Читать онлайн Сладкая месть, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Сладкая месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Поскольку Сибель и Рианнон уснули только к рассвету, обессилев от напряжения и беспокойства, то проспали очень долго. Они сами не знали о том, что тепло тел и постели вводило их обеих в заблуждение. Во сне ни одна из них не понимала, что лежит бок о бок с женщиной, так что они спокойно спали, обманутые ложной уверенностью, что рядом спят их мужчины. В связи с этим сон был глубоким и продолжительным.
По своей природе ни Жервез, ни Мари не относились к ранним пташкам. Войдя в зал и не заметив там других дам, они решили, что те уже давно встали и занимались каким-нибудь плебейским делом, поэтому не стали осведомляться о них. Таким образом, благодаря Божьей милости и естественному устройству организма Сибель с Рианнон посчастливилось избежать несколько часов страданий от общения с глупыми и злобными сестрами.
Заутреня уже давно прошла, когда Рианнон заворочалась и, вытянув руки, чтобы обнять Саймона, уткнулась в длинные, густые волосы, ниспадавшие по плечам Сибель. Это прикосновение разбудило Сибель, и обе, широко раскрыв глаза, изумленно вскрикнули, но тут же, узнав друг друга, весело рассмеялись. Однако они тотчас же подумали о Саймоне с Уолтером, и за смехом последовал страх. Но чувство это было не столь острым, как могло бы, если бы не присутствие дорогой подруги. Тем не менее, обе без промедления вскочили с кровати и устремились к двери, на бегу набрасывая халаты, чтобы соблюсти благопристойность. Однако причин сию же минуту покидать спальню не возникло. Открыв дверь, они прислушались, и из зала до них донеслись приглушенные звуки обычной суеты. Не оставалось сомнений, что новостей о битве пока не было.
Взгляд золотистых глаз встретился со взглядом зеленых, и обе девушки вздохнули. Минуты и часы этого дня обещали тянуться с ужасной медлительностью. Тем не менее, они должны были пережить и его, а для этого лучше всего подходило какое-нибудь дело. Сибель и Рианнон почти одновременно направились к своим платьям и начали одеваться. Им нужно было осмотреть раненых и помолиться в церкви. Затем Рианнон отправилась переговорить с замковым лекарем, а Сибель – присмотреть за тем, что готовилось на кухнях; даже если армия Ричарда одержит победу, и будет преследовать людей Джона до самых стен замка Монмут, в Абергавенни привезут немало раненых.
Обед, в котором ни Сибель, ни Рианнон фактически не нуждались, поглощался в относительном молчании, Жервез была на грани срыва. Она не питала большого интереса ни к Сибель, ни к Рианнон, но любое общество было гораздо лучше отсутствия такового. Возможно, она думала так до тех пор, пока не обнаружила, что обедает в компании двух женщин, которые вполне могли сойти за глухонемых. Мари, в свою очередь, пребывала в более радостном расположении духа, чем ее сестра. Она осознала, что никакими доводами не сможет произвести на Сибель должного впечатления, что заблуждалась в отношении неприязни Сибель к Уолтеру. Этот факт обещал сделать ее месть сладкой вдвойне. Сибель потеряет нечто весьма желанное для нее, что доставит ей гораздо больше мук, чем просто уязвленная гордость.
После обеда они все чуть больше часа просидели у камина. Сибель, обученная манерам хозяйки замка лучше Рианнон, фактически пыталась поддерживать разговор, но мысли ее блуждали в таком лабиринте, что ее старания проявлять вежливость раздражали Жервез куда больше, чем молчание Рианнон. Мари ухмылялась, подобно кошке, поймавшей желанную птичку, которая злила ее своей недосягаемостью многие годы. Однако уже ближе к нану
type="note" l:href="#n_15">[15]
все они весьма пресытились обществом друг друга. Рианнон вдруг сказала, что она удаляется. Сибель вскочила с кресла, испугавшись, что ее необузданная подруга собирается скакать к месту сражения, и принялась умолять Рианнон не нарушать своего обещания.
– Я не собираюсь нарушать его, – резко ответила Рианнон. – Все это пустяки. Если Саймон не вернется, я не замедлю встретиться с ним в землях Аннуина. Мы не перенесем долгую разлуку.
Сибель впервые слышала, чтобы голос Рианнон потерял свою чистоту и музыкальность. И хотя она никогда не слышала о землях Аннуина, но догадалась по тону Рианнон, что так валлийцы называли загробный мир.
