Читать онлайн , автора - , Раздел - 7. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7.

И охранник, и письма исчезли из зала к тому времени, как туда спустились Барбара и Альфред. Они не были удивлены, но, прежде чем успели решить, прикинуться ли им ничего не знающими или спросить о письмах, вошел слуга и попросил их пройти в комнату смотрителя замка. Там им были вручены послания, и сэр Ричард де Грей вежливо попросил услуги своего писаря, чтобы тот прочел письма. Так же вежливо Альфред отказался, заметив, что обучение чтению и письму знатных людей является обычаем той страны, откуда он родом.
— Чтобы лучше сочинять стихи для наших дам, — пояснил Альфред, улыбаясь. — Но иногда это полезно и для других целей. Я также прочту письмо леди Барби, поскольку оно очень близко затрагивает мои интересы.
Тень раздражения была плохо скрыта коротким поклоном, но Грей вручил оба письма Альфреду без дальнейших замечаний. Альфред с удивлением отметил, что Грей не стал изучать их содержание: тщательный осмотр печатей не обнаружил никаких признаков предварительного просмотра. Видимо, Грей рассчитывал узнать содержание посланий от своего писаря.
— Если он так интересуется ими, то почему не заглянул в них сам? — спросил Альфред Барбару, вручая ей письмо Норфолка.
Она, к его изумлению, последовала за ним в комнату и без колебаний захлопнула дверь перед носом у охранников. Судя по всему, ей слишком хотелось узнать, что за новости они получили, чтобы беспокоиться о чем-нибудь еще. Судьба явно была настроена против него: когда он всячески старался застать ее одну, она была увертливой, как рыба, и ускользала от него. Теперь, когда он хотел, чтобы она ушла и прочитала наедине, что пишет ее отец, ей потребовалось поделиться новостями. Не то чтобы он не был заинтересован в письме Норфолка, но ему нужно было время, чтобы наилучшим образом разобраться во всем, что написал Генрих де Монфорт.
После того как Барбара изучила содержание письма, она уронила руки и раздраженно вздохнула.
— Он ничего не пишет! — воскликнула она, протягивая письмо Альфреду. Разочарование в ее голосе заставило его позабыть обо всем на свете, кроме того, что Барбаpa, кажется, хотела бы получить одобрение своего отца не меньше, чем он сам. Но когда он потянулся, чтобы обнять ее, она вручила ему письмо. Тогда до него дошел смысл сказанного, и он взглянул на пергамент, отметив аккуратные ровные линии руки писца. Норфолк писал не сам. Пробежав глазами текст послания, Альфред поднял на нее черные глаза, полные решимости.
— Нет, он пишет кое о чем, — заметил он. — Твой отец сообщает, что ты сделала хороший выбор. Конечно, это согласие на нашу свадьбу, Барби.
— Я думаю, что это так, — согласилась она, но глаза ее были полны слез. — Но здесь? Без тех, кого я знаю и хочу пригласить на свадьбу? О, Альфред, что-то случилось, и очень плохое. Отец любит меня. Он хотел бы поговорить со мной, увидеть мою свадьбу.
Ее возражения не рассердили его, потому что он не думал, что это повод отложить бракосочетание. Ему тоже почудилось что-то нехорошее в чопорном ответе Норфолка, когда он вспомнил его чувства к дочери.
— Ты думаешь, это писал не он?
— Нет, дело не в этом. Я узнаю руку слуги, и это его слова. Отец обычно только говорит, что нужно написать мне или кому-нибудь еще, за исключением короля. Но почему он не велел приехать нам во Фрамлинхем или Оксфорд, чтобы сыграть свадьбу там, где со мной могла бы быть Джоанна?
— Ты боишься, что у него большие неприятности с Лестером? — медленно проговорил Альфред. Затем решительно тряхнул головой. — Нет, в этом случае Грей вскрыл бы его письмо. То, что он даже не прикоснулся к нему, может означать одно из двух: либо твой отец выше подозрений, либо он все еще слишком могуществен, чтобы его можно было оскорбить подобным образом.
