Читать онлайн Блондинка на час, автора - Дженсен Триш, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блондинка на час - Дженсен Триш бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блондинка на час - Дженсен Триш - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блондинка на час - Дженсен Триш - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дженсен Триш

Блондинка на час

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

В среду утром Ли решила, что сделает своим лозунгом бессмертную фразу «Век живи – век учись». Она изо всех сил старалась философски отнестись к тому, что Марк бросил ее. Это создавало некую иллюзию того, что она контролирует процесс... Правда, больно было ужасно, и тут уж не помогала никакая философия.
Еще она утешалась, глядя на брата. Личная жизнь Стива наконец-то начала налаживаться. Он буквально парил в небесах от счастья, и это было хорошо.
«Он достоин самого лучшего, я всегда это знала, – говорила себе Ли. – Мой большой брат бывает иногда занудой, но он практически пожертвовал своей личной жизнью ради работы, ради того, чтобы создать дело, которое могло бы обеспечить семью. Так что теперь его очередь развлекаться».
Честно сказать, она все же попыталась поговорить с братом о своих проблемах – во вторник вечером. Он вполуха выслушал ее не слишком вразумительные жалобы, закатил глаза и высказался в том духе, что Марк чертовски занят. «Действительно занят, понимаешь? Ты же не думаешь, что он может все бросить ради тебя?»
Само собой, старший брат был абсолютно прав. Что такое четыре дня, которые она не видела Марка? Просто ей они показались ужасающе длинными, а для всех остальных – вовсе и не срок. Но почему он хоть по телефону поговорить не может нормально? Звонит, разговаривает пару минут ни о чем, да еще и думает при этом о своем: это чертовски заметно... Или он даже не пытается скрыть рассеянность?
С другой стороны, если вспомнить их последний разговор – то ведь Колсон и не предлагал ей длительных отношений. Так, спросил, не хочет ли она встретиться еще разок.
Ли не находила себе места, не знала, что думать и как быть. Больше всего на свете ей хотелось посоветоваться с кем-нибудь – вот хотя бы с Кейт. Она такая практичная и умная. Но Кейт была столь очевидно занята ловлей шпионов и отношениями со Стивом, что Ли не решилась лезть к ней со своими проблемами. А потому осталась с ними наедине.
Ли фактически уже покинула свой пост в компании брата, и ей было решительно нечего делать, кроме как снова и снова обдумывать свои проблемы.
Впрочем, ничегонеделание не могло продлиться долго. У нее на руках уже имеется несколько предложений о работе – как от государственных, так и от частных организаций. Ли весьма заинтересовалась вакансией в одной крупной компании, которая специализировалась на разного рода политических и маркетинговых исследованиях. Но офис компании располагался в Лос-Анджелесе, и она с трудом могла представить, что уедет от семьи так далеко. Да она умрет от тоски! Она уж совсем было собралась забраковать этот вариант, но потом ей пришло в голову, что в нем есть свои плюсы. Если она уедет действительно далеко, то сможет самостоятельно выстраивать свою жизнь и перестанет наконец полагаться на деда и брата... перестанет зависеть от них.
Ли сидела на скамейке в парке, смотрела на здание компании и пыталась решить, как ей жить дальше. Сегодня ее последний рабочий день. Честно сказать, она могла бы и не выходить: в этот раз мистеру Торндайку удалось откопать настоящее сокровище – весьма уверенную в себе даму, бабушку пяти внуков. Она быстро разобралась, что к чему, и приступила к работе еще вчера вечером. Ли просто чувствовала себя ответственной и решила, что обязана поприсутствовать сегодня в офисе: вдруг все же возникнет какой-то вопрос и потребуется ее помощь.
Вздохнув, она поднялась. Раз уж мисс Смит делает вид, что работает, надо хоть в офис вернуться. Но не успела она сделать и несколько шагов, как в сумочке зазвонил мобильный.
– Привет, красотка, – раздался голос Марка.
– Привет.
Хорошо бы суметь сказать это холодно и равнодушно. Но она не сумела.
– Я дома.
– Добро пожаловать.
– В твоем голосе не хватает искренней радости.
– Я счастлива, что ты вернулся.
– И все же не вздумай пройтись колесом.
Ли невольно улыбнулась:
– Я бы, может, и прошлась, но вокруг полно народу, а я не хочу никого пугать. Тем более что на мне юбка.
– М-м? Может, попугаешь как-нибудь меня именно таким способом?
Ли молчала, не зная, что сказать. Сердце стучало, и ей почему-то было не по себе.
– Ты на меня за что-то сердишься?
– Вовсе нет.
Пауза.
– Да? Ну, тогда не стану тебя задерживать.
Ей хотелось крикнуть «Нет!», но губы уже произносили другое:
– Полагаю, у тебя самого, как всегда, полно дел.
– Это правда. Поговорим в другой раз.
– Хорошо.
– Пока.
– Пока, Марк.
– Эй, подожди! Подожди же.
– Что?
– Я надеялся увидеть тебя сегодня вечером.
– Хорошо. – Теперь Ли едва сдерживала слезы.
В носу щипало, и горло сдавило так, что трудно дышать. Боже, как она хочет его увидеть!
– Слава Богу! – Он шумно перевел дыхание. – Ты помнишь, какой сегодня день?
– Нет.
– Сегодня показательные выступления поваров-любителей.
– О! Ты хочешь, чтобы я пошла, посидела в жюри и болела за Шелли?
– Да нет же! К черту поваров! Я хочу, чтобы ты приехала ко мне, потому что сегодня мы сможем побыть одни.
– Я должна буду приготовить тебе ужин?
– Я закажу пиццу на дом. Устроит?
– Вполне.
– Я везу Шелли к шести часам. Это не слишком рано для тебя?
– Нет.
– Тогда я жду.
– Хорошо.
Марк закончил разговор и несколько секунд сидел, задумчиво глядя на телефон. Что бы это значило? Сдержанный тон, минимум эмоций. Ли, конечно, застенчива, но тут дело в другом. Вот только в чем? Помедлив, он набрал личный номер Стива.
– Стив Смит.
– Это Колсон.
– Приветствую. Вернулся?
– Да.
Первоначально Марк собирался разузнать, как продвигается дело с расследованием, но, во-первых, это все же был не совсем телефонный разговор, к тому же Стив говорил из офиса, а во-вторых, в данный момент ему было абсолютно наплевать на расследование.
– Что случилось с Ли? – спросил он.
– В каком смысле – случилось?
– Я только что звонил ей. Она разговаривает чужим голосом и далека, как Снежная королева.
– Почему бы тебе ее об этом не спросить?
– Я спросил. Она сказала, что все в порядке.
– Ну вот. Я же говорю...
– Стив! Я знаю ее достаточно, чтобы понять, что что-то не так. Соберись с мыслями и скажи: что именно произошло, пока меня не было в городе?
– Ничего я не знаю! Нормально все.
– Она встретила другого?
– Марк, очнись, приятель, ты отсутствовал всего четыре дня.
– Она заболела?
– Нет.
– Черт... Ты мне здорово помог, ничего не скажешь.
– Ты не туда звонишь. Попробуй обратиться к мисс Ли Смит.
– А, так ты знаешь! Но говорить не хочешь.
– Скажем так: у меня есть некоторые подозрения на этот счет.
– Слушай, ну хоть намекни! Я тебя очень прошу! Мы договорились встретиться сегодня вечером, и я не хочу все испортить.
– Она, видишь ли, женщина.
– Я заметил эту деталь, – сухо сказал Марк.
– Ну так раз ты ничего не понял, то, может, не такая женщина тебе нужна?
– Еще раз благодарю за помощь и понимание, – саркастически буркнул Марк, но продолжить не успел.
Стив холодно сказал:
– Всегда рад помочь, – и закончил разговор, даже не попрощавшись.
Марк вез Шелли на встречу с коллегой-фанатом и сгорал от желания поцеловать Ли. Просто обнять и целовать ее долго и ни о чем не думая. Она открыла им дверь, но в гостиной имелся еще дедуля, и Колсон не рискнул проявлять чувства в его присутствии. Когда он усаживал Ли в машину, желание поцеловать ее сводило с ума. Но он подумал, что дедуля наверняка торчит у окна, комментируя происходящее для Шелли, и вновь не рискнул пойти на поводу у своих желаний.
Пока они ехали к нему домой, он ужасно хотел схватить ее за плечи, встряхнуть хорошенько и заставить выложить, что же все-таки ее мучает. Но он вел машину, а потому приходилось ограничиваться легкой болтовней.
– Ты рада, что твоя работа в компании закончилась?
– Это было не так уж плохо. И уж точно понравилось бы любому, кто не любит работать головой.
Бум. Тупик.
– Что-нибудь интересное случилось за время моего отсутствия?
– Трава по-прежнему растет и солнце светит.
Бум. Удар номер два.
– Как продвигаются отношения Кейт и Стива?
– Он не говорит. – Впервые с момента их встречи Ли улыбнулась искренне. – Скрытный большой брат. Но если бы я хотела заключить пари, я поставила бы на то, что они используют с толком каждую возможность.
– Здорово. Я рад за них.
Ли промолчала и вновь погрузилась куда-то в себя, укрывшись за спокойно-равнодушным выражением лица. Это начинало раздражать, но Колсон не успел ничего сказать, потому что они уже подъехали к его дому.
Едва за молодыми людьми закрылась входная дверь, как Марк указал на диван и заявил:
– Садись. Есть и пить не получишь, пока мы не выясним отношения. Я хочу понять, что происходит.
Ли нахмурилась, поджала губы, но затем приняла вид христианской мученицы, которую собираются распять римляне, и опустилась на диван.
Марк швырнул ключи на столик у двери и встал прямо перед диваном, чтобы видеть лицо упрямицы.
– А теперь расскажи мне, пожалуйста, что происходит. И не стоит произносить всякие «ничего» и «все нормально». Я не настолько глуп. Я уехал в субботу вечером, и у нас все было замечательно. Возвращаюсь через четыре дня и вместо моей Ли встречаю женщину, которая ведет себя, словно мы едва знакомы.
– Может, в этом как раз все дело: ты совсем меня не знаешь.
– Я уверен, что это не так.
– Одна – пусть и страстная – ночь не гарантирует тебе доступ к моим мыслям.
– Что ты такое говоришь? – Колсон отшатнулся, словно она дала ему пощечину. – Нас связывает нечто гораздо большее, чем просто отличный секс.
– Разве?
Марк зарычал.
– Как это, однако, странно: ты много и охотно разговаривала даже в самые ответственные моменты! – воскликнул он. – А теперь мне приходится каждое слово чуть ли не клещами тянуть. И не надо прятаться за той дурацкой фразой, которую женщины обожают повторять на все лады: «Ты сам должен знать, понимать, чувствовать». Дело в том, что я не знаю. И не могу прочесть мысли – уж прости, таких талантов нет. Поэтому, будь добра, просто объясни, что именно я сделал неправильно.
Ли обхватила плечи руками. Похоже, говорить придется.
– Просто... ну, я просто боюсь.
– Чего именно?
– Не знаю. То есть знаю, но это глупо. И нечестно. Сначала я говорила, что не против, чтобы у нас был только секс, и что я за ни к чему не обязывающий секс... а когда ты сделал все точно, как я сказала, мне вдруг стало нехорошо...