– Ничего плохого пока не случилось! – воскликнула она.
Рианнон покачала головой.
– Я не отчаиваюсь, – уверила она Сибель. – Просто меня замучило это ожидание. – Затем ее голос смягчился. – Тебе, должно быть, гораздо хуже. Кроме Саймона, меня ничто не держит на этой земле. Мать с отцом любят меня, но у них своя жизнь. Я вольна умереть, когда пожелаю. Но ты привязана к своим землям, не так ли?
– Да, – прошептала Сибель. – Я привязана к земле гораздо сильнее любого серфа. Я не свободна и никогда не буду свободной. – С этими словами она подняла голову выше. – Но это глупый разговор. Все преимущества на стороне наших мужчин. В нас вселило беспокойство общество этих двух вампирш, которых не волнует ни благополучие, ни успех Ричарда. Возможно, они даже желают ему зла. Давай снова поднимемся на стены. Они должны скоро приехать. Безусловно, они скоро приедут, или прискачет гонец с новостями.
Это действительно случилось довольно скоро. Мороз еще не пробрался через их накидки и толстые шерстяные платья, когда стражники на стенах заметили вдалеке отряд всадников. Они оповестили об этом других стражников, а затем вежливо, но настойчиво попросили дам сойти вниз. Сибель и Рианнон не стали спорить, понимая, что их присутствие будет помехой при обороне, если в таковой появится необходимость, хотя они не имели понятия, какое сопротивление мог оказать малочисленный гарнизон Абергавенни. Но прошла всего лишь несколько минут, когда всадники, замеченные стражниками, назвали пароль и сообщили новости о великой победе.
Стражники передали это сообщение охране ворот, и те опустили подъемный мост. Сибель и Рианнон все слышали. Они опросили у ворот передовой отряд всадников, но те ничего не слышали ни о Саймоне, ни об Уолтере. И снова взгляд золотистых глаз встретился со взглядом зеленых. И без слов было ясно, что обе они горели желанием вскочить на коней и отправиться на поиски своих мужчин. Как ни странно, но Рианнон проявила на этот раз большую выдержку и покачала головой.
– По дороге сейчас не пробиться, а в лесу будет полно отставших солдат, – сказала она. – И если наших мужчин нет среди раненых, они скорее всего сейчас у ворот замка Монмут.
– К тому же нам предстоит немало работы, – согласилась Сибель.
Рианнон кивнула. В первую очередь обычно привозили раненых, отсылая их вперед с передовыми отрядами. Сибель и Рианнон заняли удобный пункт наблюдения, откуда могли просматривать весь внутренний двор, который был теперь переполнен и являл собой сцену полнейшего хаоса. Отовсюду слышалось мычание волов, ржание лошадей, резкие мужские крики и ругань, стоны и вопли раненых. Однако беспорядок был не настолько полным, как казалось на первый взгляд. Старый рыцарь, оставленный во главе крепости, знал свое дело. Сибель и Рианнон пробирались сквозь толпу слуг и людей, разгружавших повозки, уводивших животных и помогавших переносить раненых.
– Кто из нас проследит за размещением людей, ты или я? – спросила Сибель.
– Я, – сказала Рианнон, засмеявшись. – Обо мне ходят слухи, будто бы я ведьма. Возможно, если я буду улыбаться и обнадеживать людей, это сбережет немало жизней, но самые слабые наверняка умрут в такой холод.
Сибель невозмутимо кивнула в знак согласия и пошла в направлении замка, куда переносили раненых дворян, в то время как Рианнон направилась к сараям, используемым для размещения солдат. Рядовой лекарь и те, кого отобрали ему для помощи, находились уже там; слуги подстилали раненым солому и накрывали их (по крайней мере тех, кому повезло) овечьими шкурами. Остальных раненых укрывали сверху соломой.
Когда всех раненых внесли, лекарь осмотрел их раны. Понесших самые тяжелые ранения положили и оставили; поскольку их шансы на выживание практически сводились к нулю, бессмысленно было тратить на них время, пока другим, чьи жизни еще можно было спасти, становилось все хуже и хуже. Рианнон говорила с теми, кто словом или взглядом просил у нее сочувствия, утешая людей по мере своих сил, но она не стала там задерживаться, поскольку все шло как будто благополучно. Она обладала слишком ценными навыками, чтобы тратить их на простолюдинов, по крайней мере, до тех пор, пока не будут обслужены более высокородные воины. И если Саймон получил ранения, он наверняка будет в замке.
