Читать онлайн Нежный плен, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 4. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежный плен - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежный плен - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежный плен - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Нежный плен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4.

Вечером накануне отъезда Джеффри Джоанна не без грусти призналась себе, что огорчена предстоящим расставанием. Ее ожидания не оправдались. После того жаркого дня, когда они беседовали о церкви и государственных делах, между ними не произошло ни одного свидания наедине. Нельзя сказать, что Джеффри намеренно избегал Джоанну: об этом даже смешно думать. Зачем ему так поступать? Просто он все время был крайне занят.
Сначала ему захотелось поохотиться. Джоанна удивилась, но послала своих охотников, чтобы они подыскали место, где больше дичи. На следующий день внимание Джеффри привлекли рыбацкие поселения. Он намеревался объехать побережье, проверить сторожевые башни и побеседовать с людьми. Джоанна уверяла его, что и сама отлично справляется с этими обязанностями.
— Я и не сомневаюсь в этом, — поспешил согласиться Джеффри, быстро проглотив завтрак. — Но, пока Иэн отсутствует, люди должны попривыкнуть ко мне.
Джоанна озадаченно посмотрела на жениха. Каждый житель любого поместья прекрасно знал Джеффри. Что за нелепое объяснение он нашел? Джоанна ждала его к обеду целый час, потом допоздна сидела в зале, но Джеффри вернулся, лишь когда она уже давно спала. На следующее утро он объяснил, что встретил молодого Бошема и ездил пообедать к нему, где они прокутили всю ночь.
— По тебе и видно, — заметила Джоанна ледяным тоном.
Джеффри покраснел приличия ради, хотя отлично понял ее намек. После завтрака он снова исчез. Джоанна не знала, вернется ли он к обеду, и ушла в свою комнату на женской половине, предупредив служанок, чтобы ее не беспокоили.
А вот сейчас они встретились, что называется, нос к носу. Оказывается, это приносит только боль и страдания. Джоанна злилась на Джеффри, хотя и не могла припомнить ни грубой выходки, ни промаха с его стороны, которые заслуживали бы ее гнева. Но еще больше она сердилась на себя за собственную злость. Она не могла понять, чем вызвано ее негодование.
Остаток дня и вечером Джоанна вела упорное сражение со своей гордостью, не позволявшей ей узнать у служанок, приехал ли лорд Джеффри. Здравомыслие подсказывало, что мучить себя только ради того, чтобы казаться равнодушной, глупо. В конце концов Джоанна нехотя стала готовиться ко сну. На глазах у нее выступили слезы, и она в раздражении вытерла их, снова злясь на себя за эту беспричинную слабость. Она даже не догадывалась о ее мотивах.
Сняв апостольник и освободив косы, Джоанна почувствовала еще большее огорчение: Джеффри даже не прислал кого-нибудь справиться о ней! Неужели это так трудно? Возможно, его до сих пор нет в Роузлинде… А если он уже здесь, с чего бы ему посылать за ней? Слуги давно знают Джеффри и удовлетворили бы любую его прихоть. Но зачем ему интересоваться, не захворала ли она? Джоанна никогда не болела. Все знают, что она обладает железным здоровьем: таковы были все Дево и Лемани.
Джоанна медленно расплетала косы. Она не стала звать для этого служанок, ибо не могла допустить, чтобы они стали свидетельницами ее беспричинной печали. На глаза снова навернулись слезы. Но не успела Джоанна поднять Руку, чтобы вытереть их, как почувствовала на лице большой влажный язык.
— О, Брайан, перестань!
Девушка оттолкнула собаку и смахнула слезу. Животное заскулило. Джоанна взглянула на пса. Бедняга! Он понимает ее настроение, а кроме того, просидел весь день взаперти. Это Джоанна виновата: не додумалась попросить, чтобы кто-нибудь вывел Брайана погулять.
— Ну, пошли! — сказала она, поднимаясь.
