздражать. Кстати, прочтите письмо. Я только что получила его от графини Орсоло. Она жалуется на безобразное поведение вашей обезьяны. Это отвратительно!
Джимми прочел послание недовольной аристократки, разразился хохотом и объявил:
— Обесчещенная Беттина, или любовные похождения Отелло!.. Отличная тема для юмористического отдела газеты Херста, Диана… Признайтесь, что вас тоже это позабавило… Вы представляете себе возбужденного Отелло, нападающего на кошку старой Орсоло! Я дал бы двадцать долларов, чтобы присутствовать при этой идиллии!
— Во всяком случае, вдова недовольна, и ваша обезьяна делает меня смешной.
— Это ничего, Диана… все равно она явится на бал, который вы дадите в ночь Искупителя.
— Бал?
— Дайте мне договорить, дорогая… Я узнал, что в Венеции всегда празднуют восемнадцатое июля — прекращение страшной эпидемии чумы, опустошившей Венецию, в каком-то там году. В эту ночь все веселятся до потери сознания. И вот мне и моим товарищам и нескольким благородным венецианцам, с которыми я вчера пил за ваше здоровье в баре «Даниэли», пришла в голову идея. Мы решили посвятить вас в догарессы.
— В догарессы?
— Да, отличная мысль, не правда ли? Все мои друзья вас знают и восхищаются вами. Ваша история с принцем Селиманом и трагедия, пережитая вами в вашем шотландском замке, воспламенили венецианцев. Они считают вас самым прекрасным цветком в оранжереях Готского альманаха и самым редким образцом из галереи интернациональных великосветских дам. Они в восторге от моего предложения и считают вас достойной быть посвященной в догарессы. Ведь это замечательно, Диана! Конечно, все расходы — за мой счет. Бал во всю. После бенгальского огня с Джудекки вас посвятят в догарессы. Между прочим, телеграфируйте немедленно в Париж, чтобы вам выслали пурпуровое манто, подбитое горностаем. Вы должны походить на одну из догаресс Веронезе, написанную на Плафоне во Дворце Дожей. Понимаете, дорогая? Старейшина бала посвятит вас в догарессы. Вы изберете дожа по вашему желанию. Меня, конечно, не коронуйте. Я вне игры. Я лишь буду присутствовать в Совете Десяти, десяти тысяч долларов, которые придется выбросить на лимонад, фонарики и ужин.
Леди Диана слушала Джимми, удивленная и обезоруженная. Как сердиться на этого большого ребенка, плохо воспитанного, соединяющего самым удивительным образом великолепную щедрость и отвратительные манеры! Она разрешила Джимми поцеловать себя и весело проговорила:
— Ну, что вы за безумец, Джимми! Я — догаресса? Я об этом и не думала.
— Я тоже. Меня надоумил Уайчмотт, рассказав мне, как он нашел сходство между вами и святой Екатериной из палаццо Дожей, которая мистически обручилась с дожем Франческо Донато. Да, кстати, не забыть бы пригласить миссис Эскмор; я видел ее вчера в обществе Тримбатта и лорда Монтегю Бэтсмана.
Леди Диана удивилась.
— Как, неужели она здесь?
— Да, я даже разговаривал с ней. По своему обыкновению, она наговорила мне гадостей об американцах, которых она находит глупыми и эгоистами, дурно воспитанными. Чтобы отомстить, я рассказал ей про даму, посетившую исторический фрегат, которым командовал Нельсон при Трафальгаре. Офицер показал ей большую медную пластинку, прибитую на мостике, и объяснил ей: «Здесь, сударыня, пал Нельсон во время морской битвы». Тогда дама простодушно заявила: «Это меня нисколько не удивляет, лейтенант: только что, проходя наверху, я сама чуть не разбила себе лицо». Миссис Эскмор соблаговолила найти это забавным и воскликнула: «Это, конечно, была американка?» Нет сударыня, — вежливо возразил я, — эта дама ваш лучший друг, миссис Б.»
Джимми взял бисквит со стеклянного подноса и спросил:
— Теперь, Диана, скажите, кого вы изберете дожем?
Диана неопределенно махнула рукой.
— Еще подумаем.
— Я знаю, что сейчас у вас имеется три воздыхателя, уцепившихся за вашу колесницу. Они только и ждут, чтобы сбросить меня с моего сиденья.
— Оставьте их в покое, Джимми!
— Кто из них будет избран — Анри де Мантиньяк, сэр Реджинальд Деклинг или Эрих Краузе? У кого больше шансов — француза, английского дипломата или немецкого промышленника?
— Я пока ничего не знаю. Я пригласила их сегодня вечером обедать у Монтэна, может быть, за десертом я решу этот вопрос. Во всяком случае, Джимми, я вам даю отпуск до полуночи. Отправляйтесь развлекаться с вашими друзьями. Тем временем я подумаю о моих трех воздыхателях и обсужу их сравнительные достоинства.