Но ничто в замке не говорило о присутствии Саймона или Уолтера. Нужно заметить, что Жервез с Мари тоже исчезли, удалившись в свои покои, как только начали вносить окровавленных раненых. За высокородными господами могли ухаживать и слуги, а дамам не пристало пачкать руки такой работой. Сибель видела, как они уходили, и презрительно скривила губы, но ей некогда было думать о таких пустяках. Когда пришла Рианнон, она попросила подругу, чтобы та помогла ей присмотреть за Филиппом Бассеттом, на спине у которого зиял длинный рубец в том месте, где сильный удар пробил кольчугу. Рана не была ни глубокой, ни серьезной. Сибель наложила шов, а Рианнон принесла целительную мазь.
Он оказался первым пациентом среди множества других. Вскоре зажгли факелы и свечи, но ни Рианнон, ни Сибель не заметили этого. Они не следили за временем и ничего не пугались, пока вдруг неожиданно не натолкнулись на Саймона, который терпеливо ожидал своей очереди с засохшей на руке и колене кровью. Рианнон громко вскрикнула от радости и тотчас же воскликнула:
– Где Уолтер?
– Думаю, где-нибудь прячется, – засмеялся Саймон. – Он опять сломал ключицу и не очень-то горит желанием выслушивать нотации Сибель.
Не приходится говорить, что Сибель нашла лишь самые ласковые слова, которые только могли породить любовь и облегчение, вызванные этой новостью. По сути дела, она с огромным трудом удерживалась от того, чтобы не запеть от радости, ибо теперь не сомневалась, что нападение на Шрусбери состоится до того, как заживет плечо Уолтера, а это означало, что он не примет активного участия в сражении.
В этом отношении Сибель не испытывала разочарования. Засада превзошла все надежды Ричарда. Сам Джон Монмутский бежал, но его люди понесли необычайно огромные потери. Зато потери в войсках Ричарда были весьма незначительными. Пожалуй, Саймону и Уолтеру пришлось выдержать самую ожесточенную схватку. Когда вернулся передовой отряд неприятеля, а группа всадников пыталась прорваться вперед, они в течение нескольких минут находились на волосок от гибели, но по пятам убегавшего отряда следовали люди Ричарда. За эти несколько минут ожесточенной схватки ключица Уолтера и сломалась, но других увечий он не получил и защищал со своим отрядом захваченные повозки и пленных до тех пор, пока их не отправили в Абергавенни.
Поэтому они с Саймоном и вернулись с таким запозданием. Ричард же не возвращался вплоть до следующего дня. Поскольку его потери были незначительными, он реорганизовал свои войска и преследовал людей Монмута почти до ворот замка. В итоге земля подверглась опустошению, люди бежали, а погибло, получило ранения и угодило в плен, по крайней мере, около половины всей армии Монмута. Теперь Монмут в течение нескольких месяцев будет не в состоянии собрать новую армию, даже если бы он имел деньги и хотел этого. Южные королевские войска не смогут прийти на подмогу Шрусбери.
Вернувшись в Абергавенни, Ричард тотчас же погрузился в планы по выступлению войск на север. Осадные приспособления и боевые машины, должно быть, уже добрались до условленного места встречи с силами Ллевелина. Не успел Ричард прибыть в замок, как Мари тотчас же попросила разрешения поговорить с ним наедине, но он бесцеремонно отказал ей; а когда принялась настаивать, говоря, что это очень срочное и важное дело, лишь рассмеялся.
– В данный момент любое женское дело не может быть ни срочным, ни важным, – заявил он. – Не надоедайте мне, иначе я отошлю вас прочь с моих глаз назад в Пемброк.
Мари повернулась к Жервез, но та покачала головой и отвела сестру в сторону.
– Если он отошлет нас в Пемброк, – пробормотала она, – твои шансы на месть сведутся к нулю. Подожди, пока он не разберется со своими планами. Возможно, тогда появится спокойный момент, перед тем, как он уедет.
