Читать онлайн Веницианская леди, автора - Джейкоб Мерил, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Веницианская леди - Джейкоб Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Веницианская леди - Джейкоб Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Веницианская леди - Джейкоб Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джейкоб Мерил

Веницианская леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Прошло одиннадцать часов после отъезда Ручини в порт. Леди Диана, сидя у окна и полируя ногти, любовалась величественным зданием Castello dell'Ото.
Вот уже неделю она спокойно наслаждалась своим счастьем. Ручини ожидал прибытия доктора Гермуса, Шерим-Паши и патера де Сала, чтобы начать свои действия. Это было затишье перед грозой.
В дверь постучали. Вошел мальчик в белой ливрее, держа на подносе визитную карточку. Но леди Диана не успела еще прочесть имя, как посетитель ворвался в комнату.
— Джимми!
— Да, это я…
Молодой американец поднял мальчика и буквально вынес его из комнаты. Затворив дверь, он бросил свою шляпу на кресло и, скрестив ноги и упершись руками в бока, уселся перед леди Дианой.
— Да, это я, — торжественно повторил он. Леди Диана подняла голову, посмотрела в сторону молодого человека и, спокойно продолжая полировать розовые ногти, пренебрежительно заметила:
— Я вижу, что вы по-прежнему скверно воспитаны и входите ко мне без моего разрешения.
Джимми рассчитывал, конечно, что его вторжение смутит Диану. Он оказался гораздо более смущенным, чем она, и забормотал:
— Well!.. I am… I am…
Он никак не мог договорить, что он был, и леди Диана пришла ему на помощь:
— Я сейчас вам скажу, что вы такое, мой юный друг… Вы ничтожный человек, думающий, что ему все разрешается только потому, что у него есть миллионы, и воображающий, что купить душу так же легко, как нанять дворец на берегу Большого канала… Покровительственный жест, подмигивание левым глазом, полураскрытая чековая книжка, и птичка поймана… Очень легко, не правда ли?.. Хорошо, если вы попадете на белокурую куклу, умеющую говорить лишь «папа» и «мама». Она не страдает. Но плохо, если ваша жертва, существо чувствительное и нежное, если у нее есть сердце и мозг. Мои суждения слишком торжественны и непривычны для вашего узенького черепа чемпиона в бейсбол. Вас не учили размышлять над этими вопросами на спортивных площадках в Роттенбрайне… Впрочем, я не упрекаю вас. Чтобы понять женщину и быть любимым настоящей женщиной, а не ничтожным, легкомысленным созданием, нужна глубина, которая не будет вам доступна никогда. Итак, допустив, что я говорила с вами о курсе хлопка на Уолл-стрит или о последнем рекорде в бейсбол, скажите мне, чему я обязана честью вашего неожиданного визита?..
Речь леди Дианы окончательно убила самоуверенность Джимми. Его скрещенные ноги разжались и руки смущенно повисли вдоль пиджака. Он бормотал что-то, совершенно потеряв способность объясняться. Слова возмущения рождались у него на языке, не смея сорваться; он хотел одновременно и извиниться, и возмутиться, протестовать и просить прощения. Наконец, он выговорил:
— Хорошо, хорошо, Диана, я… О, Диана, вы упрекаете меня за то, что я пришел… Послушайте, Диана!.. Это нехорошо… После поисков в течение двадцати дней я нахожу, наконец, вас в Неаполе, в этой гостинице… Я отправил по вашим следам трех сыщиков, и я…
— Что? Вы осмелились это делать?
— Простите, Диана!.. Я не мог больше оставаться один в пустынном дворце в обществе Отелло, который в конце концов обвенчался-таки морганатическим браком с кошкой старой графини Орсоло.
Леди Диана не могла удержаться от смеха:
— Неужели?.. Вашей обезьяне удилось?..
— Да, Диана!.. Среди белого дня на балконе Реццонико… Сорок остановившихся гондол и десять наведенных кодаков присутствовали при этой церемонии… Графиня прислала мне нотариально заверенное заявление об этом, а директор Антверпенского зоологического сада, предупрежденный телеграммой, уже купил у меня будущий приплод…Серьезно, Диана, мое одиночество убивало меня, я не мог больше выносить эту сентябрьскую атмосферу Венеции. Ресторан «Даниэли» полон парочек, глядящих в глаза и пожимающих друг другу руки, лагуна усеяна новобрачными, и, куда ни пойдешь, всюду наталкиваешься на влюбленных. Отчаявшись в своем одиночестве, измученный вашим упорным молчанием, я нанял трех сыщиков. Один исследовал побережье озер — он вернулся с носом. Другой отправился в Сицилию и вернулся с солнечным ударом. Третий обыскивал Рим. Он-то и сообщил мне о вашем отъезде в Неаполь.
— бы осмелились преследовать меня и поверять ваши секреты сыщикам?
— Я слишком страдал, Диана!.. Мне хотелось знать, уехали вы одна, вследствие внезапного припадка неврастении, или же…
Джимми замолчал.
— Дальше, — сказала леди Диана.
— Или же был другой мужчина… « — Вы считаете меня способной на это?
— Простите меня, но я совсем запутался, я скатываюсь вниз по наклонной плоскости… Я даже заподозрил Ручини в желании отнять вас у меня.
— И что же сообщил вам сыщик?
— Что вы прожили в полном одиночестве больше месяца в маленькой квартире возле сада Боргезе.
— Итак?
— Итак, я идиот!
— Сократ сказал: «Познай себя», — вы помните это, Джимми?
— Этот генерал был прав.
— Генерал?
— А разве не этот Сократ командовал армией «конфедератов» во время отступления?
— Не будем вдаваться в подробности, Джимми!.. Греческая история имеет очень мало общего с территорией Соединенных Штатов… Да и не в этом дело. Вы хотели найти меня: вам удалось это. Вы боялись застать меня в объятиях другого. Ваши подозрения оказались неосновательными. Что же вам еще угодно?
— Вас!
— И только?
— Диана, не будьте жестоки и не иронизируйте. Я прекрасно знаю, что не обладаю перлами ума, достойными столь утонченной женщины, как вы… Я просто славный малый, вот и все.
— Реклама!
— Ничего подобного. Я просто хочу вам сказать, что я далеко не злой человек и, если бы у вас действительно оказался любовник, закрыл бы на это глаза при условии, что мой соперник не был бы ни красивее, ни умнее меня.
— О, этой опасности вы можете не бояться, Джимми, мне было бы слишком трудно найти человека глупее вас.
— Я не совсем ясно понимаю смысл вашей фразы.
— Мужчины всегда ставят вопросы, а женщины изобретают ответы… И трудно сказать, кто из них преуспевает больше… Послушайте меня, Джимми, возвращайтесь в Реццонико снова пить ваш gin-fizz в баре «Эксцельсиор». Через шесть недель, шесть месяцев или шесть лет вы снова увидите меня, ..
— О, Диана, как я не люблю неопределенность!.. Я унаследовал эту привычку от моей матери, которая подклеивала, нумеровала и распределяла в регистр любовные записки моего отца… Когда вы полагаете вернуться в Венецию?
— Никогда!
Джимми расхохотался. Шутка показалась ему удачной. Он повторил:
— Никогда, никогда?
Леди Диана подтвердила. Джимми взял свою шляпу и перчатки и, дружески похлопывая Диану по плечу, проговорил:
— Диана, я жду вас в субботу; «Тритон» будет у пристани… Решено, в следующую субботу. Спокойной ночи!..
Он быстро поцеловал леди Диану в затылок и, насвистывая, направился к дверям. На полдороге он обернулся.
— Между прочим, если я встречусь когда-нибудь с вашим поклонником, я не скажу ему, что приезжал за вами в Неаполь… Честное слово!
Он исчез.
Леди Диана, не оглянувшись, продолжала полировать себе ногти у окна, созерцая Castello dell'Ovo. Она уже забыла про визит Джимми, как забывают о появлении в комнате пчелы, сделавшей три круга, ударившейся о стекло и улетевшей.


