Читать онлайн Без ума от тебя, автора - Дженсен Триш, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Без ума от тебя - Дженсен Триш бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Без ума от тебя - Дженсен Триш - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Без ума от тебя - Дженсен Триш - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дженсен Триш

Без ума от тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Ванна была наполнена водой, пузырьками пены, а также Пейдж и Россом. Вода и пузырьки, похоже, одержали верх. Пейдж и Росс находились на грани приятного обморока. Пейдж лежала, прижимаясь спиной к его груди. Росс обнимал ее и расслабленно шлепал на ее тело хлопья пены.
– Смотри, как тебе этот холмик? – хрипло пробормотал он.
– Недурной холмик. Всем холмикам холмик, – ответила Пейдж, посмотрев на свою грудь.
– У тебя нет воображения. Это настоящий горный пик!
– Конечно! Как это я не поняла с первого взгляда! – Росс рассмеялся и, раздвинув ее волосы, поцеловал Пейдж в шею.
– Я тебе уже успел признаться, что еще не насытился тобой?
Пейдж нагнула голову, чтобы дать ему больше места для поцелуев.
– Да-а-а? Ты думаешь, это работа вируса?
– Если даже и вируса, то пусть его действие тянется столь же бесконечно, как любой процесс по гражданскому делу!
Пейдж радостно улыбнулась шутке. В эти минуты она испытывала такое блаженство, что с трудом воспринимала происходящее. Даже если ей и казалось когда-то, что она влюблена в профессора Стенгала, все равно она не испыты вала с ним и доли того, что испытывала с Россом. Сейчас ей хотелось, чтобы это ощущение счастья никогда не кончалось. Чтобы они не уставали любить друг друга. Было в этом нечто волнующее и одновременно пугающее.
Уже наступила ночь, а они так и не удосужились заказать ужин. Впрочем, голода Пейдж не испытывала. Огромную усталость, да. Удовлетворение, да. Головокружительный восторг, несомненно. И еще она была уверена в том, что пройдет всего несколько минут и она будет готова, как в те ночи, проведенные в больнице, снова без устали заниматься любовью.
– Пейдж! – негромко позвал ее Росс, рисуя пальцем на ее спине ведомые одному лишь ему узоры.
– М-м-да?
– Можно тебе кое-что сказать?
– Конечно!
– Я сейчас вот о чем думаю, – с сомнением в голосе начал он. – Может быть, мне перестать заниматься разводами?
Пейдж резко повернулась к нему, выплеснув за борт ванны немало воды.
– Что-о-о?!
Росс улыбнулся и убрал мокрую прядь волос с ее лица.
– Возможно, новое направление деятельности пойдет на пользу нам обоим. – Пейдж почувствовала, как ее сердце готово разорваться в груди.
– Да как ты только можешь такое говорить?! Ты же лучший специалист по разводам во всей Вселенной!
Росс удивленно посмотрел на нее, затем рассмеялся:
– Дорогая, тебя иногда бывает очень трудно понять. А я-то думал, что ты обрадуешься моему решению!
Пейдж привстала на колени.
– Представь себе, нет!
Как можно о чем-то говорить в такой ситуации – невозможно сосредоточиться на теме разговора!
– О Боже, до чего ты прекрасна! – восхищенно выдохнул он, даже не стараясь скрыть жадного влюбленного взгляда.
Она приподняла его подбородок, и он был вынужден перевести глаза в потолок.
– Прекрати таращиться на меня! Давай-ка лучше поговорим! Это важно.
Росс неохотно подчинился. Однако про себя отметил, что не следует позволять ей слишком часто командовать собой, особенно в такие мгновения.
– Ты на это не пойдешь, Росс!
– Почему же?
– То, чем ты занимаешься, – очень важное дело!
– А ты разве забыла, чем я занимаюсь? Я ведь занимаюсь разводами, развожу супружеские пары!
Пейдж недовольно нахмурилась.
– Но ведь ты делаешь это справедливо. Ты добиваешься того, чтобы побежденная сторона тоже получила свою законную долю. Ты же не берешься за дела каких-нибудь мошенников. – Пейдж встряхнула головой. – Нет, тебе никак нельзя бросать это дело!
Сказать, что он был удивлен, было бы преувеличением. Росс просто не мог понять, что заставило се столь радикально изменить свое отношение к его профессии. Конечно, приятно, что он понемногу становится ей небезразличен, но не слишком ли она раскомандовалась?
В осознании этого было что-то тревожное. Признать, что Пейдж обладает властью над ним, значило бы признаться самому себе в том, как много она для него значит. Это нечто большее, чем обычная физическая притягательность.
– Росс? Что такое?
– Что? – переспросил он.
– У тебя такой забавный вид.
– Я просто... просто задумался.
– Пожалуйста, обещай, что не будешь уходить со своей работы, – попросила Пейдж, обнимая его за плечи, что доставило Россу небывалое удовольствие. Если она и дальше будет продолжать в том же духе, то очень скоро Росс и впрямь по первому ее зову сделает все, что угодно – вплоть до харакири.
– Хорошо-хорошо. Обещаю тебе, что не перестану заниматься разводами. Однако я определенно собираюсь развивать и другое направление своей деятельности. Судя по тому, как сейчас идут дела, кривая разводов в Атланте скоро упадет до нулевой отметки.
Пейдж от удивления даже присела.
– Так ты по-прежнему пытаешься мирить рассорившихся супругов?
Росс кивнул и улыбнулся:
– Можешь смело вручить мне колчан со стрелами и называть Купидоном!
Глаза Пейдж затуманились.
– Вот это да!
– Что? Что-то не так?
Пейдж потянулась за полотенцем и быстро обмоталась им.
– Мне пора.
– Постой, постой! Куда ты? – спросил Росс. Вытащив пробку из ванны, он выпрямился. – Ответь мне, в чем дело?
Ее лицо находилось на уровне его груди. Ласково взяв его в руки, Росс осторожно приподнял ее голову и посмотрела ей в глаза.
– В чем дело, Пейдж? – спросил он. – Что случилось? – Она указала на спальню.
– Все это наваждение, верно? Это все проклятый вирус!
– Ни за что не поверю! Я соглашусь скорее с Рейчел. Все супружеские пары помирились случайно!
– А как же тогда Бетти и Харви?
– О чем ты?
