Читать онлайн Нежный плен, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 13. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежный плен - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежный плен - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежный плен - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Нежный плен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13.

Похоже, турнир не дал никакого повода для неприятных мыслей. Событие прошло именно так, как и предполагалось. Все вдоволь повеселились, никто никому не нанес серьезных увечий. Джеффри, однако, не получил призов. Он был слишком слаб, чтобы представлять серьезную опасность для противников. Но благодаря длительным тренировкам с Иэном, который научил его твердо держать оборону, Джеффри, хотя и не выбил из седла ни одного из трех своих соперников, не дал сбросить с лошади и себя. Не добился Джеффри успеха и в рукопашной схватке. Необузданная ярость его атак, способная сделать его опасным противником на войне и принесшая ему уже четыре победы в поединках, казалась явно неуместной для такого радостного события. Кроме того, все рыцари дрались не в полную силу, как бы заключив между собой соглашение, что приз должен получить Александр.
За этим согласием, думала Джоанна, наверняка скрывается какая-то иная причина. Ей вдруг показалось, что лишь немногие мужчины хотят серьезно сразиться с Юстасом де Вески и Робертом Фиц-Вальтером. Это бросалось в глаза не так сильно, как должно бы, ибо Вески был женат на Маргарет — сводной сестре Александра. Поэтому вполне естественно, что он сражался в группе на стороне Александра, а ей не оказывали серьезного сопротивления. Новое общественное положение, приобретенное Вески вследствие женитьбы, заставляло многих людей искать теперь его внимания.
— Интересно, — прошептала леди Эла на ухо Джоанне, — как относится этот болван, Джон, к тому, что Вильям Шотландский выдал дочь за Вески? Неужели Вильям не догадывается, что зять являет собой сущего демона, который просто раздавит его?
Однако, несмотря на страшные прогнозы леди Элы и опасения Джоанны, ничего не случилось. Джон продолжал кичиться своей властью над подданными. Джоанна и сама вкусила ее по возвращении в Роузлинд, когда узнала, что шериф Саутгемптона получил распоряжение обнести порт в Портсмуте мощной стеной. Идея, сама по себе, была не плоха, но, если к стене добавят укрепления, они закроют вход в гавань Роузлинда. И это только первый шаг, который совсем не нравился Джоанне. Но ей хватило здравомыслия не возражать против намерений короля. Он имеет полное право строить укрепления в своих владениях, и возведение сооружений для защиты кораблей, входящих в гавань Портсмута, — благоразумный шаг. Необходимо оградить страну от грабителей и захватчиков из Франции. Скверным в этом деле было лишь одно: король не заслуживал доверия. Зная характер Джона, Джоанна полагала, что сооружения будут использоваться не только для надежной защиты страны от нападений, но и против подданных короля.
Новости из Портсмута прибыли в последнюю неделю мая. Джоанна поспешно послала гонца к Элинор в Ирландию, а сама поехала на юг, чтобы увидеть, что там происходит. Разговоры со строителем, руководившим работами, мало что сказали ей. Явной угрозы во всем этом не было, но Джоанну не покидало беспокойство. Матушка полностью разделила ее чувства в своем ответе, который прибыл на третьей неделе июня. Элинор предложила Джоанне в случае отсутствия Джона в Лондоне съездить в столицу и, используя женскую хитрость, выведать все у офицера королевского казначейства, отвечающего за приобретение материалов и расходы на строительство.
«С его помощью, — писала Элинор, — ты сможешь определить истинную цель задуманного. Он ничего не скажет тебе напрямик, но, если требуется больше камня и рабочих, чем необходимо для возведения стены, ты поймешь, что строится нечто гораздо большее. Укажут тебе, в каком направлении дует ветер, также канаты и материалы для катапульт и баллист. Уверена, мне нет необходимости объяснять тебе эти вещи более подробно. Сообщи мне все сведения, которые добудешь, особенно те, которые покажутся тебе банальными, смешными и нелепыми. И непременно пошли это письмо с одним гонцом, человеком, которому можно доверять, заранее приказав ему вручить письмо лично мне, когда поблизости не будет моего мужа. Гонец должен уметь держать язык за зубами. Если Иэн прознает о задаче, которую я поставила тебе, он задаст мне взбучку за „порчу“ твоей чистоты и непорочности. По этой же причине держи все в тайне и от Джеффри, ибо в подобных вопросах они с моим глупым возлюбленным — два башмака пара».