— Почему я сказала про Оксфорд? — пробормотала Барбара и выхватила у него письмо. Изучив его еще раз, она улыбнулась. — Ты, должно быть, прав: он пишет из Оксфорда, а это — королевский замок. Лестер потребовал бы, чтобы мой отец покинул Оксфорд, если бы действительно не доверял ему. Только я не понимаю, почему отец не просит нас приехать… Но ты не прочитал еще, что написал Генрих де Монфорт. Может быть, это письмо внесет ясность? Генрих ближе к отцу, чем кто бы то ни было другой. Что он пишет?
Не решаясь открыть письмо, Альфред едва не выкрикнул вслух, что не хочет, чтобы она знала о его содержании, но собрался с духом и прочитал его, сообщив через несколько минут:
— Мы свободны!
— Ехать к моему отцу? — с волнением спросила Барбара.
— Нет, в Кентербери. Подожди, дай мне закончить.
«Кентербери?» — пробормотала Барбара про себя. Сначала она была разочарована, но через мгновение улыбнулась. «Я буду обвенчана в кафедральном соборе, — подумала она. — Архиепископ находится во Франции, но кто-нибудь другой обвенчает нас. Кого я знаю в Кенте, кого могла бы пригласить?» Ее мысли разбегались, и она снова села на любимого конька: как бы оградить Альфреда от женщин, которые могут встретиться в Кенте.
Между тем Альфред вздохнул с облегчением. Письмо Генриха де Монфорта оказалось восхитительно сдержанным. После извинений за промедление с ответом, причин которого Генрих не называл, он настаивал, чтобы Альфред приехал прямо в Кентербери, где собирался двор для встречи с эмиссарами короля Генриха. Сам Генрих де Монфорт намеревался быть там 12 августа «в обществе принца Эдуарда». Правда, больше об этом он ничего не писал. Генрих выражал радость по поводу помолвки Альфреда и расточал горячие похвалы его избраннице. Выражения восторга были столь неумеренными, что Альфред перечитал эти строки еще раз. Он не помнил, рассказывал ли Генриху о своей долгой и безнадежной страсти к Барбаре — об этом он никогда и никому не рассказывал… если только не выболтал что-нибудь спьяну?
— Мы присоединимся ко двору в Кентербери. — Альфред нежно положил обе руки ей на плечи. — Но у Норфолка могут найтись причины остаться в своем поместье. Если он не сможет приехать, ты не заставишь меня ждать, Барби?
Она колебалась: ей не хотелось выказать свое страстное желание быть с любимым и огорчало, что отец может обидеться, если свадьба состоится без него.
— Давай посмотрим, что ответит отец.
— Его ответа, возможно, придется ждать слишком долго, если письмо пойдет теми же окольными путями, что и первое.
Она сдвинула свои густые брови. Альфред приготовил бальзам, который она сможет пролить на раны Норфолка, если для него отсутствие на свадьбе дочери будет болезненным.
— Если не будет письма и отец не приедет до пятнадцатого, а король Генрих даст позволение, мы поженимся прежде, чем двор будет распущен. — Она улыбнулась. — Мне хотелось бы быть обвенчанной в кафедральном соборе в присутствии двора.
— Барби…
Она непреклонно отступила назад, когда он протянул к ней руку.
— Есть более неотложная проблема, чем мое согласие, — сказала она. — Прежде чем мы обсудим дальнейшие планы, думаю, нам стоит узнать, отпустит ли нас Грей. Это напоминание, словно ушат холодной воды, остудило пыл Альфреда. Он оживленно кивнул и направился к открытой двери, находчиво выстраивая доводы и скрытые угрозы, чтобы заставить смотрителя замка освободить их, и пытаясь решить, как справиться с Греем, если тот вздумает тянуть время. Однако ни один из приемов Альфреда не понадобился. Хотя было ясно, что Грей рассержен и встревожен, он только кивнул, когда Альфред сказал ему, что Генрих де Монфорт просил его присоединиться ко двору в Кентербери и они с леди Барби хотели бы выехать завтра утром.