Вне себя от гнева, Мари все же признала справедливость того, что говорила Жервез. Чтобы хоть немного отделаться от своей злости, она прицепилась к Сибель и Уолтеру, хотя в замке теперь находилось множество мужчин, которые с радостью бы разделили ее общество. Речи ее отличались медоточивостью, но сопровождались коварными намеками в адрес Сибель и долгими, томными взглядами в сторону Уолтера. Все это не ускользнуло от Сибель; теперь, когда Уолтер был в безопасности, она могла спокойно сосредоточить свое внимание на том, что происходило вокруг. Однако она затруднялась определить, что значили намеки и взгляды Мари, а посоветоваться ей было не с кем, поскольку Саймон и Рианнон уехали из Абергавенни двадцать восьмого числа, чтобы присоединиться к Ллевелину.
Сибель чувствовала, что веских причин для ревности не было. Очевидно, Мари пыталась возобновить любовную связь, но, вне всяких сомнений, Уолтер не хотел этого. Его ответы делали все эти намеки смешными и невинными; на взгляды Мари не обращал никакого внимания, он хватался за Сибель, словно утопающий за спасательный круг, если только другие мужчины не увлекали его разговорами о войне. С другой стороны, он не пытался оттолкнуть Мари или обескуражить ее. Он вел себя безукоризненно вежливо и любезно, без всякой прохладцы.
Хотя для такого поведения имелись две веские причины – Уолтер чувствовал себя виноватым перед Мари, к тому же она приходилась графу Пемброкскому невесткой – Сибель не считала их благоразумными или непреодолимыми. Доброта при разрыве любовной связи могла оказаться безжалостней любого резкого отказа; Сибель не сомневалась, что Ричард вряд ли обидится, если Мари пожалуется, что ее оскорбили. Однако Сибель не совершала опрометчивых поступков, если только ее не выводили из себя и не ранили глубоко, а нынешняя ситуация была не из таких. Какое ей было дело до того, как вел себя Уолтер со своей бывшей любовницей, если он больше не любил ее и не искал случая переспать с ней?
Так оказалось, что Мари находилась рядом, когда к ним подошел Ричард и спросил:
– Уолтер, как у тебя дела с этим кастеляном, насчет которого ты имел такие сомнения?
– Сомнения все еще остаются, – ответил Уолтер. – У меня так и не появилось ниточки, чтобы замотать ее в клубок.
Ричард нахмурился.
– Не связано ли это лишь с тем, что он был человеком твоего брата?
– Милорд, – вставила Сибель, – мой кастелян в Клиро испытывает те же чувства по отношению к сэру Гериберту, а он не знал брата Уолтера. – Она не стала упоминать о своих личных чувствах. Большинство мужчин не восприняли бы это всерьез или даже истолковали бы подобное замечание в пользу сэра Гериберта.
– Не припомню, чтобы ты питал такую антипатию к незнакомым тебе людям, – сказал Ричард Уолтеру, одновременно кивнув Сибель в знак того, что он понял ее объяснение. – Осторожность никогда не повредит. Где этот сэр Гериберт сейчас?
– Я просил его остаться в Клиро, и, по всей видимости, он так и поступил, поскольку сэр Роланд сообщил бы, если бы он уехал. Я сказал ему, что вернусь, и мы вместе отправимся в Рыцарскую Башню.
Ричард бросил взгляд на руку Уолтера, которая снова висела на повязке. Его губы расплылись в улыбке.
– Ты сказал мне, что кость срослась и пока слаба лишь для рыцарских турниров. Каким же я был глупцом, поверив тебе!
– Но ключица сломалась от удара пики, – возразил Уолтер. – Мы ведь не думали, что нам придется сражаться на открытом месте, Я не предполагал, что мне придется столкнуться с копьеносцами.
Оправдания Уолтера едва ли рассеяли сомнения Ричарда, отразившиеся на его лице, но он лишь пожал плечами.
– Правда это или ложь, ты снова получил травму, и я не думаю, что в подобном состоянии будет разумно вверять себя человеку, на которого ты не можешь положиться. Напиши сэру Гериберту, что ты пока не можешь приехать к нему и встретишься с ним в Рыцарской Башне в первый день января. Только не нужно упоминать, что с тобой прибудет целая армия.
– Едва ли я стал бы это делать, – сдержанно сказал Уолтер. – И поскольку от меня вам сейчас не будет никакой пользы, а некоторые мои люди тоже получили серьезные ранения, я пошлю гарнизон Рыцарской Башни с вами, а на охрану этого замка отправлю свой отряд. Таким образом, вы получите свежих людей, я буду в безопасности, а Рыцарская Башня, вне всяких сомнений, откроет вам свои ворота, если – Боже упаси – у вас появится необходимость в убежище.