Последние две фразы заставили Джоанну улыбнуться. Бесспорно, предложение Элинор ужаснуло бы и Иэна, и Джеффри. Они не одобрили бы ни самих попыток Джоанны узнать, что скрывается за замыслом короля, ни способа, предложенного ей для выяснения правды. И хотя Джоанна во многом унаследовала от своего отца, Саймона, прямоту и любовь к справедливости, она не слишком придерживалась кодекса чести, вбитого в головы мужчин. Ее действия никому не причинят вреда, считала она, и, возможно, принесут огромную пользу ее семье.
К счастью, утаить все от Джеффри не составит огромного труда. Сейчас он уже на севере вместе с Джоном, который помогает королю Шотландии, Вильяму, изловить Кутреда Мак-Вильяма — кельтского претендента на трон.
Джоанна не посчитала нужным писать Джеффри о своем намерении отправиться в Лондон. Вместо этого она поручила сэру Ги послать к нему гонцов, которые смогли бы скакать настолько быстро, насколько позволит возможность смены лошадей. Даже если люди будут скакать денно и нощно, у нее появится по крайней мере двадцать четыре часа, чтобы осуществить задуманное.
Поначалу все шло довольно гладко. Джоанна явилась в Лондон с бессвязными и бестолковыми жалобами на якобы запрос казначейства о лесоматериалах для работ в Портсмуте. Полученные сведения были в одинаковой мере и приятными, и скверными. Не оставалось сомнений, что Джон намеревался расширить фортификационные сооружения в Портсмуте, но, по крайней мере сейчас, строительство ничем не угрожало Роузлинду. Джоанне рассказали, что приказы о сборе и отправке армии в Пуатье уже разослали. Оттуда Джон намеревался напасть на Филиппа и отвоевать Нормандию. Работы в Портсмуте преследовали двойную цель: защитить флот, который должен был собраться там, и оградить побережье от притязаний Филиппа.
Хотя Джоанна очень быстро получила ответы на свои вопросы, она не сразу покинула Лондон. В дополнение ко всему она хотела узнать, кто будет командовать укреплениями в Портсмуте. Она попыталась бы завязать с полезным человеком дружеские отношения. Здесь Джоанна не достигла успеха, но не потому, что не смогла пустить в ход свое обаяние: имя командующего еще не было известно.
Так как Джоанна не имела особых причин находиться в Роузлинде или где-нибудь еще, она решила задержаться в Лондоне на недельку-другую на случай, если назначение на пост командующего будет все же произведено. Заодно и присмотреть за новым садом в ее лондонском доме. Кроме того, у Джоанны появился интерес и к самому Лондону. Городок, примыкающий к замку Роузлинд, — прекрасный порт, способный предоставить любую роскошь, но Лондон таил в себе безграничное разнообразие удовольствий.
Однако, по воле судьбы, Джоанне не пришлось долго пробыть в Лондоне. Пятнадцатого дня июля она получила послание от сэра Питера из Клайро-Хилла. Он не знает, насколько правдивы его сведения, продиктовал сэр Питер писарю, но хочет предупредить свою госпожу, даже если позже эти слухи окажутся ложью. Он прослышал, что королевские укрепления в Уэльсе подвергаются нападениям. Сэр Питер попытается добыть более определенные сведения, а пока предпринимает меры по укреплению замка. Эти меры предосторожности не должны тревожить леди Джоанну. Все стены тщательно укреплены, а военные машины заменены и готовы на случай осады. Более того, сэр Питер позаботился о том, чтобы повсюду ходили слухи о мощи стен замка. Если леди Джоанна пожелает приехать и воочию убедиться в проделанной работе, ее с радостью встретят в Клайро, но если таковой возможности нет, то пусть не сомневается, что он сообщит ей все новости, как только узнает их сам, и будет преданно защищать замок и ее земли.
