Читать онлайн , автора - , Раздел - 18. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18.

Несмотря на подозрительность Лестера, который не хотел так скоро отпускать Барбару, ей удалось успешно справиться со своей миссией, и вечером на третий день она уже добралась обратно до Уигмора. Ее сразу отвели к Мортимеру, и она, по возможности, слово в слово повторила устное послание Лестера: Роджер де Мортимер, Роджер Лейборн и Роджер Клиффорд, третий валлийский лорд, должны явиться двенадцатого декабря в Вустер, чтобы обсудить условия договора об их вассальном подчинении Лестеру. Они должны прибыть без какого бы то ни было вооруженного отряда, однако им дается гарантия безопасности: они смогут свободно покинуть Вустер, независимо от исхода переговоров.
Мертвое молчание воцарилось в комнате Мортимера, пока из одного конца большого зала в другой передавали ее короткую речь. Барбара не была удивлена. Предлов качестве гарантии безопасности только возможность свободно покинуть Вустер было равносильно разрешению бежать для заключенного, скованного цепью. Если Мортимер и его союзники откажутся принять условия договора, предложенные Лестером, то между Вустером и их собственными землями они встретятся с целой армией, способной догнать их и взять в плен.
Было настолько тихо, что Барбара услышала подавленное всхлипывание, такое тихое, что легкий шепот заглушил бы его. Мортимер тоже услышал эти звуки. Его голова резко дернулась, чуть повернувшись к тому углу, где стояла его жена. Продолжая оставаться в той же позе, он вскрыл пакет и развернул его. Он склонился над пергаментом, но Барбара не думала, что он в состоянии увидеть хоть что-то, и, не подумав, воскликнула:
— Не ломайте печать прежде, чем посмотрите на нее.
Все повернулись к ней, затем к Мортимеру, который уже читал послание.
— Король в Вустере… но это печать Лестера. — Он рассеянно огляделся, затем кивнул Барбаре. — Благодарю вас.
Барбара задрожала, и Альфред, стоявший сзади, обнял ее.
— Ты, должно быть, промерзла до костей в этой долгой скачке. Жаровня плохо обогревает комнату. Пойдем, я отведу тебя к камину.
Она охотно последовала за ним, хотя все еще была одета в теплый плащ и дрожала не от холода. Ей было все равно, заботился ли Альфред о ее самочувствии или решил вежливо увести из покоев Мортимера, чтобы мужчины могли обсудить проблему наедине. Она сама хотела уйти: Мортимер с женой не принадлежали к числу ее друзей, и если судьба охранит их, это может погубить ее отца. Но угрюмая благодарность, выраженная Мортимером за то что она хотела помочь и указала на большую опасность трагически переплелась в ее мыслях с тихим всхлипыванием Матильды.
— Ты хочешь вернуться обратно? — спросила она Альфреда.
Он вел ее мимо слуг и охранников к скамье у камина но, услышав вопрос, вздрогнул, как будто его мысли витали где-то далеко, и покачал головой.
— Нет. — Он, повернулся и направился к двери. — Ты устала, любимая. Давай лучше пойдем к нам в дом, где ты сможешь переодеться и отдохнуть.
Барбара со вздохом облегчения согласилась. Хотя она сомневалась, что слуги и воины, проводившие большую часть времени в большом зале, хорошо знали положение дел, но казалось, что все предчувствовали неминуемую беду. В зале зависло тревожное ожидание. Люди входили, собирались в маленькие группы, тихо перешептываясь и оглядываясь на старших, силясь прочитать что-то по выражению их лиц, и уходили. Несколько коротких тревожных взглядов было обращено на нее и Альфреда, когда они вышли из комнаты Мортимера. Барбара старалась выглядеть спокойной и безразличной, не выражая ни надежды, ни отчаяния, но чувствовала, как ее провожали глазами, пока она шла через зал. Ни она, ни Альфред не заговорили до тех пор, пока не закрыли за собой дверь своего маленького домика. Клотильда подняла голову от разложенной на постели одежды и улыбнулась. Отчаяние, охватившее Барбару, немного ослабло. Вопреки своему желанию, она тревожилась о тех, кого ей следовало бы считать своими врагами.
— Что будут делать Мортимер и Лейборн? — спросила она.
Альфред обнял ее и поцеловал.