– Минуточку, когда это я так сделал? Разве я говорил, что расцениваю наши отношения как серию свиданий с целью потрахаться?
– Не прямо, конечно... но ты почти не звонил, а если и звонил, то просто так – по обязанности. Можно подумать, я не чувствовала, что ты во время разговора думал о другом!
Только теперь Марк сообразил, что именно так обидело Ли. Бедная девочка всегда была ужасно неуверенной в себе и в его сдержанности увидела признаки того, что он ею пренебрегает. Теперь, когда он уверен, что любит ее, он должен каким-то образом заставить Ли понять, сколь много она для него значит, убедить ее в том, что она прекрасна и бесценна. Колсон знал, что ему это под силу, только вот как взяться и с какой стороны подойти к этой непростой миссии?
До сего дня все его женщины довольно четко делились на две категории. Одни – как Хитер – были о себе столь высокого мнения, что недвусмысленно давали понять мужчине: он должен быть счастлив уже тем, что находится в их обществе. Другие же ценили свое «я» столь низко, что им просто было наплевать на все подобные душевные тонкости.
И вот он нашел единственную, которая всю жизнь чувствовала себя невидимкой, ибо не была уверена в своей нужности. И при этом страстно желала, чтобы кто-то увидел и услышал ее по-настоящему. И полюбил.
Вот она, его женщина. Его проблема. И что он должен делать?
– Ты сердишься, потому что я мало звонил? – Не то надо говорить.
– Я не сержусь. Правда, совсем не сержусь. – Ли подняла на него взгляд.
Огромные глаза на бледном личике.
– И я не скажу больше ни слова до тех пор, пока мне не нальют выпить, – решительно добавила она.
Колсон решил, что небольшой перерыв в разговоре позволит им обоим перевести дух и обдумать дальнейшие слова.
– Что тебе налить?
– А пицца будет? Или ты собираешься выставить меня за дверь голодной?
– Будет тебе пицца.
– Тогда я хочу пива.
Марк покачал головой и пошел на кухню. Эта каждый раз оказывается полна сюрпризов. Всегда такая утонченная и элегантная – ему и в голову не пришло предложить что-то кроме вина или коктейля. Он достал две банки пива из холодильника, наполнил кружки и вернулся в гостиную. Что ж, раунд второй.
Ли приняла кружку с благодарностью и жадно глотнула прохладное пиво. Потом она слизала пену с верхней губы. Марк почувствовал, что, несмотря на важность момента и некоторую нестабильность их отношений, по телу его забегали искорки возбуждения.
Потом Ли заговорила, не дожидаясь наводящих вопросов.
– Видишь ли, – сказала она. – У меня нет большого опыта, и я не очень представляю себе, как, собственно, нужно строить отношения с мужчиной.
– Я понял.
– В пятницу и субботу все было просто прекрасно. Джейк и Лианна... они дали мне понять, что ты тоже ощущаешь себя неплохо в моем обществе. Может, я просто жду слишком многого и в этом и состоит моя главная ошибка. В конце концов, с чего это вдруг все мои ожидания и мечты должны сбываться? Так бывает только в сказках... Ну вот, а потом ты позвонил пару раз, и это выглядело так, словно ты выполнял долг вежливости, и все. И тогда я решила закончить наш роман, чтобы... просто чтобы закончить его.
– Хорошо, я тебя понял. – Марк наконец сел на диван рядом с Ли. – Теперь давай взглянем на это недоразумение с моей точки зрения. Ну, во-первых, я никогда не стану тратить свое время и затягивать ненужные мне отношения. И если бы я искренне не хотел тебя видеть, нашел бы чем заняться сегодня вечером. Постирал бы, может. Обожаю заливать кондиционер в стиральную машину. Ты понимаешь, что я хочу сказать?
– Да, – ответила Ли, но на лице ее сохранялось сосредоточенно-печальное выражение.
Марк решил зайти с другой стороны.
– Давай я попробую объяснить тебе еще кое-что. Готова слушать?
– Да.
– Многие годы я был агентом ФБР. Это не просто профессия – это образ жизни. И одна из его особенностей состоит в том, что если агент выполняет задание – он не должен думать ни о чем другом. Это крепко-накрепко вдалбливается в головы новичков, а потом становится неотъемлемой частью характера. И делается это не только потому, что начальство желает получить хорошие результаты. Не хочу показаться излишне мелодраматичным, но порой от того, насколько агент умеет сосредоточиться на выполнении задания, зависят его собственная жизнь и жизни других людей.
Ли кивнула, глаза ее пристально следили за лицом Марка.
– После увольнения из ФБР я не мог сразу же потерять все свои профессиональные качества и сменить привычки. Да и ни к чему это было. Умение целиком отдаваться делу и добиваться своего помогло мне наладить бизнес. Потом дело пошло, и тогда я сделал своей основной задачей соблюдение интересов клиента. И не потому, что хотел безумно разбогатеть или заслужить благодарность. Просто мне кажется, что эти люди действительно нуждаются в моей помощи. И мне важно знать, что я не подведу.
– Я понимаю.
– Да, во время этой деловой поездки мои усилия и мысли были сосредоточены на решении деловых задач. Но это не значит, что я не думал о тебе. И мне даже в голову не могло прийти, что ты воспримешь происходящее именно так.
– Прости, Марк, – прошептала Ли. – Я прослушала курс по психологии, но по-прежнему совершенно не разбираюсь в людях.
– Не вини себя. Я должен был объяснить, что к чему. Беда в том, что я не очень силен, когда дело касается объяснений и выяснений.
– Да нет же, это я такая неумеха в личной жизни!
– Не говори глупостей, это я полный дурак, когда дело касается отношений с женщинами.
Они вдруг замолчали и уставились друг на друга. Потом оба начали смеяться.
– Похоже, мы друг друга стоим, – выдавила Ли, давясь от смеха.
Переведя дух, Марк сказал:
– Позволь мне добавить еще кое-что – пока уж я разговорился. Может, нам не придется больше к этому возвращаться. Долгое время я встречался только с женщинами... похожими на Кэнди. Это удобно и необременительно – можно быстро завести интрижку и так же легко все прекратить. И я никогда – клянусь тебе, – никогда ни одной из них не позвонил, если был занят делом. Я не к тому, чтобы ты чувствовала себя обязанной или польщенной. Просто я хочу, чтобы ты знала: я все время думал о тебе и звонил, когда не мог больше выдерживать одиночество. Мне необходимо было услышать твой голос – пусть и на минуту.
Он расстроился, увидев, что глаза ее переполнились слезами. В следующий момент Ли повисла у него на шее, хлюпая носом и повторяя:
– Прости меня, я такая дура!
– Не плачь, милая. И давай договоримся на будущее – я не обещаю звонить тебе из командировок по пять раз в день. Но я всегда смогу что-то придумать, чтобы ты знала: я думаю о тебе.
– Нет-нет, ты вовсе не обязан. – Ли замотала головой, растрепавшиеся волосы упали на лицо. – Теперь я знаю, что все у нас хорошо, и мне этого достаточно. Я не заслужила твоих объяснений, и ты не должен...
– Но я хотел все тебе объяснить! И поверь – это первый раз в жизни, когда у меня возникло желание что-то объяснять женщине.
– Давай начнем все сначала? – смущенно предложила Ли.
– Почему нет?
– Добро пожаловать домой, Марк. Я так рада, что ты вернулся.
– Я тоже рад.
И это была чистая правда. А потом он поцеловал Ли. И понял, что это и есть его дом – запах ее волос, шелк ее кожи и теплое дыхание на его губах. Он дома.
Она улыбнулась ему, и глаза ее потемнели, как озеро перед дождем. Марк уже знал этот взгляд, и тело eго среагировало незамедлительно. По дороге домой он обещал себе, что не станет набрасываться на нее, хоть и чувствовал себя чертовски изголодавшимся. Куда важнее дать понять, что не только желание увидеть ее обнаженной и заняться любовью вело его, но и... хотя если она сама захочет, то почему бы и нет?
– Давай займемся любовью, – прошептала Ли.
– А пицца?
– У меня пока нет аппетита.
– Все, что пожелает моя королева.
* * *
– Ни за что, – упрямо сказала Ли, глядя на обращенные к ней лица.
На лицах были написаны ожидание и надежда.
Марк сделал шаг вперед и наклонился к ней:
– Прошу тебя. Нам не обойтись без твоей помощи.
– Но почему именно я?
– Потому что пока Кэнди здесь работала, Джимми Слейер с ума по ней сходил. И теперь если он снова тебя – то есть Кэнди – увидит, то наверняка потеряет голову и забудет об осторожности.
– Я решила никогда больше не становиться Кэнди.
– Воскреси ее буквально на чуть-чуть.
– Назови мне хоть одну вескую причину, по которой я должна это сделать.
– Могу назвать целых пять. – Марк принялся загибать пальцы. – Ради Стефани. Ради Стива. Ради Кейт. А также ради «Спелого персика» и «Яблоневого цвета».
Ли вздохнула. С ее точки зрения, он забыл самый веский аргумент: ради Марка.
– Как вы можете быть так уверены, что от воскрешения Кэнди будет хоть какой-то толк? Шпионка из меня никакая.
– Тебе не придется шпионить, – отозвался Колсон. – Я сам натаскаю тебя, научу, что делать.
– А это не опасно? – спросил вдруг Стив. – Если есть хоть какое-то сомнение, то я найду другой способ решить проблему.
– Никакой опасности. Мы просто хотим, чтобы она подождала Джимми после работы, потом зашла в ту пиццерию, где он работает, и поболтала с ним.
– Вы уверены? – спросила Кейт.
Ли была ужасно благодарна ей и брату за то, что они проявляли хоть какое-то беспокойство. Марк же, к ее глубокому разочарованию, совершенно не казался встревоженным.
Впрочем, он ведь профессионал. И она должна доверять ему. Кто, если не Марк Колсон, сможет правильно оценить опасность предстоящей ей миссии. Будем надеяться, он сделал правильные выводы. Должен, если она хоть чуть-чуть ему небезразлична.
– Но мне опять придется надеть «неотразимый натиск», – простонала Ли. – Воспоминание о нем и так превратилось в главный кошмар моей жизни.
– Я постараюсь компенсировать твои страдания, сестрюлька, – подал голос Стив.
Ли поняла, что деваться некуда, так почему бы немножко не нажиться, коли братец сам напрашивается.
– Как именно? – спросила она.
– Моя компания тоже готова заплатить, – сказала Кейт.
– Никакие деньги не возместят мук, которые я испытываю, надевая на себя это жуткое устройство.
Присутствующие растерянно переглянулись. Подкупить Ли оказалось нелегко. У нее есть все, чего стоит желать в этой жизни... ну, или скажем точнее – она на пути к тому, чтобы все это обрести.
– Пожизненное право бесплатно получать любую продукцию «Яблоневого цвета», – повторила попытку Кейт.
– То же самое относительно «Спелого персика», – подхватил Стив.
Впрочем, это была шутка, так как он уже сделал сестре такой подарок раньше. Хотя Ли считала, что работает не столько потребителем, сколько подопытным кроликом, когда дело касалось каких-то новых продуктов.
– Я соглашусь, но при одном условии, – торжественно объявила девушка.
– Говори! – прозвучало в унисон.
– Ты, – она ткнула пальцем в брата, – и ты, – палец переместился на Кейт, – пообещаете, что каждой большой шишке, которая встретится вам на пути, вы будете нахваливать компанию Марка.