* * *
Прибыв в Кентербери, Альфред и Барбара в первую очередь позаботились о том, чтобы подыскать подходящее жилье. С этим, против ожидания, проблем не возникло — найденные ими комнаты располагались над лавкой бакалейщика на улице Святой Маргариты, наискосок от церкви. Кроме того, дом находился недалеко от постоялого двора, где можно было оставить лошадей, а в глубине большой комнаты, отделенной стеной от остальной ее части, укрылся альков с красивой кроватью.
Барбара почувствовала, что сейчас разрыдается, когда Альфред, увидев комнату, коротко кивнул владельцу дома. Она украдкой взглянула в нишу, широко раскрытыми глазами уставилась на постель, затем стремительно попятилась и остановилась, сжав руки, у пустого камина. Альфред, кажется, не заметил ее странного поведения, хотя торговец раз или два посмотрел на нее с беспокойством.
Внимание Альфреда было целиком занято упорным торгом с хозяином. Результатом его была плата в три серебряных пенса за неделю проживания, включая услуги подмастерья для выполнения мелких поручений и уборку комнат служанкой торговца по указанию их слуг, Шалье и Клотильды, а также право продлить аренду до конца месяца на тех же условиях. Когда торговец ушел, Альфред попросил Шалье и Клотильду принести с постоялого двора их багаж. Как только он увидел их на улице, то плотно прикрыл дверь и повернулся к Барбаре.
— Какого дьявола, что с тобой произошло?! — рявкнул он. — Ты заставила владельца дома подумать, что отправиться со мной в постель — все равно что быть посланной к чертям в пекло. И потом, ты что, ожидаешь, будто я швырну тебя на кровать и тотчас же наброшусь, словно безумный, едва завидев подходящее ложе?
Барбару просто душил истерический смех. Она-то боялась совершенно другого — каким-нибудь словом или жестом выдать свое собственное желание. Не то чтоб она ожидала, будто ей придется заставлять его: судя по тому, что она слышала в прошлом, Альфред никогда не оставлял леди без должного мужского внимания. Еще смешнее было то, что гордость Альфреда оказалась уязвленной, потому что по ее поведению торговец решил, будто он — грубый и плохой любовник. Но самым забавным во всем этом было ее глубокое сожаление, что она не может пригласить его посмеяться вместе, ведь он так ценил шутки.
— Мне очень жаль, — прошептала она. — Я не боюсь тебя.
— Не боишься? — переспросил он. — Тогда признавайся, в какую игру ты со мной играешь?
— Не могу.
Барбара захлебнулась бы взрывом истерического смеха, расскажи она ему всю правду. Она ломала себе голову, как поступить, чтобы казаться далекой и загадочной, но ей даже не было нужды пытаться делать это. Альфред сам творил из нее какое-то странное подобие тайны. Затем его темное лицо стало еще темнее от прилившей к нему крови, а на глазах Альфреда едва не выступили слезы.
— Тогда ты не собираешься за меня замуж!
— Я собираюсь! Собираюсь! Клянусь!
Он стоял, глядя на нее, и затем очень тихо произнес:
— Иди в спальню, Барби, и не выходи оттуда, пока служанка не придет за тобой.
* * *
Когда вернулась Клотильда, Альфред ушел более грустный и молчаливый, чем обычно. Он велел передать, что Барбара может делать все, что ей вздумается. Она могла только догадываться, куда он отправился, и провела остаток дня в переменчивом настроении, то чувствуя сожаление, что причинила ему боль, то еле сдерживая смех. Барбара не испытывала ревности из-за того, что он может пойти в публичный дом. Он был горд и слишком брезглив, чтобы проявить интерес к женщине, которая продает свое тело, чтобы прокормиться и иметь крышу над головой. Альфред предпочитал делать подарки за свою благосклонность, чем платить женщине, воспользовавшись ею. Он знал себе цену.
Между тем она была даже благодарна ему за отсутствие, которое дало ей возможность как следует вычистить их пристанище, особенно постель. Она была приятно удивлена тем, что кровать не кишела вшами, блохами и Другими насекомыми, переносящими, как она подозревала, чуму. Тем не менее Барбара купила порошок шпорника, ромашки и ароматическую смесь из душистых трав, чтобы обработать постель, прежде чем позволила Клотильде постелить на нее собственные простыни и положить подушки. Когда постель была пересыпана, вызвали служанку выскрести щеткой каркас и кожаные ремни, а затем подмести пол и помочь Клотильде передвинуть стул и маленький столик к окну в большую комнату.