— Я соскучился по тебе. — Он улыбнулся через плечо служанке. — Клотильда, сходи и послушай, о чем говорят в большом зале, а потом принеси ужин для леди Барбары сюда.
— Могу я сначала помочь вам переодеться, миледи? — спросила Клотильда, давясь от смеха.
— Нет, глупая женщина! — рявкнул Альфред, прежде чем Барбара успела ответить. — Я сам помогу ей переодеться. Иди, не стой столбом.
— Да, ступай, — кивнула головой Барбара.
Поскольку Клотильда считала желание остаться наедине вполне тактичным извинением, то Барбара подумала, что Альфред поступил умно, не став придумывать более деликатного предлога, чтобы избавиться от нее. Сама она не считала это таким уж необходимым: хотя Клотильда и любила посплетничать, но обычно твердо знала, что можно говорить, а что нет. Однако нынешние секреты не были личными секретами Альфреда, и она сочла предосторожность разумной. Когда он снова поцеловал ее, она ласково обняла его, ожидая, что он теперь отпустит ее.
К удивлению Барбары, его поцелуй стал только более страстным, и Альфред крепче обнял ее. Она энергично оттолкнула его. С одной стороны, она была огорчена и очень обеспокоена положением союзников Альфреда, чего нельзя было сказать о нем самом; с другой стороны, ей было стыдно: она открыто отослала Клотильду, чтобы насладиться ласками мужа. Но больше всего она была разъярена тем, что скакала четыре дня сквозь сырость и холод, подвергаясь опасности, перенесла все тяготы зимнего путешествия, а ей даже не сообщили о результатах ее усилии.
— Если ты не хочешь мне ничего говорить о планах Мортимера, то так и скажи! — воскликнула она. — Не пытайся заморочить меня поцелуями.
— Не дури, — промурлыкал Альфред, снова притягивая ее к себе. — Я расскажу тебе то, что знаю, позже. Сейчас мне все равно, даже если Мортимера и всех его друзей вместе с принцем отвезут на небо в огненной колеснице.
— А что, если их намерены отправить в преисподнюю? — настаивала Барбара, уклоняясь от его поцелуев.
— С наилучшими моими пожеланиями! — рассмеялся Альфред. — Все что угодно, только бы избавиться от них и привлечь твое внимание к делу, которое сейчас для меня куда важнее.
То, что близость с нею для Альфреда важнее политики, не подлежало сомнению. Барбара рассмеялась и позволила своим рукам, упиравшимся в грудь Альфреда, скользнуть ему на плечи. «Это совсем не так ужасно, когда тебя морочат поцелуями», — подумала она, когда он развязал ее плащ и тот соскользнул на пол.
* * *
— А ты не очень умелая служанка: не только очень долго раздевал меня, но и забыл нагреть постель, — прошептала Барбара полутора часами позднее.
— Я не забыл, — возразил Альфред, откидывая голову назад так, чтобы можно было свысока посмотреть на нее. Попытка не удалась, потому что он не хотел отпускать Барбару, и так как они лежали слишком близко, их глаза встретились. — Ты до сих пор не поняла, насколько это умно сделано? Вспомни, как холодные простыни заставили тебя прильнуть ко мне, даже вскарабкаться на меня. — Он усмехнулся. — И ты не можешь пожаловаться, что тебе было холодно. Разве я не согрел тебя хорошо и быстро?
— Я не могу пожаловаться на то, что выбрала сама, — ответила Барбара. — Ты, может быть, считаешь меня неразумной… — Она остановилась, внезапно вспомнив жалобы Глостера на Лестера, и сказала: — Я, кстати, сомневаюсь в том, что Глостер разумен, потому что дал Лестеру повод не доверять ему.
— Что? — Альфред приподнялся на локте.
Поняв, что ее слова могут заставить Альфреда поверить, что раскол между Глостером и Лестером глубже, чем ему казалось, Барбара описала свою случайную встречу с Глостером.
— Глостер сказал, что он был посредником Лестера в соглашении с Ллевелином?
— Чему ты так удивляешься? Клеры были лордами и владели землей в Уэльсе со времен Вильгельма Завоевателя.
— Откуда я могу знать об этом? Единственное место, принадлежащее Глостеру, которое я знаю, — Тонбридж. По правде говоря, я не пытался разузнать о других его землях, но даже если бы мне было любопытно, я никогда бы об этом не спросил.