В этот вечер леди Диана обедала в обществе своих трех воздыхателей: француза, немца и англичанина. Месье де Мантиньяк — холодный, прекрасно владеющий собой, скупой на жесты и порывы, являл собой полный контраст с твердо укоренившимся представлением о парижанине, как о существе экспансивном, болтуне и юбочнике. Сэр Реджинальд Деклинг — пылкий, решительный и язвительный. Доктор Эрих Краузе — меланхолически влюбленный ганноверский дворянин, скрывающий за своими ясными голубыми глазами стальную волю. Мантиньяк, культурный рантье, посещал Венецию, как артист и дилетант. Сэр Реджинальд Деклинг, атташе министерства иностранных дел, занимался в Лидо плаванием в промежутке между двумя дипломатическими миссиями. Краузе, миллионер-промышленник, начиненный иностранными банкнотами, продавал итальянцам тяжелые орудия.
После обычных банальностей леди Диана повернулась к Деклингу и заметила:
— Ужасная история, это убийство лорда Стэнли в Каире, не правда ли, Реджинальд?.. Мой муж представил его мне в Букингемском дворце. Он был тогда только что назначен верховным комиссаром Египта и казался очень довольным… Видно, ему суждено было погибнуть на земле фараонов.
Эрих Краузе посмотрел на Деклинга с иронической улыбкой.
— Ты сам хотел этого, Жорж Данден! — И, гордый своим знанием Мольера, немец прибавил:
— Еще немного, и ключ к водам Красного моря окрасится кровью… Ба! Господство над путями в Индию стоит костей английского гренадера, как сказал бы наш покойный Железный канцлер
type="note" l:href="#FbAutId_12">[12]
. Только вот ваши добрые союзники, французы, будут втихомолку подсмеиваться над вами… Ха, ха, ха!
— Простите, простите, — запротестовал Мантиньяк. — Отдать Египет египтянам — значит отдать и Алжир арабам, а это был бы конец нашему североафриканскому владычеству. Наши интересы связаны.
Леди Диана, потягивая кьянти, примирительно заметила:
— Лига наций уладит все это. Все три чичисбея засмеялись этому замечанию, а Краузе проговорил:
— О, да, игрушка, изобретенная профессорами истории, впавшими в детство… Забавная выдумка!
Последовавшие за тем комментарии Мантиньяка были прерваны приближением факира, ходившего от стола к столу с воззванием на трех языках, восхвалявшим остроту его ясновидения.
— Позовите его, — попросила леди Диана. — Я обожаю предсказателей за то, что в их прорицаниях нет ни слова правды. И потом, каждый встречал в своей жизни цыганку или ясновидящую, которая предсказала ему удивительнейшие вещи. факир поклонился леди Диане; он носил индусское имя Хананати, но сэр Реджинальд Деклинг подозревал, что его родиной скорее были окрестности Яффы.
— Читаете ли вы по руке? — спросила леди Диана.
На лице шарлатана промелькнула недовольная гримаса.
— Нет, сударыня… Рука ненадежна. Я попрошу у вас какой-нибудь предмет, с которым вы никогда не расстаетесь.
Леди Диана дала ему свое обручальное кольцо. Хананати сжал его между ладонями и замер в искусственном трансе. Затем, стоя сзади леди Дианы, он пробормотал:
— Я вижу вас среди песчаных дюн у подножья пирамид.
— Дальше?
— Это все.
Мантиньяк саркастически заметил:
— Не предсказываете ли вы судьбу по звездам?
— Я ясно видел госпожу среди дикарей, с пирамидами и сфинксом на горизонте. Я не могу больше ничего добавить.
— Дайте ему десять лир… Это больше не стоит.
Факир удалился. Леди Диана наклонилась к сэру Реджинальду и заметила:
— Любопытно все же!.. Перед появлением этого факира мы говорили о восстании в Египте, а вчера вечером я думала о лорде Стэнли.
— Простое совпадение.
— Очевидно, тем более, что у меня нет никакого резона отправляться сейчас на берега Нила.
Обед закончился. Леди Диана и ее рыцари вышли из ресторана и отправились к каналу Джудекки, где Беппо ожидал их в гондоле с химерами. Немец сел направо, англичанин налево, а француз — у ног леди Дианы.
— Мои друзья, мы имеем право теперь поболтать после наших, столь мрачных предсказаний относительно будущих судеб человеческого рода. Я хочу задать вам вопрос: в ночь Искупителя я даю у себя бал, на котором должна буду избрать дожа. Если я изберу одного из вас, будут ли остальные ревновать?
— О, — вскричал Мантиньяк, — мы подходим к вопросу квадрата гипотенузы в области любовной геометрии. Из-за ревности пролилось немало чернил, дорогой друг.
— Не говоря уже о слезах, — пробормотал Деклинг.