Пока не наступил вечер и не стемнело, Барбара сидела с вышиванием. Она усердно работала иглой, вышивая золотых птиц на широкой темно-голубой ленте, которая должна была украсить ворот ее свадебного платья из искрящегося голубого шелка. Она пожалела, что не сказала Альфреду, что они с Клотильдой сами сошьют ее свадебное платье. Это известие если и не облегчило бы его страдания, то, по крайней мере, рассеяло бы тучи и сомнения в его душе. Тут она тряхнула головой и напомнила себе, что не Должна бороться с его сомнениями. Если она уступит ему, то скоро перестанет быть желанной.
Эта мысль несколько отрезвила Барбару, но подавить свои великодушные порывы было нелегко. «Когда кто-то любит, он хочет отдавать», — подумала Барбара и вздохнула. Она недолго задержалась после того, как зажгли свечи, и отправилась в спальню. «Было бы лучше притвориться, что я ничего не знаю, если он не вернется и будет отсутствовать всю ночь».
Однако обдуманные намерения рухнули, потому что он не пришел и тогда, когда она поднялась, чтобы позавтракать, несмотря на то что Барбара пролежала в постели намного дольше, чем обычно. Сначала это скорее забавляло, чем задевало ее, но к тому времени, когда она уже пообедала в одиночестве, а он все еще не вернулся, она начала испытывать беспокойство. Помимо всего прочего, Альфред был чужеземцем в Англии. Возможно, он вступил в схватку с кем-то или столкнулся с опасными грабителями.
Беспокойство и тревога нарастали, и она не могла приняться за работу, хотя Клотильда многое успела сделать, занимаясь ее туникой бледного кремового цвета, которую она должна будет надеть под свадебное платье. Барбара рассеянно оглядела комнату, и ее взгляд остановился на корзине у пустого камина, в которой хранились доспехи Альфреда. Его шлем лежал на корзине, щит был прислонен к стене, но меча не было. Значит, он вооружен, отметила она с облегчением.
Барбара еще раз взглянула на щит. В нем что-то было не так. Она считала, что знает этот щит лучше, чем свое собственное лицо, и была уверена, что могла бы узнать его среди сотен других даже на поле брани во время рукопашной схватки. Золотой, четыре красных палаты — да, все правильно. Так выглядело и оружие Раймонда Беренгера, и этот знак до сих пор носила королева Элинор, так же, как и остальные дочери Беренгера. Черная дуга на правой стороне герба на фоне красных и золотых полос — тоже верно. Отец Альфреда был внебрачным ребенком Раймонда Беренгера. Кроме того, там должен был быть изображен полумесяц, отмечавший, что Альфред — второй сын… Но вместо него на щите красовалось наклоненное копье. Конечно, его отец умер, и Альфред мог выбрать свою собственную эмблему с оружием, отличающимся от фамильного.
Барбара с тревогой смотрела на склоненное копье. Ее серебряное зеркало было призом за победу на турнире. Он выиграл его, выполняя ее желание, и она до сих пор помнила волнение, такое сильное, что оно чуть не свело ее с ума; то же самое она чувствовала каждый раз, когда наблюдала за боем, в котором он участвовал. Но тогда она была молода, слишком молода, чтобы поверить, что тому, кого она любит, могут причинить боль. С тех пор она узнала о турнирах и битвах намного больше.
Она знала, что и теперь ему часто приходится участвовать в турнирах — это служило одним из источников его дохода. Он всегда говорил, что живет на деньги, которые получает от брата за то, что находится при дворе, защищая интересы Эксов перед королем и предупреждая Раймонда о политических событиях, которые могли бы повлиять на положение семьи. Но теперь она подумала, что вряд ли деньги, полученные от брата, он тратил на вино, азартные игры и подарки женщинам. Барбара вдруг поняла, почему Альфред так хорошо разбирался в правилах выкупа пленных, — таким путем он получал дополнительные деньги: побеждая мужчин на турнирах и в рукопашных схватках, он брал с них в качестве выкупа лошадь и оружие.