Барбаре показалось, что он хочет отвлечь ее от обсуждения раскола между Лестером и Глостером, но отогнала эту мысль.
— Ты тоже думаешь, что Гилберт дал Лестеру повод подозревать его?
Альфред вздохнул и лег.
— В каком-то отношении да, в каком-то нет. Эту ситуацию можно сравнить со змеей, которая кусает себя за хвост. Мне кажется, что полного доверия между ними не было никогда. Например, Гилберт не входил с самого начала в партию Лестера, и между ними и до сих пор остаются разногласия по поводу пленных и выкупа. Гилберт не в силах исправить положение, и ему остается только гадать, подозревает ли его Лестер. А он, может быть, подозревает, а может, и нет. Если ты сама говоришь, что Лестер старше и опытнее, то для него вполне естественно принимать решения, не советуясь с Гилбертом, который по возрасту почти ровесник его третьего сына. Однако всякий раз, когда Лестер игнорирует Гилберта, он усиливает его сомнения. Гилберт молод и горяч, но он слишком уважает Лестера, чтобы спорить с ним. Тогда он замыкается в себе. Лестер видит, что он угрюм, и это усиливает подозрения. И так далее, по кругу: зубы змеи впиваются в собственный хвост, хвост бьется в зубах, отчего они впиваются еще глубже, усиливая боль…
— Снова и снова, и так будет всегда? — грустно промолвила Барбара. — Когда же это кончится?
Альфред не отвечал, и Барбара задрожала. Тогда он обнял ее и медленно произнес:
— Мне жаль, любимая, но зерна раздора были посеяны еще тогда, когда Лестер настоял, что форма правления, утвержденная им на Кентерберийском мире, должна быть распространена на правление Эдуарда. Это сделало принца непримиримым врагом, и всякий знает это. Каждый знает также, что любая клятва, данная принцем, ничего не стоит, потому что принесена по принуждению. Эдуард выступит против Лестера при первой возможности. Так что принц всегда будет знаменем, объединяющим всех врагов Лестера, которых он имеет… или создаст. Если он будет продолжать отталкивать Глостера, тот вернется к Эдуарду.
Альфред удивился, когда Барбара отреагировала только безропотным вздохом. Она не один раз говорила ему, что ей безразличны партии, только бы в стране воцарился мир, а ее отец и дядя — жили в безопасности; но она так же решительно говорила и о неспособности короля править. Поэтому он не знал, говорить ли ей об идее, которая пришла ему в голову: Мортимер должен использовать тот факт, что земли Глостера находятся в Уэльсе, и его недовольство Лестером, чтобы спасти себя и своих друзей.
Но Барбара избавила Альфреда от необходимости упоминать об этом, сказав:
— Ты должен напомнить Мортимеру, что Гилберт знает, что мы пленники в Уигморе, и будет недоволен, если нас будут удерживать дольше. — Затем она вздохнула и добавила: — Мне так жаль Мортимера и его бедную жену, страдающую вместе с ним, но я не думаю, чтобы наше присутствие здесь могло принести хотя бы малейшую пользу. Нам пора возвращаться во Францию.
Поскольку у Альфреда не было привычки смотреть в зубы дареному коню, он подхватил тему разговора, предложенную Барби. Вечер они провели восхитительно. Вместе приятно поужинали тем, что Клотильда принесла с кухни, поговорили на более спокойные темы, помечтали о будущем: следует ли им оставить комнату, которую Альфред снимает в Париже, или попытаться купить дом, а также искать ли Барбаре место придворной дамы у королевы Маргариты. Этот разговор так поднял настроение Барбары, что она почти забыла о проблемах Англии. Потом они пошли спать, и у них была восхитительная ночь.
Разговор повлиял и на Альфреда, с одной стороны, усилив желание защитить жену и увезти ее прочь от мучений этого разделенного королевства, а с другой — помочь Эдуарду бежать из заключения, пока он не стал непоправимо озлобленным. Что касается его самого, то он наслаждался участием в опасных предприятиях, которые затевал Мортимер. Вначале это были попытки преградить Северн, чтобы Лестер не мог атаковать, объединив свои силы, затем — поездка верхом в глубь Уэльса, чтобы попытаться встретиться с кузеном Мортимера — принцем Алевелином.
