Читать онлайн Без ума от тебя, автора - Дженсен Триш, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Без ума от тебя - Дженсен Триш бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Без ума от тебя - Дженсен Триш - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Без ума от тебя - Дженсен Триш - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дженсен Триш

Без ума от тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Ондаженевспомнилмоегоимени.
Нику Харту крупно повезло, что Рейчел Тернер отличалась уравновешенным характером, иначе в эту минуту он рисковал получить серьезные телесные повреждения.
Впрочем, врач никак не могла его винить за то, что в этом нелепом наряде он не узнал се. Тем более что она сильно изменилась внешне и совсем не походила на ту прежнюю пухленькую застенчивую девушку, какой была когда-то. Но, конечно, он мог хотя бы из вежливости запомнить имя той, что помогла ему в колледже сдать экзамен по биологии.
Рейчел вспомнилось обжигающее чувство обиды, испытанное ею той далекой весной. Вспомнилось так ярко, словно это было только вчера. В те минуты, когда Ник сидел на экзамене, Рейчел нервно расхаживала по комнате, и каждый ее тревожный шаг отдавался укором в сердце. Ну почему она так легкомысленно отдалась ему в предыдущую ночь? И это были вопросы потруднее экзаменационных заданий.
Экзамен закончился, и теперь Рейчел взволнованно ждала телефонного звонка. Ну когда же он ей позвонит, когда скажет, что прекрасно справился с билетом, и все благодаря ей, Рейчел. Сидела и ждала, когда он придет к ней, обнимет и по-старомодному поблагодарит.
Время шло. Пролетело уже несколько часов, а Ник все никак не появлялся и не давал о себе знать. И тогда она забыла о собственной гордости и сама позвонила ему. Ответа она не услышала. Рейчел прождала еще час, надеясь, что Ник в это время празднует с друзьями успешную сдачу экзамена. Окончательно разозлившись, она примчалась в его комнату в общежитии, но обнаружила дверь распахнутой настежь и полное отсутствие его личных вещей. Похоже, что Ник бесследно растворился в воздухе.
Или же не существовал вообще.
И все же весь следующий месяц Рейчел Тернер не выпускала из рук тоненькую ниточку надежды. Каждый раз, когда в ее комнате звонил телефон, сердце ее начинало тревожно биться. И каждый раз, когда на другом конце провода оказывался кто-то другой, ее захлестывало отчаяние.
Но однажды телефон зазвонил снова, и Рейчел получила самое страшное в своей жизни известие. Тогда она навсегда оставила надежду, оставила мысли и мечты о Нике Харте.
До сегодняшней минуты.
Ничтожество.
Да как он смеет врываться в ее больницу, когда прошло столько лет, выглядя при этом еще более сногсшибательно, чем в свои студенческие годы? Рейчел и предположить не могла, что такое в один прекрасный день произойдет. Однако это был он. Его светлые, песочного оттенка волосы были немного длинноваты, а голубые глаза делали его еще более соблазнительным. Правда, теперь они оттенялись легкой сеткой морщинок, как будто последние пятнадцать лет ему постоянно приходилось щуриться от лучей слепящего солнца.
В пользу этого подозрения свидетельствовал и цвет лица. Оно было покрыто золотистым загаром, а тело по-прежнему оставалось мускулистым и крепким, как и в те дни, когда Ник активно играл в футбол. И дело не в том, что она думала о нем все эти годы – нет, в принципе не так уж часто и думала. Однако Рейчел была вынуждена признаться себе, что ей было бы куда приятнее, если бы Ник обрюзг и обзавелся брюшком. И полысел.
Увы, не произошло ни того, ни другого, ни третьего. Он остался все тем же великолепным мужчиной, каким был и много лет назад. Слишком роскошным для застенчивой, простодушной студенточки. И тем не менее – по крайне мере ей тогда так казалось – он оказывал ей самые искренние знаки внимания. А в ту ночь перед экзаменом – неужели она жестоко ошиблась? – он желал ее, нет, не просто как девушку на ночь, а как возлюбленную.
Что ж, он оказался превосходным лицедеем.
– Доктор... э-э... Тернер, верно? – произнес этот поганец.
Рейчел моргнула. Неожиданно до нее дошло, что она так глубоко погрузилась в воспоминания, что события прошлого и совсем недавнего настоящего смешались в одну кучу.