«Либо Джеффри еще не приехал, либо он уже спит», — подумала Джоанна. Зал освещали только два факела, в огромном помещении не горело ни одной свечи, лишь в потушенном камине тускло мерцали угольки в груде пепла. Мельком взглянув на дверь, Джоанна бесшумно спустилась по лестнице. Не стоило будить слуг, которые уже спали на тюфяках, расположенных вдоль стен.
Джоанна вышла во внутренний двор замка. Брайан весело устремился на двор. Джоанна наблюдала за ним с минуту, потом, обойдя угол замка, подошла к садовой калитке. Несколько ночных цветков уже раскрыли свои бледные чашечки. Джоанна нежно прикоснулась к одному, к другому. Хотя она знала сад даже лучше своей личной опочивальни, ночью он выглядел иначе. Ароматы казались Джоанне слаще, экзотичнее. С моря дул порывистый ветер, резкий, соленый запах которого смешивался с благоуханием роз. Джоанна повернула вправо к своей заветной скамеечке. Она посидит там несколько минут и подышит свежим воздухом, пока Брайан не изъявит желания вернуться в дом.
Вьющиеся по решеткам розовые кусты разрослись так, что полностью закрыли лавочку от лунного света. Однако что-то насторожило Джоанну.
— Кто здесь? — повелительно спросила она.
— Я… Джеффри.
— Не в ожидании ли меня ты снова оказался здесь?
— Нет, — засмеялся Джеффри. — Я думал, что ты уже спишь.
— Что же ты здесь делаешь?
— Я мог бы задать тебе тот же вопрос.
От Джоанны не ускользнул его провоцирующий тон. И хотя она уже невольно дала понять Джеффри, что помнит об их тайной встрече здесь перед помолвкой, если такое невинное свидание можно назвать тайным, в Джоанну вселился упрямый бес. Она не станет больше упоминать об этом, как бы ни хотел Джеффри!
— Я, — надменно начала Джоанна, — выгуливаю Брайана… Не буду же я стоять и следить за ним! Вот и решила немного посидеть здесь. — Не дожидаясь возможных вопросов, она спросила: — Ты приехал до обеда сегодня?
— Ты ведь знаешь, что нет.
— Я не знаю… Но ты правильно сделал, что не приехал: ведь сегодня ничего подходящего для тебя на обед не приготовили.
Последовало молчание. Джеффри не стал говорить, как ожидала Джоанна, что во время походов ему приходилось питаться хуже слуг. Он просто тихо поднялся и, словно не понимая, что делает, приблизился к Джоанне, затем прикоснулся рукой к ее распущенным гладким волосам. Они ниспадали почти до колен, отливая ярким золотом даже в лунном свете, который делал лица белее снега.
— Где же ты пропадал весь день? — задыхаясь, спросила Джоанна, скорее не из-за беспокойства, а потому, что должна была сказать хоть что-нибудь.
— Прятался от дьявола, — хриплым голосом ответил Джеффри.
Он взял прядь волос Джоанны и поднес к своему лицу. Их запах побеждал аромат роз, тонкий, сладко-острый, которому Джеффри не мог дать названия. Он сжал прядь в руке и потянул к себе. Джоанна приблизилась к нему волей-неволей и подняла свою руку, очевидно, желая предупредить дальнейшие действия Джеффри. Но стоило ей коснуться его, как она тотчас же забыла о своем намерении.
— Что ты хочешь этим сказать? — почти шепотом спросила она. Как и в тот день, за обедом, она всем телом чувствовала сейчас физически близость Джеффри, его мужской запах, тепло, силу руки.
Джеффри ответил ей, но не словами. Он обнял Джоанну свободной рукой, притянул к себе и коснулся ртом ее слегка раскрытых губ. На этот раз поцелуй был далеко не дружеским. Первой реакцией Джоанны на сладостное чувство, которое подарил ей этот новый поцелуй, было удивление. Но тут же ее кровь забурлила, руки и ноги вдруг ослабели, в голове зашумело, а доводы разума мгновенно улетучились. Казалось, только губы, грудь и бедра жили, трепетали и пульсировали. Все остальное стало нереальным. Мысли о том, чтобы оттолкнуть Джеффри, даже не промелькнуло. Джоанна не смогла бы просто коснуться его. Ее рука вздрогнула, словно шелковая вуаль под порывом ветра.