Неудача обеих попыток не слишком на него подействовала, потому что он не верил как в возможность освобождения Эдуарда силой, так и в организацию действенного выступления против Лестера без предводительства принца. Сейчас Альфред чувствовал некоторую вину за свое безразличие к судьбе Мортимера и за то, что это причинило боль Барби, а ее замечание, что они не смогут принести никакой пользы, оставаясь в Англии, огорчило его еще сильнее. Со всей прямотой Альфред должен был признать, что все, что он делает, чтобы помочь Эдуарду, могло быть исполнено не хуже или даже лучше кем-нибудь другим. Так что, оставаясь в Англии, он просто потворствовал своим желаниям, а Барби расплачивалась за его удовольствие.
Поэтому на следующий день Альфред, не найдя Мортимера в большом зале, попросил позволения войти к нему в комнату. Там он обнаружил также Лейборна и Клиффорда. Все трое тупо смотрели на него невыспавшимися глазами.
— У меня есть два предложения, — начал он. — Первое состоит в том, что, когда вы привезете нас с Барби в Вустер…
— Почему мы должны позволить вам воспользоваться нашим несчастьем? — горько спросил Лейборн. Темные брови Альфреда приподнялись.
— Нет нужды объяснять, что не осталось никакого смысла удерживать нас. Лестеру я ни к чему, от Норфолка вы тоже не получите никакого выкупа или одолжения. Вы должны уладить ваше дело с Лестером прежде, чем об этом узнает Норфолк. Вполне вероятно, что, когда Норфолк услышит, что Барби в плену, он поддержит Лестера и потребует, чтобы вы все были повешены.
Мортимер сердито махнул рукой в сторону Лейборна.
— Вы не в плену, Альфред, и знаете это. Когда мы уедем в Вустер, вы можете отправиться с нами или ехать на все четыре стороны. Это не имеет значения. Роджер совершенно зашел в тупик.
— Вот я и пытаюсь вправить ему мозги, — буркнул Альфред, раздраженно поджав губы. — Вы должны обращаться с нами, как с пленными, чтобы иметь возможность уступить нас открыто. Вы можете заявить, что мы были единственными пленными, которых вы успели привезти за то короткое время, которое было вам отпущено, чтобы подчиниться вызову Лестера в Вустер. Наше освобождение докажет ваши добрые намерения и ничего не будет вам стоить.
В глазах Лейборна загорелась искра живой заинтересованности.
— Черт возьми, это умно.
— Не совсем, — поморщился Альфред. — Я прошу прощения у вас всех, но боюсь, что вы так глубоко увязли в колее поражения, что совсем не соображаете. Думаю, вам принесет больше пользы, если вы передадите нас Глостеру, а не Лестеру.
— Мы должны найти способ заморочить голову Лестеру, — процедил сквозь зубы Мортимер.
— Не думаю, что вы в этом преуспеете. Лестер великодушный враг, но не дурак. Вы дважды проиграете, заключая соглашение с ним. Что вы можете предложить, чему он поверит? Ничего, только одну надежду. И я думал, вам нужно попытаться завоевать симпатии Глостера…
Он был прерван грубым смехом и с удивлением поглядел в лица троих мужчин. Клиффорд пояснил:
— Я боюсь, что Глостер не слишком любит нас. Мы совершили набег на его земли в Уэльсе и разграбили их…
— Недавно? — спросил Альфред. — После того, как вы сражались с ним в июне и июле?
— Нет, раньше.
Альфред улыбнулся.
— Тогда «оскорбления», нанесенные ему Лестером, свежее в его памяти и более болезненны, чем любой ущерб, причиненный его кошельку. Помните, я рассказывал вам о трещине в отношениях между Глостером и Лестером? Барби говорит, что теперь она стала еще шире. Если вы передадите нас Глостеру, то сможете воспользоваться поводом, чтобы побеседовать с ним. Вы можете сказать, что сожалеете о происшедшем. Он враг вашего сюзерена — принца, и вы были вынуждены напасть на него, несмотря на то, что он ваш приятель, валлийский лорд.
— И какую пользу нам это принесет? — сердито проворчал Клиффорд. — Не будем ли мы похожи на побитых псов, лижущих его руку в поисках доброго расположения?