– Это не важно, – ответила Пейдж. Росс попытался обнять ее, но она осторожно отстранилась. – Я думала... мне казалось... может быть...
– Что «может быть»? – Росс снова притянул ее к себе, и на этот раз она не стала сопротивляться и уткнулась носом ему в шею. – Скажи мне, что «может быть»? – повторил он, полагая, что, если она выговорится, им будет легче добиться взаимопонимания.
– Я думала... – начала Пейдж, но, неожиданно икнув, сделала глубокий вдох. – Я думала, что, может быть, я тебе нравлюсь.
– А разве ты в этом сомневалась? – воскликнул Росс и погладил ее по спине, испытывая невыразимое удовольствие от прикосновения к ее коже. – Послушай, Пейдж, как бы ни начались наши с тобой отношения, сейчас они на том этапе, когда обычная страсть, которую испытывают друг к другу здоровые молодые люди, уже позади.
– А на каком же они сейчас этапе?
– А на каком этапе тебе самой хотелось бы?
Пейдж откинула голову и внимательно посмотрела на Росса. Ее глаза по-прежнему влажно поблескивали, но теперь в них читалось нескрываемое лукавство.
– Ответ типичного адвоката! Разве мы приступили к серьезным переговорам?
– Похоже на то! Так что выкладывай все!
Озорная улыбка исчезла с ее лица.
– В том-то и дело. Я не знаю, что могу тебе предложить.
Даже если бы она тяжелым молотом ударила его в грудь, то боль, наверное, была бы не такой сильной, как ее слова.
– Господи, малышка, да как ты только можешь говорить такое? – Росс схватил Пейдж за плечи и сжал изо всех сил. – Я счастлив уже оттого, что нахожусь рядом с тобой. Я весь горю. И не только в смысле секса. Ты радуешь не только мою плоть, но и душу! Я люблю тебя!
– Неужели?
– Очень люблю!
Пейдж тыльной стороной ладони вытерла нос.
– Хорошо, это именно то, что я хотела сказать тебе! А что есть у тебя?
Росс рассмеялся и крепко обнял ее.
– Я симпатичный?
– Как Брэд Питт, только какое мне до него дело!
– Преданный?
– Как пес.
Росс расплылся в улыбке.
– Умный?
– Гитлера тоже считали гением.
– А как насчет мужских достоинств? Они тоже считаются?
Пейдж в задумчивости перевела взгляд в соответствующем направлении.
– Не исключено... но...
– Нет, ты не увиливай!
– Думаю, ты не так уж плох!
Росс собрался с духом и задал самый главный вопрос:
– Итак, куда мы с тобой направимся?
– Завтракать? Я угадала? Во мне неожиданно проснулся зверский аппетит!
Росс не совсем понял ее. Может, она намеренно проявляет непонимание, избегая ответа на его вопрос, или действительно не понимает, что он имеет в виду не самое ближайшее будущее. Однако решил не форсировать события. В конце концов, он ведь тоже не готов дать ответ на все ее вопросы. Пейдж ему нравится, даже очень. Может, он действительно любит ее. Иначе почему он не в состоянии представить себе свою жизнь, в которой ее нет? И он вовсе не шутил, когда еще в больнице сказал ей, что в принципе он однолюб. Так оно и есть. Он действительно мечтает о том, что в один прекрасный день разделит жизнь с женщиной своей мечты.
Да, но Пейдж ли это? Сейчас, похоже, она абсолютно отвечает этому определению. Однако Росс прекрасно помнил, как бурно начался и как стремительно развивался их роман. Через его руки прошло слишком много разводов – в большинстве своем крайне некрасивых и мучительных для обеих сторон. Как правило, разводились те супружеские пары, которые вступили в брак, движимые такой же внезапной бурной страстью. Увы, как быстро они обнаруживали, что почти без остатка сожгли эмоциональное топливо, необходимое для поддержания ровного огня в очаге семейной жизни!
Когда-то давно Росс поклялся себе, что никогда не допустит, чтобы подобное произошло и с ним. Если он женится, то это будет на всю жизнь. Наверное, именно поэтому он и оставался до сих пор холостяком.
Неожиданно для самого себя Росс с предельной ясностью осознал – он так любит Пейдж, что чувствует себя не вправе давать нереальные обещания в отношении их общего будущего.
По иронии судьбы она нравилась ему настолько, что он не хотел бы причинить ей боль. А если помнить о том, что когда-то в далеком прошлом произошло с ней, она гораздо более уязвима, чем любая другая женщина.
Боже, как она прекрасна! Как прекрасны ее мокрые светлые локоны, что сейчас прилипли к шее, ее длинные ресницы, окаймлявшие выразительные глаза, в которых – как он надеялся – светилось удовлетворение.
Губы Пейдж, обещавшие «долгие и страстные поцелуи», вызывали в нем желание надолго припасть к ним и без конца целовать их. Росс, однако, решил ограничиться поцелуем легким и коротким.
– Что ж, завтрак так завтрак!


– И куда ты только исчезла в пятницу вечером, причем так неожиданно? – воскликнула Бетти, как только Пейдж переступила порог рабочего кабинета.
– О, Бетти, дорогая, прости меня! Я совершенно забыла. Надеюсь, ты не стала разыскивать меня по всему залу?
– Может, я уже и не слишком молода, но пока еще не выжила из ума! Когда ты куда-то скрылась с этим своим кавалером, я, исходя из своего богатого жизненного опыта, поняла, что ты благополучно доберешься до дома.
Пейдж изо всех сил попыталась сохранить самообладание и не покраснеть. Действительно, до дома она добралась благополучно. Однако это произошло отнюдь не в пятницу вечером. И не в следующий, субботний, вечер. Если бы не встречи с клиентами, назначенные на сегодняшнее утро, она не добралась бы до дома и в воскресенье.
Самое забавное состояло в том, что все это время они с Россом предавались не только любовным утехам. Да, они много занимались любовью, но исключительно этим дело не ограничилось. Они без умолку болтали обо всем на свете. В тех случаях, когда их мнения расходились, они горячо спорили, порой даже на повышенных тонах, однако в конце концов уступали друг другу. Правда, по нескольким вопросам Пейдж удалось-таки переубедить Росса. Теперь он предстал перед ней в новом свете. Он сделался уступчивее и порою был готов признать свою неправоту или даже недостаточную компетентность.