Джеффри оторвался от ее губ. Его глаза блестели в свете луны, единственной свидетельницы происходящего. Джоанна издала неясный звук. Закрыв глаза и склонив голову на плечо Джеффри, она стояла и трепетала всем телом. Джеффри еще сильнее обнял ее за талию. Увлекая Джоанну за собой, он отступил на шаг, на второй. Безучастность девушки слегка встревожила Джеффри.
— Джоанна? — прошептал он. — Джоанна?
Она ничего не ответила, лишь подняла лицо с закрытыми глазами. Это было настолько откровенным соблазнением, что любой мужчина не мог не принять его за приглашение к действию. Джеффри совершенно потерял голову. Он опустился на скамейку, с которой только что поднялся, и повернул Джоанну так, что она оказалась у него на коленях. Это движение слегка пробудило ее: она вдруг открыла глаза. Но Джеффри прильнул к ее устам, прежде чем Джоанна успела что-нибудь сказать, и она снова захлебнулась в океане новых ощущений.
Хотя Джеффри и не слыл бывалым любовником, кое-какой опыт он все же имел. Он как-то вызвал на поединок сразу четырех мужчин за нанесенные ему оскорбления. Победив троих и убив четвертого, Джеффри стяжал себе репутацию настоящего храбреца. Но что еще важнее, он был любимым и самым дорогим сыном графа Солсбери, а в качестве такового считался человеком, вхожим в королевские апартаменты. Подобные достоинства не могли не вызвать внимания к нему со стороны знатных дам. Особенно это проявлялось, пока все не узнали, что Джеффри никогда и ни о чем не просил отца.
По крайней мере одна леди оказалась гораздо полезнее для Джеффри, чем он для нее, хотя требовала от него самую малость. Она многое рассказала ему о физической сущности женщины и о физической любви. Однако теория, естественно, нуждалась в существенной практике. Леди Элизабет была хорошей наставницей, и Джеффри очень твердо усвоил два важнейших для искусства любви правила, которые не каждый мужчина узнает от проститутки или крепостной девки, наспех совокупляясь с ней в стоге сена или в палатке. Первое: женщину нужно подготовить ласками, а мужчине следует оттягивать свое удовольствие. Второе: ожидание кульминации необыкновенно сладостно — чем дольше игра, чем невыносимее промедление, тем прекраснее финал и обильнее его ощущения.
Поэтому сейчас, подавляя в себе инстинктивное желание бросить Джоанну на мягкий душистый дерн, навалиться на нее и получить удовольствие, Джеффри играл ее губами, ласково целуя и покусывая их. Джоанна все еще оставалась неподвижной. Если бы не ее учащенное дыхание, не гулкий стук сердца, Джеффри решил бы, что она потеряла сознание. Одна ее рука безжизненно покоилась на колене, другая лежала на руке Джеффри, но совсем не для того, чтобы сдерживать его. Джеффри держал Джоанну за талию, свободной рукой касаясь ее груди. Девушка почти не дышала от волнения и страсти. Джеффри слегка расслабил руку, его палец скользнул по груди Джоанны и нащупал сосок, который тотчас же напрягся, выступив через одежды.
Горло Джоанны перехватило от нежности и удовольствия. Джеффри почувствовал ее напряжение и слегка переместил на своих коленях. Он разжал пальцы, отпустив волосы Джоанны. Она не шелохнулась, ее рука скользнула вниз, задев локоть Джеффри. Он медленно продвигал свою руку к заветному месту на теле Джоанны. Но тут, к несчастью, или к счастью, Джеффри задрожал и даже вспотел. Его рука стала влажной. Длинные, густые волоски прилипли к ней, и Джеффри совершенно случайно дернул за них.