— Нет, если вы будете говорить с достоинством и не попросите ни о каком одолжении. Вы, конечно, должны сказать, что передаете ему меня и мою жену по нашей просьбе. Это будет извинением и подготовит почву, чтобы я мог хорошо отозваться о вас в разговоре с Глостером, сказав, что вы не буйные бароны-разбойники, а верные подданные английского трона, а Лестер не понимает проблем валлийцев. Наказание, которое он предлагает наложить на вас, только увеличит эти проблемы.
Мортимер выпрямился на своем стуле. Его глаза посветлели, а лицо стало задумчивым.
— Вы подали нам тонкую нить надежды, но она может вытащить за собой толстую веревку. Нам нужно найти какой-то способ обмениваться сведениями наедине, чтобы не компрометировать друг друга, если мы останемся в живых, подчинившись требованию Лестера.
— Я не думаю, что надолго задержусь в Англии, — сказал Альфред. — Лестер распорядился, чтобы я уехал домой во Францию. И у меня нет причин оставаться.
* * *
В конце недели Альфред был вполне доволен собой, потому что встреча с Глостером и Лестером прошла гладко, именно так, как он надеялся, а в некоторых отношениях даже лучше. Условия капитуляции, предложенные Лестером, были жесткими: у Мортимера, Клиффорда и Лейборна на год конфисковывали состояния, а их самих на тот же срок высылали в Ирландию. Однако суровые меры не были неожиданными, и валлийцы уже поплакались Глостеру, что за это время их земли будут опустошены. Гилберт не дал никаких обещаний, за исключением того, что им предоставят месячную отсрочку перед отъездом в Ирландию, и согласился поговорить с ними перед тем, как они отправятся в плавание.
Глостер был очень задумчив после того, как Мортимер и его спутники покинули Вустер. Он объяснил Альфреду, что, кого бы Лестер ни назначил надзирать за поместьями мятежных валлийских лордов — скорее всего одного из своих сыновей, — у него не будет особых причин охранять собственность слишком бережно. Это значит, что земли Глостера будут опустошены вместе с остальными, Хотя Альфред уже знал это, тем не менее он сочувственно вздохнул. Глостер сказал, что у него нет веры в обещание Ллевелина не совершать набеги, так же как и в обещание валлийских лордов твердо придерживаться новых соглашений. Маловероятно, что Ллевелин сам возглавит рейдовые отряды, но вряд ли станет наказывать их участников. Альфред засмеялся и согласился. Задумчиво нахмурясь, Глостер, который обошелся с Мортимером и его друзьями с большим уважением, долго говорил Альфреду, что необходимо найти способ избежать высылки мятежных валлийских лордов в Ирландию и в то же время воспрепятствовать тому, чтобы они в третий раз начали войну.
* * *
Лестер был не таким твердокаменным, каким следовало бы. Его строгая убежденность в том, что внешне следует придерживаться юридической формы, какова бы ни была действительность, позволила ему удовлетворить просьбу валлийских лордов о том, чтобы они отправились в изгнание не раньше, чем король, а также принц, их личный сюзерен, дадут им разрешение покинуть страну.
Мортимера и его друзей повели на свидание с королем тринадцатого декабря. В присутствии Лестера Генрих был мил и улыбчив и казался совершенно равнодушным к условиям договора, которые он назвал крайне мягкими, почти не выслушав их. Более важным было то, что четырнадцатого декабря были даны гарантии безопасности, чтобы нанести визит Эдуарду, которого перевезли в Кенилуэрт, выполняя тем самым условия соглашений.
Прежде чем покинуть Лестера, Мортимер послал слугу с запиской для Шалье, чтобы тот наедине передал ее Альфреду. В ней он сообщал новости и снова выражал благодарность за луч надежды, который позволил ему увидеть новый путь через трясину поражения. Это был также намек на то, что Мортимер будет рад оказать в будущем помощь Альфреду, если у того возникнет необходимость в ней.
Альфред назвал себя дураком за то, что был польщен похвалой Мортимера, хотя и продолжал переживать из-за невозможности для него участвовать в происходящих волнующих событиях. Тем не менее, он уже имел одно неприятное столкновение с Гаем, который тоже находился в Вустере, и потому сказал Глостеру, что они с Барби хотели бы уехать во Францию.
