Читать онлайн Меч и лебедь, автора - Джеллис Роберта, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Меч и лебедь - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Меч и лебедь - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Меч и лебедь - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Меч и лебедь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Рэннальф застонал от боли и подавил желание вырваться из цепких рук, ощупывающих рану на его бедре. Лекарь раздраженно бормотал себе под нос о людях, ожидающих помощи, когда они сами могли бы легко помочь себе. Он уже не раз говорил об этом Рэннальфу, но его резко обрывали.
— Милорд, — сказал сэр Джайлс, — неразумно отказываться от лечения. Это уменьшит воспаление.
— Но мне придется два дня лежать. Мы не можем подарить столько времени нашим врагам.
— Конечно, но вы и так уже достаточно измучили их.
Рэннальф нетерпеливо махнул рукой.
— Если бы я верил, что лечение действительно поможет, я бы сделал это, Джайлс. Лихорадка утихнет на два дня или чуть больше, затем озноб вернется, и мне снова станет хуже.
— Все потому, что вы не лежите спокойно и не даете припаркам и лекарствам подействовать.
Рэннальф взглянул на Эндрю. Он удивлялся, чем мог вызвать такую преданность. Эндрю был еще внимательнее, чем Джеффри. Он постоянно умолял передохнуть, прислушаться к советам врача, принять лекарство, приготовленное знахарем. Рэннальф как-то подумал, а что, если Эндрю на службе у Юстаса и хочет отравить его. Затем он устыдился своих мыслей, ведь благодаря Эндрю он регулярно принимал лекарства и не ощущал никаких неудобств, за исключением отвратительного вкуса некоторых порошков. Было ясно, что все это делалось из самых лучших побуждений. Он повернулся к сэру Джайлсу.
— Поверьте, я отказываюсь не потому, что не верю в ваши способности. Пока король защищает нас с юга, вероятнее всего, Бигод останется на месте. Если же Стефан отойдет назад, а это может произойти в любой день, внимание Норфолка переключится на нас. Тогда настоящей битвы не миновать, и мне бы хотелось, чтобы это случилось не на моих землях, а во владениях Норфолка.
Сэр Джайлс согласно кивнул. Граф абсолютно прав. Беда в том, как он выглядит и чувствует себя. После трех месяцев близкого общения с Рэннальфом сэр Джайлс был обеспокоен здоровьем Соука. Общение с Джеффри обрадовало его, мальчик будет достойным продолжателем дела отца. Однако Джеффри так молод.
Граф прикусил губу, сдерживая стон. В это время вошел Джеффри. Он сбросил капюшон и вытер пот со лба.
— Как ты, папа?
— Как всегда, — раздраженно проворчал Рэннальф. — Что сказал герольд?
— Смотритель замка, если можно так назвать человека, содержащего жалкое здание из досок и глины, вскоре будет здесь, чтобы переговорить с тобой. Уверен, что они согласятся.
— Почему они не подождали, чтобы я сопроводил их?
— Я оставил сэра Джона и его людей. Королевский гонец спрашивал о тебе. Я привел его сюда.
Рэннальф и сэр Джайлс обменялись понимающими взглядами.
— Поторопись, — сказал Рэннальф лекарю. Когда ногу перевязали, Рэннальф надел штаны, одернул рубашку и приказал Эндрю привести гонца. Его лицо стало мрачным, когда он читал послание. Затем он передал его сэру Джайлсу.
После некоторого раздумья сэр Джайлс пришел к заключению, что самая совершенная стратегия не сможет разъяснить приказа, содержащегося в письме.
— Милорд, — сказал он с сомнением, — извините, но какой смысл в этом?
— Я понимаю не больше, чем вы! — свирепо ответил Рэннальф. Он привстал, сделал несколько шагов и повернулся к сэру Джайлсу. — Зачем отрывать меня от удачной кампании, разделяя людей, хорошо сражавшихся вместе за дело, в которое они верили, посылая половину из них воевать там, где им ничто не дорого, и заменяя их людьми, которым безразлична эта земля?
Смысла не было ни в чем, но, возможно, то, что хотел от него Стефан, не имело отношения к войне.
— Вы не должны ехать, есть в этом смысл или нет. Вы плохо себя чувствуете.
— Это не имеет значения. Больной или здоровый, я буду с королем везде, где необходимо. Я дал Стефану клятву верности и должен сдержать ее. — У Рэннальфа были свои причины привязанности к Стефану, но он не мог упустить возможность подчеркнуть важность присяги. — Но мне не хотелось бы разделять людей. Юстас может отослать часть своих войск к Стефану. Если нет, они тем более нужны здесь.