Боль была не столько сильной, сколько острой и внезапной. Джоанна мгновенно высвободилась из объятий Джеффри, соскочила с его коленей и застыла перед ним, трепеща, словно загнанная лань. Джеффри не успел даже сообразить, в чем дело. Будь Джоанна чуть-чуть медлительнее, он инстинктивно попытался бы удержать ее. Она начала бы сопротивляться, но непоправимое случилось бы. Однако этого не произошло. И хотя девушка отпрянула от Джеффри, а глаза ее округлились от потрясения, она не поспешила уйти.
— Джоанна, — зашептал Джеффри, понимая, что, если он шевельнет хотя бы пальцем, она убежит, — возлюбленная моя! У меня и в мыслях не было обидеть тебя. Я не причинил бы тебе боль, если бы мог справиться с собой.
— Так вот, значит, что было в них! — воскликнула девушка.
Дыхание ее замедлилось. Она облизала губы, словно желая воскресить на них вкус его поцелуев.
— Иди ко мне, Джоанна! — тихо сказал Джеффри.
— Ну нет уж! — Девушка закинула волосы за спину, как бы боясь, что он снова схватит их, и лукаво улыбнулась. — Нет уж! Ты абсолютно прав, Джеффри. Думаю, нам лучше обоим не поддаваться дьяволу.
— Любовь — не дьявол!
— Я тоже так считаю, — улыбнулась Джоанна. — Любовь — это… это огромное наслаждение.
— Тогда иди сюда! Я не причиню тебе боли. Я… я отпущу тебя, как только ты прикажешь.
— Не думаю, что решусь приказывать тебе, если снова окажусь в твоих объятиях. И ты знаешь об этом! — Когда Джеффри поднялся, Джоанна вытянула вперед руку, как бы отстраняя его, и попятилась. — Нет, Джеффри! Я уверена, что это страшный грех.
— Какой же это грех? Мы ведь помолвлены! Мы уже почти муж и жена, дело за последним благословением.
— Ты так думаешь? Мы — всего лишь жених и невеста. Мне известно, что Иэн и матушка намеревались поначалу сразу поженить нас. Не знаю, почему они передумали… — Родители, конечно, говорили Джоанне, но она была тогда так погружена в свои мысли, что абсолютно не слушала их. — Должно быть, по какой-то необходимости… Я не хотела бы расстраивать их планы… и твоего отца тоже. Ведь и он считает, что нам следует пока обручиться, а не вступать в брак. Ты ведь знаешь: это так, Джеффри. Ты и сам сказал, что прячешься от дьявола.
Эти слова охладили пыл Джеффри, и он опустил руку, протянутую к Джоанне. Уж он-то отлично знает, почему Иэн и Элинор предложили помолвку и почему его отец согласился! Однако Джеффри не мог открыть сейчас эту причину Джоанне, да она и не поверила бы ему. Кроме того, теперь, когда настойчивые требования его тела стали снова управляемыми, он понял, что для девушки минутная слабость без благословения церкви обернется глубоким чувством вины, неискупимым грехом. Ведь именно поэтому Джеффри провел три дня в бесцельных поездках то туда, то сюда, наводя свою свиту на мысль, что он сошел с ума. По той же причине он не отказался от услуг шлюх прошлой ночью и делал это с таким рвением, что молодой Бошем посчитал его активным сверх меры.
— Хорошо, — сказал Джеффри, — я не буду принуждать тебя, но…
— А я так злилась, что ты не остался дома, — засмеялась Джоанна. — Я думала… даже не знаю, о чем, но сейчас все понимаю. Джеффри, мне очень жаль, что завтра ты уезжаешь. И все же так гораздо безопаснее… намного.
Джеффри ничего не ответил на это. Он вспомнил грязных и грубых шлюх из Бошема и хорошо воспитанных придворных дам… Насколько все они не похожи на Джоанну! Внутри у Джеффри все затрепетало.
Джоанна же пыталась понять смысл своих слов. Безопаснее? Джеффри собирается на войну. Он может погибнуть, прежде чем она снова прикоснется к нему. Внезапно острая боль пронзила ее грудь, и Джоанна испугалась, как никогда в своей жизни. «Успокойся! — приказывал ей мозг. — Джеффри — мужчина… только и всего. Твои ощущения были приятными, но их способен пробудить в тебе любой порядочный молодой самец. Не Джеффри, так другой».