– Я не знаю, откуда вы знаете Ника, – произнесла Пейдж, понизив голос, – но мне не хотелось бы, чтобы из-за него вы точили зуб на меня.
Рейчел не собиралась признаваться, что много лет назад она совершенно определенно точила зуб на этого искусителя.
– Не беспокойтесь, – заверила она красивую женщину, которая была до боли похожа на своего брата. – Это не в моих привычках.
– Хорошо, – удовлетворенно произнесла Пейдж и посмотрела на Рейчел Тернер, испытывая одновременно любопытство и облегчение.
– Я напомню Марии, чтобы она принесла вам болеутоляющее. Начинайте составлять списки необходимых вам вещей. А я пойду побеседую с вашим братом.
– Что вы собираетесь рассказать ему? – неожиданно встревожившись, спросила Пейдж.
– Только факты.
– Пожалуйста, не говорите ему о... симптомах. Пожалуйста.
Бросив взгляд на Росса Беннета, Рейчел заметила, как тот широко ухмыльнулся. О Господи! У нее возникло ощущение, что ее пациенты явно не равнодушны друг к другу. Конечно, утверждать наверняка это невозможно, но... Ситуация показалась ей взрывоопасной. Рейчел мысленно отметила, что, как только представится возможность, нужно срочно развести пациентов по отдельным палатам.
Затем она снова переключила внимание на брата Пейдж Харт, ощутив, как при этом ее лицо принимает мрачное выражение. Слава Богу, что он не видит ее в эту секунду. Рейчел шагнула к двери.
– Мистер Харт, я сейчас выйду к вам и объясню ситуацию. Но сейчас прошу вас отойти немного влево. Мне не хотелось бы, чтобы вы прикасались ко мне. – «Боже, как двусмысленно звучит эта фраза!» – Вы меня поняли?
Ник нахмурился, и это придало его лицу еще большую сексуальность. Рейчел прекрасно помнила это выражение еще с тех далеких лет учебы в колледже. Всякий раз, когда Ник бывал занят какой-нибудь трудной проблемой, у него была привычка как-то по-особенному поджимать красивые губы. Песочного оттенка брови выгибались при этом дугой, а глаза, казалось, делались темнее обычного. В такие моменты Рейчел неудержимо тянуло поцеловать его. Сейчас же все воспринималось по-другому, но как именно по-другому – над этим ей даже не хотелось задумываться.
Рейчел увидела, как Ник, не сводя взгляда с сестры, немного отодвинулся влево. В его глазах читалась нескрываемая озабоченность. Так, значит, он все-таки способен заботиться о ком-то, кроме самого себя? Рейчел тяжело вздохнула и зашагала к двери приемной. Затем открыла дверь, придержала ее бедром, стягивая перчатки, которые через секунду бросила в урну. Затем она шагнула в приемную, й дверь сама с легким шипением закрылась за ее спиной.
Не успела дверь закрыться до конца, как Ник уже подскочил к ней и обстрелял автоматной очередью вопросов:
– Что случилось с моей сестрой? Почему она на карантине? И что она, черт побери, делает в одной больничной палате с мужчиной?
– Оставайтесь на месте! – предостерегающе воскликнула Рейчел, сама испугавшись того, что в ее голосе прозвучали панические нотки. Нет, ее беспокоила не только опасность инфицирования, хотя Рейчел ни за что бы не призналась в этом себе самой. Близость Ника после всех этих долгих лет проделывала с ее сердцем совершенно невероятные шутки. Господи, у нее буквально перед глазами стояли те далекие мгновения, когда они в последний раз находились так близко друг от друга. И даже еще ближе. Тогда он поцеловал ее на прощание, поблагодарил за все, после чего навсегда исчез из ее жизни.
– Ник! – раздался из переговорного устройства голос Пейдж. – Перестань изводить доктора Тернер! Она ни в чем не виновата!
Ник Харт послушно отступил от Рейчел, затем приглушенно, явно не желая, чтобы Пейдж услышала, спросил:
– С ней все будет в порядке, верно?
– Не беспокойтесь, с ней все будет хорошо. Позвольте, я сниму с себя этот халат и вымою руки. После этого мы с вами отправимся в холл и там обо всем переговорим.