О, в этом не было бесчестья. Мужчины высокого положения разыскивали победителей турниров и полагались на них. Но Альфред уже немолод — ему около тридцати. Он не сможет долго сражаться, чтобы пополнить свой кошелек. Рано или поздно он проиграет… мужчин убивают и на турнирном поле. Тут Барбара со вздохом улыбнулась. Если он сражался из-за денег, доход от Круа решит эту проблему. Ее наследство сможет оплатить вино и умеренное участие в азартных играх; к тому же ему не понадобится делать подарки женщинам, если она сможет привязать его к себе достаточно крепко.
Это снова напомнило ей об отсутствии Альфреда. Он бы не ушел, если бы она намекнула, что согласится разделить с ним ложе. В десятый раз она отложила свое шитье и наклонилась к окну, оглядывая улицу.
* * *
Когда на следующее утро она вернулась, посетив мессу в соборе, позавтракав в гостиной и побывав в магазине и на рынке, то нашла своего отца и нареченного ожидающими ее возвращения. Низкий гул мужских голосов донесся до Барбары, как только она подошла к лестнице. Обрадовавшись, что Альфред не один, она спокойно поднялась и мгновение помедлила на лестничной площадке перед тем, как заглянуть в комнату. Но единственного настороженного взгляда и нескольких слов о ней, которые она успела услышать, хватило, чтобы понять, что между мужчинами все в порядке, и она вошла в комнату, тихо вскрикнув от радости.
— Как я рада видеть тебя, отец! — воскликнула она, подарив Альфреду ослепительную улыбку, и, прежде чем поцеловать руку, которую Норфолк протянул ей, добавила: — Умоляю, скажи, что ты на меня не сердишься.
— Сержусь, но не за то, что ты приняла предложение Альфреда, — ответил Норфолк. — Я едва не свалился замертво, так был поражен, когда слуга прочитал твое письмо. После того как в течение семи или восьми лет я безуспешно пытался найти человека, который бы тебя устроил в качестве мужа, я посылаю тебя во Францию, и через день… Я не мог поверить своим ушам. Бедный Томас. Я дал ему подзатыльник, назвал болваном и заставил его прочитать это письмо дважды, прежде чем поверил, что в нем написано о твоей помолвке.
Голос Норфолка звучал весело, но во взгляде чувствовалось напряжение. И Барбара, упав на колени возле стула отца, взяла его за руку.
— Меня не заставили, отец, клянусь тебе, но все произошло так быстро… Слишком быстро, чтобы сообщить тебе об этом в письме.
Она ломала голову, как получше объяснить, не рассказывая того, что ей не хотелось говорить при Альфреде, когда тот встал и сказал:
— Пойду распоряжусь об обеде для нас. Я не забыл, что ты сказала мне о короле Людовике, Барби. Тебе лучше поговорить с отцом наедине.
Пока Альфред выходил из комнаты, Барбара смотрела ему вслед, благословляя судьбу за то, что отдала свое сердце такому умному человеку. Но затем она сразу повернулась к отцу, спросив:
— Ты обиделся?
— Не глупи, — отмахнулся Норфолк. — Я едва не заболел, думая о том, что с тобой будет, когда я умру. Я был сбвершенно уверен, что ты никогда не выйдешь замуж. Если Людовик не затолкнул д'Экса тебе в глотку, я просто счастлив.
Барбара почувствовала, как у нее замерло сердце. Почему это вдруг отец заговорил о том, что умрет? Бросив на него беглый взгляд, она не заметила никаких признаков нездоровья. Может, это вызвано беспокойством из-за смуты в стране? Задавать прямой вопрос Норфолку было бесполезно, так что она улыбнулась и поинтересовалась:
— О отец, ты не догадываешься, что Альфред был причиной того, что я не выходила замуж? Я всегда хотела выйти за него. Ты выбрал его моим защитником, когда оставил меня во Франции. Разве ты не помнишь?
— Конечно, помню, но это были деловые отношения. Его брат — сюзерен большей части земель вблизи Круа, и я полагал, что ему известно большинство законов и обычаев этой области.