Боль и страх утихнут, конечно. Она сама справится с ними. Джоанна не станет уподобляться своей матери, смеющейся с застывшими от ужаса глазами, когда тяжелеют и краснеют от рыданий веки. Быть для Джеффри хорошей женой — да, наслаждаться им в постели — тоже. Но все мужчины похожи друг на друга, и любой из них как партнер подошел бы ей. Тем не менее…
— Джеффри, — сказала Джоанна, — будь осторожен. Не лезь в самое пекло сражения.
Впервые после помолвки Джоанна обратилась к нему с такими теплыми словами. Джеффри даже покраснел от удовольствия. Возможно, он не так уж мало значит для нее. Джоанна ведь горела страстью в его объятиях… но так и Должно было случиться. Обязанность любой женщины… Обязанность? Та, что заставляет женщину уступать мужчине?
Джеффри не отводил глаз от лица Джоанны, такого же призрачного, как и все в ночи, обрамленного золотом волос. Возможно, она невинна, хотя многие мужчины увиваются вокруг нее. Элинор говорила, что их прельщает скорее кошелек, набитый золотом, нежели сама девушка. Если так, то его будущая теща оказала ему неоценимую услугу. Теперь ухаживания, когда золото уже у него в кармане, идут по крайней мере от чистого сердца и заслуживают настоящей награды. А может, Джоанна, уподобляясь Элинор, думает прежде всего о благоденствии своей собственности — своих людей?
— Я проявлю должную заботу о том, чтобы мои люди были в такой безопасности, какую позволяет мне долг чести, — сказал Джеффри.
— Я знаю, — ответила Джоанна. — Но… но я не доверяю твоему дяде, Джеффри. Может быть, я заблуждаюсь…
— Я тоже ему не доверяю, — поспешил заверить ее Джеффри. — Можешь не беспокоиться обо мне. Скорее всего мой отец не допустит, чтобы дядя бросил меня в самое пекло.
— Я была бы рада этому, — прошептала Джоанна.
Граф Солсбери действительно безумно любит своего сына и защитит его в меру своих возможностей. Опасения Джоанны развеялись, оставив только легкое ощущение беспокойства, вызванное прозвучавшим в ответе Джеффри нетерпением, смешанным с приятной для нее нежностью. Если он почувствует, что ему чрезмерно покровительствуют, Джеффри может совершить какую-нибудь глупость, доказывая свою доблесть. Мужчины так безрассудны!
Джеффри придвинулся к Джоанне. Она подняла на него глаза.
— Не ссорься со своим отцом, Джеффри, умоляю тебя! Помни, что, как бы сильно граф ни любил тебя, он не сделает ничего, способного навлечь на тебя позор. А он… он очень мудр в вопросах войны.
Эти серьезные суждения, столь же ценные для Джеффри, по его мнению, как замечания пташки о трактате Боация
type="note" l:href="#note_2">[2]
, вызвали у него улыбку. Он уже собрался уверить Джоанну, что будет покорным и послушным сыном, когда тишину нарушил собачий лай, громкий, как рев разъяренного быка. Джоанна стремглав бросилась в темноту, оставив Джеффри в полном оцепенении. Подойдя к калитке, он услышал, как она успокаивает своего пса.
— Джоанна, ты обращаешься с этим существом, как с избалованным капризным ребенком. Ничего бы не случилось, если бы Брайан подождал еще несколько минут.
— Ничего, если не считать, что он поднял бы на ноги весь замок. Когда я не приказываю ему оставаться на месте, он полагает, что может подойти ко мне, а если не может сделать это, сразу же начинает лаять. Если и лай ни к чему не приводит, он бежит за кем-нибудь, кого знает.