Леди Диана и Ручини вернулись к семи часам. Они проехали по залитому солнцем Неаполю, по тенистым садам парка Marguerite, окружающего замок Санта-Эль.
Сидя, обнявшись, у окна, они любовались Везувием, этой китайской шапочкой, украшенной страусовым пером черного и белого дыма, расплывающегося в лучах заходящего солнца. По асфальту Партенопы бродили неаполитанцы. Гавань Св. Викентия выступала своим длинным острием на фоне моря.
Были ли ослеплены их глаза красотой залива, или же созерцанием величия их любви? Украшает ли рамка страсть? Что возвеличивает людей, окружая их ореолом, — чудесная красота природы, бросающая в лицо обманчивое очарование своих персонажей, или же изучение внутреннего скрытого чувства?
Диана и Ручини любили друг друга. Их сердца трепетали при малейшем прикосновении и взгляде. Лейтмотив мелодии, цвет неба, мимолетный аромат, нежное прикосновение, слово оживляли их чувство, давали ему страдание или радость. Они страдали из-за пустяков, приобретавших для них значение, и наслаждались красотой, которую они идеализировали. Слитые в одно целое своими чувствами, нервами и телами, они переживали одновременно моральные радости и физические наслаждения.
Сознание этого совершенного единения заставляло их молчаливо любоваться Неаполитанским заливом.
Раздался звонок телефона, нарушивший очарование грез. Металлический звук заставил вздрогнуть леди Диану. Это было возвращением к действительности, холодной, жестокой и неумолимой.
Ручини подошел к телефону.
— Pronto! Да… Кто меня спрашивает?
— Дама, — ответил швейцар. — Она просит, чтобы господин граф немедленно принял ее.
— Я не принимаю неизвестных людей. Пусть назовет свое имя!
Ручини повернулся к Диане. Она заметила, что его взгляд стал жестоким и сверкающим. Воин вытеснял любовника. Диана нежно спросила:
— Вас хочет видеть женщина?
— Не называя себя… Я не люблю этих мистификаций. Надвигающиеся события заставляют меня быть осторожным и сдержанным…
— Я полагаю, что ее визит не имеет ни малейшего отношения к событиям, на которые вы намекаете… Без сомнения, она явилась по сердечному делу…
Ручини нетерпеливо пожал плечами. Постучали. Мальчик в белом передал ему письмо. Ручини коротко приказал:
— Пригласите эту даму!
И, повернувшись к леди Диане, добавил:
— Дорогая, оставьте меня с ней одного. Позже я расскажу вам, кто она..
После нескольких секунд колебания леди Диана неохотно поднялась. Тогда Ручини схватил ее в объятия, прижал к груди и впился в ее губы.
— Уже? — прошептал он. — Вы уже не верите мне?
Но леди Диана высвободилась, улыбаясь, и ответила:
— Нет, я никогда не усомнюсь в тебе!
Диана ушла.
Дверь открылась.
Графиня Николетта Ручини вошла, протягивая руки брату. Тот молча обнял ее.


