Читать онлайн Веницианская леди, автора - Джейкоб Мерил, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Веницианская леди - Джейкоб Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Веницианская леди - Джейкоб Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Веницианская леди - Джейкоб Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джейкоб Мерил

Веницианская леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Под террасой отеля «Шипхерд» сновали проводники и драгоманы. Голубые галабии берберийцев, разноцветные тарбуши туземцев, серые шляпы туристов, белые токи изящных дам смешивались в золотистом воздухе, насыщенном солнцем и пылью. Вдоль приподнятой балюстрады американки в дымчатых очках показывали прохожим свои длинные тонкие ноги в светлых шелковых чулках. Вокруг камышовых столиков, уставленных бокалами с недопитыми коктейлями, дрессированные птички из Коннектикута трещали язычками, произнося общие места по поводу лица Тутанхамона или львиного профиля богини Секмет. Налево женщина лет пятидесяти перебирала в руках стеклянное ожерелье, приобретенное в лавочке Муски; направо две английские девицы, курившие надушенные папиросы, показывали друг другу окаменелых жуков, выдаваемых за тысячелетних мусульманскими продавцами в Луксоре.
Был полдень. Леди Диана, прибывшая в отель накануне, спустилась в зал с египетскими колоннами. У парикмахера она встретилась с герцогиней де Блисс, не видевшей ее больше года и удивившейся при встрече с ней в Каире.
— Вы здесь, Диана? Вы не боитесь восстания?
— Не больше, чем вся эта космополитическая толпа, суетящаяся вокруг по Эзбекие.
— Вы правы. Суданские события не очень смущают здешних туристов. Пройдемся немного. Сегодня восхитительный день. Прежде всего мне хочется выпить коктейль, потому что язык мой сух, как плиты пирамид.
Герцогиня де Блисс была американкой германского происхождения. Она купила герцога де Блисс в Лондоне, на этой ярмарке снобизма. В обмен на годичную ренту в сто тысяч долларов он согласился исчезнуть из модных кружков, организуемых обычно его супругой. В одном из пунктов этого странного договора было подробно обусловлено, что нога герцога никогда не ступит через порог некоторых больших отелей, таких как «Шепард», «Семирамида», «Парижское Кафе», и дюжины известных заведений, где его публичное появление с любовницей не понравилось бы его жене. Герцогиня сама великолепно наставляла рога своему супругу, но отнюдь не желала, чтобы он делал ее смешной в глазах света. Она ругалась и курила, как гвардейский сержант, пила, как негритянский король, и уснащала свой разговорный язык такими словечками, которые великосветское общество терпит только у свободомыслящих миллиардерок.
— Дорогая, — проговорила она, беря леди Диану под руку. — Я обожаю Египет, я ежегодно даю себя обворовывать, платя по пятьсот пиастров за древности, фабрикуемые целыми пачками у Гарроди, и покупаю поддельные старинные ковры у сирийцев с бархатными глазами и волнующим меня акцентом. Я обожаю это… Я не знаю, говорила ли в нос Клеопатра и жевал ли резинку Антоний, но в этой проклятой стране сразу попадаешь во власть чувственности. Вчера я отправилась со своим проводником к пирамидам Sakkara. Он шел рядом с моим белым ослом и время от времени, просовывал руку между седлом и моим седалищем, чтобы убедиться, хорошо ли я сижу. В конце концов эта история надоела мне, и я сказала ему: «Эй, ты, Мохаммед. Если это для осла, то пониже, а если для меня, то повыше…» Вот он как раз ищет меня, чтобы сопровождать на прогулку до завтрака к могилам калифов.
Смуглый, красивый бербериец поклонился, стоя внизу террасы, и поднес два пальца к губам и ко лбу.
— Не правда ли, чертовски красив? — проговорила герцогиня. — Поди сюда, мальчик, представлю вам Бутроса Абд-Эль-Мазиха. Симпатичный плутишка. Пройдемся с нами до Эзбекие, дорогая! Мой экипаж ждет у «Континенталя».