– Идет, – быстро сказал брат.
– Договорились, – подтвердила Кейт.
Марк просто молча таращился на непредсказуемую девицу.
Но Ли, чрезвычайно довольная собой, почти не обращала на него внимания. Она решила пояснить свою позицию.
– Я действительно хочу получить то, о чем попросила, – сказала она. – И результаты должны быть весьма и весьма вещественными. Я в курсе, что вы знаете всех в этом городе, кто хоть что-то собой представляет. И все эти люди должны узнать, что когда вы решили объединиться в борьбе против корпоративного шпионажа, то именно Марк Колсон претворил ваше решение в жизнь. И каждый, кто не наймет его, – просто дурак. Ясно?
– Я сделаю лучше, – улыбнулась Кейт. – Во время следующей общенациональной конференции производителей косметики я проведу семинар на тему... ну, скажем: «Совместные действия компаний против промышленного шпионажа – гарантия успеха». И в подробностях изложу, как Стефани, – легкая нотка недовольства в голосе, – Стив – мед и молоко, – и я с пользой для наших компаний использовали фирму Марка.
– Название его фирмы должно прозвучать не менее пяти раз во время этого семинара.
– Легко.
– Если позволишь, я могу выступить на семинаре, – предложил Стив.
– Идет. Надеюсь, Стефани не придет в голову тоже поучаствовать, – добавила она.
Ли вздохнула и почти сердито сказала брату и Кейт:
– А теперь вам лучше уйти.
– Как скажешь.
Стив оглянулся и только теперь вспомнил, что Колсон все это время был в кабинете. Теперь все они смотрели на объект предстоящей рекламной акции, и Ли с тревогой рассуждала, что именно придало лицу Марка такое странно застывшее выражение. Вдруг он сердится? Или просто впал в кому?
– Однако, – заметил Стив, – ты, сестричка, смогла ввести в ступор весьма закаленного бойца.
Ли еще раз вгляделась в лицо своего мужчины, и беспокойство ее стало расти в геометрической прогрессии к затянувшейся паузе. Может, она правда несколько переборщила? Девушка вскочила и поспешила к двери, обронив на ходу:
– Вы уж меня простите, но раз мы обо всем договорились, то мне необходимо пойти и купить себе новый «неотразимый натиск» и еще пару запасных орудий.
– А что случилось с прежним боекомплектом? – удивилась Кейт.
– Я его сожгла.
Едва дверь за Ли закрылась, как Марк обрел дар речи.
– Простите, – обратился он к Стиву и Кейт. – Я понимаю, что наша встреча не закончилась, но мне необходимо отлучиться буквально на минуту.
– Не спешите, – обронила Кейт, когда Колсон рванулся к двери.
Он настиг ее у лифта. Ли изо всех сил давила на кнопки и нервно оглядывалась, словно опасалась погони. Собственно, ее-то она и опасалась. Увидев приближающегося Марка, девушка слабо улыбнулась и приняла покорный вид, который должен был напомнить о ее хрупкости и сдержать Марка от агрессии, ежели таковая назрела. Прежде чем Марк успел открыть рот, двери лифта открылись и на пороге появился посыльный. Он таращился на них, приоткрыв рот, и Колсон резко спросил:
– Что вы здесь делаете?
– Мне нужен... – юноша взглянул на посылку, которую держал в руках, – офис мистера Стива Смита.
– Прямо по коридору, а потом налево.
Парнишка поспешил в указанном направлении, а Марк схватил Ли за руку и затащил ее в лифт. Она нервно озиралась, словно высматривая возможные варианты спасения. Может, тут монитор есть – тогда в случае чего она сможет позвать на помощь.
Колсон схватил ее за руки и повернул лицом к себе.
– Почему ты это сделала?
– Ну... больше ничего в голову не пришло, – пискнула Ли.
– Но ты могла попросить для себя буквально все, что угодно!
Ли поняла, что бить ее не будут, и сразу же перешла в наступление. Она вывернулась из его весьма крепких рук и, насупив брови, сказала:
– Но я хотела не что угодно, а именно то, что попросила. Извини, если тебе не понравилось...
Колсон подался вперед и поцеловал ее. Он не отпускал упрямицу, пока не почувствовал, что тело ее обмякло и она ласково прижалась к нему. Когда воздух в легких иссяк окончательно, они вынуждены были оторваться друг от друга, и Марк, переводя дыхание, сказал:
– Никто и никогда не делал для меня ничего подобного.
И это была святая правда. Само собой, во время службы в ФБР у него были напарники, которые прикрывали его спину и иной раз спасали Марку жизнь. Но эти люди выполняли свою работу. Шелли любила брата и заботилась о нем, но она член семьи, и для нее это было естественно – узы крови и все такое. Ли оказалась первым человеком, который вот так просто взял и сделал ему королевский подарок. Первым человеком, который, выбирая между собой и Марком Колсоном, выбрал именно Марка. Просто так. Это было чертовски необычно.
– Если хочешь знать, я действовала из чисто эгоистических побуждений, – выпалила Ли.
– Как это?
– Просто подумала, что если у тебя появится куча новых клиентов и ты начнешь загребать миллионы, то сможешь нанять кого-нибудь, чтобы он или, скорее, она носила этот чертов лифчик вместо меня.
* * *
– Итак, передатчик справа, а микрофон слева.
Ли круглыми глазами смотрела, как Марк прикрепляет шпионские штучки к ее бюстгальтеру, и не могла поверить в происходящее.
– Ты уверен, что наш план сработает?
– Нет, не уверен. Но попытаться стоит.
– Не знаю, получится ли у меня, – пробормотала Ли. – ты сам говорил, что я не слишком-то убедительна в роли блондинки.
– Джимми увидит то, что хочет увидеть, а потому охотно поверит.
– Но я не умею...
– Я дал тебе приблизительный сценарий, помнишь? Ты не обязана следовать ему буквально. Просто импровизируй и развлекайся.
– Развлекаться? Ты что, с ума сошел? Мне как-то не очень весело.
– Я и правда сошел с ума, и виновата в этом ты... Теперь послушай меня еще раз. Мы будем рядом – на улице возле пиццерии. Если ты куда-то поедешь или пойдешь с ним – мы поедем следом. Никакой опасности нет. Стоит тебе сказать слово – и мы окажемся рядом.
– Какое слово?
– Любое. Оно будет служить тревожным сигналом. Выбери сама.
После непродолжительного обдумывания Ли сказала:
– «Титаник» подойдет?
– Вполне. – Он рассмеялся. – Но почему «Титаник»?
– Потому что я чувствую, что пойду ко дну.
Три дня Ли пришлось сидеть в засаде в полном боевом облачении – то есть в виде Кэнди. Наконец сотрудник службы безопасности, наблюдавший за Джимми, дал знать, что объект клюнул на подсунутую ему приманку. Марк поцеловал свою недовольную блондинку и сказал:
– Давай сделаем это, детка. Возьмем их!
Они подождали немного, и, когда Джимми отъехал от здания компании, Ли села в машину и быстро поехала вперед, чтобы оказаться в пиццерии раньше его. Она крутила руль и повторяла про себя строчки сценария, в глубине души уверенная, что все испортит и перепутает в самый важный момент.
В голове у нее прозвучал голос Марка:
– Ты меня слышишь?
Маленький передатчик в ухе словно вдруг совершил небольшое чудо – Марк стал бестелесным, но присутствующим. Почти Бог, одним словом.
– Слышу, – нервно отозвалась девушка. – Но я напрочь забыла, какая грудь для чего.
– Микрофон в левой – и именно в ее сторону нужно говорить. Ну а слышать ты нас будешь с правой стороны, потому что именно в правой половинке находится передатчик.
– Ага. Левой – говорить, правой – слушать. Левой – правой. Говорить – слушать.
Ли вошла в пиццерию и села за столик. Подошел официант и уставился на ее грудь.
«Черт, начинается, – с тоской подумала Ли. – Как я все это ненавижу!»
– Принести вам что-нибудь, мисс?
– Нет, спасибо. Я жду... подружку.
Прошло минут десять, и наконец в дверях появился Джимми. На плече у него висел потертый рюкзак, и Ли он не заметил. Она набрала в грудь побольше воздуха и пошла в атаку:
– Джимми! Неужто и правда ты? Сколько лет, сколько зим!
Парень обернулся. Челюсть его плавно поехала вниз, а глаза вылезли из орбит, как у аквариумной рыбки. Несколько секунд он молча хватал ртом воздух, потом воскликнул:
– Мисс Деверо! Как я рад вас видеть!
Левой – правой. Говорить – слушать. Ли схватила молодого человека за руку и немного придвинулась к нему левой грудью.
– Как поживаешь, дорогуша? – промурлыкала она.
– Нормально вроде. Но мы все ужасно без вас скучаем. Я имею в виду, в «Персике».
– Ах ты какой! Умеешь сказать девушке приятное.
В ухе у нее прозвучал смешок Марка, но от комментариев мистер Колсон воздержался. И на том спасибо.
– Признаться, временами я тоже по тебе скучала.
Парень покраснел как рак, и Ли почти пожалела его. Но в обязанности шпиона не входит жалость к объекту, напомнила она себе.
– Ты здесь работаешь? – спросила она.
– Ну да, разношу пиццу, чтобы немного подзаработать.
Надо сказать, мальчик быстро пришел в себя. Теперь на лице его появилось плотоядное выражение, и он довольно развязно подмигнул Ли. Та моментально перестала его жалеть. Молодость, философски сказала себе много повидавшая мисс Смит, еще не гарантия невинности.
– Мне всегда было интересно, как именно это делается, – услышала она строки сценария, которые добрый, но бестелесный Марк нашептывал ей в ухо.
– Как здорово, дорогуша! Я как раз хотела полюбопытствовать, что это за работа такая. Понимаешь, кушать на что-то надо, так я подумывала устроиться в службу доставки.
Джимми быстро оглянулся, потом повернулся к ней понизив голос, сказал:
– Если немного подождешь – я могу взять тебя с собой. Вообще-то нам не разрешают это делать – ну, сама понимаешь: страховка и все такое, – но ради такой милой девушки я бы сделал исключение.
– Какой ты славный!
– Подожди, пока я схожу и отмечусь. А потом покажу тебе, что к чему. Работа несложная, но везде есть свои хитрости.
– О, ты такой умный!
Внутри ее головы опять раздался смешок. Джимми исчез в подсобке, и Ли склонила голову и сказала своей левой груди:
– Я тебя убью.
– Прости. Раз вы поедете по адресам доставки вместе, следи, куда именно он отнесет не только пиццу.
– А вы поедете за нами?
– Я ведь говорил тебе – конечно, поедем.
– Не бросай меня, – жалобно прошептала Ли. – У меня уже мурашки от страха бегают.
– Я буду дышать тебе в затылок.
– Надеюсь. Иначе я подам на тебя в суд за халатное отношение к служебным обязанностям.
Марк засмеялся, и Ли почувствовала, как раздражение и страх уступают место удовольствию. У него ужасно сексуальный смех. Особенно сейчас, когда он смеется – вернее, подсмеивается – над ней.
– Я тебе припомню, – начала она.
– Что? – Джимми стоял подле столика и удивленно взирал на нее.
Неудивительно, если учесть, что она разговаривала со своей левой грудью.
– Я говорю, что больше всего люблю пиццу пепперони.
В ухе послышалось хихиканье.
– Так, я взял первые пять заказов, – важно объявил Джимми. – Могу попробовать стащить для нас пару кусочков пепперони.