У Николетты Ручини в двадцать один год были грация подростка и печальная серьезность женщины, рано узнавшей жизнь. Тонкая, маленькая, с черными волосами и классическим профилем, она представляла собой идеализированный женственный тип красоты своих предков.
Вырвавшись из объятий брата, она нежно упрекнула его.
— Чтобы проникнуть к тебе, нужно непременно показать визитную карточку?
— Нет, сестренка!..
— Ты живешь здесь не один?.. Ах, я должна была догадаться… Леди Диана Уайнхем? И, искренне опечаленная, она добавила:
— О, Анджело!.. Англичанка?
— Замолчи, крошка!.. Та, о которой ты говоришь, лучшая из женщин, искренняя и прямая!
Николетта недоверчиво повторяла:
— Англичанка!..
— Ты сейчас увидишь ее и убедишься, прав ли я, доверяя ей. Но рассказывай скорее причину твоего визита. Что случилось, сестренка?
— Я привезла тебе, Анджело, письмо, переданное патером де Сала.
Ручини вскрыл конверт и прочел:


«Дорогой Анджело, вчера мы получили очень важные известия; я предпочитаю доверить их вашей сестре, чем правительственной почте Итак, сообщаю вам, что истребитель „Арроу“ захватил груз судна „Королева Елена“ у берегов Киренаики. Вы понимаете, что это значит. С другой стороны, нам сообщают с Мальты, что, несмотря на распространившиеся слухи, прибытие генерального штаба британского экспедиционного корпуса неминуемо. А. Ц, передал нашему мессинскому агенту через посредство владельца рыбачьей шхуны точные данные о составе новых подкреплений, отправленных в Египет. Завтра в девять вечера нам необходимо собраться у доктора Гермуса. Приезжайте обязательно. Положение требует принятия решительных мер.
Ваш Антонио де Сала.»


Ручини спрятал письмо в карман.
— Час борьбы приближается, Николетта! Тем лучше. Ты будешь отомщена!
Но графиня Ручини отстранилась и пробормотала:
— Анджело, я передала письмо патера, и мне больше нечего делать здесь… Ты ведь здесь не один.
— Молчи, ревнивица!
— Нет, нет! Я никогда не упрекнула бы тебя за любовь к женщине. Но эта!
— Не осуждай ее, не зная. Я сейчас познакомлю вас.
— Нет, нет… Анджело!.. Я отказываюсь. Но Ручини схватил Николетту в объятия и, не давая ей двинуться, позвал:
— Диана, идите сюда скорее. Посмотрите на маленькую дикарку, которая безумно ненавидит вас.
Дверь открылась. Леди Диана вошла. Николетта, нахмурившись, отворачивалась от удивленной шотландки.
— Ручини, оставьте нас, пожалуйста, вдвоем, — тихо проговорила леди Диана.
Ее голос сразу успокоил возмущение Николетты. Венецианка разглядывала леди Диану, не проявляя больше желания бежать. Ручини колебался. Леди Диана проговорила, указывая на Николетту:
— Вы видите, у вашей сестры уже меньше предубеждения против меня. Оставьте же нас вдвоем.
Ручини вышел.
Когда через полчаса он снова открыл дверь гостиной, то застал свою сестру плачущей в объятиях леди Дианы.
— Помирились, — констатировал он, счастливый.
Николетта обняла леди Диану и горячо проговорила:
— О, Анджело… Мы — союзники против общего врага.
Женщины переглянулись, и в их взгляде сверкнуло молчаливое красноречие двух родственных женских душ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Веницианская леди - Джейкоб Мерил


Комментарии к роману "Веницианская леди - Джейкоб Мерил" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100