Рэннальф взял с собой только домашнюю стражу, Эндрю и Джеффри, он не хотел остаться без них там, где его мог поджидать Юстас.
Стефан встретил его слишком официально. Это озадачило Рэннальфа. Если Стефан послал за ним, то каковы его цели? Стефан был весел, любезно пригласил его пообедать и предложил отдохнуть. Он сел рядом с Рэннальфом и предлагал ему отведать то или иное блюдо, но не смотрел в глаза. За обедом он сказал, что Рэннальф должен поехать в Кроусмарш. Этот крошечный замок защищал мост Уоллингфорда, не позволяя выпустить оттуда людей и не давая им возможности обратиться к Генриху за помощью. Он был символом власти Стефана. Пока стоял этот замок, Генрих не бросал взглядов на восток. Стефан был многословен и речист, не позволяя Рэннальфу даже открыть рот, и тот отправился спать, так и не задав необходимых вопросов.
— Рэннальф!
Его разбудил шепот, но он ничего не видел, так как полог палатки был опущен и свет не пробивался внутрь. Рука Рэннальфа потянулась к мечу.
— Кто это?
— Стефан. Не вставай. Я хочу поговорить с тобой, пока никто не слышит.
Король сел на кровать. Теперь только Рэннальф понял, почему Стефан так вел себя за обедом. Юстас приставил к нему шпионов, а Стефан не осмеливался перечить своему сыну.
— Ты считаешь меня сумасшедшим, Рэннальф?
Возможно, я был им какое-то время. Я не безумен. Я не хочу, чтобы ты так думал обо мне.
— Тогда зачем вы отозвали меня? Ведь все шло хорошо! — прямо спросил Рэннальф.
— Я очень устал. Слишком поздно пытаться прогнать Генриха с этой земли. Мы с Юстасом хотим разгромить Бигода и уничтожить его полностью. Его земля плодородна, народ послушен. Генрих не будет помогать Бигоду, так как знает, что он собой представляет. Генрих воюет на севере и западе. Когда я получу эти владения, мы сможем заключить перемирие или отвоевать ту часть королевства, которую захотим.
Рэннальф молчал. Этот план определенно не был планом сумасшедшего.
— Для этой цели, — продолжал Стефан, — нужно время. Генрих не будет сражаться со мной, пока стоит Кроусмарш. Он считает делом чести освободить Уоллингфорд, но не осмеливается оставить позади себя преданную мне армию.
— Почему вы поручили это мне? Зачем оторвали от моих земель и послали в Кроусмарш?
— Ты один из немногих, кто верен мне. Я понял, что ты не предашь, даже если попадешь в немилость. Саймон скончался. Уорвик умер. То, что сделала Гундреда, убило его.
Рэннальф задохнулся. Он не знал этого. Стефан приложил руку к его губам, умоляя молчать.
— Я не могу допустить, чтобы то, что случилось при Малмсбери, произошло при Кроусмарше. Если это произойдет и Генрих неожиданно нападет на меня, меня свергнут.
Рэннальф был разочарован. Если Стефан добьется своей цели, Юстас будет управлять землями Бигода. Это будет еще хуже, чем если бы там был Бигод. Отказать Стефану или пойти в Кроусмарш и сдаться было бы изменой, нарушением его клятвы. Это не имело ничего общего с покорностью судьбе, и Рэннальф понимал, что не сможет так поступить. Он должен поехать в Кроусмарш и продержаться там как можно дольше.
— Можете не опасаться, — сказал Рэннальф с мрачной безнадежностью. — Я буду стоять насмерть, насколько это возможно для человека.
Стефан кусал губы, слезы душили его.
— Я дам тебе как можно больше людей и припасов. Не проклинай меня, Рэннальф. — Он наклонился и поцеловал вассала. — Прошу, не отстаивай замок ценой своей жизни. Мы как-нибудь сможем выиграть время, но твоя жизнь станет слишком большой платой за передышку. Помни об этом и береги себя. — Король встал. — Если ты попадешь в плен, я выкуплю тебя. Не сомневайся во мне. Я обязательно помогу тебе.
* * *
Стоя у небольшого рва, который можно было преодолеть за час, заполнив его валежником, Рэннальф смотрел на маленький холм, где он ругал Джеффри после взятия Уоллингфордского моста. И сейчас он снова должен приказывать своему непокорному сыну. Должен оставить его в Кроусмарше.