По какой-то непонятной причине ей не хотелось открывать ему свое лицо. Вот оно что, сделала для себя открытие Рейчел, она не желает, чтобы он узнал ее. Ей меньше всего хотелось испытать жаркое унижение встречи и узнавания – как ее бросит в краску, как ему станет не по себе, когда он поймет, что она – по меньшей мере одна из тех женщин, которых он когда-то в юности использовал и выбросил за ненадобностью.
Поэтому она нарочно тянула время – сначала сняла с себя стетоскоп, затем, стащив с ног защитные сапожки и опустив их в красную урну, не спеша избавилась от халата, тщательно уложив его в стерилизационный контейнер.
Все это она проделала, не глядя на Ника, однако краем глаза заметила, как тот слегка переменился в лице, когда она предстала перед ним в совершенно новом облике. Рейчел не знала, какую одежду он ожидал увидеть на ней под слоем комплекта биологической защиты – не костюм же праматери Евы в самом деле.
Наконец настал момент истины. Испытывая легкую неловкость и по-прежнему избегая его взгляда, Рейчел развязала маску, сняла очки и шапочку и встряхнула волосами.
Затем, сделав глубокий вдох, повернулась к нему лицом. Ник страшно медленно идо неприличия внимательно принялся рассматривать ее, как будто старался запомнить каждую черточку ее внешности.
Улыбка появилась на его лице тоже не сразу, но теперь она означала нечто совершенно иное. Вместо узнавания она означала пробудившийся интерес к новому приятному женскому лицу. Ничтожество! Она не так уж сильно изменилась. Хотя нынешняя ее прическа немного короче той, что она носила когда-то в колледже, волосы сохранили прежний темно-каштановый оттенок и остались такими же непокорными. Несмотря на то что вместо очков она носила теперь контактные линзы, цвет ее серых глаз ничуть не изменился. Пусть даже ее лицо немного похудело после того, как она сбросила двадцать фунтов веса, но это было ее прежнее лицо. Он смотрел на нее тем же взглядом, в котором, как ей когда-то казалось, было столько страсти и огня.
Господи, с каким удовольствием она влепила бы ему пощечину! Ей хотелось громко закричать, забарабанить кулачками по его широкой груди, спросить, как же он тогда сдал этот чертов экзамен и какую отметку получил.
Конечно, она не стала этого делать. Вместо этого она подошла к раковине и принялась тщательно намыливать руки дезинфицирующим мылом.
– Это ваше обмундирование не слишком претендует на моду, верно? – сказал Ник, и оттенок юмора в его голосе, такой мучительно знакомый, вызвал у нее спазм в горле.
Рейчел с усилием сглотнула.
– Он изначально не претендует на моду! Рассчитан на другое.
– Пару минут назад я ни за что не догадался бы, что под ним скрывается женщина, да еще такая красивая. – С этими словами он протянул ей руку. – Ник Харт.
О да, она обязательно застрелила бы его, появись у нес такая возможность! Пустила бы пулю прямо в его бесстыдное сердце. Закончив вытирать руки бумажными полотенцами, Рейчел многозначительно посмотрела на его руку, затем перевела взгляд на лицо. Сказать «приятно познакомиться с вами» было бы двойной ложью. Во-первых, вовсе не приятно, а во-вторых, они уже давно знакомы. Поэтому Рейчел ограничилась более нейтральным:
– Рада вас видеть.
Она изумленно моргнула. Даже для ее собственных ушей эта фраза прозвучала слишком сухим, формальным приветствием. Впрочем, какая разница? Ей-то что задело? Разве у них есть общее будущее? Вряд ли.
Рука Ника опустилась, и улыбка исчезла с лица, но, вместо того чтобы прийти в замешательство в ответ на се ледяную сдержанность, он, похоже, проявил свое обычное любопытство. Ом заглянул ей в глаза, и на какой-то миг у Рейчел перехватило дыхание: она словно почувствовала себя загипнотизированной.
Не сводя с нее глаз, Ник слегка нахмурился и спросил:
– Мы с вами могли встречаться раньше?
Рейчел почувствовала, как сердце се на мгновение остановилось.
– Почему вы так решили?
– Не знаю. Вы просто... просто ваша внешность кажется мне знакомой.