– Ой, как здорово! – пискнула Ли, которой совершенно не хотелось ни пиццы, ни чего-нибудь другого.
Особенно же ей не хотелось садиться в машину с этим маленьким вороватым ублюдком.
– Теперь слушай внимательно. – Джимми понизил голос, и Ли выставила грудь прямо ему под нос. – Моя машина у задней двери. Но я смогу подобрать тебя только у боковой стены, понимаешь? Там нет окон, так что никто ничего не увидит. Иди и жди меня.
Ли улыбнулась, встала из-за столика и, повиливая задом, пошла к двери.
– Хитрый поросенок, – прошептала она.
– Думаю, он и прежде проделывал это, – заметил Марк.
– Я не потеряюсь? – жалобно спросила Ли. – У меня дурное предчувствие.
– Мы здесь рядом, детка. Я все держу под контролем и никогда не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.
– И вообще – почему я? Неужели в полиции нет женщин, которые работают в качестве приманок?
– Джимми тебя знает, а потому нет нужды тратить время на знакомство и завоевание его доверия.
– Я тебе это припомню, – повторила Ли. – Ты мне должен.
– Я помню – ты любишь пепперони. Куплю самую большую пиццу, какую найду.
– Купи одну из тех, что продаются в больших и глубоких коробках – чтобы я смогла надеть ее тебе на голову.
– Все идет прекрасно. Ты молодец. Помни только...
– Он едет, не отвлекай меня.
Ли уселась в дешевую и не слишком чистую машину и с энтузиазмом спросила:
– Куда едем?
– Все заказы – в районе Фолз-Черч. Так всегда делают – разбивают город на сектора и стараются раздавать заказы в одно и то же место. Лично я больше всего люблю именно район Фолз-Черч. Там не такое сильное движение.
– Как это все интересно!
Четыре заказа были доставлены без всяких происшествий и отклонений от нормы. Впрочем, это была чисто субъективная точка зрения, ибо что она знает о доставке пиццы? Да ничего! Говорил Джимми в основном о чаевых. Чаще всего он бывал недоволен и досадовал на людскую жадность. Но один раз чаевые оказались достаточно щедрыми, чтобы Джимми воспрянул духом.
– Скажи, на этом действительно можно заработать? – спросила Кэнди.
– Лично я зарабатываю очень даже неплохие наличные.
– А как?
– Знаю, что именно надо доставлять.
– Какая-нибудь специальная пицца?
– Это и кое-что другое.
Джимми бросил на девушку многозначительный взгляд и положил ладонь на ее колено.
«Боже, да я теперь неделю буду по часу торчать в ванной, – подумала Ли. – Отвратительное ощущение!»
– Я зарабатываю разными способами, и в результате получается довольно приличная сумма, – хвастливо продолжал Джимми.
– А скажи, в «Спелом персике» тебе хорошо платят? Лично я была ужасно недовольна – нормальную помаду не на что было купить, не говоря уж об остальном.
– Я получаю там довольно большие деньги.
Ли напряглась. Либо это чистой воды хвастовство, чтобы произвести впечатление на сидящую рядом грудастую девицу, либо он говорит не о зарплате – она прекрасно знала, как мало получают интерны.
– Ты такой ценный сотрудник? – Кэнди смотрела на своего спутника круглыми восхищенными глазами.
– Просто я знаю, из чего именно можно извлечь выгоду. Я даже могу пригласить тебя на ужин и вообще... в город.
«Через мой труп», – подумала девушка.
– Через мой труп, – эхом прозвучал в голове голос Марка.
Ли улыбнулась, и Джимми оживился:
– Так ты не против?
– Это было бы круто!
– Мне нужно отвезти еще один заказ. А потом, прежде чем отправиться в пиццерию за новыми заказами, я тебе кое-что покажу.
– Класс!
Они въехали в самый центр района, и Джимми остановил машину подле дорогого жилого комплекса.
– Я быстренько, – сказал он.
Как только дверца машины захлопнулась, Ли с сомнением посмотрела на свой бюст – опять забыла, куда говорить! Черт с ним, авось услышат – и она выпалила куда-то в область ложбинки:
– Он взял с собой рюкзак. Это впервые за всю поездку.
– Где вы находитесь?
– Очень милый район и красивая улица. Жаль, названия отсюда не видно. Напротив дома, к которому мы подъехали, есть теннисные корты. И какое-то учреждение. Ну, может, полицейский участок.
– А номер дома?
– Черт... Что-то вроде два-одиннадцать.
– Попался! Это адрес Харви.
– Марк, ты хоть недалеко? Джимми обещал показать мне нечто весьма интересное, с его точки зрения. Но я как-то не жажду это видеть.
– Мы в полумиле от вас, детка. Не дрожи, мы прикрываем твою спину.
– А нельзя прикрыть еще перед и все остальные места тоже? Как-то мне страшно.
– Я обещаю, что с тобой ничего не случится.
– И еще, в этот раз Джимми вошел в дом. Все предыдущие заказы у него принимали прямо у порога.
– Хорошо. Мы почти у цели.
Через пару минут появился Джимми. Он радостно усмехался, подмигивая ей, а девушка изо всех сил старалась взять себя в руки и не поддаться панике.
Когда Джимми сел в машину, Ли заметила:
– Ты выглядишь очень довольным.
Он помахал перед ее носом двадцаткой. Похоже, предательство нынче неплохо оплачивается, даже если ты всего лишь пешка, подумала Ли.
– Ух ты! – Она изо всех сил изображала восторг. – Какие чаевые!
– Здесь живет мой родственник. Я всегда доставляю ему нечто особенное... ну, там сыра побольше и все такое.
«Ах ты, крысеныш, знаю я, что это за сыр. И украл ты его у моего брата».
– Думаю, мне стоит попробовать себя в доставке пиццы, – заметила она. – Похоже, тут и впрямь можно заработать.
– Вряд ли ты сможешь заработать столько, сколько я. Хотя... Вот если тебе удастся вернуться на работу в «Персик», то можно, пожалуй, загрести очень большие денежки.
«Убить мерзавца!»
От негодования Ли забыла смотреть в окно и очнулась, только когда Джимми остановил машину. Они оказались в пустынном тупике где-то на окраине района Грейт-Фолз.
– А здесь что мы будем делать? – Ли испугалась, но старалась не показать виду.
– Я подумал, что ты не откажешься хорошенько поблагодарить меня за сегодняшний урок.
– Знаешь, – Ли наклонила голову, чтобы бюсту было хорошо слышно, – ты напоминаешь мне того парня в «Титанике».
Маленький мерзавец потянулся к ней, но Ли распахнула дверь и выскочила на улицу. Теперь она решила говорить в левую грудь – вдруг правая была не по этой части.
– Это напоминает мне «Титаник»!
– Иди сюда, киска, поцелуй меня. – Он поймал ее прежде, чем она успела добежать до угла.
Чертовы каблуки.
– Ты ведь тоже этого хочешь!
– Чего?
Джимми попытался облапить ее за грудь, но этой частью своего оборудования Ли не могла рисковать.
– Перестань! – воскликнула она. – Я не такая, чтобы лизаться по каким-то подворотням!
– Именно такая!
– Нет, не такая!
Больше никогда, никогда в жизни не станет она изображать грудастую блондинку. Даже под угрозой голодной смерти!
– Я быстро научу тебя.
– Да что ты! По-моему, ты слишком молод, чтобы можно было говорить об умении. Позвони мне лет через десять, и мы обсудим этот вопрос.
– Я рискну прямо сейчас. Уверен, тебе понравится. Я знаю, что к чему.
Ли крутилась как могла, уворачиваясь от цепких лап грязного негодяя и оберегая свою – то есть не свою, но очень важную для нее – грудь. Вдруг он там что-нибудь сломает? Ей совершенно не улыбалось остаться с крысенышем действительно наедине.
– Ты удивительно напоминаешь мне этого... Леонардо Ди Каприо из «Титаника», мать его! – Ли уже кричала. – Тот тоже был чертовски настойчив!
Ли уже чувствовала, как панический страх холодными пальцами сжимает сердце. Один на один с этим придурком у нее нет шансов. И тут – Боже, благослови полицию! – послышался вой сирен и улочка украсилась многоцветьем спецсигналов. Одна из машин остановилась прямо подле замершей парочки, из нутра автомобиля выбрался здоровенный, но совершенно незнакомый Ли детина. В руке он сжимал тяжелый фонарь. Девушка подумала, что фонарик должен весить несколько килограммов и такой штукой можно осветить сразу не меньше половины Манхэттена. Или подарить ее Статуе вместо факела.
– Мэм? – прогудел мужчина.
– А? – Ли с трудом сдерживалась – ей ужасно хотелось спрятаться за его спину.
– Вы Кэнди Деверо?
– А кто спрашивает? – задрав нос, поинтересовалась Кэнди.
Она почему-то решила побыть крутой. Ну, чтоб никто не догадался, как ей страшно.
– Я ремонтник компании «Мэйтаг», – сказал детина. – Мы узнали, что ваша стиральная машина не работает. Так вы мисс Деверо или нет?
– А «Титаник» вы когда-нибудь видели? – настороженно спросила Ли.
– Он полицейский, – заверещал вдруг Джимми.
– Мы с его капитаном приятели, – прогудел детина.
– Да, я Кэнди Деверо, – с облегчением выдохнула Ли.
– Тогда вам придется пройти со мной, мэм.
– А что такое? – удивленно спросил Джимми.
– Эту женщину разыскивает полиция.
– Разыскивает полиция? – Глаза Джимми округлились, а у Ли отвисла челюсть.
– Так точно. За приставание к мужчинам на улицах города.
– Она приставала к мужчинам? – тупо повторил Джимми.
– Да, сэр. Боюсь, что эта дама определенного поведения.
– Я кто? – пискнула Ли.
– Проститутка.
* * *
– Я имею полное право обидеться и не разговаривать ни с одним из вас до конца дней, – заявила Ли.
– Имеешь право. Но пока мы еще разговариваем, я хотел бы поблагодарить тебя за то, что ты раздобыла для нас необходимые улики.
– Предупреждаю – это было мое последнее задание на шпионском поприще.
– Это точно. – Колсон был мрачнее тучи. – Не думал, что мелкий негодяй зайдет так далеко.
Несколько секунд Ли вглядывалась в неподвижные черты Марка. Тот отводил глаза. И вдруг девушка поняла, что именно сейчас происходит. Во время задуманной им операции Ли подверглась домогательствам мелкого негодяя. Колсон решил, что виноват в случившемся. И эта вина ляжет на его сердце тяжким грузом, она будет грызть его и точить душу. Марк будет жить с чувством вины перед ней, думая, что он подставил Ли Смит. И тогда уже не важно: будет он любить ее или ненавидеть – это все равно ни к чему хорошему не приведет.
«Ну уж нет, – подумала Ли. – Не выйдет. Не отдам!»
– Уходите отсюда, – велела она Стиву и Кейт.
– Что? – Брат вытаращился на нее.
– Ты прекрасно меня слышал. Уйдите и оставьте нас одних.
– Сестрица, а ты не забылась? Это мой кабинет...
– Я хочу, чтобы вы ушли. Сейчас же.
Стив несколько секунд молча взирал на сестру, потом повернулся к Кейт:
– Знаешь, там в кафе делают вкусные пончики. Ты любишь пончики?
– Обожаю! – Кейт с готовностью вскочила с кресла.
– И дверь за собой закройте, – велела Ли.
Дверь захлопнулась неприлично быстро.
Некоторое время в комнате висело напряженное молчание. Ли рассматривала Марка и видела, какие муки он переживает. Сердце ее заныло от любви и жалости.
– Знаешь, я, пожалуй, переборщила с жалобами, – осторожно сказала она.
– Не могу поверить, что я заставил тебя пойти на это. – Колсон упорно разглядывал нечто на столе Стива.
– Ты вытащил меня вовремя, как и обещал.
– Он мог тебя...
– Не мог, – как можно тверже сказала Ли.