Герцогиня де Блисс, взяв леди Диану под руку, увлекла ее за собой, сопровождаемая на расстоянии двух шагов своим верным драгоманом. Она продолжала:
— Это любопытно… в Америке я, как и все, подчиняюсь расовым предрассудкам. Если бы какой-нибудь негр осмелился прикоснуться ко мне, я убила бы его, как бешеную собаку. Здесь я смотрю на этих цветнокожих под совершенно другим углом зрения. Вам никогда не случалось пошалить в безлюдной гробнице с берберийцем с черными, как смоль, глазами? Нет?.. Уверяю вас, что ради этого стоит туда поехать. Соседство мумии — это индийский перец, придающий ощущениям особую пикантность… Это производит впечатление, как будто на меня смотрит очень старый человек, посмеиваясь своим беззубым ртом…
Продавцы в длинных светлых одеяниях, неперебой предлагали им папиросы, почтовые открытки, букетики цветов и янтарные ожерелья. Перед зданием оперы леди Диана простилась с герцогиней де Блисс, окликнула такси и приказала везти себя на остров Гезирэ. Но едва шофер отъехал, как двое мужчин в европейском платье, но с тарбушами на головах, прыгнули в соседнее такси и приказали везти себя вслед за леди Дианой.
«Надзор продолжается», подумала, оборачиваясь, леди Диана. Она узнала сыщиков, не терявших ее из вида с момента высадки в Александрии.


Вилла, в которой жил Марад-Эль-Дин-Паша на острове Гезирэ, находилась рядом с площадкой спортивного клуба. Леди Диана миновала сад, усеянный тамариском и утопавший в тени высоких пальм. Чернокожий лакей в красной с золотыми галунами ливрее ввел ее в гостиную в мавританском вкусе. Появился паша. Это был копт, чистокровный египтянин, когда-то выполнявший официальные миссии в Европе. Паша долгое время жил в Париже и Лондоне, знал все магазины на улице Мира и все кафе на Regent-Street. Он симпатизировал национальному египетскому движению, хотя открыто не принимал никакого участия в борьбе политических партий.
— Мы позавтракаем наедине, — сказал он, целуя руку леди Дианы. — Я полагаю, что наш разговор должен происходить при закрытых дверях. И с многозначительной улыбкой добавил:
— Это тем более необходимо, что вы все время находитесь здесь под надзором.
— Это верно, паша! Кажется, мои соотечественники питают ко мне очень ограниченное доверие. Вы уже знаете?..
— Да, и я могу вам только посоветовать быть начеку. Вы знаете, что происходит. Убийство верховного английского комиссара в июне этого года — безусловно политическое преступление, причины которого еще не выяснены. Возможно, что оно было делом провокаторов. Результатом его были крайне жестокие меры, вызвавшие восстание в верхнем Египте и в Судане. Фактически власть перешла в руки главнокомандующего британскими войсками в Египте лорда Ведфорда, который, ввиду осадного положения, является полноправным господином Египта. Когда я говорю: лорд Ведфорд, я собственно должен был сказать: генерал Варрен, его начальник генерального штаба. Он один самолично предписывает, решает и действует. Маршал, лорд Ведфорд, — большой барин, немного утомленный. Он всецело передал командование Лесли Варрену. Будем же остерегаться его, тем более что в последнее время его сыскная полиция усилила свою деятельность.
— Почему?
— Потому что повстанцы получают через неизвестные руки оружие и всевозможные военные припасы. Британскому авиатору удалось обстрелять караван, везший повстанцам пулеметы. Дело происходило в глубине Ливийской пустыни. Этот факт страшно поразил высшее английское командование, полагавшее, что оно уничтожило этот источник снабжения блокадой побережья дельты и Красного моря. Так как оно не может занять итальянскую Киренаику, то вынуждено искать здесь ответственных пособников этой контрабанды.
Сообщения Марад-Эль-Дин-Паши казались леди Диане благоприятными. Какое значение имели для нее желания националистов и потери британского корпуса? Весь мир сосредоточивался для нее в одном человеке. Ее единственным желанием было, чтобы Ручини, выполнив скорее свою миссию, вышел целым и невредимым из окружавших его опасностей. Ей хотелось очутиться с ним снова в солнечном тепле маленького средиземного порта среди цветов, благоухания и спокойствия.