Глостер был разочарован и настаивал на том, что зима — плохое время, чтобы отправляться в плавание. Он предложил Альфреду и Барбаре сопроводить его в Лондон, куда он был вызван в парламент, который созывался двадцатого января.
На это Альфред согласился с готовностью и благодарностью. Им лучше сесть на корабль в Лондоне, чем в любом другом месте. Ряд других портов был для них закрыт, потому что ими управляли сыновья Лестера. Как только Лестер покинул Вустер, они отправились в Лондон. В Лондоне у Глостера был собственный дом, и не нужно было заботиться о пристанище. Барбара написала своему отцу и надеялась провести несколько дней с Норфолком, до того как его целиком поглотят дела парламента.
Утро было ясное и не холодное, хотя немного сырое. Однако по мере того как они продвигались на север, дымка сгущалась, и к полудню пошел дождь. Глостер вежливо спросил, не хочет ли Барбара поискать место, чтобы остановиться, но они с Альфредом решили ехать дальше. Барбара предположила, что, как только похолодает, дождь может смениться снегом; если же дождь будет продолжаться, они смогут переждать в какой-нибудь маленькой деревушке.
Решение оказалось удачным. Хотя снег не пошел до поздней ночи, дорога стала подмерзать, когда они въезжали в Лондон. Им всем было приятно добраться до дома Глостера, где в каждом камине пылал огонь. На следующий день погода ухудшилась, весь день шел дождь со снегом, а ночью снова пошел снег. Добираться по такой дороге было бы куда труднее. Нельзя было угадать, не окажется ли под снегом лед, и ехать верхом означало накликать несчастье. Барбара огорчилась, узнав, что ее отец не прибудет до тех пор, пока не улучшится погода, и в то же время обрадовалась, что он не предпримет такое опасное путешествие.
Холода стояли пять дней, плотно одев землю снегом и льдом. Глостер был встревожен, потому что на заседание парламента явилось слишком мало тех, кто был вызван, особенно северных лордов. Но он отогнал тревоги, чтобы насладиться со своими гостями зимними забавами. Они, словно большие дети, прикрепив к своим ботинкам полозья, скользили по замерзшему болоту близ города или скатывались с заснеженного склона на широких досках.
К несчастью для Барбары и Альфреда, семнадцатого января в Лондоне появился Лестер, сопровождаемый сыновьями — Саймоном и Гаем. Барбара избегала двора, потому что никто из ее близких подруг не приехал. Но однажды, по неудачному стечению обстоятельств, братья привязались к ней прямо перед домом ее отца. Гай начал непристойно поддразнивать и оскорблять ее. Норфолк, услышав их голоса, подошел к окну и увидел Гая, схватившего лошадь Барбары за поводья, и ее с поднятым хлыстом в руке. Он зарычал от гнева, и братья поспешно удалились, забыв о достоинстве.
Барбара не была напугана, но понимала, что ситуация могла стать более опасной. Ей удалось остановить отца, готового погнаться за Гаем и Саймоном, но она не была уверена, что здравый смысл возобладает в Норфолке, если он увидит, как ее снова оскорбляют, или, еще хуже, если Гай применит силу, преследуя ее. Этот случай так потряс ее, что она сделала ошибку, бросившись в объятия к мужу и рассказав ему обо всем, что произошло, как только вернулась в дом Глостера, не заметив, что Гилберт вошел в зал вскоре после нее.
Естественно, Альфред и Гилберт хотели немедленно мчаться разыскивать обоих братьев и заставить их ползать перед Барбарой на коленях, целовать ей ноги и вымаливать прощение. Только разрыдавшись, она смогла заставить их выслушать ее. Даже тогда ей потребовалось довольно много времени, чтобы убедить мужчин, что самым простым решением для них с Альфредом станет отъезд.
— Нелепо сталкиваться с Лестером из-за двух его глупых сыновей, считающих все свои выходки не больше чем веселой шалостью. Мне это не нравится и вам тоже. Но Саймон и Гай едва ли понимают, что поступают дурно.
— Тогда следует проучить их, — заявил Глостер.
— В другой раз, — попросила Барбара, — но не сейчас, когда созывают парламент. Вы думаете, Гай и Саймон признают то, что они сделали? Что они не обвинят вас и моего отца в том, что вы ищете политической развязки, оговаривая их? И может ли их снисходительный отец не поверить им?