Джоанне не пришлось ждать от сэра Питера более определенных сообщений. Через пять дней в ее лондонском доме неожиданно появился Джеффри. Он скакал с севера сломя голову, но не застал Джоанну в Роузлинде. Никто из слуг не мог вразумительно ответить ему, куда уехала госпожа — эти меры предосторожности Джоанна предприняла, чтобы скрыть от Джеффри цель своей поездки, которую он, мягко говоря, не одобрил бы, — но все знали, что из Уэльса приезжал гонец. К сожалению, Джеффри не поинтересовался, когда тот приезжал: до или после того, как Джоанна покинула замок. Никому и в голову не пришло сказать ему об этом.
Сэр Ги вернулся с охоты как раз вовремя. Джеффри уже намеревался мчаться в Уэльс вслед за Джоанной. Убедившись сначала, что Джеффри не убьет его за то, что он позволил леди отправиться в дорогу одной, сэр Ги заверил молодого лорда, что она пребывает в Лондоне и ей не грозит никакая опасность. Полагая, что Джеффри останется в Роузлинде на ночь, сэр Ги уже прикидывал в уме ложные, хотя и тактичные объяснения по поводу отъезда Джоанны. Но вскоре он понял, что Джеффри и не собирается требовать от него дальнейших объяснений: все необходимые сведения тот намеревался получить непосредственно от Джоанны.
Вполне понятно, почему Джеффри, прибывший в Лондон уже после вечернего богослужения, изможденный, с ввалившимися глазами, был невероятно раздражен. Джоанну совсем не обрадовала их встреча, но она встала из постели, оделась и спокойно приветствовала жениха, пригласив его подняться наверх.
— Что, черт возьми, ты делаешь в Лондоне?! И что, черт возьми, было в том послании из Клайро?! — проревел Джеффри, как только они оказались в относительном уединении в спальне. — Разве ты не слышала, что Уэльс восстал?
— Сэр Питер известил меня, что до него дошли такие слухи, но в Клайро все спокойно. Когда он писал мне, у него не было точных сведений.
Поскольку Джоанна не имела особого желания рассказывать Джеффри о своих лондонских делах, она сразу же успокоилась, заметив, что его, похоже, интересует лишь Уэльс.
— Зато у меня есть, — пробурчал Джеффри. — Я получил письмо от Оуэна. Ллевелин пока не присоединился к другим принцам, но это входит в его ближайшие планы. Я смертельно устал, пока добрался сюда.
— Но зачем ты так спешил? — удивленно спросила Джоанна. — Ты мог рассказать мне о том, что случилось, в письме. Какая нужда заставила тебя приехать самому и разбудить меня среди ночи?
По какой-то непонятной причине Джеффри, похоже, чрезвычайно обидел этот невинный вопрос.
— Зная твой необузданный нрав, Оуэн попросил меня удержать тебя от порыва ехать в Уэльс, а посоветовал мне отправиться в Клайро-Хилл, — резко ответил он.
— А есть ли в этом необходимость? — спросила Джоанна, непроизвольно потянувшись рукой к поясу платья, словно собираясь развязать его и тотчас же отправиться в дорогу. — Ты думаешь, они нападут на Клайро?
— Нет, ни в коем случае. Клайро не угрожает никакая опасность. Оуэн уверяет меня, что те, кто восставал раньше против Ллевелина, сейчас ведут себя смиренно и просят его возглавить войско, обещая со своей стороны повиновение и покорность. Ты ведь знаешь, что Ллевелин не станет вторгаться во владения твоей матери. Он собирается лишь уничтожить укрепления короля.
Джоанна с тревогой посмотрела на Джеффри. Теперь ее еще больше озадачивал приезд Джеффри с севера.
— Не поэтому ли ты приехал с такой поспешностью? Чтобы набрать людей для Джона?
Усталое лицо Джеффри помрачнело еще больше, но он лишь сказал:
— Тебе известно, что приказы вооружаться и собираться на войну уже разосланы…
— Но на войну с Францией?
— Да. Однако, когда я покидал короля, Джон по-прежнему говорил лишь о небольшой карательной экспедиции в Уэльс.
— Ты случайно не… — начала было Джоанна, но, увидев, что Джеффри вздрогнул и побледнел, прикусила язык.
— Не изменил ли я клятве верности вассала феодалу? Я, конечно, говорил, что эта проблема гораздо серьезнее, но не сказал, почему так думаю. Не мог же я предать Оуэна. — Джеффри закрыл рукой лицо. — Я схожу с ума, Джоанна! Просто разрываюсь между ними!