После завтрака, сидя за кофе с Марад-Эль-Дин-Пашой, вдвоем без лакеев, она выразила, наконец, свое желание, которое долго не решалась произнести вслух. Хозяин внушал ей доверие, и она была уверена, что Шерим-Паша был прав, сказав ей в Неаполе, что она может без всякого риска откровенно говорить с ним.
— Паша, — проговорила она, наконец, — направляясь в Египет, я предвидела все, кроме скрытой вражды генерала Варрена, который, дав мне пропуск, продолжает ко мне подозрительно относиться и парализует все мои действия.
— Я знаю, леди Уайнхем!.. Шерим-Паша сообщил мне, что вы будете для нас ценной помощницей, если вам удастся проникнуть в зону военных действий… Он меньше всего думал, что вместо того, чтобы открыть вам все двери, за вами учредят самый энергичный надзор… Это лишний раз доказывает, как опасно недооценивать нюх неприятеля.
— Раз это так, я хотела бы иметь возможность предупредить Ручини, чтобы он не истолковал ошибочно моей бездеятельности… Можете ли вы мне помочь?..
— Дело опасное, леди Уайнхем!.. Но, если вам угодно передать письмо графу Ручини, напишите его сегодня же. После обеда я пришлю кого-либо от моего имени к вам в отель. Вы вручите ему письмо, и я попытаюсь передать его по назначению.
— Значит, вы знаете, где он?
— Да, мне известно это.
У леди Дианы засверкали глаза. Она воскликнула:
— Где он?.. Скажите мне, я умоляю вас… Вот уж скоро месяц, как я не получаю от него известий… Это ужасно.
— Я не скажу вам этого, потому что вы женщина и, как таковая, можете поступить неосторожно. Все, что я могу вам сказать, — это, что граф Ручини жив и невредим и понемногу, без шума, терпеливо выполняет предначертанный план.
Леди Диана поняла, что она ничего больше не добьется от своего хозяина, и поднялась:
— Итак, паша, вы обещаете мне передать ему это письмо?
Египтянин, поднявшийся вместе с ней, внимательно смотрел на нее своими черными глазами, он как будто что-то обдумывал. Вдруг, как бы принимая серьезное решение, он приблизился к леди Диане и медленно проговорил:
— Леди Уайнхем, я верю, что вы не похожи на других женщин и что с вами можно отважиться на большее, чем с другими, вам подобными. Доверие, проявленное по отношению к вам Шерим-Пашой и его сообщниками, кажется мне теперь более чем заслуженным. Я хочу предложить вам кое-что. Передача письма Ручини — не особенно большой риск и для вас, и для него, и для меня. Но… вы хотели бы его видеть?
— Видеть его!.. О!.. И говорить с ним?..
— Нет… Только видеть его… Если я не ошибаюсь в вас и вы достаточно владеете своими нервами, чтобы остаться невозмутимой при виде графа Ручини, я берусь показать его вам завтра в восемь часов утра… Когда вы увидите его, вы поймете всю необходимость этого хладнокровия, которое культивируется с таким упорством на вашей родине.
— Где я должна быть завтра в восемь часов утра?
— В гостинице в костюме туристки… Я заеду за вами, чтобы повезти вас осмотреть пирамиду Саккара. Вы знаете ее, леди Уайнхем, она увековечила древнего демиурга, обладавшего даром воскрешать мертвых… Отнюдь не доброжелатель человечества, как видите… Я покажу вам в Саккара несколько могил священных животных, покажу вам в отдалении пирамиду со ступеньками короля Зогэра… Государь, который за три тысячи лет до рождества Христова… Но простите меня, леди Уайнхем!.. Моя страсть к археологии увлекает меня в то время, как вы, в противоположность Иисусу Навину, хотели бы ускорить движение солнца. Завтра, ровно в восемь, моя карета будет у вашего отеля… Еще раз напоминаю, будьте хладнокровны… Я много слышал о вашем умении владеть своими нервами. Никогда у вас не будет более благоприятного случая доказать это на практике.
Вернувшись в свою комнату, леди Диана с удивлением заметила официальный пакет на своем туалетном столе. Распечатав, она прочла:


«Дорогая леди Диана!