Рэннальф криво усмехнулся. Джеффри должен ехать домой, чтобы стать во главе людей. Ему не нужно воевать с Генрихом Анжуйским в безнадежной войне, которая может пробудить ненависть в его молодом и страстном сердце. Рэннальф вздохнул. Если бы Джеффри был чуть постарше!
Ему нужно было отослать сына прежде, чем он увидит Кроусмарш и поймет, насколько он незащищен. Но тогда он еще не понимал намерений Стефана, а позже, когда он обучал неумелых пахарей-рекрутов, которых дал ему Стефан, ему очень нужен был Джеффри. Сын графа имел больший авторитет, чем Эндрю. Рэннальф так часто плохо себя чувствовал, что ему был необходим преданный человек, способный одним окриком остановить нерадивого воина.
Глаза Рэннальфа лихорадочно блестели, на скулах выступили два ярких пятна. Его болезнь уже не имела значения. Теперь у него были дисциплинированные обученные войска. Людей было немного, но их дух оставался бодрым. Они готовы к бою.
Нападение Анжуйца было бы удачей. Если Джеффри уедет, люди могут сетовать, что их командующий все время в постели. Рэннальф знал, что он достаточно силен, чтобы сражаться верхом, и что первый бой они выиграют. Прежде всего, люди, расквартированные в Кроусмарше, должны покинуть этот жалкий оборонительный пункт и спрятаться где-нибудь. Когда войска Генриха нападут на маленький замок, они атакуют нападавших. По сведениям разведчиков, силы, брошенные на Кроусмарш, не так уж велики. Не составит труда отразить их первую атаку. Джеффри будет помогать в бою. Затем он отправится в Слиффорд. Оттуда он пошлет сообщение Стефану о том, что Генрих атаковал Кроусмарш, и попросит помощи.
До этого момента Рэннальф был твердо уверен в послушании сына, так как тот во всем соглашался с ним. К несчастью, уверенность мальчика в неуязвимости отца значительно пошатнулась после битвы при Уоллингфорде. Он не сомневался, что Рэннальф погибнет, если останется в Кроусмарше.
Рэннальф уронил голову на руки. Он не хотел, чтобы Джеффри сражался с Генрихом. Если же Джеффри поедет к Юстасу, то может не вернуться в Кроусмарш. Юстас никогда не упустит такой возможности. Джеффри может погибнуть. Рэннальф боялся этого, но не хотел ничего объяснять Джеффри. Он не просил обещаний и клятв, надеясь, что его сын отыщет свой путь без нажима с его стороны. Однако время для размышлений прошло, люди Генриха уже подходили. Сзади раздался чей-то голос.
— Люди готовы. Как только начнет смеркаться, мы выступаем.
Рэннальф кивнул и подозвал к себе Джеффри.
— Взгляни. Ты помнишь это место? Помнишь, что я говорил тебе?
Джеффри нахмурился.
— Помню, но что ты имеешь в виду? — Сейчас враги гораздо ближе к нам. Я знаю, что если ты попадешь к Юстасу, то окажешься в ловушке. Ты понимаешь меня, Джеффри?
— Я понял, что ты предоставил мне возможность выбирать между убийством моего отца и моего брата! — Меня не так легко убить. Кроме того, у тебя нет выбора. Если дела пойдут плохо, это будет твоим спасением. Ты должен послушать меня. Если бы я сказал тебе пожертвовать своей жизнью ради меня, ты бы это сделал? Конечно, сделал бы! Тебя поддержала бы твоя гордость. Так пускай она поддержит тебя и сейчас! Становись на колени!
Рэннальф вынул меч и протянул его коленопреклоненному сыну, но Джеффри упрямо повернул голову.
— Папа, я буду нести этот крест до конца моей жизни! Не заставляй меня делать это!
Лицо Рэннальфа исказилось гримасой боли. Он не хотел умирать, несмотря на все страхи Джеффри, но он был болен и, возможно, не сможет сражаться, как прежде. Если его убьют, Джеффри слишком юн, чтобы нести такой груз вины.
— Ты должен сделать это, — хрипло сказал он. — Если я умру, на тебя ляжет ответственность за семью и продолжение нашего рода. Если мне суждено погибнуть в бою, твое присутствие, не спасет меня. Ты когда-нибудь женишься, у тебя будут дети, и ты сам будешь приказывать своим сыновьям.
Рэннальф описал рукояткой меча крест над головой сына.