— Так оно и было; я уверена, он сделал для меня все, что в его силах. Но я была глупой маленькой девчонкой и думала, что ты выбрал его мне в мужья. Когда король Людовик сказал мне, что для того, чтобы получить Круа, я должна выйти замуж за Пьера, ты поддержал это решение; Альфред тоже посоветовал мне послушаться, и я, конечно, согласилась. — Она улыбнулась. — Но королева Маргарита научила меня читать, и моя голова была набита романами, из-за которых ты всегда ворчишь. Боюсь, я уже тогда отдала Альфреду свое сердце.
Норфолк недовольно фыркнул, словно отгоняя от себя эту женскую напасть набивать голову всякой возвышенной дребеденью, а потом еще требовать от нормального мужчины соответствия придуманному им образу, но напряжение, исходившее от него, исчезло. Барбара засмеялась и пожала плечами.
— Отец, Альфред предложил стать моим рыцарем и защитить от Гая де Монфорта… Ладно, не надо так на меня смотреть; я рассказала ему о причинах, которые привели меня во Францию спустя столько лет. И когда я сказала, что ты тоже мог бы меня защитить, он предложил мне выйти за него замуж, и я сказала «да». Ты простишь, что я приняла его предложение без твоего разрешения, не правда ли?
Норфолк смотрел в умоляющие глаза дочери, и непрошеная нежность пополам с печалью сжимала его сердце. Он поправил прядь ее волос, которой удалось вырваться на волю, и погладил ее по щеке.
— Он хороший человек, Барби, а король Людовик позаботится о том, чтобы условия твоего брачного контракта были справедливыми. — Затем он вздохнул и погладил ее по лицу. — Времена таковы, каковы они есть, и я не жалею, что ты вернешься во Францию.
Так, значит, это правда: ее отец ожидает серьезных потрясений в Англии. Но чего он боялся — Лестера или глупого вторжения королевы Элинор? У Барбары мелькнула мысль, не сказать ли ему о плохой подготовке и неспособности тех, кто готовит вторжение, но затем она передумала.
— Я не сразу уеду, отец, не раньше моей свадьбы. Я хочу, чтобы ты присутствовал на ней.
Беспокойство по поводу вторжения не повредит ее отцу, а вот уверенность в том, что вторжение не состоится, могло бы, и серьезно, повредить ему, если бы Барбара ошибалась.
Норфолк громко рассмеялся над ее доводом.
— Я не пропущу твою свадьбу, дитя, и думаю, Альфреда не заботит, где она состоится, лишь бы это произошло поскорее. Я позабочусь о необходимых приготовлениях.
— Венчание состоится в кафедральном соборе, отец? — спросила Барбара, и Норфолк снова засмеялся.
— Конечно, — сказал он. — Я не сомневаюсь, что собрание каноников монашеского ордена не откажет в этом, даже если их епископ отсутствует. Тебя будет венчать епископ Честерский или Лондонский.
— Оба! — воскликнула Барбара.
— Почему бы и нет? — согласился Норфолк, еще раз усмехнувшись. Он наслаждался, когда Барбара вела себя, как он считал, чисто по-женски, и делал все, что в его силах, чтобы исполнить ее желания. Это будет для них приятной переменой — свадьба, на которой все будут в полном согласии.
Хотя он продолжал улыбаться, в его последних словах сквозил оттенок горечи, и Барбара спросила:
— Когда это состоится?
Он поглядел лукаво, и Барбара уже подыскивала ответ на замечание, которое готово было сорваться с его уст, — как ей не терпится изменить свое положение. Однако, прежде чем он успел сказать хоть слово, на лестнице послышались шаги. Полная благодарности, Барбара поднялась, чтобы встретить Альфреда у дверей.
— Ты как раз вовремя, — улыбнулась она. — Мой отец говорит, что может устроить, чтобы наше венчание состоялось в кафедральном соборе, обряд выполнят епископы Честерский и Лондонский. Мы должны сейчас решить, какого числа.
— Завтра, — не задумываясь, ответил Альфред.