Кроме этого, Пейдж заметила и кое-что еще: Росс не пытался увиливать от неприятных вопросов. Если она задавала ему вопрос, он отвечал на него, далеко не всегда стараясь показать себя в выгодном свете. Он научился признавать собственные ошибки и делал это всякий раз с известной долей самоиронии, что пришлось Пейдж по вкусу. От этого Росс показался ей еще привлекательнее, причем не только душевно.
– О Господи! Тебе, дорогая, впору отоспаться! – лова Бетти вырвали Пейдж из мира грез.
– Прости, Бетти! Ты что-то сказала?
– Насколько я понимаю, уик-энд прошел весьма успешно. Верно?
– Да... было... неплохо.
– Надо думать! По твоему виду заметно, что ты осталась о-о-очень довольна!
– Бетти, могу я тебя кое о чем спросить? – заговорщицким шепотом поинтересовалась у секретарши Пейдж.
Бетти удивленно подняла идеальной формы брови.
– Конечно, дорогая!
– Как можно отличить?
– Что отличить?
– Ну... ты понимаешь... настоящее чувство?
– Отличить от чего?
– От ненастоящего. Как, по-твоему, можно отличить истинное чувство от обычной страсти?
– Видишь ли, дорогая, не стоит недооценивать страсть, – с улыбкой ответила Бетти, но тотчас же стала серьезной и задумалась, прикусив наманикюренный палец. – Тебе нравится находиться в его обществе, даже если ты... Если ты не испытываешь к нему в этот момент физического влечения?
– С ним очень хорошо, он такой умный. Только дело в том, что стоит мне оказаться с ним рядом, как мне... мне ужасно хочется его. Всегда.
– Мне тоже знакомо это чувство, – невнятно пробормотала Бетти.
– О чем это ты?
– Э-э-э... видишь ли, Пейдж, сама не знаю, с чего это вдруг мне стал так нравиться этот Харви. Чувство симпатии к нему возникло неожиданно, как гром среди ясного неба. Я знаю его уже долгие годы и вообще-то до недавних пор терпеть его не могла. Он вечно дразнил меня «Бетти Голубых Кровей». Как будто в этом есть что-то зазорное! Уж его-то джентльменом никак не назовешь. С моим покойным Джозефом у него нет ничего общего. А тут, нежданно-негаданно, – Бетти сделала слабый жест, – бац, и все!
Пейдж внезапно похолодела. Вот, оказывается, чего она боится больше всего. А что, если у них с Россом это всего лишь случайное взаимное влечение? Что, если они в один прекрасный день проснутся утром и поймут, что ничего, кроме секса, их не связывает?
Разве можно быть уверенным в искренности и глубине их чувств? Хотя Рейчел и уверяла, что никакого заболевания у них нет, но уж очень много странного творится вокруг в последнее время.
– Ну, понимаешь... – неуверенно начала, прочистив горло, Пейдж и посмотрела на часы. – Послушай, скоро здесь будет тетушка Делия. Ты не принесешь мне папку с ее делом? – попросила она, проплывая мимо стола Бетти.
– Делия отменила сегодняшнюю встречу, – сообщила секретарша.
Пейдж резко обернулась:
– Неужели? А что случилось? Неужели она все-таки решила заплатить штрафы за парковку машины?
– Нет. Она нашла себе другого адвоката.
– Что-о-о?! Кого же?
– Она не сказала. Лишь добавила, что его очень расхваливала Алисия. А также что он писаный красавчик.
– Тетушка Алисия? Но ведь она... – Бетти кивнула.
– Твоя кузина Дженнифер тоже отменила встречу. И дядюшка Зак.
Пейдж обошла вокруг стола и положила, нет, пожалуй, швырнула портфель.
– Выходит, вся моя семья бросила меня?
– А я-то думала, это тебя обрадует. Ты же всегда плачешься, что твои родственники отнимают у тебя слишком много времени.
– Нет, конечно, ты права, верно, – пробормотала Пейдж, подумав, что до сих пор так и было. Она уже давно привыкла, что ей вечно приходится заниматься бесконечной чередой юридических проблем родственников. – Но ведь Росс как адвокат занимается исключительно разводами.
– Что ж, возможно, он расширяет сферу своей деятельности.
Недавний разговор с Россом все больше приобретал довольно-таки неприглядный вид. Он ведь честно предупредил ее, что ему надоело заниматься одними разводами. Но зачем переманивать ее клиентуру?
Неужели его предложение помочь ей, которое он сделал еще в больнице, было продиктовано иными, нежели обычная любезность, соображениями? Как знать, вдруг его юридическая практика оказалась в столь плачевном состоянии, что он был готов ухватиться за любую возможность немного поправить свои финансовые дела? В конце концов, надо ведь как-то компенсировать те деньги, которые он так щедро отдает на благотворительные нужды!
Нет, вот в это-то она ни за что не поверит. Росс ведь прекрасно знает, что с родственников она берет за консультации чисто символические суммы. Правда, сами они об этом не подозревают, потому что Пейдж, высылая им счета, не расшифровывает виды оказываемых им юридических услуг.
И все же, после того как она имела возможность лично убедиться в его доброй воле, готовности бескорыстно помогать людям и других высоких моральных качествах, разве она имеет право плохо о нем думать?
После того как Пейдж с первого взгляда невзлюбила его, она уже не раз раскаивалась в поспешности своих суждений и решила впредь не повторять подобных ошибок.
Однако сама она давно уже привыкла к своим многочисленным родственникам, неизменно требовавшим внимания к своим нескончаемым проблемам. Росс, возможно, к этому не готов. Хотя он и позавидовал ей в том, что у нее столько родных, он просто не представляет себе, что значит иметь дело с ними постоянно, изо дня в день, порой даже по малоприятным поводам.
Стоит Россу, что называется, на собственной шкуре убедиться, что представляет собой клан Хартов во всей своей эксцентричной доблести, как знать, может, это заставит его пересмотреть свое решение и он не станет оказывать им юридические услуги. Иначе говоря, с воплями бросится наутек от всех них. Или все-таки сбежит от нее?
После последнего уик-энда Пейдж не хотелось даже задумываться об этом. Что, если между ней и Россом все действительно серьезно? А если это настоящая любовь, а вовсе не мимолетное увлечение? Может, будет лучше, если они расстанутся, не успев ранить чувства друг друга? Точнее, чувства ее, Пейдж.