– Поверьте мне, мистер Харт: если бы мы с вами встречались раньше, я бы об этом помнила.
– Это комплимент? – с улыбкой спросил Ник.
– Нет.


– Ух ты! – произнес Росс, после того как доктор Тернер удалилась в тамбур к брату Пейдж.
– Что значит «ух ты»? – спросила Пейдж, все еще глядя на закрывшуюся за врачом дверь.
– Ты видела, как тут в воздухе прямо-таки искры летали?
– Искры? – вопросом на вопрос ответила Пейдж. – Скорее, настоящие молнии!
– Как ты думаешь, что все это значит?
– Что касается Ника, я уже давно решила для себя, что не стоит даже пытаться понять, что в таких случаях происходит.
– Мне кажется, что за этим что-то кроется, – сказал Росс, испытывая гордость за свою острую наблюдательность и знание человеческой природы. Конечно же, его последние наблюдения касались не внутреннего устройства людей, но природы совершенно иного рода. За что мужчины должны быть благодарны господу Богу и вечно возносить ему благодарственные молитвы, так это за то, что тот сотворил этих удивительных существ – женщин. Особенно ту из них, которую он лицезрел в настоящий момент. Ту, которая оказалась вместе с ним в одной больничной палате.
И вирус, которым они с Пейдж вполне могли заразиться, совершенно тут ни при чем. Росс ничуть не сомневался, что Пейдж Харт от природы была женщиной сексуальной. И то, что она в настоящее время ужасно ему нравится, – вполне объяснимая реакция со стороны нормального, здорового мужчины.
– На что это ты уставился, Бсниет?
Росс моргнул, понимая, что пялится на нее самым неприличным образом.
– На тебя.
– Знаешь, прекрати!
– Легко сказать, когда ты единственный другой человек в этой палате, а под рукой нет ни книжки, ни газеты, чтобы почитать.
– А ты попробуй пересчитывать половицы или кафельные плитки на стенах, – не слишком вежливо предложила Пейдж.
Росс сжал губы, чтобы не расхохотаться. До недавнего времени его ужасно раздражали ее язвительные манеры, но сейчас ее резкость начинала ему даже нравиться. Более того, решил Росс, переворачиваясь на кровати, это даже возбуждало. Абсурд, конечно, но от этого никуда не денешься.
Пейдж в отчаянии обхватила себя руками и огляделась по сторонам.
– Неужели дальше будет еще хуже?
Росс пожал плечами. Он тоже был не в особом восторге от сложившейся ситуации, однако понемногу начал открывать для себя ее маленькие преимущества.
– Скажи спасибо, что мы живы. Все могло обернуться гораздо трагичнее.
Пейдж задумчиво кивнула в знак согласия.
– Сколько мне всего понадобится, подумать страшно! – Пейдж была полностью с ним согласна. Все могло быть гораздо хуже.
– Если все действительно обстоит так, как сказала доктор, и мы не сможем забрать домой все, что нам принесут, то получается настоящее разорение!
– Не мы вызвали эту ситуацию, так почему же мы должны за нее расплачиваться?
– Я, например, собираюсь потребовать, чтобы мне возместили все издержки, но первоначальные расходы, видимо, придется выплатить из собственного кармана. – Росс встал и прислонился к спинке кровати. – Хотя у меня есть кое-какие соображения насчет того, как их можно немного сократить.
– И как же? – ехидно поинтересовалась Пейдж у коллеги.
– Мы могли бы поделить расходы между собой. – Кошачьи глаза Пейдж сузились еще сильнее.
– Конечно, тебе это было бы весьма кстати, верно? Как только я отвернусь, ты тут же сунешь свой змеиный нос в мои папки с делами!
Росс мгновенно выпрямился.
– Давай-ка поосторожнее, я могу и обидеться!
Пейдж презрительно усмехнулась:
– Ты же адвокат по разводам. Как истинному паразиту, тебе неведомо, что значит обижаться. Можно подумать, ты и тебе подобные привыкли принимать во внимание чьи-то чувства!
«Отлично, – отметил про себя Росс, – мы уже перешли от простой перебранки к откровенным оскорблениям». Но оскорблять друг друга – не то что подкалывать, пусть даже по делу. Росс не собирался оправдываться перед ней в своем выборе профессии. Это его личное дело, почему он решил специализироваться на судебных процессах, связанных с разводами. Причина имела слишком личный характер, и он не собирается говорить об этом с кем попало.