— Забавно. Но ты должна отучить собаку от этой привычки, Джоанна. Ведь иногда двоим людям просто необходимо побыть немного наедине. — Встретив глазами непонимающий взгляд Джоанны, Джеффри смутился. — Иногда, в минуты… э-э… огромного наслаждения, человек… э-э… начинает кричать и стонать.
Короткая пауза. Потом тишину разорвал взрыв смеха девушки.
— Извини, — с трудом выговорила Джоанна, когда совладала с собой. Она живо представила себе огромную тушу Брайана, нависшую над ними в самой середине любовного акта. — Вероятно, что-нибудь действительно необходимо предпринять. Ведь такое и в самом деле может случиться. — Она снова рассмеялась. — До Брайана слишком медленно все доходит, а позволять ему выть на весь двор просто неразумно. Тогда пол-замка сбежится открыть песику дверь в нашу опочивальню.
— Если ты научишь эту собаку простейшим фокусам…
— Из этого ничего не получится! — уверенно заявила Джоанна, продолжая смеяться, а затем более серьезно добавила: — Все это, конечно, очень смешно, но, думаю, и мне, и тебе не понравилось бы постороннее вмешательство в подобной ситуации.
Искренность, прозвучавшая в ее голосе, восхитила Джеффри. Он гордился тем, что благодаря его стараниям Джоанна теперь с нетерпением будет ждать их союза. Правильно он поступил, что не стал удерживать ее.
— Полагаю, это действительно так, — сказал Джеффри, поглаживая волосы и руку Джоанны. — Я всегда буду делать все возможное, чтобы радовать тебя.
Джоанна даже не вздрогнула и не уклонилась от него. Джеффри нежно обнял ее, чтобы поцеловать снова. Однако на этот раз его действия были осторожными, поскольку не диктовались тем желанием, которое охватило его, когда он неожиданно увидел Джоанну в лунном свете. Теперь в его поцелуе было больше нежности, чем страсти.
— Только не вынуждай меня прощаться с тобой, — тихо сказал Джеффри, когда их уста разъединились. — Я уеду рано утром, и мне будет нелегко… Не спускайся вниз, Джоанна, прошу тебя!
Девушка ответила не сразу. Она приказала Брайану оставаться на месте и открыла калитку.
— Если так угодно милорду, — сказала Джоанна, — я исполню его просьбу, но…. Бог да не оставит тебя, Джеффри. Он поможет тебе.
В полутьме передней комнаты Джеффри снова поцеловал Джоанну, но не так нежно, как прежде, и более торопливо.
— Прощай, любимая. Да хранит тебя Господь, — пробормотал Джеффри. — Иди наверх. И побыстрее!
Джоанна послушно направилась в залу, затем стала подниматься по лестнице. Она решилась разбудить своих служанок и приказала им подготовить ее ко сну. Ей еще нужно обдумать нечто важное, и она не хотела отвлекаться от своих размышлений на расстегивание пуговиц и развязывание шнурков, на снимание одежды и расчесывание волос. Однако, пока за ней ухаживали служанки, Джоанна не могла ни о чем думать вообще.
Потом она снова погрузилась в океан своих чувств, вспоминая каждое ощущение, подаренное ей объятиями Джеффри. «Не стоило так поступать», — решительно сказала она себе, когда резкий рывок гребня в волосах прервал ее грезы, напомнив, как подобное неосторожное движение Джеффри лишило ее покоя.
Джоанну интересовали не ее чувства по отношению к Джеффри, а его чувства к ней. Девушку не страшила страсть Джеффри, ибо ее учили отвечать на страсть страстью и наслаждаться этим. Ни один священник не смог бы убедить Джоанну, что физическое удовольствие грех. Бык и корова, конь и кобыла, кобель и сука — все совокуплялись. Эти существа не могли грешить, ибо у них не было души. Значит, Бог даровал удовольствие наслаждения всем, и оно по своей природе не может считаться грехом. Джоанна могла, конечно, допустить, что вожделение иногда приводит человека к грехопадению или к подавлению потребностей тела, к благочестию. Но ей чуть ли не с пеленок твердили, что первейшая обязанность леди Роузлинда — заботиться о своих владениях и подданных, а это подразумевает и рождение сыновей и дочерей, которые должны стать ее наследниками.