Совсем недавно она сделала для себя открытие, что Росс, помимо своей невероятной любвеобильности, в избытке обладает положительными качествами. А вот о ней ему известно лишь то – несмотря на все его заверения в обратном, – что Пейдж излишне поспешна в своих суждениях.
Так за что ему любить ее? Она же в отличие от него, что называется, втрескалась по уши. И ей будет больно, если в один прекрасный день она, очнувшись от наваждения, поймет, что до сих пор их связывала одна только страсть.
Посмотрев на Бетти, Пейдж заметила, что лицо секретарши приняло несколько озабоченное выражение.
– Значит, утро у меня сегодня практически свободно? – спросила она довольно резким тоном.
– До одиннадцати никаких встреч у тебя нет, – подтвердила Бетти.
– Прекрасно. – Пейдж выпрямилась и направилась к двери.
– Куда ты?
– На встречу с этим змеем!


В приемной офиса Росса Беннета было тесно от представителей клана Хартов. Когда туда стремительно ворвалась Пейдж, их там было не менее десятка. Все как один неторопливо перелистывали журналы.
Оглядевшись по сторонам, Пейдж решительно потребовала внимания.
– Тетушка Китти, дядюшка Джон, Дженнифер, дядюшка Зак, Тед! Я не ошиблась, это Тед? – не предвещающим ничего доброго тоном осведомилась она. – Что вы все здесь делаете, хотела бы я знать?
Ответ кузена прозвучал весьма неожиданно:
– Это касается только меня и моего адвоката!
– Но до недавнего времени ябыла твоим адвокатом!
Сказав это, Пейдж поспешно отвернулась. Она почувствовала, что уши ее сделались рубиново-красными, как, наверное, и лицо.
– Конечно-конечно, понимаю, этим делом должен заниматься адвокат-мужчина.
– Он ведь помочился в общественном месте! – напомнила тетушка Китти.
– Понятно.
Немолодая женщина, сидевшая за секретарским столом, натянуто улыбнулась Пейдж:
– Надеюсь, ваша фамилия не Харт, верно? Я не ошиблась?
– Смею вас огорчить, вы ошиблись. Моя фамилия Харт. И я следующая на очереди к мистеру Беннету. А вы, должно быть, миссис Уиппл. Секретарша Росса с нескрываемым облегчением вздохнула.
– Да! Верно! Надеюсь, вы пришли не за консультацией?
– Возможно, и за консультацией, – ответила Пейдж. – У меня возник вопрос – как развести супружеские пары покинувших меня родственников.
– Послушай, Пейдж!..
– Ты должна понять, Пейдж!..
– Мы решили избавить тебя от лишних забот!
– Алисия нам сказала, что...
Дверь, ведущая в кабинет Росса, распахнулась, и на пороге появился улыбающийся Ник. Заметив Пейдж, он поспешил принять самый серьезный вид.
– Что ты здесь делаешь, Пейдж?
– Могу задать тебе точно такой же вопрос: что тыздесь делаешь? – холодно переспросила она.
Переговорное устройство на столе миссис Уиппл зажужжало, и в комнате раздался голос Росса:
– Прошу следующего!
Пейдж едва ли не набросилась на брата, заглядывая через его плечо на бедную миссис Уиппл.
– Я следующая! Вместе с Ником!
– Но...
– Мы ненадолго! Может, вам еще захочется отменить встречи с мистером Беннетом! – успела бросить она остальным родственникам, прежде чем затолкала Ника назад в кабинет Росса.
– Но!.. – разом воскликнули те одновременно.
– Разберетесь с ним потом, как только я освобожусь, – произнесла Пейдж. – Но сначала я разделаюсь с ним!
Затем она вошла внутрь и рывком захлопнула за собой дверь. И, указав на кресло, властно приказала:
– Садись, Ник!
– Привет, Пейдж! Рад тебя видеть! – поздоровался с ней Росс.
– А с тобой, – прорычала она, – я разделаюсь за пару минут!
Подойдя к Нику, она опустилась в кресло рядом с ним.
– Сейчас ты мне расскажешь, почему ты пришел сюда, вместо того чтобы посоветоваться со мной по поводу того дерьма, в которое ты скорее всего вляпался!
– Я вляпался? – переспросил Ник с самым невинным видом, на какой только был способен. – Видишь ли...
– Давай! Выкладывай!
– Да ничего особенного не произошло, – ответил Ник, поправляя воротничок рубашки. – Кроме того, дело уже улажено.
Пейдж насмешливо фыркнула и повернулась к Россу:
– Так что же он натворил?
Росс страдальчески сморщил лицо.
– Мой клиент... – тем не менее, пожав плечами, начал он.
– Чушь! Никакой он не клиент! Он – мой брат! Даже если он уголовный преступник, я должна об этом знать! Хотя бы для того, чтобы записать в свой блокнот адрес его тюрьмы!
– Да никакой я не преступник! Что за ерунда! – возмущенно завопил Ник.
– Так зачем тебе понадобился он?
– Это мужское дело! – ответил Ник.
– В адвокатских конторах мужские дела всегда приобретают скверный оборот! – усмехнулась Пейдж.
Ник вскочил и тут же снова опустился в кресло.
– Ну хорошо, я скажу! Меня обвинили... в одном проступке.
– Каком таком проступке?
– Сексуального характера, – выдавил из себя Ник. Пейдж добрых пять секунд пристально смотрела на брата, затем расхохоталась:
– Извини, но подобного рода проступки ты регулярно совершаешь начиная с шестнадцати лет! И все-таки что же с тобой случилось?
– Я невиновен!
– Ну, в таком случае я – Махатма Ганди.
– Но это правда!
Дверь кабинета распахнулась, и в комнату, вся полыхая гневом, ворвалась Рейчел.
– Негодяй! – выкрикнула она.
За ее спиной стояла миссис Уиппл.
– Я не хотела пускать ее! – попыталась оправдаться секретарша.
– И правильно делали, миссис Уиппл, – сказал Росс. – Что ж, заходите, доктор! Присоединяйтесь к нашей компании.
Рейчел вошла. Из ее глаз буквально сыпались искры, и вся сила ее гнева была направлена на Ника. Пейдж даже забеспокоилась за жизнь брата.
– Сегодня утром я обнаружила на своем столе дыню. Ты можешь сказать, что это значит?