«Вернувшись в главную квартиру после объезда Судана, я узнал сразу все: о вашем прибытии в Александрию и о нелепых мерах надзора, принятых по отношению к вам моими подчиненными. Я прошу извинения и сожалею, что начальник моего второго отдела счел возможным не считаться с льготами, предоставленными вам моим пропуском. Я только что дал точные инструкции, чтобы исправить допущенную ошибку. Я надеюсь, что вы используете предоставленную вам свободу, чтобы навестить меня в Асуане. Мое обиталище не блещет комфортом, но чай, который я предложу вам, будет не менее вкусен, чем теплая водичка лондонских кафе. Глубоко уважающий вас
Лесли Варрен».


В тот же вечер она отправилась ужинать в ресторан в обществе нескольких друзей. Два шпиона, следившие за ней, исчезли.


Утреннее солнце согревало уже вокзальный зал. На платформе беспрестанно двигались феллахи в светлых рубахах и крестьянки в черных платьях.
Леди Диана обратилась к паше:
— Вы серьезно собираетесь повезти меня в Бадресхейн осматривать вашу пирамиду?
— Конечно, леди Уайнхем!.. Раз надзор снят, воспользуемся этим.
— Паша, — прошептала леди Диана, — ведь вы обещали мне нечто, что интересует меня больше, чем все ваши чудеса Саккара?.. Конечно, если только тот, кого вы должны мне показать, не прячется как раз за этой знаменитой пирамидой?
— Увы! Действительность менее романтична. Вы обнаружите его не в тени священных могил… Но в нашем распоряжении еще десять минут до отъезда; взгляните же на погрузку подкреплений, направляемых в верхний Египет.
На соседнем перроне двигались мундиры; полубатальон шотландских стрелков грузился в вагоны.
— Длинный поезд, — констатировал паша. — Пройдемся до конца платформы. Он увлек леди Диану. Подойдя к последнему вагону, паша остановился и проговорил, указывая на паровоз:
— Эта маленькая машина потащит такой поезд… Очевидно, у нас не хватает паровозов.
Леди Диана рассеянно посмотрела на паровоз: все эти детали очень мало интересовали ее.
Машинально следуя за пашой, она подошла к тендеру паровоза и скользнула взглядом по машинисту, английскому солдату королевского саперного полка, протиравшему промасленной тряпкой рычаги, и по кочегару-туземцу, наклонившемуся над открытой топкой и бросавшему туда лопатой уголь.
И вдруг сердце леди Дианы затрепетало от неожиданности. Она узнала Ручини; Ручини, в грязной, пропитанной потом одежде, с голыми руками и ногами, с грязным тарбушем на голове, с неузнаваемым лицом.
Паша угадал волнение своей спутницы. Фамильярно взяв ее под руку, он увел ее на другую платформу. Леди Диана шла, наружно спокойная, но внутри у нее бушевала буря и, под внешним безразличием она ясно чувствовала лихорадочное биение сердца. Ручини на паровозе воинского поезда! Какая смелость и как это достойно опоздавшего родиться кондотьера среди цивилизованного мира двадцатого столетия! Ручини — истопник поезда, наполненного английскими солдатами! Только Ручини способен был пойти на такой риск, чтобы скорее проникнуть в Луксор, Асуан и в главную квартиру врага.
Отойдя от толпы, паша прошептал:
— Поздравляю вас, леди Уайнхем!.. Ваше самообладание выдержало испытание огнем.
— Кто помог Ручини пробраться на этот паровоз?
— Мы… его тайные союзники… Но нам пора уже ехать.
— Простите, паша, но я не в состоянии сейчас ехать восхищаться останками вашей фараоновской цивилизации. Я возвращаюсь в гостиницу, складываю вещи и еду в Асуан…
— Берегитесь, леди Уайнхем!.. Берегитесь. В интересах, вы знаете, кого!
— Почему?.. Варрен лично предоставил мне полную свободу действий.
Египтянин замолчал. Он задумчиво смотрел на свои янтарные четки, осторожно перебирая их пальцами.
— Леди Уайнхем, — проговорил он, — нужно вдвойне остерегаться англичанина, который прожил двадцать лет на Востоке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Веницианская леди - Джейкоб Мерил


Комментарии к роману "Веницианская леди - Джейкоб Мерил" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100