– А как же сэр Гериберт? – спросил Ричард.
– Пускай сам делает свой выбор. До сих пор он сохранял нейтралитет, и у меня нет права втягивать его в бунт. Однако он прибыл в Клиро с большим отрядом, решив, что я вызвал его на войну. Если он откажется отправиться с армией, это послужит верным знаком того, что его изначальное рвение встать в наши ряды являлось не чем иным, как ловушкой для меня. Что вы скажете?
– Похоже на правду, – согласился Ричард. – Возможно, это еще не повод, чтобы освободить его от должности, но насчет верного знака ты прав.
За время этой беседы Мари не произнесла ни слова, но слушала она очень внимательно: Способ, к которому прибегнул Уолтер, чтобы остаться с Сибель, и его непреклонность перед ее собственными чарами раскалили красные угольки ее ненависти добела. Она быстро сообразила, что к чему, и ухватилась за тот факт, что Уолтер подозревал сэра Гериберта в вероломстве. Права она была или ошибалась, не имело значения. Мари считала, что превратить подозрения в факт не составит большого труда. Если она предупредит сэра Гериберта, что Уолтер собирается отстранить его от должности, тот скорее всего попытается спасти свое положение. Любые его действия могут доставить Уолтеру хлопоты, а Мари страстно хотела как можно больше навредить ему.
Размышляя над осуществлением идеи, пришедшей ей в голову, Мари не прислушивалась к тому, как мужчины подыскивали причину для отстранения сэра Гериберта, но тут она услышала, как Ричард сказал:
– Я отвезу Жервез и леди Мари в Клиффорд. Такой надежной крепости пока не грозит опасность, да там им будет и гораздо уютней. Кроме того, до этого места рукой подать, если вдруг король изменит свои намерения. Если угодно, я могу включить в наш отряд леди Сибель или отвезу ее в Клиро, который находится всего лишь в нескольких милях от дороги.
– Благодарю вас, но я намерена сопровождать Уолтера в Рыцарскую Башню, – решительно заявила Сибель. – Этот замок уже несколько лет не знает хозяйки, и я не уверена, что сэр Гериберт является таким человеком, который может поддерживать женские апартаменты в отличном состоянии. Чем быстрее я позабочусь об этом, тем лучше.
– Когда мы отбываем в Клиффорд, брат? – спросила Мари. – Если скоро, то мне нужно предупредить Жервез, что мы можем укладывать вещи.
– Завтра, – ответил Ричард с несколько озадаченным видом, словно прежде его не посещала мысль о том, что у его супруги может возникнуть проблема укладки вещей. Затем он взглянул на Уолтера. У него было такое смущенное выражение лица, что он явно был чем-то встревожен. Ричард откашлялся. – Вероятно, мне лучше самому сходить и рассказать обо всем Жервез, – сказал он и удалился.
Мари сделала вид, что последовала за ним, но сама поспешила в свои покои. Итак, они будут в Клиффорде, всего в нескольких милях от Клиро; это выглядело заманчиво. Возможно, у сэра Гериберта найдется немного времени, чтобы совершить короткий визит в Клиффорд перед тем, как отправиться на встречу с Уолтером, которая должна была состояться первого января. Ей не следует писать обо всем в своем письме. Достаточно будет намекнуть сэру Гериберту, что ему следует приехать к ней, если он действительно являлся врагом Уолтера. И его приезд послужит доказательством, что он желает Уолтеру зла. Возможно, им удастся придумать нечто такое, что удовлетворит их обоих.
Для начала она послала свою служанку выяснить, кто может передать в Клиро послание сэру Гериберту; в противном случае Мари воспользовалась бы услугами своего человека, но ей хотелось, чтобы письмо доставил гонец Уолтера. Затем она принялась писать письмо как бы от лица мужчины, а не женщины, поясняя, что у «него» имеются веские причины, которых «он» не назовет, желать сэру Гериберту удачи, а сэру Уолтеру – зла. Таким образом, подслушав разговор между сэром Уолтером и графом Пемброкским, касающийся сэра Гериберта и подразумевающий его гибель, автор письма хотел предупредить сэра Гериберта об опасности.