– Могу, – неохотно признался Ник.
– На ней ножом было вырезано: «Выходи за меня замуж».
– Ты умеешь читать. Это хорошо.
– Вы сделали предложение, использовав дыню? – поинтересовался Росс.
Ник оставил его вопрос без ответа и повернулся к Рейчел.
– Но ты же любишь дыни, – напомнил он ей.
– Люблю их на завтрак, но при решении жизненно важных вопросов предпочитаю обходиться без них.
Хотя Пейдж и не любила вмешиваться в чужие разговоры, однако на этот раз удержаться не смогла:
– Послушайте, Рейчел!
– Да?
– Видите ли, Ник – неисправимый романтик, и ничего с ним не поделаешь. Не хотите отвечать ему – напишите ваш ответ на той же дыне!
Рейчел на какой-то миг задумалась, затем посмотрела на Ника, и выражение ее лица с пугающей быстротой изменилось.
– Я подумаю над этим, – задумчиво произнесла докторша.
– Отлично! – отозвалась Пейдж, радостно хлопнув в ладоши. – Мне кажется, вы готовы дать ему положительный ответ!
Продолжая на ходу препираться, Ник и Рейчел вышли из кабинета.
– Они любят друг друга, – заметил Росс.
– Искренне любят? – спросила Пейдж.
– Почему ты сомневаешься?
– Это же мы заразили их. Мы ведь и сами стали жертвой вируса.
– Ты все еще считаешь, что нашими чувствами управляет одна лишь животная страсть? – спросил Росс, посмотрев на нее в упор.
Пейдж сделала глубокий вдох.
– Ну, по крайней мерс с моей стороны это вовсе не так. Я уверена... это не только... страсть. Ты – красивый мужчина, в этом нет никаких сомнений. Ты очень хороший любовник. Но я не поверю, что меня в тебе интересует только это, потому что в таком случае я считала бы себя наивной маленькой пустышкой. Но я не такая, я не так воспитана. Мне в жизни нужно совсем другое!
– Подожди!.. – попытался прервать ее Росс.
– Я ни в чем тебя не обвиняю. Ты ведь знаешь, что у меня есть братья.
– Но я не...
– Поэтому я немного знаю, что такое мужчины, и, до тех пор пока ты честен, я готова разговаривать с тобой. Я высоко ценю честность в людях.
– Ну хорошо...
– Кстати, о честности, – резко оборвала его Пейдж. – Я вынуждена тебе кое-что сказать. Чтобы ты знал, что все это я тебе говорю совершенно искренне. Переманивая от меня всех моих родственников и занимаясь их делами, ты начинаешь действовать мне на нервы. – Росс встал и обогнул стол.
– Давай все обсудим по порядку. Во-первых, спасибо тебе за высокую оценку моей сексуальной привлекательности. То же самое я могу сказать и о тебе. Ты чертовски красивая женщина. И то обстоятельство, что ты мне нравишься и мне чрезвычайно приятно твое общество, еще не делает из меня похотливого типа с низменными желаниями.
– Согласна.
– Во-вторых, я не просил...
– Ро-о-о-с!
Они оба одновременно оглянулись, устремив взгляды на дверь. В комнату ворвалась Жасмин. За ее плечом стояла миссис Уиппл. Вид у секретарши был такой, что, если в кабинет Росса попытается проникнуть очередной представитель семейства Хартов, она его убьет. Прихлопнет на месте, как муху.
– Что, и Жасмин изменила мне с тобой?
– Понятия не имею!
– Тогда почему она здесь?
– Жасмин, я попрошу вас на некоторое время оставить нас, – довольно решительно потребовал Росс. – Я займусь вами через минуту.
Он снова повернулся к Пейдж, и от его сердитого взгляда она едва не лишилась чувств.
– Пейдж, ты должна прямо сейчас для себя решить – будем мы и дальше встречаться с тобой или нет! Потому что, если ты скажешь «нет», мне надо будет свыкнуться с этой мыслью!
– Мыслью о чем?
– Перестать думать о тебе!
– Ты хочешь сказать – о том, чтобы заниматься со мной сексом!
Росс нахмурился.
– Позволь мне задать тебе один вопрос. Неужели ты такой поверхностный, мелочный человек, что сама веришь в то, что говоришь?
Пейдж взорвалась, как Везувий.
– Да как ты только!.. Впрочем, может быть. Не знаю. – Она проглотила застрявший в горле комок, после чего неожиданно сорвалась на крик: – Неужели ты не понимаешь? Что, если мы с тобой совершим огромную ошибку? Я до смерти боюсь ошибиться снова!
– А я боюсь ошибиться в первый раз! Но если мы позволим страху взять верх над нашими чувствами, то мы никогда...
– Пе-е-ейдж! – Голос Жасмин прозвучал как сирена пожарной машины. – Карл здесь! Скажи ему, чтобы он ушел!
Смахнув навернувшиеся на глаза слезы, Пейдж посмотрела на дверь.
– А я подумала, что вы пришли вместе. Разве не так?
– Если бы! Это было только однажды. Карл просто невыносим!
Пейдж и Росс обменялись понимающими взглядами. Жасмин и Карла вирус скорее всего поразил не так сильно, как их самих.
– Уходите, Жасмин! – Росс так рявкнул на посетительницу, что Пейдж даже стало не по себе.
– Подожди меня в приемной, Жасмин, – сказала Пейдж и тут же повернулась к Россу: – Как ты посмел привести их обоих?
– Я понятия не имел, что они придут! Я уж не говорю об остальных твоих родственниках! А зачем ты ко мне пришла?
– Не знаю. Наверное, мне хотелось узнать, как ты ко мне относишься. Я просто теряюсь в догадках!
– В самом деле?
– Конечно. Мне кажется, что я все-таки люблю тебя. По крайней мере мне так кажется.
– И ты пришла, чтобы сказать мне об этом?
– Я думала, что тебе следует об этом знать. С моей стороны было бы невежливо держать тебя в неведении.
– Прекрасно.
– Что прекрасно? Тебе что, больше нечего сказать?
– Я схожу сума по тебе, – сказал Росс. – Я только о тебе и думаю. Что ты на это скажешь?
Слышать это было, конечно, очень приятно, однако Пейдж все никак не удавалось услышать от Росса слово «любовь».