Так что все просто прекрасно. Подобная обязанность касается и Джеффри. Они оба будут получать удовольствие. Но существовали и другие вещи, вроде того нежного поцелуя, не имевшего ничего общего со страстью. Поцелуй исходил из Кедр души, такой чистый и слегка надломленный, как голос Джеффри, когда он сказал: «Прощай, любимая». И когда попросил ее не спускаться вниз для прощания… Его не интересовали тогда плотские утехи, ибо есть немало женщин, готовых удовлетворить физическую потребность мужчины. Джоанна невольно улыбнулась, представив себе, как Джеффри пытается утолить голод своего тела с проститутками Бошема. Чего же тут хорошего? Она воспламенила в Джеффри желание, даже не пытаясь этого делать…
Джоанна закусила губу. Она поняла, что просто хочет отделаться от мучившей ее мысли.
Похоже, Джеффри любит ее или близок к той любви, какую Иэн испытывает к ее матушке. Джоанна вдруг вспомнила, как переживал Иэн, когда матушка рожала Саймона и ее маленькую сестренку, прожившую всего несколько месяцев. Иэн страдал гораздо больше своей супруги. Для Элинор роды стали привычным делом. Саймон был ее пятым, а Умершая сестренка — шестым ребенком, поэтому вероятность того, что она может умереть при родах, была ничтожно мала. Страх Иэна не имел оснований, но он безумно любил Элинор и так же безумно страдал.
Джоанна покачала головой, как бы не одобряя свои мысли. Жизнь ее матери и Иэна касалась только их самих. А она связана обязательствами только с Джеффри. Она не хочет, да и не позволит себе полюбить его! Но, если он любит ее, разве это справедливо? Вот если бы его просто нельзя было полюбить, тогда другое дело. К сожалению, возможность влюбиться в Джеффри существовала, и очень реальная. Но намеренно отвергать его любовь…
Джоанна нетерпеливо прогнала служанок, сбросила с себя ночную накидку и легла на кровать. От простыней исходил аромат роз, вызвавший в Джоанне воспоминания о ласках Джеффри.
Да, несправедливо было бы ответить на чувства Джеффри безразличием. Тем самым она нарушила бы свои супружеские обязанности и оскорбила бы его любовь. Но Джоанна боялась полюбить Джеффри, просто не отваживалась. Она не такая сильная, как ее мать, думала она. И если будет страдать, как леди Элинор, то просто умрет, не вынесет мучений. Она не знает, что верно, а что — нет. Знает только, что не вынесет, и все. Она выберет золотую середину: будет Джеффри примерной женой, не отдавая при этом ему своего сердца. Возможно, он никогда и не узнает об этом. Или просто забудет о порыве ее нежности через месяц-другой…
Подобная мысль должна была успокоить девушку, но, как ни странно, Джоанне она вовсе не понравилась. Девушка беспокойно заворочалась в постели, вызвав тем самым новый поток ароматов, исходивших от простыней, нагретых ее телом. В памяти снова возникла скамейка среди роз. Почему же помолвку предпочли свадьбе? Можно спросить об этом в письме. Можно даже попросить разрешение на брак. Матушка и Иэн согласились бы… по крайней мере Иэн. Он всегда давал Джоанне все, о чем она просила. Он заставил бы Элинор ускорить этот брак, даже если бы тот не сулил им ничего хорошего. Что ж, придется потерпеть. Джоанна вздохнула. Она должна выдержать испытание временем.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежный плен - Джеллис Роберта

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.

Ваши комментарии
к роману Нежный плен - Джеллис Роберта



Хорошая книга !!! Это средневековый роман , очень трогательный и романтичный .Может показаться , что немного затянуто описание ,но не нудно .Читайте !!!
Нежный плен - Джеллис РобертаМарина
17.11.2011, 13.58





понравилось.9 из 10.
Нежный плен - Джеллис Робертачитатель)
5.04.2014, 10.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100