— Епископы прибудут не раньше двенадцатого, — уточнил Норфолк с усмешкой. — И ни один из них не молод. Вы должны дать им хотя бы день, чтобы прийти в себя. — Теперь его улыбка стала откровенно ироничной. — Подержи себя в руках еще немного, Альфред. Давайте выберем четырнадцатое, учитывая возможные задержки в дороге.
— Нет, пятнадцатое, — вмешалась Барбара. — Я думаю, мое платье раньше не будет готово.
— Я не забуду нашу свадьбу, в какой бы день она ни состоялась… — начал Альфред.
Норфолк весело прервал его:
— Не давай девчонке в руки хлыст, которым она сможет тебя погонять. С ней будет трудно справиться — если она одержит верх, то станет невыносимой.
Альфред засмеялся и упомянул об использовании маневров для того, чтобы завлечь противника. Было ясно, что Норфолк шутит, и он испытал от этого огромное облегчение. Альфред был совершенно не уверен в положении дел, которое ему предстояло застать по возвращении; он опасался, что Барбара пожалуется отцу и Норфолк вышлет его из страны. Правда, разумом он доверял ей и был прав. Чтобы она ни сказала отцу, это совершенно его успокоило. Тем не менее Альфред был озадачен больше, чем всегда. В какую игру она играет с ним? И зачем?
После того как они отобедали, Норфолк спросил с некоторым вызовом о королеве Элинор, сводных братьях короля и вторжении. Альфред ответил, что не думает, что это произойдет скоро, если вообще произойдет. И когда Норфолк с некоторым сомнением выразил надежду, что это правда, Барбара принялась самоотверженно защищать Альфреда, повторив отцу все, что сказал ей сэр Хью Бигод.
После этого, хотя Норфолк казался задумчивым, он охотно позволил Барбаре отвлечь его расспросами о Джоанне и ее детях. Когда ее любопытство было удовлетворено, он встал и сказал Альфреду, что если тот серьезно собирается венчаться пятнадцатого, то им лучше сходить в кафедральный собор и позаботиться о приготовлениях. Альфред живо согласился, но, когда они отправились в путь, вспомнил, что забыл спросить у Барбары, не хочет ли она, чтобы Шалье оставался ночевать в доме. Ей он сказал, что не вернется, останется в замке, как и в предыдущую ночь, поскольку она ясно дала понять, что счастливее в его отсутствие.
К его негодованию, она, кажется, не заметила скрытого упрека в его предложении, а сладко улыбнулась и ответила, что он может оставить Шалье при себе: Клотильда справится и одна. Но ему показалось, что в глазах ее играл смех, и, в конце концов, он вернулся обратно.
Он увидел Барбару в последнем свете уходящего дня. Она купалась в розовом сиянии, которое тронуло нежной краской ее щеки и положило загадочные темные тени у глаз.
— Прошу прощения, что вторгаюсь к тебе и нарушаю твой покой, — сказал он.
— Твой приход никогда не будет нежеланным, — ответила она, откладывая в сторону работу и поднимаясь.
Ее голос был теплым, она обрадованно сделала несколько шагов, но вдруг смущенно остановилась, почти испуганная; он разрывался между гневом и желанием утешить ее. Вместо этого он объяснил, что послужило причиной его возвращения: Генрих де Монфорт прибыл в замок С принцем Эдуардом и другими важными пленниками и просил, чтобы Барбара посетила принца и рассказала ему о его жене и дочери.
Он больше ничего не сказал, пока они не расположились в садике на постоялом дворе. Когда слуги, накрыв стол, удалились, он обеспокоенно спросил:
— Ты можешь пойти и рассказать принцу, что с принцессой Элинор и его дочерью все в порядке?
— Конечно. — Она явно удивилась его вопросу. — Тревога не сломит принца, а лишь добавит больше горечи. Мне жаль и Генриха де Монфорта, ему поручено неблагодарное дело. Я не могу вообразить, что творилось в голове его отца, когда он поставил сына в положение тюремщика. Он сделал бы гораздо лучше, если бы возложил ответственность за содержание Эдуарда на кузена Генриха — Питера де Монфорта или на одного из епископов.
— Никто не согласился бы с тобой с большей радостью, чем сам Генрих, — заметил Альфред, вонзая в ломоть хлеба свой нож для еды.