– А как же мы узнаем это точно, Росс? Откуда мы узнаем, что это не вирус играет нашими гормонами?
– Никак не узнаем. Но нам все-таки очень хорошо вместе. Почему бы не радоваться хотя бы этому?
Пейдж приблизилась к нему и цепко взялась за лацканы пиджака.
– Я не так воспитана, мистер, чтобы заниматься пошлым времяпрепровождением! Я хочу знать, что тебе нужны не одни лишь постельные отношения со мной!
От кожи Росса исходил чертовски соблазнительный, пьянящий аромат, и Пейдж притянула его еще ближе к себе.
– Я хочу, чтобы ты понял меня правильно! Страсть – это прекрасно. Мне это тоже понемногу начинает нравиться. Но страсть не та основа, на которой строятся серьезные отношения между мужчиной и женщиной.
Росс ограничился покашливанием, что само по себе могло служить ответом. Но каким?
– Мне кажется, что нам с тобой больше нечего сказать друг другу! – сказала Пейдж, оставив в покое его пиджак.
– Постой, ты не права! Пейдж, дорогая, мы провели с тобой замечательные, счастливые часы! Почему ты так торопишься забыть об этом? Просто потому, что у нас с тобой нет возможности заглянуть в собственное будущее?
Пейдж покачала головой.
– Дело даже не в нашем будущем. Не оно меня беспокоит. Судьба свела нас вместе случайно. Пойми, этой встречи ведь могло и не быть.
– Тем не менее это произошло, и нам с тобой было хорошо. Не надо сдаваться, не надо уступать судьбе! Не надо. Прошу тебя.
– Понимаешь, Росс, в моей жизни как-то раз уже случилось нечто подобное. Я позволила заманить себя в интимные отношения с мужчиной. Только с его стороны эти отношения оказались неискренними. Я сделала большую ошибку, доверившись ему. И ты знаешь, что из этого вышло. Мне бы очень не хотелось пережить это заново.
Теперь настала очередь рассердиться Россу.
– Но я ведь не имею ничего общего с этим чертовым профессором!
– Верно. Я это знаю. – Пейдж едва сдерживала слезы, однако ей не хотелось бы расплакаться, когда в соседней комнате толпилась целая куча родственников. – Я просто не хочу повторить прошлую ошибку.
– Я – не ошибка. И мы с тобой – тоже не ошибка.
В этот миг он показался ей невероятно красивым, хотя все еще продолжал хмуриться. Пейдж захотелось отыскать в Россе пусть даже крохотный недостаток, чтобы ухватиться за него как за спасительную соломинку, чтобы ей было над чем размышлять все последующие дни, когда она останется одна. А может, и не дни даже, а недели или долгие месяцы, когда она в одиночестве будет тосковать по нему.
На какое-то мгновение Пейдж охватило сомнение. А что, если ей по-прежнему будет больно видеться с ним? Впрочем, видеться с ним – само по себе не проблема. Следует честно признаться себе самой, чтоЪйа жаждет видеть его. И чем дольше она его видит, тем сильнее чувствует, что никак не может на него насмотреться. Еще одного разочарования в любви ей просто не вынести. Как не переживет она и расставания с Россом. Так что же ей делать – запретить себе любить его? Нет, если ее и ожидает горькое разочарование, то надо хотя бы сейчас доставить себе удовольствие! Почему бы не рискнуть?
– Ладно, не будем ничего говорить о расставании, – кивнула наконец она. – Давай, прежде чем разорвутся наши сердца, лучше займемся любовью!
Росс от удивления даже открыл рот.
– Ты серьезно? – недоверчиво спросил он, не в силах сдержать сияющую мальчишескую улыбку.
– Конечно. Хочу пользоваться тобой, пока мне это не надоест.
– Надоест? – возмутился Росс.
– Даю месяц испытательного срока.
– Ты думаешь, что за месяц я успею тебе надоесть?
Пейдж заставила себя удержаться от слез. У нее чесались кулаки отлупить этого поганца, чтобы он все-таки влюбился в нее.
– Месяц – это очень великодушно с моей стороны!


Пейдж сдержала свое слово и подарила ему месяц. И какой это был месяц! Каждую свободную минутку они проводили вместе – смотрели фильмы, яростно сражались во все мыслимые настольные игры, готовили самые фантастические блюда, консультировали бесчисленных Хартов по самым разным юридическим вопросам и без конца занимались сексом, сексом и только сексом.
Однако – как она и обещала – в один прекрасный день Пейдж выбросила Росса из своей жизни, словно это был не человек, а червивое яблоко.
Росс еще долго в беспокойных снах переживал ужас того дня. Накануне она обставила его в «Счастливом случае» – хотя у Росса было подозрение, что Пейдж смошенничала в ходе игры, – после чего ночью едва не свела его с ума, занимаясь с ним любовью с такой дикой страстью, какой он раньше в ней не замечал.
После чего встала, оделась и ушла из его жизни, бросив на ходу: «Все в этой жизни когда-то кончается! Хорошего понемножку».
И после этого куда-то исчезла. По крайней мере связаться с ней обычными способами ему не удалось. Она не отвечала на телефонные звонки, не открывала, когда Росс звонил ей в дверь, оставляла без внимания послания по электронной почте и, что было хуже всего, по-прежнему отправляла всех своих родственников консультироваться с ним по правовым вопросам. Господи, если ему придется взяться за дело хотя бы еще одного Харта, он наверняка угодит прямиком в сумасшедший дом.
Пейдж Харт одержала над ним верх. В принципе Росс понимал почему. Она хотела убедиться, что произошедшее между ними не было обыкновенным развлечением, затяжным постельным романом, порожденным опасным вирусом.
Честно говоря, в этот злосчастный вирус Росс не верил. Теперь уже не верил. Если он и заболел, то заболел этой восхитительной женщиной по имени Пейдж Харт. Это она, подобно вирусу, проникла в его плоть и кровь, и, похоже, надолго.
Росс был готов поспорить на что угодно, что подобная аналогия вряд ли пришлась бы Пейдж по душе.
Рука Росса сама потянулась к телефону и набрала хорошо знакомый номер.
– Бетти? Это Росс.
– Послушайте, мистер Беннет, мой отец имел привычку говорить, что нет ничего хуже кваканья лягушек в брачный период.
– Я бы предпочел, насколько это возможно, не понять вашего намека.