— Джеффри, подними глаза. Взгляни на меня. Пока нет причин отчаиваться. Дай клятву, что ты послушаешь меня. Положи руку на этот крест и поклянись.
* * *
В покоях Слиффордского замка Кэтрин ждала появления Джеффри. Но он не зашел. Мальчики иногда забывают об учтивости, подумала она. Я увижу его за обедом. Но Джеффри все не появлялся. Люди сказали, что он поехал на охоту. Он не пробыл и пяти минут в замке, переоделся, сменил лошадь и уехал. Кэтрин все ждала его у окна, из которого был виден главный вход в замок. Прошел длинный летний день, наступила ночь. Она встала на рассвете, чтобы увидеть его за завтраком, но он уже ушел. Это жестокость молодости, подумала Кэтрин. Молодые думают, что никто не может страдать, когда они счастливы.
На третий день Кэтрин подумала, что Рэннальф приказал Джеффри избегать ее. Неужели он боится, что она настроит против него сына? Эта мысль принесла ей столько боли, что у нее перехватило дыхание. Если Рэннальф действительно запретил Джеффри разговаривать с ней, она должна это знать. Кэтрин надела темно-розовую тунику и рубашку из серо-голубого шелка, украсила волосы золотыми нитями и пошла к пасынку.
Джеффри взглянул на прекрасное видение, возникшее перед ним, пустыми глазами. Сначала он даже не узнал Кэтрин.
— Прошу извинить меня, что не зашел к вам. Я ожидал вас, мадам, но был в таком замешательстве. Я забыл, что у моего отца… — его голос дрогнул, и он судорожно сглотнул, — что у моего отца новая жена.
— Я простила тебя, — улыбнулась Кэтрин и села, пригласив его сесть рядом. Джеффри был очень смущен. Красота Кэтрин и поразила его в самое сердце. — Я не оскорблена, — успокоила его Кэтрин, — и не буду мучить тебя бесконечными расспросами. Скажи мне, как мой лорд, и я оставлю тебя в покое, предавайся дальше удовольствиям.
— Покой и удовольствия! — Джеффри горько рассмеялся. — Я думаю, что у меня никогда больше не будет ни покоя, ни удовольствий.
Кэтрин побледнела, взор ее погас. Сразу поблекла ее сверкающая красота, перед ним была женщина с благородно поднятой головой и испуганными глазами.
— Я не хотел покидать его, — Джеффри мучительно искал слова, чтобы обойти рассказ, как он страдает. — Ему нехорошо. Рана на бедре воспалилась и очень его беспокоит.
— Он жив? — резко спросила Кэтрин. Джеффри вздрогнул, как будто она коснулась открытой раны.
— Где он? — вдруг закричала Кэтрин. — Как попасть к нему? Джеффри, скажи мне, позволь мне поехать. Я смогу вылечить его.
— Я не имею права, мадам, — Джеффри боролся со страхом и отчаянием. — Они в осаде, отец ранен. Если он будет сражаться, слабость убьет его, если нет — он умрет от голода и жажды.
Она обняла юношу за плечи.
— Не плачь. Ты все сделал правильно. Жаль только, что сразу не пришел ко мне. Мы что-нибудь придумаем.
Джеффри понемногу успокоился, вытер лицо и посмотрел на мачеху.
— Но я не могу ничего сделать. Я дал клятву не ездить к Юстасу и Стефану и не возвращаться к отцу. Он прав, но так тяжело оставаться здесь.
— Он связал клятвой тебя, но не меня. Объясни мне, так как я не разбираюсь в военных вопросах, сколько человек и какое оружие необходимо, чтобы спасти нашего лорда или сделать невозможным взятие Кроусмарша.
Она была такой сильной, и Джеффри почувствовал надежду.
— Если Генрих приведет целую армию, то ничто не сможет спасти маленький замок. Чтобы обеспечить его безопасность, у наших вассалов должны быть значительные силы. Необходима пища. Мадам, вы не понимаете, там нет командира, кроме моего отца, а он слишком слаб, чтобы сражаться.
— Не беспокойся об этом. Я знаю такого человека. В пище и лекарствах для осажденных я также разбираюсь. Есть ли еще причины не отзывать вассалов от границы с Норфолком? Может ли Норфолк напасть на нас?
— Нет, — с готовностью ответил Джеффри. — Юстас не допустит этого. Он скорее заключит перемирие или призовет больше людей. Какой смысл в этом разговоре? — сказал он. — Как вы поведете вассалов Слиффорда без меня? Вы думаете, что они явятся по приказу, подписанному не отцовской рукой? Даже если у них и будет такой приказ, неужели вы думаете, он дойдет до них?