— Что за червь точит тебя, Альфред?
Он пристально посмотрел ей в лицо.
— Ты знаешь, я не разделяю твоего мнения о праве Лестера заставить короля подчиниться воле его баронов. Я не очень рад тому, что потерял обычное право мужа требовать, чтобы жена разделяла его мнение, но я знал, что ты сторонница Лестера, еще до того, как попросил твоей руки, и, во всяком случае, я не настолько глуп, чтобы требовать от жены перемены лояльности. Никто не может изменить веру, как меняют платье.
— Я не принадлежу ни к какой партии, — возразила Барбара, нежно сжав его руку, прежде чем отпустить ее. — Уверена, я говорила тебе об этом раньше. Это правда, я думаю, что королю Генриху нужна узда. Никто не сдерживал его, и он годами высасывал соки из своего королевства, чтобы прокормить банду чудовищ, которые выпрыгнули из проклятой утробы его матери в результате ее второго брака. Мне не жаль, что власть перешла в другие руки. Поскольку Лестер и его сторонники — победители, а мой отец поддерживает Лестера; я довольна, что они будут наставлять короля на путь истинный. — Она вздохнула. — Все, что угодно, только не война. И я беспокоюсь лишь о том, чтобы в Англии воцарился мир и чтобы моего отца, дядю, двоюродных братьев и сестер, всех, кого я люблю, не разбросало по разные стороны.
Альфред тоже вздохнул:
— Тогда ты хотела бы, чтобы принц Эдуард поддержал условия мирного договора, которые предложил Лестер, даже если это означает отказ от права стать королем?
— Почему обязательно отказаться от престолонаследия? Он станет прекрасным королем. Однако какая разница, что пообещает Эдуард? Никакая клятва, данная под давлением, не свяжет ему руки. Я совершенно уверена, архиепископ или Папа освободят его от клятвы.
— Барбара! Что ты говоришь?! — В голосе Альфреда звучал неподдельный ужас. — Недостойно давать лживую клятву!
Она нетерпеливо пожала плечами:
— Заставлять человека клясться против его воли, пользуясь своим преимуществом, тоже недостойно.
— Женщина! — прорычал Альфред.
— Мужчина! — так же резко ответила Барбара. Она была удивлена, когда это слово сорвалось с ее губ. Она не позволила бы себе такого тона с отцом; если бы это произошло, он дал бы ей пощечину. Альфред только возвел глаза к небу и собрался оспорить ее доводы со своих позиций. Она начала верить, что замужество, если только ревность не расстроит его, может оказаться вратами на небеса.
Альфред не стал уничтожать первую причину, которую она считала неопровержимой. Сдавая позиции, она видела его удовлетворение, и ей хотелось уступать еще. Однако во втором вопросе уступил Альфред, признав, что Эдуард уже очень озлоблен, потому Генрих де Монфорт и пригласил ее посетить принца, чтобы хоть немного его утешить. Эдуард не оспаривал условия договора, предложенные парламентом после битвы при Льюисе. Возможно, он уступил этим предложениям, чувствуя вину или страх, но Барбара думала, что отчасти он сделал это потому, что соглашение связывало его только на время правления отца. После смерти короля он был бы свободен.
— Прошу прощения, Альфред, — вмешалась она, когда он замолчал, поняв, что его не слушают. — Я, кажется, сказала что-то, чего совершенно не имела в виду, естественно, ты не можешь обещать убедить принца согласиться на то, о чем сам не имеешь ни малейшего понятия. Если ты сделаешь это, он причислит тебя к своим врагам и не станет слушать. Мне думается, ты должен попытаться его утешить, чтобы он не отказался сделать то, что лучше для него же, и вывести королевство из состояния злобы и ненависти.
Вместо ответа Альфред наклонился и поцеловал ее. Не отдавая себе отчета, Барбара привлекла его ближе. Ее губы сами собой прильнули к его губам и ответили на поцелуй, а руки обняли его за плечи. Он начал приподнимать ее, чтобы крепко прижать к себе. Со стуком и грохотом столик опрокинулся, и содержимое чашек и бутылей полилось на пол.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100