Дополнять что-либо к написанному или называть автора письма было бы опрометчиво, но Мари написала: «Если вы приедете в Клиффорд и, назвавшись сэром Палансом де Туром; спросите Мари де ле Морес, вы узнаете больше. Данное послание писала не она, и ей не известно его содержание, но из великодушия ко мне, она готова передать вам другое письмо, содержащее информацию, которая может спасти вашу жизнь и владения».
Когда служанке Мари удалось без особых хлопот передать письмо гонцу Уолтера, который в спешке даже не поинтересовался, от кого оно, Мари воспрянула духом и решила, что фортуна повернулась к ней лицом. Это чувство лишь усилилось, когда ближе к вечеру к ней пришел слуга и сообщил, что Ричард освободился и был готов предоставить ей аудиенцию, как она и просила. Она удивилась, обнаружив отсутствие Жервез, и решила, что это сестра напомнила Ричарду о ее желании поговорить с ним, но тут она была несправедлива к своему зятю. Он сам вспомнил о ее просьбе.
В голове Мари промелькнули сомнения; она собиралась сознаться в огромном грехе. Не передумает ли Ричард посылать их в Клиффорд? Не отправит ли их вместо этого назад в Пемброк? Если да, Жервез превратит ее жизнь в сущий ад. Но, судя по виду, граф пребывал в прекрасном расположении духа, и Мари понимала, что другой возможности для осуществления этого замысла ей больше не представится. Атака на Шрусбери может длиться недели, и затем Ричард, возможно, не вернется в Клиффорд, а предпримет какие-нибудь другие действия, связанные с войной. К тому же с Уолтером сейчас находилась Сибель, и она должна была обо всем узнать.
– Я должна признаться вам в огромном несчастье, постигшем меня, – сказала она дрожащим голосом, нервно ломая руки.
Взгляд Ричарда не изменился.
– Я догадывался об этом, – спокойно сказал он. – Вряд ли вы бы стали просить меня о конфиденциальном разговоре, чтобы сообщить об огромной радости. Ну, что случилось?
– Я... я жду ребенка, – прошептала она.
Она ожидала взрыва гнева, но Ричард лишь поднял брови.
– Это меня тоже мало удивляет, – вздохнул он. – В каком еще другом огромном несчастье может сознаться женщина?
Мари начала задыхаться от злости.
– Я не шлюха, – закричала она. – Он обещал жениться на мне!
Вот теперь Ричард нахмурился. Скорее всего, размышлял Ричард, эту дурочку пленил какой-нибудь безденежный, но ловкий щеголь, наградивший ее ребенком, считая, что это вынудит Пемброка дать разрешение на брак и содержать их обоих. Любой благородный человек, заинтересованный в браке, обратился бы сначала за таким разрешением к нему. А может быть, это был просто зеленый юнец, и Мари убедила его, что они только таким способом могли выжать средства к существованию из кошелька ее скупого опекуна.
– Ну? Кто же это? – проворчал Ричард.
– Сэр Уолтер де Клер, – дерзко ответила Мари. – И поскольку вы бы не дали достаточного приданого, он подыскал более подходящую партию. Теперь я опозорена и обесчещена.
С мгновение длилась напряженная тишина. Затем Ричард стремительно вскочил на ноги.
– Ты лжешь! – проревел он. – Грязная шлюха! Ты лжешь!
– Я не лгу! – взвизгнула Мари и, забыв об осторожности, гневно добавила: – Я могу доказать, что он переспал со мной. Вызовите его и спросите обо всем. Если он станет отрицать это, я представлю мои доказательства. Посмотрим тогда, кто из нас лжет.
Ричард сжал кулаки, и Мари в испуге, что он ударит ее, отпрянула назад, но он не шелохнулся. Он вспомнил, что Уолтер проявлял некоторый интерес к Мари, когда только познакомился с ней, и что он сам предупреждал его о том, что Мари не годилась ему в жены. Но обещать жениться? Нет, это не могло быть правдой. Несомненно, Уолтер мог сказать, что любит ее или что-нибудь в этом роде, а она, наверное, приняла это за обещание жениться на ней. «Глупая сучка!» – подумал Ричард, но, теряя терпение, все же не поддался гневу. Тем не менее, если она была беременна от Уолтера, то Уолтеру придется позаботиться о ребенке. Он отрывисто кивнул Мари и направился к двери, чтобы послать кого-нибудь на поиски Уолтера.
К счастью, поскольку Уолтер находился в зале и прибыл через несколько минут, Мари с Ричардом не успели обмолвиться ни словом. Стоило ему войти в комнату Ричарда и увидеть Мари, как приветливая улыбка тотчас же исчезла с его лица. Он с мгновение смотрел на женщину, затем перевел взгляд на Ричарда.