– Мой отец, конечно же, был человеком простым. А мой муж в таком случае сказал бы следующее: «Пора вываливать то, что накопилось».
– На сей раз у меня абсолютно беспроигрышный план.
– Вроде вашего вчерашнего букета цветов? Она выставила их в туалет, сказав, что там им самое место – будет чем освежить воздух.
У Росса болезненно дернулось веко.
– Этот план сработает! Но мне нужна ваша помощь.
– Расскажите-ка мне, в чем состоит ваш план, голубчик, и я подумаю, чем смогу вам помочь.


– А мне показалось, что Жасмин полностью перешла к Россу, – произнесла Пейдж, бросив взгляд на ежедневник, лежавший на столе Бетти.
– Она хочет еще раз проконсультироваться с тобой, – откликнулась ее секретарша.
– А мы не можем направить ее к кому-нибудь другому, например, к Кливленду?
Бетти резко бросила на стол ручку.
– На прошлой неделе ты жаловалась, что Росс занимается твоими родственниками. Сейчас ты жалуешься на то, что твоя родственница просит у тебя помощи!
Пейдж принялась массировать виски, слегка морщась от головной боли.
– Я знаю, что не права. Извини меня, Бетти. Я сама не своя в последнее время.
– Понимаю. Да кому уж понять тебя, как не мне! Что же все-таки с тобой происходит, Пейдж?
Пейдж еле сдержала улыбку – настолько стремительно было превращение Бетти из светской львицы высших кругов Атланты в простушку южанку. Однако все прочее вряд ли могло вызвать у нее улыбку или хотя бы подобие хорошего настроения. Прошло уже три недели после расставания с Россом. Три недели, которые превратились для нее в настоящее мучение.
Пейдж была уверена, что месяц активного секса либо утолит их гормональную жажду, либо по крайней мере надоест им обоим до смерти, либо – что было бы лучше всего – заставит их понять, что они судьбой предназначены друг для друга на долгие годы. Однако ничего подобного не произошло. Вместо этого Пейдж приняла самое трудное в своей жизни решение. Уйти от него. Уйти из его жизни.
Но ничего хорошего из этого не вышло.
Пейдж вовсе не собиралась сдаваться. Скорее всего Росс просто не готов к более серьезным отношениям, если ему достаточно ни к чему не обязывающих постельных забав. И хотя она сама была не прочь заниматься с ним любовью хоть целую вечность, этого было мало.
Пейдж и так продлила испытательный срок на месяц и в результате получила целых тридцать дней безудержного телячьего восторга и счастья. Что ж, следует признать, она совсем потеряла голову. А вот этого делать как раз и не надо. Что будет, если она продлит испытательный срок еще на месяц? Месяц счастья без каких-либо гарантий, что в один прекрасный день все кончится.
Впрочем, так будет лучше. Пейдж наконец поняла, в чем она ошиблась. Главное, не возлагать особых надежд на будущее. Когда-то давно она на что-то надеялась, о чем-то мечтала и совершила глупость. И хотя из былых ошибок она все-таки извлекла урок, но...


– Пе-е-ейдж!
Пейдж улыбнулась, услышав знакомый голос, скорее от облегчения, что ее мучительные мысли сейчас переключатся на что-то новое, а вовсе не от радости по поводу новой встречи с Жасмин.
– Привет, сестричка! Проходи в кабинет!
– Пейдж, Карл настаивает, чтобы Дуддл оставался у нас в совместной собственности! – ныла Жасмин, направляясь в кабинет двоюродной сестры. – Он предлагает двойную опеку над ним!
– А я-то думала, что вы уже проработали все эти детали с мистером Беннетом!
– Да, верно, мы все обсудили, но затем Карл неожиданно изменил свое решение.
– И Росс ему позволил? – спросила Пейдж, возмутившись по крайней мере двумя вещами. Ее двоюродную сестру обвели вокруг пальца, и Росса за это следовало бы хорошенько вздуть. Немного подумав, Пейдж поняла, что второе соображение не слишком логично вытекает из первого, но зрелище было бы чрезвычайно увлекательным.
– Росс посчитал это справедливым, – пояснила Жасмин.
– Давай тогда... – начала было Пейдж, но не успела закончить фразу, потому что дверь распахнулась и в кабинет в сопровождении Карла Пейтона вошел Росс.
Жасмин возмущенно пискнула, а Пейдж при виде красавца негодяя, который ее ни капельки не любит, едва не упала в обморок.
Негодяй выглядел весьма соблазнительно и свежо. Пейдж так и подмывало запулить в него чем-нибудь поувесистее, например двухфунтовой гирей.
– Чего вы хотите? – поинтересовалась Пейдж не слишком дружелюбным тоном.
– Мы хотим устроить совместную встречу.
– Тогда запишитесь у секретаря!
– Они записаны, – вступила в разговор Бетти. – Неужели я забыла тебе сказать, что на твоей сегодняшней встрече с Жасмин просили присутствовать мистер Пейтон и мистер Беннет?
Не теряя времени даром, Росс ухватил Пейдж за запястье и вместе с Карлом и Жасмин потащил ее в ее же собственный офис.
Он не стал тратить время на объяснения и сразу перешел к делу:
– Давайте все возьмемся за руки.
– Что-что? – спросили в унисон три голоса.
– Что слышали. Позвольте мне прикоснуться ко всем троим.
– Простите, что вы сказали? – поинтересовался Карл.
Пейдж, Жасмин и Карл замерли на месте от удивления, и Росс пожал руки всем троим. Кроме того, он заставил их всех обменяться рукопожатиями друг с другом. И даже легонько, словно ненароком, прикоснулся к щеке Пейдж.
– Вот вы двое, – сказал он, обращаясь к Карлу и Жасмин. – С вами все сработало.
– Что сработало? – удивилась Жасмин.
– Вы воссоединились.
– Воссоединились? – удивился на этот раз уже Карл. – Через это мы уже прошли. И хотя я обожаю эту малышку, но звук свадебных колоколов почему-то наводит на меня тоску.
– Карл просто душка, – добавила Жасмин. – Но мы с ним не созданы для брака. Однако я не против, чтобы мы оставались друзьями. Слышишь, дорогой?
– А мне хотелось бы навещать Дуддла, дорогая! Ты ведь не возражаешь?