Значит, Джеффри приехал не за людьми и не для того, чтобы удержать ее от поездки в Уэльс, а чтобы найти у нее утешение, залечить душевную боль. Джоанна не откажет ему в ласке и заботе.
— Присядь, — прошептала она, избегая продолжения обсуждаемой темы, и начала расшнуровывать капюшон кольчуги Джеффри.
Затем Джоанна принесла кусок ткани, чтобы он вытер лицо.
— Что мне делать? — Джеффри посмотрел на сукно в своей руке так, будто никогда не видел этой вещи прежде и не имел понятия, что с ней делать. — Я не могу ехать в Уэльс и снова предавать его огню. Не могу, Джоанна! Когда мой отец и король сказали, что я всегда излишне серьезно относился к уэльским проблемам, я смолчал, но подумал, что так я предам Оуэна. И, боюсь…
— Позволь мне снять с тебя кольчугу, — перебила его Джоанна.
— Ты хоть понимаешь, о чем я тебе толкую? — с раздражением спросил Джеффри.
— Ровно настолько, чтобы уяснить, что ты беспокоишься из-за пустяков, — невозмутимо заметила Джоанна. — Говорил ты что-нибудь королю или не говорил, не имеет значения, поскольку армия выступит в любом случае. Ты не настоял на отмене Уэльской операции, ну и что? Когда людей соберут, Джону останется только приказать им идти на Уэльс, вместо того чтобы снаряжать для похода корабли в Пуатье.
Джеффри озадаченно посмотрел на свою невесту.
— Дело не в этом! — сказал он, повысив голос. — Для меня это вопрос чести! Если Джон поведет нас в Уэльс, разве смогу я выполнять свой долг, понимая, что все это безнадежно, что убийства и разрушения будут продолжаться бесконечно?
Джоанна покачала головой. Что беспокоит Джеффри, коль он несет такую чушь? Что его на самом деле тревожит? Более того, бесполезно ему говорить, что думает женщина о мужском долге и чести. К тому же она — леди, ей не пристало говорить об этом, по крайней мере, слишком часто.
— Давай-ка я сниму с тебя доспехи, — предложила Джоанна, не зная, как иначе помочь Джеффри.
Она нагнулась и потянула руками его кольчугу. Джеффри пришлось приподняться на несколько дюймов, чтобы освободить бедра. От теплого тела Джоанны исходил сильный аромат благовоний и роз. Джеффри обвил руками стан Джоанны и заключил ее в свои объятия, жадно целуя губы и шею.
— Одному Богу известно, когда мы поженимся! — Он перевел дыхание. — Ты понимаешь, что на этот раз валлийцы не сдадутся? Они уже вкусили власть Джона. Сами опустошат свои города или позволят нам сжечь их. Эта война может затянуться надолго.
Всем телом Джоанна почувствовала необыкновенное удовольствие. Нет, Джеффри выбивает из колеи не политика, а страсть!
Девушка откинула голову и посмотрела в томимые желанием глаза Джеффри, на его обычно податливые губы, сейчас неподвижные и твердые. Через тонкий шелк ночного платья стальные кольца кольчуги царапали руки и спину Джоанны, а тело предательски склоняло ее уступить. Страсть не обращала внимания на неудобства.
— Джеффри… — прошептала она, не зная, о чем говорить дальше.
— Что бы я ни сделал, меня ничто не удовлетворит, — пробормотал Джеффри, прижимая Джоанну еще сильнее. Его губы уже целовали ее волосы, шею. — Я хочу тебя, Джоанна! Моя страсть к тебе заполнила все мое естество. Твой образ стоит у меня перед глазами, когда я лежу один ночью и даже когда… О Боже!
Хотя Джоанна отлично поняла, в чем чуть было не сознался Джеффри, но не засмеялась и не разозлилась. Он собирался сказать, что, даже когда спал с другой женщиной, хотел ее. Джоанна знала, конечно, что у Джеффри были другие женщины, но сейчас это не имело никакого значения. Как только Джеффри замолчал, он занял свой рот более интересным делом. Опуская голову все ниже, Джеффри целовал шею Джоанны, ее грудь. Его пальцы осторожно приспустили ее платье. Прежде чем она сообразила, что сделал Джеффри, он опустил голову еще ниже и сомкнул губы на ее нежном соске.