— И пощечинах, — добавил Краузе. При входе в Большой канал они заметили моторную лодку, управляемую человеком в серой фетровой шляпе, непромокаемом пальто и светлых замшевых перчатках. Элегантный рулевой заметил гондолу вовремя, чтобы не столкнуться с ней, но слишком поздно, чтобы не обрызгать ее. Тогда, держа левую руку на руле, а правой быстро сняв шляпу, он повернулся к леди Диане и крикнул по-итальянски:
— Я прошу у вас, сударыня, тысячу извинений.
Через несколько минут белое пятно его плаща скрылось в темноте. Сидевшие в гондоле ограничились испугом и несколькими каплями воды на пальто. Беппо выругался. Сэр Реджинальд воскликнул:
— Что за болван! Он мог перевернуть вашу гондолу.
Краузе прибавил:
— Следовало бы запретить движение моторов в 80 лошадиных сил. Венеция создана не для того, чтобы моторные лодки бороздили ее каналы.
Мантиньяк наблюдал за леди Дианой. Непредвиденная неприятность, казалось, не произвела на нее особенного впечатления. Повернувшись к гавани святого Марка, она старалась рассмотреть исчезнувшую лодку, белый метеор, промелькнувший на окутанном сумраком канале.
— Вас занимает рулевой таинственной лодки? — спросил Мантиньяк вполголоса.
По-видимому он угадал мысль леди Дианы, так как у нее вырвался нетерпеливый жест, и, обращаясь к гондольеру, она спросила:
— Беппо, что это за лодка? Вы успели рассмотреть ее?
— О, да, синьора… Я знаю ее… Она называется «Беатриче», и стоит обычно где-то возле морского клуба.
— Кому она принадлежит?
— Не знаю, синьора.
— Тогда везите нас скорее домой. Гондола причалила. Леди Диана быстро соскочила на ступеньки и сказала:
— Извините меня, мои друзья… Я чувствую себя не совсем хорошо… Беппо отвезет вас, куда вы прикажете… До свиданья.
Леди Диана не дослушала прощального приветствия своих поклонников. Она быстро пересекла внутренний двор палаццо, обсаженный деревьями, поднялась в свою комнату и позвонила горничной. Появилась Эмма.
— Вернулся мистер Баттерворс?
— Да, миледи. Мистер Баттерворс собирается брить Отелло.
Леди Диана поспешила в библиотеку и застала там Джимми.
Вооруженный механической бритвой, кисточкой и мылом, он держал Отелло между ног.
— О, Диана! — весело воскликнул он. — Уже вернулись? Как раз вовремя. Вы мне поможете держать эту проклятую мартышку, пока я сделаю ей физиономию первого любовника, выскочившего из Друри-Лейн.
Леди Диана схватила кисточку и мыло, чтобы выбросить их в окно, и раздраженно воскликнула:
— Вы мне надоели с вашей мартышкой! Положительно, у вас столько же чутья, сколько у сеттера, набитого соломой… Послушайте… Минуты, даже секунды дороги… Знаете ли вы моторную лодку под именем «Беатриче»?
— Нет.
— В таком случае садитесь в мою лодку и отправляйтесь на поиски. Интересующая меня лодка белого цвета, и на носу у нее развевается маленький треугольный флаг со звездой. Я хочу знать имя человека, управлявшего ею сегодня в одиннадцать с половиной часов вечера, когда он чуть не опрокинул нас на улице Спасения. Вы поняли, Джимми?
— Вы хотите задать трепку этому идиоту?
— Да.
— Рассчитывайте на меня. Если я найду его, то сломаю ему челюсть.
— Воздержитесь от этого. Я сама научу его вежливости. Я хочу только знать его фамилию и адрес. Он направлялся в сторону Святого Марка. Обыщите гавань. Отправляйтесь вплоть до Лидо, если понадобится. Возможно, что он оставил свое судно у моста Excelsior. Одним словом, не возвращайтесь, не исполнив поручения… Джимми, я рассчитываю на вас!
Несмотря на многое недостатки, Джимми был услужливым любовником.
Через несколько секунд Отелло, с влажной еще от мыльной пены мордой, полетел в клетку, а Джимми помчался через парадную лестницу с ловкостью истого спортсмена.
Одним ударом руки он отвязал «Тритона», отказавшись от услуг механика.
Тем временем леди Диана, сидя у окна своей комнаты, наблюдала за моторкой, увозившей Джимми. Джимми отправлялся не для завоевания чаши Грааля
type="note" l:href="#FbAutId_13">[13]
, а по следам человека, властный профиль которого промелькнул перед леди Дианой. Мягкий тембр его голоса все еще звучал у нее в ушах, рождая в ее душе какую-то смутную надежду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Веницианская леди - Джейкоб Мерил


Комментарии к роману "Веницианская леди - Джейкоб Мерил" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100