– Ну, иногда ты можешь приходить, чтобы повидаться с ним. Но больше никаких косточек! Слышишь?
– Как насчет того, чтобы иногда вместе сходить в ресторанчик?
– Ну хорошо! Не возражаю.
Пейдж посмотрела Россу в глаза. Все то же самое, все повторяется снова, говорил ее взгляд.
Нет, что-то здесь не так. Он рассчитывал на одно, а получалось совсем другое.
– Что вы скажете на то, если я предложу вам встретиться еще раз и все детально обсудить? – с отчаянием в голосе спросил Росс, суеверно скрестив на удачу пальцы за спиной.
– Я хочу, чтобы мы оставались друзьями, – повторила Жасмин, впервые вызвав у Росса желание искренне обнять ее.
– И я тоже, моя куколка, – заявил Карл. Россу захотелось обнять и его тоже, однако не столь энергично, как его жену.
– Прекрасно. У нас все получится, – сообщил супругам Росс и без особых церемоний выпроводил их за порог.
– Что все это значит? – поинтересовалась Пейдж, отойдя от Росса, как будто из опасения, что он сейчас набросится на нее. Что было весьма благоразумно с ее стороны, поскольку он действительно был готов к нападению.
– Обрати внимание на то, что Карл и Жасмин не заразились от нас, несмотря на то что вступили с нами в контакт.
– Может быть, мы уже не способны инфицировать окружающих?
– Меня ты инфицируешь с прежней силой.
Пейдж презрительно фыркнула, но ее губки невольно растянулись в улыбке.
– Ты извращенец!
– Знаю. И ты любишь этого извращенца во мне.
– Мне в тебе это нравится!
– Пусть будет так. Но ты уж точно в восторге оттого, что я без ума от тебя!
– И это мне тоже нравится в тебе! – Росс указал на дверь.
– Ты видишь? Мы так и не заразили Карла и Жасмин! Это было лишь совпадение. Я занимался разводами так часто, что давно уже потерял им счет. Никто из моих клиентов не умолял меня примирить его с противоположной стороной после одного лишь моего легкого прикосновения. Так что дело не в вирусе, Пейдж. Наше стремление быть вместе, – с этими словам Росс взмахнул рукой, – вполне естественно, и если ты попытаешься это отрицать, я подам на тебя в суд!
– За что же?
– За отказ от любви.
– И все-таки это страсть! – возразила Пейдж, просто из желания немного потянуть время и немного помучить Росса. Он вполне заслуживал это наказание, уж слишком долго анализировал он свои чувства, но главным образом потому, что только она, женщина, имела право решать, что с ней действительно происходит.
– Черт возьми, Пейдж! – Росс стукнул кулаком по столу, затем, успокаиваясь, провел рукой по волосам. – Я знаю, что слишком долго колебался, прежде чем принять решение. Но лишь потому, что хотел убедиться наверняка. Я уже говорил тебе, что если за что-то берусь, то делаю это раз и навсегда.
– И что же ты делаешь?
– Влюбляюсь. И женюсь.
– Неужели? Ты? Женишься?
– Совершенно верно, – ответил Росс, упрямо выставив вперед подбородок. – Раз и навсегда. Навеки. Я за свои слова ручаюсь. Так что не надо никаких разговоров про то, как ты устала от меня. Когда мы поженимся, ты это поймешь. Так что тебе от меня никуда не деться. Даю тебе пару секунд подумать, действительно ли тебе этого хочется. Да или нет? Отвечай!
– Это не самое романтичное предложение из тех, что мне доводилось слышать! Вернее, быть свидетельницей.
Ее слова остановили Росса.
– А тебе доводилось быть свидетельницей других, гораздо лучших предложений руки и сердца?
– Признание в любви к Рейчел, которое Ник оставил на дыне.
Росс усмехнулся:
– Вообще-то это не слишком оригинально, так мог бы поступить любой! А много ли ты видела мужчин, которые были готовы долго, самыми разными ухищрениями доказывать свою любовь? Доказывать, что это естественное, искреннее чувство, не имеющее ничего общего с вирусом?
– Ты говоришь о любви? – переспросила Пейдж, радуясь тому, что ее сердце все еще не выскочило из груди прямо в его руки. Хотя, по правде говоря, ее сердце уже давно у него в руках – почти с того самого мгновения, как они оказались вместе в больничной палате. К счастью для нее, Росс оказался достаточно толстокожим и не заметил этого.
– Если ты не любишь меня, то скажи прямо сейчас! – потребовал он.
– Я безумно хочу тебя! – ответила Пейдж, придвигаясь к нему поближе.
– Желание – это прекрасно. Но мне нужнб другое, более глубокое чувство.
– Я тобой восхищаюсь! – ответила она, схватив его за галстук.
– Это тоже замечательно. Мне нравится, что ты восхищаешься мной. В самом деле. Но мне нужно, чтобы...
Обмотав галстук вокруг запястья, она подтянула Росса вплотную к себе.
– Твое знание спорта впечатляет!
– Я рад, что это доставляет тебе удовольствие, но для меня гораздо важнее твоя любовь...
– Вам штрафной, Беннет!
Росс не мог понять, сколько времени он любуется ее бездонными зелеными глазами – секунды или часы, – и чувствовал, что может смотреть в них вечно.
– А у меня есть шансы получить дополнительные очки?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Без ума от тебя - Дженсен Триш



Интересный роман с закрученным сюжетом.Стоит почитать.
Без ума от тебя - Дженсен ТришЛили
5.06.2012, 21.40





По-моему,очень глупый роман.У взрослых людей какие-то детские комплексы..
Без ума от тебя - Дженсен ТришННВ
14.06.2012, 15.05





начало интересное,конец затянут
Без ума от тебя - Дженсен ТришСвета
4.07.2012, 16.06





согласна, начало интересное а конец затянут ну очень
Без ума от тебя - Дженсен Тришанна
24.06.2013, 18.51





Из области прикольной фантастики - взрослые дядьки и тётьки создают вирус похоти и перевозят в обычной "скорой" - ха-ха-ха. Посмеяться можна.
Без ума от тебя - Дженсен ТришЛена
2.02.2014, 16.09





Веселенько-глупый, одноразовый ЛР, к концу сильно затянут.
Без ума от тебя - Дженсен Триширишка
7.07.2014, 11.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100