От удовольствия у Джоанны едва не вырвался крик, мучительный, как боль. Чтобы сдержать его, хотя ничто не побуждало ее к этому, Джоанна уткнулась лицом в шею Джеффри. Пропахший тяжелым запахом пота и лошади капюшон кольчуги оцарапал ее щеку. Но какое это имело значение: боль в совокупности с этим запахом возбуждали ее еще сильнее. Джоанна высвободила руку, зажатую между ее телом и Джеффри. Он обнял девушку еще сильнее, испугавшись, что она начнет вырываться. Но у Джоанны и мысли такой не было. Она хотела лишь коснуться его тела. Заведя руку за спину Джеффри, Джоанна откинула капюшон, открыв его шею, а затем прильнула к ней губами.
Почувствовав ее губы на своей шее, Джеффри совсем потерял голову. Никто не целовал его в это место! Он снова застонал, разжал губы и тщетно попытался передвинуть Джоанну, чтобы ее тело прижалось к нему там, где ему больше всего хотелось ощутить ее. Однако доспехи, согласно своему назначению, отражают и не такие натиски, как вес хрупкой девушки. К тому же плотная рубаха и туника ограничивали свободу действий. Джеффри не мог оторваться от сладкого тела Джоанны, он был не в силах прервать ее долгий поцелуй, от которого по спине его шла приятная дрожь, тело раскалялось, будто на угольях.
Стоны Джеффри возбуждали Джоанну не меньше, чем его действия. Ей казалось, что она потеряет сознание от страсти, проникшей, казалось, в каждую клеточку ее тела.
Эдвина, которая ждала распоряжений своей госпожи за дверью, тяжело вздохнула. Она уже долго и напряженно прислушивалась к тому, что происходило в комнате. Она устала и хотела спать. Сначала ей казалось, что молодой лорд и Джоанна так и проговорят всю ночь, но потом они притихли. Усталость и желание что-нибудь сделать породили в Эдвине непоколебимую уверенность, будто она слышала, как госпожа выкрикнула ее имя.
Они не успели заговорить снова, как служанка поспешно открыла дверь.
— Все готово, миледи! — весело сказала Эдвина, направив взгляд туда, где, по ее предположению, скорее всего могли устроиться влюбленные.
Служанка нашла глазами Джоанну. При звуках ее голоса Джеффри приподнял голову, открыв взору служанки обнаженную грудь госпожи. Открыв от изумления рот, Эдвина хихикнула и попятилась к выходу гораздо стремительнее, чем вошла. Прежде чем Джеффри опомнился и проревел «Вон!», дверь за ней уже захлопнулась.
На какое-то мгновение Джеффри и Джоанна замерли. Руки Джеффри застыли в нерешительности. Он не знал, сможет ли удержать Джоанну, если она попытается высвободиться. Оцепенение прошло, как только Джоанна, тихо всхлипнув, опустила голову на его плечо. Она и не собиралась сопротивляться. Там, где сопротивление могло превратить Джеффри в безумца, уступчивость всегда оставляла место для разума. Однако никакие доводы не могли бы подавить сейчас вожделение, которое достигло предельной остроты от долгого ожидания.
— Я не лишу тебя девственности, — прошептал Джеффри. — Клянусь! Дай мне только успокоиться, Джоанна.
Она подняла глаза, словно окутанные предрассветной дымкой на фоне чистого весеннего неба. Джеффри встал и взял Джоанну на руки. Он перенес ее через спальню и осторожно положил на кровать. Крайняя потребность рождает и силу, и ловкость. Не каждый мужчина способен проворно сбросить кольчугу без посторонней помощи, но Джеффри снял ее одним стремительным движением, хотя стальные кольца оцарапали ему лицо и разорвали мочку уха. Дорогие сердцу доспехи, знавшие только заботу и бережное отношение, были поспешно брошены на пол. За ними последовали туника и нижняя рубаха. Джеффри не отрывал глаз от Джоанны, будто боялся, что колдовство, опутавшее ее, исчезнет.