— Гилберту не следует вмешиваться, — уступил Альфред, — но я — твой муж. Если сбегу, я буду выглядеть дураком и трусом!
— Перед кем выглядеть? — огрызнулась Барбара. — Кто об этом узнает, если вы сами не разболтаете? Вы полагаете, что Гай и Саймон станут рассказывать, как они оскорбили меня прямо перед дверью моего отца и убежали, словно напуганные дети, когда он закричал на них? И как ты можешь сделать что-то, не вовлекая Гилберта? Разве ты не гость в его доме…
— Правильно, — вставил Глостер. — Ты сама сказала это, Барби: я уже вовлечен, так что не имеет смысла удерживать меня. Я…
Барбара схватилась руками за голову. Альфред привлек ее к себе, спрятав у себя на груди, и поспешно сказал:
— Нет, любимая, нет. Ты совершенно права.
Между тем он подмигнул Глостеру, который неохотно согласился:
— О, очень хорошо. Завтра я пошлю кого-нибудь справиться о корабле.
Очевидно, Глостер ждал, что Альфред поговорит с ним о своих намерениях, но тот не стал этого делать. Альфред понимал, что было бы несправедливо заставлять Барбару постоянно опасаться новых конфликтов, но негодовал, что не может проучить двух испорченных спесивых петухов. Более того, его снедало любопытство, чем вызвано то, что немногие откликнулись на вызов Лестера в парламент — плохой погодой или тайными замыслами баронов королевства. Все это предвещало продолжение бедствий, творящихся в Англии.
Все сомнения были разрешены в субботу, двадцать четвертого января, когда посыльный королевского двора доставил ему распоряжение покинуть страну в течение недели. Поскольку он уже решил уехать, то проглотил распоряжение, не сказав никому ни слова. В понедельник Глостер пришел, держа в руке пергамент и улыбаясь до ушей.
— Вы с Барбарой можете оставаться в Англии. Барби запрещено покидать страну.
— Что?! — воскликнул Альфред. — Это невозможно!
Глостер пожал плечами и вручил ему пергамент. Альфред прочитал вслух: «Барбаре, родной дочери нашего возлюбленного графа Норфолка, запрещено выезжать за границу, так как она подверглась бы риску попасть в руки врагов».
— Но в субботу пришло распоряжение, изгоняющее меня как иностранца, находящегося в стране с неизвестными намерениями, — возразил Альфред.
— Изгоняющее тебя? — переспросил Глостер и затем расхохотался. — Эти наглые трусы!
— Какие наглые трусы? О ком ты говоришь?
— Я говорю о Саймоне и Гае. Только у них есть причина, чтобы избавиться от тебя. Должно быть, это они прячутся за всеми этими распоряжениями. Почему ты не сказал мне об этом раньше?
Губы Альфреда гневно сжались.
— Я догадывался, что это могло быть делом их рук. А почему я не сказал тебе, вполне понятно. Было бы глупо заваривать кашу, когда ты уже послал своего человека узнать о корабле для нас. — Он помолчал и мягко добавил: — Но я не уеду из Англии без Барби. Если я не должен…
Глостер глубоко вздохнул, словно гора свалилась у него с плеч.
— Конечно, ты не поедешь без Барбары, так как с сегодняшнего дня у тебя есть предлог, чтобы остаться в этой стране. Ты член моего семейства, и ты командующий, которому поручается организовать мой отряд для турнира, Который будет проведен в Данстебле в четверг на масленичной неделе.
Гнев исчез с лица Альфреда, и он засмеялся.
— Так вот почему Саймон и Гай хотели, чтобы я уехал теперь же, без промедления. Они боялись, что я выступлю на этом турнире. Я прав?
Глостер кивнул:
— О да, ты совершенно прав. Саймон и Гай возглавят отряд, который сразится с моим.
Такая же улыбка до ушей, как и у Глостера, появилась на лице Альфреда.
— Если ты вызвал их на дуэль, Барби снимет шкуру с нас обоих, — медленно проговорил он.
— Это не вызов на дуэль, — подтвердил Глостер; его голубые глаза были широко раскрыты и невинны, как у ребенка. — Это взаимная договоренность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100