– Тебе виднее. Но прикинь сама – глупо тратить деньги на два компьютера, два факса и прочую дребедень, если все это придется бросить здесь.
Пейдж какое-то время обдумывала сказанное, с ханжеским выражением лица поджав губы. Росс решил, что, каким бы разумным и здравым ни было его предложение, ей покажется унизительным соглашаться с ним.
Помимо того, что он был ее оппонентом – таким же адвокатом, как и она, – в бракоразводном процессе, Росс никак не мог понять первопричины того, почему Пейдж недолюбливала его. В конце концов, у любого развода всегда есть две стороны. Кровавые войны он вел ради своих клиентов. По окончании же боевых действий они с адвокатом противоположной стороны обычно пожимали друг другу руки и вместе угощались выпивкой. Все представители их профессии поступают именно так.
Росса немного раздражало, что ему небезразлично, что она об этом думает. Впрочем, какая разница? То, что она умная красивая женщина, абсолютно не играет никакой роли. За те тридцать три года, которые он прожил на белом свете, он ухаживал за многими успешными деловыми женщинами и они все были к нему неравнодушны. Он даже овладел тонким искусством бросать их без особого сожаления. Со многими своими бывшими подружками он до сих пор сохранил прекрасные дружеские отношения.
Мысль об этом напомнила ему о Тине, его соседке, с которой он несколько недель встречался около года назад. Ему нужно как можно скорее связаться с ней – попросить, чтобы она на то время, пока он будет находиться в больнице, взяла на себя заботу о его персидской кошке Сэмми. Росс надеялся, что бывшая подруга сейчас в городе, а не отправилась на какие-нибудь экзотические съемки.
– Хорошо, – наконец нарушила молчание Пейдж и тем самым отвлекла его от обдумывания списка самых срочных и важных дел. – В принципе мы могли бы пользоваться факсом – одним на двоих. Но не компьютером.
– О Господи, ну и подозрительная же ты особа. Поступи мы так, как ты предлагаешь, и наступит настоящий ад!
– Конечно, если принять во внимание, с кем я имею дело!
Росс подошел к ней ближе и пристально заглянул в глаза.
– Знаешь, я уже устал от твоих оскорблений. Между прочим, я еще и адвокат. И вообще, что ты обо мне знаешь?
Пейдж собралась было возразить, бросить ему что-нибудь обидное, одну из язвительных фраз, что вертелись у нее на языке. Но неожиданно для себя промолчала.
– Верно, – согласилась она, чуть подумав.
Это короткое слово прозвучало так тихо, что Росс его едва расслышал. После ее неохотного признания он с трудом заставил себя сдержать улыбку.
– Я хотел сказать, – добавил он, решив довести до ее понимания свою точку зрения, – что не пинаю ногами домашних животных. И не отбираю конфет у младенцев.
– Понимаю, – прервала она его. – Я не имею права осуждать человека, не зная его. Прошу прощения.
Господи, кое-что новенькое из уст этой невозможной женщины. Извинение. Росс подумал о том, что, когда ему привезут диктофон, недурно было бы попросить ее повторить эти самые слова – скажем так, на память для потомства, – однако пришел к выводу, что Пейдж вряд ли проявит любезность и согласится выполнить его просьбу. Как бы то ни было внешне она не проявила особой радости от того, что ей пришлось признать его правоту. Но факт есть факт – она это сделала. Что в общем-то немного повысило его уважение к ней – чуть-чуть, на полградуса.
Может, в конце концов предстоящие две недели окажутся и не такими мучительными, как он думал.
– Просто ты любитель обирать бедных беззащитных женщин.
А может, окажутся и мучительными, и нестерпимыми.
Росс удивленно округлил глаза. Он вовсе не собирается вступать в дебаты по поводу своей сомнительной – с ее точки зрения – этики. Ему прекрасно живется и с его собственными моральными устоями, так что спасибо вам большое, обойдемся своими силами. Угрызения совести его не мучают, так что сон у него отличный.
– Твоя кузина Жасмин беззащитна, как проголодавшаяся тигрица.