Его неистовство возбуждало Джоанну так же, как и ласки. Как только Джеффри обнажился, его желание даже уменьшилось. Он не набросился на Джоанну, а только медленно подошел к кровати, так же медленно наклонился и коснулся губами ее рта. Ресницы Джоанны дрогнули, а затем, когда поцелуи Джеффри стали настойчивее, сомкнулись. Нежно и осторожно, не переставая целовать девушку, Джеффри развязал на ней пояс и обнажил тело. Оторвавшись от губ, он теперь изучал тело жадным взглядом.
Такого белого тела он еще никогда не видел, хотя красивые женщины в этой северной стране были не в диковинку. Набухшие соски, венчавшие упругую грудь Джоанны, походили на нежные бутоны роз, а яркие даже в тусклом свете ночной свечи золотисто-рыжие завитки волос притягивали взор к бугорку Венеры. Раздвинув коленом бедра Джоанны, Джеффри лег на нее, тяжело дыша, словно пробежал целую милю в полном снаряжении. Оказавшись под ним, Джоанна вздрогнула всем телом и открыла глаза. Джеффри прижался к ней и стал целовать, нежно лаская пальцами соски. Джоанна снова застонала и невольно еще больше раздвинула ноги. Здравомыслие не оставило Джеффри, несмотря на неистовую, бушующую в нем страсть. От неистовой страсти и глупой спешки все для него кончилось сразу, как только он прикоснулся своей плотью к обнаженному животу Джоанны.
Когда для него уже все кончилось, Джеффри всем телом прижался к Джоанне не столько от усталости, сколько страшась ее реакции на случившееся. Если он напугал или разозлил девушку, она откажется от брака с ним. Из-за такого подобия акта любви он может потерять все! Ему придется поговорить с ней, и, как можно мягче, как умоляют о благосклонности скорее свою госпожу, нежели жену.
Джеффри осторожно повернул голову, поцеловал ее и… почувствовал вкус крови. Он открыл глаза и приподнялся, чтобы посмотреть, в чем дело.
— Любимая, любимая, — прошептал Джеффри, поглаживая взъерошенные огненные волосы, — я укусил тебя? Прости, любимая! Бог свидетель, я не хотел причинить тебе боль. Джоанна, Джоанна, не плачь! Я ничего не сделал тебе плохого. Ты все еще девственница. Клянусь!
Джоанна прекрасно знала об этом. Слезы, струившиеся из ее глаз, лились от разочарования, а не от горя. Это не Джеффри, это она сама прикусила губу до крови. Джеффри утолил свое желание, но тело Джоанны все еще неистовствовало, лишившись из-за внезапной рассудительности мужчины того, чего так страстно желало. Хорошо еще, что он удерживал ее на месте весом своего тела, иначе она поцарапала бы его и прокляла за такую заботливость. Тем не менее, хотя Джоанна все еще дрожала и трепетала от мучительной боли, мозг ее снова стал управляемым, и она не могла не почувствовать благодарности к Джеффри.
Поскольку девушка явно не собиралась сгоряча прибегать к применению силы, Джеффри осторожно запахнул полы ее платья, не имея понятия, чем вытереть ее бедра. Опасаясь уже прикасаться к девушке с прежней интимностью, он завязал на ней пояс. Джоанна неподвижно лежала с закрытыми глазами, лицо ее ни о чем не говорило Джеффри.
— Любимая, прости меня! Для тебя все осталось прежним. Никто не узнает ни о чем. Я выйду и прикажу служанке молчать. Даже пытки не выжмут из нее и намека о том, что случилось.
При этих словах слабая улыбка тронула губы Джоанны. Она открыла глаза и кивнула головой:
— За благоразумие Эдвины можешь не беспокоиться. Она очень привязана ко мне и не сделает ничего такого, что Может повредить мне.
— Значит, я прощен? Когда я услышал, что Уэльс взялся за оружие, то не мог думать ни о том, сколько людей там погибнет, ни о крушении планов войны против Франции. Я не мог избавиться от мысли, что одному Богу известно, сколько еще пробудет Иэн в Ирландии. Ведь, пока он там, мы не можем пожениться.
— Но теперь ты способен видеть наперед более ясно? — спросила Джоанна с явным негодованием.