– Что случилось, милорд? – спросил он.
– Моя невестка утверждает, что ждет от вас ребенка, – ответил Ричард.
Лицо Уолтера вмиг побледнело.
– Господи, – вымолвил он, – никогда еще на меня не сваливалось столько хлопот из-за такого мелкого, безрадостного грешка. – Он повернулся к Мари и протянул ей руку. – Дорогая моя, мне очень жаль. Я не доставил вам радости, а теперь еще это обрушилось на вашу голову. Чем я могу помочь вам?
Она резко одернула его руку и бросила на него враждебный взгляд.
– Вы солгали мне, – завизжала она. – Вы обещали, что женитесь на мне.
– Мари! – изумленно воскликнул Уолтер. – Вы же знаете, что ничего подобного я не обещал. Я даже сказал вам, что собираюсь жениться на Сибель. Не нужно лгать. Если вы утверждаете, что это мой ребенок, я не стану отрицать этого и позабочусь о нем.
– Ты говорил ей, что заключил соглашение с Сибель? – внезапно спросил Ричард. – Но это произошло в Билте. Когда ты говорил со мной после того, как оставил Жервез и Мари в Бреконе, ты не захотел назвать имени желанной женщины, поскольку не имел еще разрешения ее отца. Когда же ты успел...
Уолтер на мгновение закрыл глаза.
– Это случилось в Билте, за день до того, как мы с Саймоном отправились в Абергавенни, чтобы встретиться там с людьми, которые следили за Монмутом. Будь я проклят, я испытывал потребность в женщине, и Мари... возможно, она только хотела подразнить меня, но я...
– Либо она уже была беременна и искала какого-нибудь благородного дурака, который не стал бы потом ничего отрицать, – проворчал Ричард. – Велика ли вероятность того, что женщина, переспав с мужчиной один-единственный раз, тут же становится беременной?
– Нет! – закричала Мари.
Ричард бросил на нее холодный взгляд, на его лице застыла каменная непреклонность.
– Обнаружить правду не составит большого труда. Нужно только спросить у вашей служанки, когда у вас в последний раз были месячные.
– Нет, – задыхаясь произнесла Мари и попятилась назад. – Нет.
– Пожалуйста, – взмолился Уолтер, – не терзайте ее. Зачем допрашивать служанку и клеймить леди Мари позором? Я не верю, что у нее был другой любовник.
Это утверждение Уолтера основывалось на его воспоминании о том, как мало удовольствия получила Мари от их любовной игры, но голос его тотчас же дрогнул, ибо он понял, что такой же эффект могла вызвать ее страсть к другому мужчине. Разве он должен воспитывать ублюдка какого-нибудь воина или конюха из Пемброка?
Как только это сомнение закралось в сердце Уолтера, он опустил глаза, но Ричард не отрывал взгляда от Мари. Ричарда мало интересовали женщины, и он никогда не пытался понять их, но неприкрытая ненависть в глазах Мари говорила ему о многом. То, что Мари ненавидела его самого, еще поддавалось объяснению, но ее взгляд, к его немалому удивлению, был адресован Уолтеру. Это можно было понять, совершенно не зная женской природы. Ни одному мужчине, ни одной женщине не дано права так ненавидеть человека, который с готовностью становится жертвой обмана.
– Ты мерзкая сука! – взорвался Ричард. – Не ждешь ты никакого ребенка. Тебе нужно лишь навлечь неприятности на Уолтера и Сибель.
– Нет, это не так! – запричитала Мари, обнаружив выход из затруднительного положения. – Он нравился мне, и я решила, что тоже нравлюсь ему, что Сибель нужна ему только из-за большого приданого. К тому же письменного соглашения не заключалось. Неужели мне нельзя было попытаться добиться его? – Она закрыла лицо руками и зарыдала.
– О Господи, – тихо произнес Уолтер. – Мне жаль. Мне очень жаль. Я не знал этого. Я думал, вы все понимаете и хотите лишь поиграть. Ричарду известно, что я обменялся поцелуями мира с семьей Сибель. Эти узы связывают меня так же, как и слова, начертанные на пергаменте. Я не сомневался, что Ричард рассказал вам об этом.