Честно сказать, в том мерзком тупике наедине с Джимми был момент, когда перспективы казались весьма туманными и не слишком приятными... Но это прошлое, а теперь она собиралась бороться за свое будущее.
– Ничего не случилось, потому что не могло случиться. Посмотри на меня, Марк. Я здесь – целая и невредимая.
– Ли, я...
– Не хочешь об этом говорить. Я знаю. Ты просто изведешься, взвалишь на себя груз ответственности и позволишь ложному чувству вины съесть тебя живьем. Послушай, что я скажу. Ты не мог предвидеть всех обстоятельств – ни тогда, в ситуации с Джейком и Лианной, ни теперь. Кто знал, что маленький прыщавый негодяй окажется таким прытким и сексуально озабоченным?
– Я должен был это предвидеть.
Ли перевела дыхание и решила зайти с другой стороны.
– Позволь мне кое-что спросить.
– Что? – Он впервые поднял глаза, и Ли едва не разрыдалась – такая мука была в его взгляде.
– Как ты думаешь, если бы Стив мог предвидеть, как пойдут дела, отпустил бы он меня сегодня на улицу?
– Нет.
– Ну так он же не переживает! Помнишь, как он меня уговаривал!
– Он не специалист в области безопасности.
– Никто из нас не является ясновидящим, а потому профессиональная подготовка тут совершенно ни при чем. Стив и Кейт, которые готовы были заплатить мне, или уговорить меня, или заставить, не чувствуют угрызений совести – и знаешь почему? Потому что для этого нет оснований. Ты и твои люди прибыли вовремя. За что все – и я в том числе – очень им благодарны. И прекрати немедленно изобретать себе проблему, или... или я не знаю, что с тобой сделаю! Послушай, вот что я решила. Если ты скажешь, что нужно еще раз пойти и побыть Кэнди – не важно, с Джимми или нет, – я соглашусь. Я не буду бояться, если буду знать, что ты слышишь меня и придешь, когда это будет нужно.
– Я тебя не достоин, – пробормотал Марк.
– Это точно. Я ведь теперь Джеймс Бонд.
Он наконец рассмеялся и подошел к ней.
– Надеюсь, тебе больше никогда в жизни не придется шпионить. И становиться блондинкой тоже не придется. Ты у меня и так самая лучшая.
– Ах ты, подлиза!
Полиции понадобился еще месяц, чтобы завершить дело. Записи, полученные с помощью шпионской деятельности Ли, не годились в качестве доказательства в суде, но они все же сыграли большую роль, ибо теперь полицейские знали, где искать. Дом, куда ходил Джимми за своими сребрениками, был взят под наблюдение, и теперь уже детективы собирали неопровержимые доказательства, чтобы не позволить адвокатам развалить дело в суде. Эта часть расследования продвигалась успешно, но вторая часть операции выглядела гораздо менее определенной. Необходимо было дождаться момента, когда Харви Мэрфи сделает решительный шаг. Ожидание оказалось довольно тягостным, но в один из вторников на еженедельной рабочей планерке, которую Кейт проводила с менеджерами «Яблоневого цвета», Харви вдруг объявил, что он изобрел нечто исключительное по части антивозрастных лифтинг-кремов. Кейт и сама не понимала, как она дожила до этого момента. Все ее мысли были заняты одним – когда же это кончится и она сможет доказать всем, что не несет ответственности за шпионаж. Желание восстановить свое честное имя и репутацию фирмы превратилось почти в навязчивую идею.
Она знала, что Стив верит в ее невиновность, и была искренне ему благодарна за это доверие. И все же, все же ей хотелось доказать и ему тоже, что обвинения несправедливы и она невиновна.
И еще ее чрезвычайно удивляло и почему-то беспокоило отсутствие Стефани. За последние шесть недель она почти не появлялась в офисе. Ли и Стив не слишком откровенничали по этому поводу, и Кейт оставалось лишь гадать, что, собственно, происходит. В тот вторник после планерки Кейт сразу же позвонила Стиву:
– Мы его поймали!
– Ты серьезно?
– У меня на руках его описание нового продукта.
– О-о! Я звоню Колсону – пусть посылает полицейских. Встретимся сегодня после обеда?
– При одном условии: я хочу, чтобы Стефани тоже присутствовала на нашем совещании.
– Это невозможно.
– Почему?
– Ее нет в городе.
– И где же она, черт возьми?
– Не могу сказать.
– Может, она проходит курс лечения от алкоголизма или еще что-нибудь в этом роде?
– Я не могу сказать.
– Если она не придет, я не принесу бумаги. Ясно? Нет Стефани – нет доказательств.
– Кейт, веди себя разумно. Нельзя допустить, чтобы дело сорвалось.
– Эта женщина в глаза и за глаза называла меня воровкой. Я хочу увидеть ее лицо, когда она будет читать бумаги.
Некоторое время Стив молчал. Потом с неохотой сказал:
– Я посмотрю, что можно сделать. Но результат будет не раньше завтрашнего дня.
– Ну и прекрасно.
– Ты делаешь ошибку, Кейт.
– Почему это?
– Стефани всего лишь подставная фигура. Компанией руковожу я.
– А мне все равно. Найди ее и притащи в офис. – И она повесила трубку.
Разговор со Стивом произвел на Кейт странное впечатление. У нее возникло стойкое ощущение, что она что-то пропустила. Но что именно? Она заперла папку с документами в сейф и принялась обдумывать ситуацию. Может, Стив и Стефани в ссоре? Такое вполне вероятно, если он пытается прибрать к рукам компанию. Похоже, близнецы вообще не слишком ладят между собой. Если вспомнить весь опыт общения с владельцами «Спелого персика», то становится очевидно, что они никогда и нигде не показывались вместе. Либо Стив, либо Стефани. Словно подменяя друг друга. Минутку... В офисе появлялся только тот персонаж, чье присутствие было действительно необходимо в эту минуту.
– Бог мой, – прошептала Кейт.
Мысль, пришедшая ей в голову, была проста, но оглушала, словно кирпич, упавший на макушку. Некоторое время она сидела, лихорадочно пытаясь привести в порядок воспоминания. Нужно убедиться, что у нее не началась паранойя. Действительно ли она ни разу не видела близнецов вместе? Пожалуйста, бормотала она, ну хоть разок. Вместе в одной комнате... Стив и Ли – да, видела. Стефани и Ли. Стив и Стефани – нет, такого не было ни разу.
Лицо Кейт вспыхнуло краской негодования и стыда, когда она вспомнила, как мучилась от собственной ущербности, как пугало ее влечение, которое она испытывала к Стефани. К Стефани, которая страшна как смертный грех!
Потом Кейт вспомнила свой разговор с Ли – девушка пыталась успокоить ее, и еще она сказала... сказала, что Кейт тянет к Стиву, а не к Стефани. Просто они очень похожи.
И все эти бесконечные оправдания, почему Стефани не может присутствовать здесь и прийти туда – если там уже находился Стив.
А потом пришло самое ужасное воспоминание – о тех ночах и вечерах, что они провели со Стивом вдвоем. Они смеялись, смотрели кино, разговаривали, занимались любовью – и все это время он лгал.
Их отношения строились на обмане. Отсюда напрашивался новый – и еще менее утешительный – вывод: Стив Смит затащил ее в постель не потому, что она так уж ему понравилась, а с совершенно другими целями. И цели эти могли быть только деловые. Как прагматично, однако... Это была очень плохая новость, но Кейт приняла ее. Она поднялась до поста руководителя компании, потому что обладала многими замечательными качествами. И одно из них – умение признавать свои промахи и не прятать голову в песок.
Это было так больно и так унизительно – знать, что Стив просто использовал ее. Она влюбилась и не смогла взглянуть на ситуацию со стороны. Поверила его словам и его ласкам, нежности его рук.
Господи, если это правда, то все осталось в прошлом – и его ласки тоже.
Кейт заставила себя сдержать слезы. Сейчас не время думать о потерях и растоптанной любви. Не время жалеть себя. Нужно просто вспомнить о том, как это унизительно – быть использованной, и дать гневу разгореться.
«Он использовал меня, использовал, использовал. Но что еще хуже – я позволила ему это сделать».
Теперь она разозлилась по-настоящему. Разозлилась на себя за то, что была такой дурой и позволила мужчине обвести себя вокруг пальца.
Кейт устремилась к сейфу, вытащила папки с компрометирующими документами, сунула их в портфель и устремилась прочь из кабинета. Мелькнуло испуганное лицо секретарши.
– Я ухожу. – бросила Кейт, не останавливаясь.
– Но на три часа назначено...
– Отмените.
* * *
– Ты ублюдок! – Кейт ворвалась в кабинет Стива, отшвырнув по дороге секретаршу, которая пыталась преградить ей путь.
Та вбежала в кабинет следом за разъяренной мисс Блум и залепетала:
– Простите, мистер Смит, я не успела...
– Все в порядке. – Стив поднялся из-за стола и не сводил с Кейт озабоченного взгляда. – Идите и закройте дверь, – бросил он секретарше.
Он указал на стул, но Кейт не желала садиться. Она осталась стоять перед ним, сжимая кулаки.
– Что случилось?
– Ты и есть Стефани!
– Что?
– Что слышал! Ну, что же ты не отрицаешь, не возмущаешься? Давай, скажи, что это не так.
Щеки Стива залились темным румянцем.
– Выслушай меня.
– Так я права? Права?
– У меня были веские причины пойти на это.
– Так я угадала! Господи, да что же это! – Она металась по кабинету, как раненая волчица. – Все это время... Как я могла быть такой дурой!
– Не говори так. Никто до сих пор не знает, один из моих сотрудников...
– А с кем из них ты спал?
– Ни с кем! Что ты такое говоришь?
– Я говорю, что ты обманул меня! Выставил меня дурой!
– Нет! Все началось давно, и ты была совершенно ни причем.
– Ни при чем? Ты использовал ее, чтобы обвинить меня в воровстве, забыл?
– Это было не совсем так.
– Именно так все и было. Ты сидел в этом самом кабинете, изображал мудрого советника и правую руку начальства, извинялся за ее вспыльчивость... а потом превращался в Стефани и издевался надо мной.
– Послушай, давай встретимся после работы, и я все тебе объясню. Мы поговорим...
– Нет! Никогда. Не смей больше приближаться ко мне.
– Не делай этого, Кейт. Выслушай меня.
– Я искренне надеюсь, что никогда больше не услышу твой голос.
– Кейт, я люблю тебя.
Она засмеялась и сама услышала, насколько истерично звучит ее смех.
– Ты, наверное, извращенец. Иначе с чего бы выбирать такой нетривиальный способ добиться любимой?
«Надо уходить, а то я разрыдаюсь, – сказала себе Кейт. – Но уж такого удовольствия я ему не доставлю». Она выхватила из портфеля папки с документами:
– Вот те доказательства, которых ты так жаждал. Делай с ними что хочешь. Но отныне по этому делу я буду разговаривать только с Марком Колсоном.
Стив двинулся к ней, надеясь обнять и успокоить.
– Не смей! Не смей подходить ко мне, иначе я закричу! – Она всхлипнула.
Бросила папку на стол:
– Вот то, ради чего был затеян маскарад. А теперь оставь меня в покое.
– Кейт...
Она уже шла к двери. На пороге обернулась и сказала:
– Знаешь, из тебя получилась уродливая женщина. А потом ты и мужиком оказался ненастоящим, – получается, что ты просто урод.