— Нет! — взорвался Джеффри. — Это не то, что ты думаешь… — Он помолчал, потом сбросил с себя маску напускного смирения. — Слушай, нам пора пожениться! Теперь-то ты должна знать, сможешь ли связать свою жизнь с моей. Ты должна написать своей матушке, что мы желаем вступить в брак.
Джоанна медленно покачала головой:
— Ты говорил, что нас обручили, а не поженили только ради моей безопасности, но это наверняка не так. Как только матушка и Иэн назвали мне твое имя, я сказала им, что согласна. Я не мешкала бы и минуты. В конце концов, Джеффри, я давно знала тебя. Должна была быть какая-то другая причина…
— Говорю же тебе, нет! Иэн объяснил мне и моему отцу, что…
— Твоему отцу? Не сердись, но разве Иэн не мог кое-что и скрыть от него? Не из-за недоверия, а из боязни причинить ему боль?
— Мог, конечно, — неохотно согласился Джеффри. — Но… черт бы тебя побрал, Джоанна, неужели тебе наплевать на все?! Ты хоть что-нибудь испытываешь ко мне?!
— Не смеши меня! Ты ведь знаешь, что мое тело отвечает на твои ласки. Как ты думаешь, что я совсем недавно пыталась сделать?
— Должно быть, высвободиться из моих объятий, — предположил Джеффри, но, когда Джоанна засмеялась, тут же смутился и улыбнулся. — Я был слишком занят своим делом, чтобы думать о чем-то еще…
Признание Джоанны в том, что она тоже желала его, успокоило Джеффри. Во время порыва страсти он был настолько поглощен жаждой собственного тела, что не мог ни о чем думать, кроме ее немедленного удовлетворения.
Джеффри прикоснулся к щеке Джоанны и нежно поцеловал ее в лоб. Она вздохнула, но не шелохнулась. Джеффри принялся собирать свою разбросанную одежду, удивляясь, как он мог ее так расшвырять. Один башмак просто исчез, и Джеффри долго искал его, пока не обнаружил рядом с креслом у окна. Плотно закрытые ставни свидетельствовали о том, что днем стояла невыносимая жара. Однако сейчас за окном поднимался ветер. Пламя ночной свечи подрагивало, пока его не задуло совсем.
Джеффри наклонился и расстегнул ремень, скреплявший ставни. Открыв одну створку, он посмотрел на небо, а затем перевел взгляд на реку.
Небо — что непроницаемая мгла. Луны и звезд не видно за темными тучами. Если после жаркого дня поднимается ветер, значит, быть грозе. Открыв вторую створку ставней, Джеффри замер. К югу, над рекой, в небе росло красное зарево. Рассвет? Но Джеффри знал, что этого не может быть.
— Джоанна, подойди сюда!
До Джеффри тотчас же донесся скрип кровати. Благодарение Богу, что его невеста обладает таким здравомыслием и добродушием! Как-то одна глупая сучка, с которой он спал, лишь жеманно улыбнулась, когда он позвал ее, желая предупредить об опасности: она сказала, что, мол, коль ему нужно что-то от нее, пусть идет к ней сам.
— В чем дело? — спросила Джоанна.
Тихое дыхание у щеки, нежный запах тела женщины и благовоний на какое-то время отвлекли Джеффри от того, что он хотел сказать. Однако за те несколько секунд, что минули с момента, как он позвал Джоанну, алые краски к югу над рекой еще больше сгустились.
— Посмотри вон туда, — сказал Джеффри. — Может быть, меня глаза подводят? Разве рассвет бывает такого цвета?
— Еще не время для рассвета, — ответила Джоанна непривычно тонким голосом. — К тому же солнце встает не с этой стороны. Это пожар, Джеффри!
— Боже правый! Силы небесные, сжальтесь над нами!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежный плен - Джеллис Роберта

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.

Ваши комментарии
к роману Нежный плен - Джеллис Роберта



Хорошая книга !!! Это средневековый роман , очень трогательный и романтичный .Может показаться , что немного затянуто описание ,но не нудно .Читайте !!!
Нежный плен - Джеллис РобертаМарина
17.11.2011, 13.58





понравилось.9 из 10.
Нежный плен - Джеллис Робертачитатель)
5.04.2014, 10.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100