Пейдж вновь обиженно поджала губы, но в се глазах сверкнул лукавый огонек. А то, что эта светлая искорка сделала с ее лицом и что вызвала в его теле пониже живота, было просто нечестно – но действительно приятно.
Росс покачал головой. Он совершенно здоровый мужчина со здоровыми потребностями и желаниями, но он не мог припомнить, когда в последний раз легкая женская улыбка вызвала в нем – с такой быстротой – прилив плотского желания. Причем сразу после того, как та же самая женщина наговорила ему кучу всяких гадостей, не стесняясь при этом в выражениях.
– Должно быть, это вирус. – Пейдж притихла.
– Что?
Росс моргнул. Неужели он произнес это вслух? Видимо, все-таки да, потому что ее безупречно красивые черты исказило выражение, близкое к панике. Росс беспечно махнул рукой.
– Ничего.
– Что ты сказал о вирусе? – настаивала Пейдж. Черт. Что же ответить ей на это?
– Не знаю. Просто у меня сейчас возникло какое-то странное ощущение.
– Какое именно странное ощущение?
Росс натужно пытался припомнить менее зловещие симптомы, о которых упоминала доктор Тернер.
– Я испытал легкое головокружение.
В глазах Пейдж появилось облегчение, и она улыбнулась.
– Ах да. Видимо, последствия взрыва.
– Верно, – ответил Росс, решив не упоминать прочих симптомов, которые громко – вернее, зримо – заявляли о себе, когда его взгляд останавливался на сочных губах Пейдж.
– А ты... не испытываешь никаких странных ощущений?
Улыбку с ее лица как ветром сдуло. Россу было хорошо видно, как ее терзают сомнения. Очевидно, Пейдж не может решить для себя – стоит ли говорить правду или нет.
– Согласна, кое-что странное я все-таки испытываю, – со вздохом призналась она. – Да. Но ничего такого, что должно по-настояшему беспокоить.
Росс едва не рассмеялся, услышав ее слова. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы утвердительно кивнуть с серьезным видом.
– Конечно. Это не сложно.
В следующее мгновение в тамбур вернулись доктор и Ник Харт. Вид у последнего был совершенно убитый. Пейдж стремительно бросилась к интеркому:
– Скажите, доктор, противоядия действительно не существует? Мы сейчас разговаривали и, как мне кажется, неожиданно начали... начали заболевать! Рейчел пристально взглянула на нее, затем сделала вид, что абсолютно владеет ситуацией.
– К сожалению, противоядие еще не найдено.
– Тогда одного из нас нужно как можно скорее отселить в другую палату! – выпалила Пейдж с нескрываемым отчаянием в голосе.
– Мы сейчас активно занимаемся вашим случаем.
– Я тоже делаю все возможное, Пейдж! – торопливо произнес вслед за врачом Ник.
– Видите ли, мисс Харт... дело в том...
– В чем, доктор?
– Вы с мистером Беннетом инфицированы менее четырех часов назад.
– И что?
– Практически невозможно, чтобы уже начали проявляться симптомы заболевания. Слишком рано. По крайней мере для воздействия этого вируса – слишком рано.
Рука Пейдж отдернулась от кнопки интеркома и безвольно повисла. Затем она медленно повернулась к Россу. Такого испуганного выражения на ее лице он еще никогда не видел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Без ума от тебя - Дженсен Триш



Интересный роман с закрученным сюжетом.Стоит почитать.
Без ума от тебя - Дженсен ТришЛили
5.06.2012, 21.40





По-моему,очень глупый роман.У взрослых людей какие-то детские комплексы..
Без ума от тебя - Дженсен ТришННВ
14.06.2012, 15.05





начало интересное,конец затянут
Без ума от тебя - Дженсен ТришСвета
4.07.2012, 16.06





согласна, начало интересное а конец затянут ну очень
Без ума от тебя - Дженсен Тришанна
24.06.2013, 18.51





Из области прикольной фантастики - взрослые дядьки и тётьки создают вирус похоти и перевозят в обычной "скорой" - ха-ха-ха. Посмеяться можна.
Без ума от тебя - Дженсен ТришЛена
2.02.2014, 16.09





Веселенько-глупый, одноразовый ЛР, к концу сильно затянут.
Без ума от тебя - Дженсен Триширишка
7.07.2014, 11.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100