«Кейт, это Ли. Позвони мне, пожалуйста. Я знаю, что ты обижена, что тебе больно, но если бы ты только согласилась выслушать, то, может, не стала бы судить Стива так строго. Понимаешь, у него были веские причины скрывать ото всех, что он и есть Стефани».
Кейт сидела на диване в полутемной гостиной в обнимку с подушкой и слушала черт знает какое по счету сообщение от Стива и Ли. Отвечать не было никакого желания. Она будет сидеть здесь в одиночестве и зализывать свои раны.
– Не гр-русти, не гр-русти, – подала голос Габби.
– Спасибо, – пробормотала Кейт.
Господи, надо же так купиться! И ведь за все время, что она встречалась со Стефани, встречалась со Стивом, спала со Стивом... у нее даже сомнений не возникло.
«Кейт, я ведь твоя подруга, – звучал из автоответчика голос Ли. – Поверь, мне было тяжело скрывать от тебя правду».
Подруга? Это была последняя капля. Всхлипнув, Кейт схватила трубку:
– Послушай меня, девочка, и запомни, что я скажу. Ты мне не подруга. Ты такая же, как он. Наверное, это у вас семейное – обманывать людей и насмехаться над ними. Не звони мне больше.
– Кейт, прошу тебя! Стив любит тебя без памяти, а я... я очень ценю наши с тобой отношения и не хочу тебя терять.
– Последний раз, когда я смотрела в словаре, в понятие дружбы входила честность.
– Ладно, ты можешь бросить меня и не прощать, но прошу тебя – выслушай Стива. Дай ему шанс...
– Так он еще и трус! Впрочем, я могла бы и раньше догадаться – сначала за него говорила фальшивая сестра, а теперь настоящая, но такая же лгунья.
– Да он не знает даже, что я тебе звоню!
– Так я и поверила.
– Он позвонил мне домой и рассказал, что произошло. Я едва узнала его голос. Он не в себе, и ему очень плохо.
– Знаешь что, Ли, мне наплевать, каково ему. Прощай.
– Подожди, пожалуйста! – Но Кейт уже повесила трубку.
* * *
– Я должна рассказать все Марку. Стив, я не хочу, чтобы он узнал об этом от Кейт. Ты не представляешь, что будет.
Ли с тревогой смотрела на брата: Стив сидел на диване сгорбившись и прятал лицо в ладони.
– Рассказывай, – отозвался он. – Теперь это не важно.
– Для компании это очень даже важно.
– Завтра я соберу акционеров и руководство и все расскажу.
– Но так нельзя – что, если твой спонсор отзовет документы на оплату счетов?
– Это будет сильный, но не смертельный удар. Смертельный удар я получил сегодня.
– Милый, мне так жаль.
– Спасибо. А теперь иди и найди Марка. Ты права – будет лучше, если он услышит правду от тебя, а не от Кейт.
– Стив, не убивайся так. Пройдет какое-то время, она успокоится и все поймет.
– Нет, она не успокоится. Я обманул ее доверие.
– Ты действовал в интересах компании, и в твоих поступках не было ничего личного.
– В этом-то и состояла моя ошибка. Я должен был все рассказать Кейт, когда мы стали близки... Но наши отношения развивались так стремительно, и я безумно боялся ее потерять. Так что я заслужил ее презрение.
– Послушай, что я тебе скажу, братец. Ты самый добрый и самый честный человек на свете. Авантюра со Стефани была придумана для того, чтобы дать работу людям и прокормить нас – меня и дедулю. А потом компания нуждалась в спонсорстве того упрямого осла, который выдвинул эти дурацкие условия, и обман затянулся. Но ты делал это ради нас – сотрудников компании и своей семьи. Рано или поздно Кейт поймет, что в твоих действиях не было злого умысла и желания обидеть ее или кого-то другого. Ей просто нужно время, чтобы выпустить пар и вспомнить, что там, в глубине сердца, она все еще любит тебя.
– Иди к Марку, – устало сказал Стив. – Постарайся спасти хотя бы свое будущее.
* * *
– Ли, я не понимаю, в чем дело, – нетерпеливо сказал Марк. – Ты позвонила мне, заявила, что у тебя срочное и важное дело. Вынудила меня уехать с деловой встречи. И вот мы у меня дома, но вместо того, чтобы быстро изложить суть, ты бегаешь туда-сюда и машешь руками. Что происходит?
– Я хочу кое-что тебе объяснить.
– Тогда тебе придется как минимум поговорить со мной.
Ли собралась с силами, остановилась и, повернувшись к Колсону, начала:
– Несколько лет назад мой брат попытался получить финансирование своего бизнес-проекта.
– Так.
– Ему отказали в предоставлении денег.
– Так.
– Потому что он был молодым мужчиной.
– Бывает.
– Но потом появился один человек... спонсор. Он сказал, что готов вложить деньги в проект Стива, если тот найдет женщину, готовую номинально возглавить компанию.
– К чему такие сложности?
– Не знаю. Я в этом ничего не смыслю.
– Ну хорошо. Я понял. Стив обратился к помощи Стефани, но она лишь подставное лицо, а всю реальную работу выполняет он сам. Это было заметно.
– Все не так просто.
– И?..
– У Стива нет сестры-близняшки.
– Нет? Но... Ты шутишь?
– Он ее придумал. Он не хотел брать в дело чужого человека, боялся, что, возглавив фирму, она попытается вытеснить его из бизнеса, и не хотел рисковать.
– Этого не может быть. Ты пытаешься убедить меня в том, что все эти годы Стив просто играл роль Стефани?
Ли кивнула. Марк видел, что она сильно нервничает, и первым его порывом было обнять и успокоить ее. Но он сдержался. Очевидно, они еще не дошли до конца истории.
– Итак, он всех обвел вокруг пальца. Я признаю, что ему это отлично удалось. Компания процветает, Стефани руководит.
– Ты не сердишься? – Ли недоверчиво смотрела на него.
– Я сержусь на себя за то, что не раскусил твоего братца самостоятельно.
– Как правило, люди видят то, что им пообещали. Главное – предварительная информация.
– Но я разгадал тебя тогда в офисе мистера Торндайка. А в ресторане я без труда опознал Кейт.
– Ну... значит, наша маскировка никуда не годилась.
– Что меня действительно удивило – и удивило неприятно, – так это то, что Стив не захотел мне довериться. Чтобы давать действительно стоящие советы, я должен быть в курсе всех дел клиента. Так что если он готов был рискнуть деньгами и успехом операции... это его проблемы, и сердиться тут не на что.
Колсон говорил неправду. Он чувствовал, как сжалось сердце, а в голове мелькнуло слово «предательство». Само собой, тут все не так сурово, как в тот раз: во время службы в ФБР они с Джейком выяснили, что их босс работает на врагов, и их пытались убить. И предательство Хитер ранило его сильнее, но по-другому. Он страдал не столько из-за нее, сколько из-за ребенка. Сейчас это было не так остро – ни тебе опасности для жизни, ни какого-то изменения в отношениях. Ничего не произошло. Оставалось удивляться, откуда взялась тупая боль, поселившаяся внутри.
– А на меня ты сердишься?
– Немного.
Ли села рядом на диван и схватила его за руку:
– Я не хотела обманывать тебя, Марк. Честно, не хотела. Но ведь он мой брат. И эта компания – его детище. Она так много для него значит.
– Как я понял из документов и разговоров, «Спелый персик» уже некоторое время приносит чистую прибыль. Расходы окупились довольно быстро, и даже после вложений в расширение компании кое-что осталось. К чему было продолжать игру?
– Он хотел все оставить по-прежнему, пока не будет выплачен весь заем. Потом Стефани должна была уйти в отставку, и Стив стал бы единоличным руководителем компании. Он и так вел все дела дефакто, и никто не стал бы возражать. – Она перевела дыхание. – И все шло по намеченному плану, но потом случилась эта история с «Яблоневым цветом», и Стив решил немного повременить с отставкой Стефани – пока не выяснится, кто именно ворует секреты компании.
Некоторое время Марк сидел молча, обдумывая сказанное. Потом усмехнулся:
– В целом все это звучит вполне разумно. Единственное, чего не могу простить Стиву, – женщина из него поучилась на редкость несимпатичная. – Пауза. – Поверить не могу, что я ни о чем не догадался. Ведь они никогда не появлялись вдвоем. Всегда или Стив, или Стефани. Какой же я идиот!
– Он не пытался одурачить тебя, клянусь!
– Да я знаю, знаю. Это не в его стиле.
Но и искренность не была стилем жизни Стива Смита. И, если уж на то пошло, Ли Смит.
Он готов был поклясться, что у этой женщины нет от него секретов. А она лгала ему в глаза, покрывая братца. Так же как вначале, когда он лишь случайно узнал, что они брат и сестра.
Удивительная семья. Стив позволил ему вести наблюдение за Ли, словно она была настоящей подозреваемой. Ли тратила его время и деньги брата, играя глупые роли и заставляя Колсона подозревать ее в шпионаже. Потом этот маскарад в ресторане, где участвовала даже Кейт. Черт знает, что у них за развлечения.
Марк все пытался соединить ту Ли, которую он знал: искреннюю, открытую и ранимую – с той девушкой, которая не моргнув глазом говорила ему: «Сегодня Стефани нет, потому что...»
– Стив очень уважает тебя и ценит твою работу. – Голос Ли проник в его невеселые мысли, и Марк даже вздрогнул от неожиданности.
– Уважение здесь ни при чем. Если бы я работал плохо, он просто отказался бы от моих услуг.
– Я так и знала – ты вне себя. Ты обиделся. – Ли в отчаянии отвернулась.
Марк молчал, пытаясь подобрать нужные слова. Но слова все как-то не подбирались, должно быть, потому, что он никак не мог понять, что же именно чувствует в данный момент.
– Я не хочу, чтобы ты пытался как-то отплатить Стиву за обман.
Колсон хмыкнул:
– Ну уж нет. Он намеренно утаивал важную информацию, которая могла бы существенно упростить дело.
– Марк, я тебя очень прошу. Ему сейчас и так нелегко.
– В чем именно состоят его проблемы?
– Кейт все узнала.
– Он ей рассказал?
– Нет, она сама догадалась.
– Ах ты, черт. – Он присвистнул. – Спорю, она не была в восторге.
«А я? Что я-то думаю? Или хоть чувствую?»
Ответа не находилось. В голове прочно поселилась пустота, а где-то глубоко внутри – тупая боль. Нужно подумать.
– Не в восторге – не то слово. – Ли вздохнула и жалобно добавила: – Меня она тоже ненавидит.
– Тебя нельзя ненавидеть.
– Ну да...
– Мне жаль.
– А будет еще хуже. Завтра утром Стив собирается сделать заявление перед сотрудниками компании.
– Скажи ему, что он должен придерживаться версии об отставке Стефани.
– Смеешься? Да Кейт быстро все всем объяснит.
– Я не думаю, что она пойдет на это. Кейт не из тех, кто будет так мелко мстить.
– Ну, я вообще-то тоже так думаю. Мне кажется, Стив хочет признаться, просто чтобы облегчить душу.
– А вы, мисс Ли? Не хотите облегчить свою душу и покаяться?
– В каком смысле?
– Какие еще личные и семейные тайны ты скрываешь? – Он хотел поддразнить ее, но понял, что совершил ошибку.
– Как ты смеешь? – Она вскочила на ноги.
Глаза вспыхнули.
– Да я просто пошутил. – Марк вскинул руки примиряющим жестом. Но шутил ли он? Или им двигало совершенно определенное опасение, что игра в тайны и секреты продолжится?
Несколько секунд Ли смотрела на него, потом покачала головой:
– Нет, ты не шутил.
– Может, и нет. Честно сказаться не уверен. А чего ты ожидала? Что я скажу: «Да ладно, Ли, это все мелочи. Пойдем займемся любовью и забудем это недоразумение»?