В отличие от Ричарда Уолтер не заметил ненависти в глазах Мари и теперь вспомнил, как она неоднократно пыталась во время их любовной игры выжать из него признание в любви. Он даже вспомнил, как она сказала, что готова жить с ним в нищете до тех пор, пока они будут вместе. Он чуть не прослезился от жалости и раскаяния. Однако Ричард, заметив то, чего не видел Уолтер, оставался совершенно непреклонным.
– Она любит тебя, как собака палку, – сказал он. – Она лишь хочет причинить тебе страдания. Не будь глупцом. Мари, ты заслуживаешь хорошей порки за такую подлость.
– Нет! – воскликнул Уолтер, закрывая собой Мари.
Ричард посмотрел на него и медленно покачал головой.
– Я не думал, что ты так наивен, – сдержанно заметил он. – Однако, отложив наказание, можно достичь более желаемого результата. Отойди в сторону так, чтобы Мари видела меня. – Он смерил ее задумчивым взглядом и сказал: – Убери руки с лица. Я уже заметил то, что ты спрятала с таким запозданием, и до сего момента у тебя было достаточно времени, чтобы изобразить печаль вместо ненависти. Из милосердия к Уолтеру, который пострадал бы гораздо больше тебя, если с тобой обойтись так, как ты этого заслуживаешь, я не стану ничего предпринимать и не скажу ни слова об этом омерзительном эпизоде.
– Во имя бога, Ричард, – запротестовал Уолтер, – если кто-нибудь и виноват в случившемся, так это я.
– Тебя обвели вокруг пальца, как последнего болвана. Женщины умеют делать дураков из большинства мужчин. По сути дела, тебя и сейчас водят за нос. Помолчи или оставь нас. За Мари отвечаю я. – Ричард снова перевел взгляд на Мари. – Слышишь меня, Мари? Я обещал, что не скажу ни слова, но не говорил, что забуду об этом. Если кто-нибудь, кроме нас троих, когда-нибудь узнает о твоей лжи, я прикажу выпороть тебя, словно последнюю служанку, и запру в Пемброкском замке без права покидать комнату, пока не придет особое разрешение, скрепленное моей печатью. И ты будешь оставаться там, пока я не подыщу какого-нибудь человека – а ему будет известно об этом инциденте все до последнего слова, и он будет знать о твоем злобном, вероломном нраве, – который согласится переложить заботы о тебе на свои плечи.
– Вы несправедливы ко мне, – прошептала Мари. – Я не имела злых намерений. Мне нужен был только Уолтер.
– Ни слова об этом!!! – проревел Ричард. – Тебе не провести меня. Однако ты всего лишь женщина. Если будешь вести себя, как следует, ради блага Жервез я позволю вам уехать в Клиффорд и жить там, как вы жили. Но не забывай о моем предупреждении. Один намек на то, что Уолтера связывало с тобой нечто большее, чем несерьезный флирт, и тебя посадят в клетку. Не говори мне больше ни слова, пока я не забыл о сентиментальности этого безумца, чье сердце разрывается на части из-за тебя. Идите.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкая месть - Джеллис Роберта

Разделы:
Аннотация1234567891011121314151617181920212223242526272829

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть - Джеллис Роберта



какая глупая и занудливая история
Сладкая месть - Джеллис Робертанадежда
21.12.2012, 12.01





Когда читаешь всю семейную сагу о Роузлинде то, поверьте, очень интересно, как они любили, женились, о детях, внуках! Читайте по порядку и не пожалеете! Всего книг 5.
Сладкая месть - Джеллис Роберталюбовь
7.10.2014, 9.16





О романе можно сказать понравился он или не понравился, но только не то, что он глупый. Предки не зря говорили, что сказка ложь, да в ней намек... Точно так можно сказать об этом романе. Некоторые главы очень интересны и поучительны размышлениями гл.героев и родственников о заключении брака. Очень впечатлили размышления на этот счет Уолтера. Но - он мужчина со всем опытом жизни, а не зеленый юнец, и его ухлестывание за леди Мари, снизило планку, как бесподобного мужчины. Зато порадовала юная Сибель. Умная, рассудительная, добрая. О такой жене только мечтать! Роман понравился, прочла с удовольствием, также как и "Роузлинд", и "Каштановый омут". Два другие романа из этой серии - не очень. Этому роману - 10 баллов.
Сладкая месть - Джеллис РобертаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
15.08.2015, 23.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100