– Нет, я прекрасно понимаю, что тебе нужно время, чтобы все обдумать и, так сказать, переварить. Просто хотелось бы надеяться, что ты все же поверишь в отсутствие злого умысла в моих – и Стива – действиях.
– Как ни крути, это больше всего похоже на предательство.
Ли вдруг показалось, что воздух в комнате стал твердым и поэтому вдохнуть нет ну никакой возможности.
– Это низко, – пробормотала она.
– Так же как и ложь.
– Вот как. Значит, ты, мистер Джеймс Бонд, всегда говоришь только правду?
– Это другое дело. Тогда мы еще не были в близких отношениях.
– Стив действовал в интересах бизнеса.
– Что касается Стива, то его поступки я еще могу понять.
– Но не мои, да? И теперь ты не сможешь мне верить? Ни единому слову? Знаешь, я вижу ситуацию следующим образом: ты только кажешься рассудительным, а на самом деле экстраполируешь свои старые проблемы на новую ситуацию.
– Какие слова-то умные, – вырвалось у него.
– Почитай словарь – может, это пойдет тебе на пользу.
Марк ушел в глухую защиту. Он был не в состоянии думать и не мог признаться даже самому себе, что ложь Ли задела его так сильно.
– Ты должна признать, что в твоих действиях можно усмотреть определенную закономерность.
– Думай что хочешь.
– Ладно. – Марк все больше понимал, что сейчас ему нужно остаться наедине с собой. – Я просто дразнил тебя. Давай забудем.
– Мне так не кажется. Ты прав в одном: сейчас не имеет смысла продолжать разговор. Я сделала то, что считала нужным, чтобы поддержать свою семью. И сегодня, когда пришла к тебе, мне было очень важно, чтобы ты узнал про обман именно от меня.
– Я ценю это. А сейчас давай пожалеем наши нервы и немного подождем с дальнейшей дискуссией... Можно мультики посмотреть или еще что-нибудь.
– Спокойной ночи, Марк.
Как, однако, быстро все между ними стало очень и очень плохо. Марк не видел в том своей вины. Ему казалось, что он вел себя разумно, если учесть, что именно ему довелось услышать.
– Убегаешь? – тупо спросил он.
– Хочется на свежий воздух. Здесь как-то душно.
Ее сарказм задел Колсона за живое. Он медленно встал.
– Как ты смеешь обвинять меня в чем-то? Почему я не должен чувствовать себя преданным? По-твоему, мы не имеем права на чувства – я и Кейт? Насколько я могу судить, в нашей компании все это время было два честных человека, и это опять же Кейт и я.
– Как же я сама до этого не додумалась. Вы удивительно друг другу подходите.
– Черт, Ли, я не это имел в виду. – Гнев вдруг потух, и Марк испугался, что она уйдет прямо сейчас.
– Именно это ты и имел в виду. – Ли уже шла – почти бежала – к двери. – Не забудь, что в твоей жизни тоже есть тайна, которой ты так и не поделился со мной. Честно сказать, я ждала этого, как знака доверия с твоей стороны.
– Там другое...
– Правда? Жаль, что я так и не узнаю эту историю.
* * *
Следующий месяц превратился в безумную гонку. Марк метался между «Спелым персиком» и «Яблоневым цветом», а как только выдавалось небольшое затишье, летел в Ричмонд, где полным ходом шел процесс открытия филиала компании под руководством Джейка. А потом он возвращался в округ Колумбия и в сотрудничестве с властями выстраивал дело против Харви Мэрфи и его племянника Джимми Слейтера.
Времени катастрофически ни на что, кроме работы, не хватало, но Колсон и не думал роптать. Наоборот, он был рад погрузиться в дела с головой – что угодно, лишь бы не думать о Ли. Беда в том, что он не мог не думать о Ли.
Марк все время пытался представить себе, что именно она делает. И что чувствует. И вообще какая она сейчас, вот в эту самую минуту?
Колсон шел в кабинет Кейт и размышлял о том, что даже сильная занятость, к сожалению, оставляет массу времени для мучительных раздумий. Вот и мисс Блум, выглядит она сегодня ужасно. Ну, то есть она, конечно, все равно осталась очень красивой женщиной, но выглядела паршиво. Марк смотрел на нее и думал: а Ли страдает? Или нет? И отражается ли это на ее внешности? Сам он старался утром не засматриваться в зеркало – ничего хорошего там не наблюдалось. Стив Смит, по самой щадящей оценке, похудел за последнее время фунтов на двадцать.
– Добрый день, Марк, – сказала Кейт. – Присаживайтесь.
Колсон опустился в кресло и сказал:
– Сегодня после обеда полиция собирается арестовать Харви и его племянника.
– А потом?
– Их допросят и, ежели повезет, сразу получат признание в том, кто, что, когда и где воровал.
– А мы сможем присутствовать при допросе.
– В участке – нет. Но после задержания наших подозреваемых завезут в «Спелый персик». Стив хотел первым поговорить с ними.
– Я тоже хотела бы пообщаться, – сквозь зубы пробормотала Кейт. – Завези их потом ко мне.
– Я вам что, извозчик? Сомневаюсь, что полицейские будут в восторге от перспективы полдня кататься по городу с задержанными. Если вы хотите поговорить с ними – поезжайте к Стиву.
– Я не могу, – прошептала Кейт, кусая губы.
– Понимаю. – Он вздохнул. – И сочувствую вам... да и себе тоже. Нас обоих обманывали, и не слишком красиво. Но все же... все же чем больше я об этом думаю, тем очевиднее мне кажется давление обстоятельств. Стив и Ли не принадлежат к породе людей, которые станут лгать ради выгоды или каких-то низменных целей.
– Когда-то и я так думала.
– Сказать по правде, я тоже чувствую себя преданным. А у меня аллергия на предательство. Но все же ответьте мне положа руку на сердце, что лучше: сидеть дома и жалеть себя или попытаться прояснить ситуацию, чтобы прийти к какому-то финалу.
– Я не могу... не хочу его видеть.
– Вы слышали, что он выступил перед своими сотрудниками с заявлением?
– Что мистер Смит сочинил на этот раз?
– Ничего. Он выложил своим людям все как было. Правду.
– И что? Как сотрудники восприняли столь шокирующую информацию?
– Должен признать, что восприняли они ее гораздо лучше, чем мы с вами. Слушали Стива в полном молчании, а потом... потом люди аплодировали ему стоя.
– Правда?
– Представьте себе. Должно быть, никто из них особо не любил Стефани.
Марк с удовлетворением увидел, что Кейт улыбается. Глаза ее заблестели, и она растерянно покачала головой:
– Странно, вы не находите? Я была уверена, что его закидают тухлыми яйцами. Ну как минимум помидорами.
– Вы, я и наши планы относительно помидоров остались в меньшинстве.
– Кто-нибудь уволился?
– Ни один человек! Представляете? Мне кажется, Стив был удивлен больше всех. – Несколько мгновений Марк внимательно смотрел на Кейт, потом вздохнул и сказал: – Вам нужно собраться с силами и встретиться с ним. Невозможно избегать его до конца жизни.
– Я могу попытаться.
– Послушайте, никто же не говорит, что вы должны его простить. Наберитесь мужества и скажите ему в лицо, что все кончено. Будет больно. Но как говорил Соломон: «Все проходит – пройдет и это».
– Он и так все понимает, – тихо сказала Кейт. – И вы правы, это чертовски больно.
Марк немного растерялся от такой откровенности и испугался, что Кейт может расплакаться, а потому не придумал ничего другого, кроме как выпалить то, что мучило его самого:
– Мне тоже плохо. Мне не хватает Ли.
– Тогда почему вы не можете последовать собственному мудрому совету?
– Я был очень занят последнее время...
– Трус.
– Покажите пример.
Кейт молчала. Тогда Марк встал и, чувствуя себя бесконечно усталым, заявил:
– Я еду в офис Стива.
Несколько секунд Кейт молча кусала губы, потом вскочила и сделала шаг к двери:
– Я поеду с вами.
Колсон вел машину и думал о Ли. Что она делала весь этот месяц – без него? Скучала или нет? Думала ли о мужчине по имени Марк Колсон? Она ни разу не позвонила и не написала, а ведь он был уверен, что совсем не безразличен ей. Самое очевидное объяснение столь полному отсутствию интереса: он был нужен ей лишь как партнер для секса. В этой простоте и незатейливости таилось ядовитое жало, которое жгло его душу. Неужели, Ли, неужели?
Хотя чему он удивляется? Годами мистер Колсон вел себя именно так – использовал женщин и бросал их, когда они начинали привязываться к нему. Возможно, теперь его черед. Своего рода историческая справедливость. К черту! Что с ним не так? Вторая любовь, вторая женщина – и опять все кончается болью и одиночеством.
Вот уже и здание компании. Марк шел по коридорам слишком быстро – Кейт едва поспевала за ним. Но в кабинете Стива его ждало разочарование – Ли здесь не оказалось. Впрочем, он должен был это предвидеть. Она в курсе, что он приедет, и поэтому не пришла. Так просто. Так больно.
Мистер Смит сидел, зарывшись в какие-то бумаги. Не поднимая глаз, он махнул рукой в сторону кресла.
– Минутку, прошу тебя.
– У меня мало времени, – сказала Кейт.
Стив замер. Бумаги рассыпались по столу, он вскочил и уставился на нее, словно увидел призрак:
– Кейт!
– Я попросил ее приехать, потому что у меня тоже мало времени, – подал голос Марк.
– Да-да. Конечно. Это разумно. – Стив взял себя в руки и спросил: – Выпьете что-нибудь?
Они отказались. Повисла неловкая пауза.
– Обвиняемых привезут минут через пять, – сказал Стив.
Марк понял, что не выживет в этой комнате, где напряжение сгущалось с каждой секундой, и быстро направился к двери:
– Мне надо в туалет. Я быстро.
– Как ты поживаешь, Кейт? – Стив смотрел в стол.
– Лучше, чем ты.
– Я знаю. – Он провел рукой по волосам. – Ли каждое утро сообщает мне, что я кошмарно выгляжу.
– Я не об этом.
– А о чем же?
– Я слышала о твоем выступлении перед сотрудниками компании. Должно быть, это было нелегко.
– Не самая веселая речь в моей жизни. Но я рад, что все кончилось.
– И ты больше не будешь носить туфли на шпильках?
– Слава Богу, нет.
– Поздравляю.
– Спасибо.
Кейт смотрела на сидящего напротив мужчину. Сердце ее билось все сильнее и сильнее. А еще очень хотелось заплакать, поцеловать его и разгладить морщинки и горькие складки у рта.
– Стив. Посмотри на меня.
– Не сейчас, Кейт. – Стив все же встретился с ней взглядом. – Я не смогу сейчас выслушивать обвинения. Не смогу.
– Не стану я ничего высказывать. Не думай, что я так уж все простила и вообще в восторге от того, что ты сделал – но я думала и поняла, что цели у тебя были достойные.
А еще она поняла, что может потерять его навсегда. Как же она будет жить?
– Видит Бог, я не хотел причинять тебе боль, – тихо сказал Стив. – Откуда я мог знать, что полюблю тебя?
– Ты сразу же поверил, что я не виновата в шпионаже. Для меня это много значило тогда... и значит теперь...
– Но мне ты не хочешь верить.
– Ну, давай попробуем.
– Я скучал без тебя. Очень.
– А тебе действительно понравились мои энчиладос?
– Слово скаута.
– Могу повторить сегодня вечером.
– Бог мой, Кейт, клянусь, ты не пожалеешь о том, что дала мне еще один шанс!
– Я очень на это рассчитываю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Блондинка на час - Дженсен Триш



Понравилось. Есть над чем посмеяться. Очень легкий, приятный роман. Особенно впечатлил попугай, который приветствовал хозяйку словами "Гутен морген, лохудра!"
Блондинка на час - Дженсен ТришAkimell
29.07.2010, 0.54





Очень понравился, давно так не смеялась.
Блондинка на час - Дженсен Тришнаталья
5.03.2011, 23.52





Забавно и очень интересно, спасибо)
Блондинка на час - Дженсен ТришНатали
30.04.2011, 17.36





Начало было бодрым....rnА потом я боролась с желанием заснуть или стукнуть главную героиню ейсбольной битой по голове.rnПо идее - барыщня должна быть высокоинтеллекутальной женщиной с высоким Ай-Кью.rnА по факту выходит - неуверенная в себе непроходимая тупица, которая к тому же лишена даже доли романтизма.rnПлюс весь сюжет составляют сплошные сопли а как же я? и как же мы? а что если? и т.д.rnrnОбычно я очень терпеливый читатель, который старается даже самую никчемную книгу прочесть до конца, но этот откровенный треш перенести не смогла
Блондинка на час - Дженсен ТришЯ
16.07.2012, 12.09





Смеялась от души! очень понравилось! не плохо бы экранизировать! люблю истории с переодеваниями
Блондинка на час - Дженсен ТришКатерина
24.09.2012, 4.19





не очень то и понравился
Блондинка на час - Дженсен ТришЛ
9.11.2012, 13.54





С первых строк зародилось ощущение,что передо мной бред!Но прочла и пожалела времени.Просто отстой!!!
Блондинка на час - Дженсен ТришАлла
28.02.2013, 17.58





Глупая героиня , брат под стать ей (что за мужик-в юбке?)семейка безумных клоунов. В последнее время все трудней оставлять комментарии. Прочитанные истории не вдохновляют..В моем внутреннем мире настал кризисный период.
Блондинка на час - Дженсен ТришАйрин
3.07.2013, 17.39





Айрин, не пропадайте! Помните, вы мне помогли найти первый номер?
Блондинка на час - Дженсен ТришМина
3.07.2013, 18.07





Забавный роман. Второй раз перечитала и не жалею.
Блондинка на час - Дженсен ТришАнна
10.11.2014, 6.19





С одной стороны в романе много юмора, интересные диалоги, приятные второстепенные герои, с другой - надуманная завязка, туповатые главные герои, что не соответствует их описанию, некая затянутость сюжета. Так что перечитывать не буду: 7/10.
Блондинка на час - Дженсен Тришязвочка
12.11.2014, 13.43





ух з самого початку затянуло читайте не пожалієте
Блондинка на час - Дженсен Тришляна
13.11.2014, 16.12





Эх, где тоже найти такого бесхребетногоrnмачо-мужика, который ради тебя всё сделает. Иногда начинаешь ловить себя на мысли, что хочется почитать, что-то более реальное, хотя начало было очень веселым ) Цветы два раза в неделю...музыкальные открытки...может я неправильная девушка, но это от такого внимания уже через месяц повеситься захочется.
Блондинка на час - Дженсен ТришVinilla
6.03.2016, 0.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100