— Я ничего не могу сказать о вассалах Слиффорда, но вассалы Соука придут обязательно, потому что я поведу их сама.
— На поле брани? Вы не можете так рисковать! — Джеффри ужаснулся, что сделает с ним Рэннальф, если узнает об этом.
Кэтрин рассмеялась.
— Я осмеливалась на гораздо более серьезные вещи, чем смущать этого дурака принца. Я раз или два вызвала гнев твоего отца. Ты ведь знаешь, как он страшен в гневе.
— Мадам, если бы вы могли собрать вассалов и я поговорил бы с человеком, который может повести их…
— Нет, я должна пройти сама весь путь до Кроусмарша. Воронье болото. Дьявольское название для дьявольского места.
— Мадам, отцу это не понравится. Может быть, лучше мне нарушить клятву? — Джеффри нервно сглотнул. Он не мог решить, какое из этих действий вызовет меньшую ярость Рэннальфа. — Он убьет нас обоих, — пробормотал он.
— Я должна ехать. Ты говоришь, что не можешь оставить земли Слиффорда и Соука незащищенными? Возможно, ты прав. Лорд Джеффри, я могу достать продовольствие и повести моих вассалов к мужу. Кроме того, — добавила Кэтрин, — я смогу лучше других позаботиться о здоровье твоего отца.
Джеффри покорился. Если он и чувствовал угрызения совести, отправляя Кэтрин в клетку со львом, он был уверен, что наказание, последующее за этим, будет достаточно суровым, чтобы облегчить его совесть. Более того, все, что она говорила, было справедливым. Он пошлет с ней воинов в лагерь Юстаса. Она должна попытаться вначале встретиться со своими вассалами. Если ее схватит Юстас, ей не нужно бояться, так как ее вассалы придут ей на помощь. Она возьмет все имеющееся у них золото и знаменитых лошадей из отцовской конюшни. Самое безопасное — обогнуть земли Норфолка с запада и идти на юг до Эппинга или Энфильда. Здесь они должны свернуть на запад и, пройдя Ватфорд, достигнуть Кроусмарша.
Кэтрин внимательно выслушала Джеффри.
— Если ты думаешь, что я должна забрать лошадей, я сделаю это, но он так высоко их ценит. Опиши мне подробнее путь, который нам придется пройти. Боюсь, что не запомню все сразу, а мои люди не знают этой дороги, милорд.
Джеффри в два прыжка оказался рядом с ней.
— Вы не должны называть меня ни милордом, ни лордом Джеффри. Я буду только Джеффри для вас. Так называла меня моя мать. Вы нежны со мной, как мать, и так преданы моему отцу!
Кэтрин взъерошила его золотые кудри. Джеффри был такой же, как и Ричард.
— Я буду называть тебя Джеффри и любить, как люблю Ричарда и Мэри, если ты позволишь. Ее тревога за Рэннальфа превратилась в тупую боль. Забрать своих людей от Юстаса — не самое главное. Юстас ненавидит Рэннальфа, и, возможно, эта ненависть распространится и на его наследников. Если ее вассалы придут к Кроусмаршу и будут сражаться с людьми Генриха, ворота для наследников закроются. Глаза Кэтрин наполнились слезами.
* * *
Если бы будущее не было таким мрачным, Кэтрин была бы довольна ходом событий. Все происходило как по волшебству.
Через час после того, как она въехала в лагерь, Юстас созвал военный совет. На этот совет Кэтрин явилась без приглашения, изящно опираясь на руку сэра Джайлса. Появление женщины на военном совете так удивило Юстаса, что он остолбенел.
— Милорд, — сказала Кэтрин, пока Юстас стоял с открытым ртом, — я пришла за вассалами Соука.
— Что?!
Потупив глаза, Кэтрин заговорила громче:
— Я приехала за своими вассалами. Сын моего мужа, лорд Джеффри, рассказал мне, что Рэннальф заперт в Кроусмарше, этот замок осажден людьми Анжуйца. Он просил у короля подкрепления и у вас тоже, но не получил никакой помощи. Поэтому я, его покорная жена, веду своих людей на помощь моему мужу.
— Что за женский каприз? — воскликнул Юстас. — Кто вам сказал такую чушь? Откуда вы знаете, что король не прислал помощи?
— Я уже сказала вам, милорд. Сын моего мужа. Это не слухи.
Юстас побледнел.
— Если это не женский каприз, тогда это женская ложь и предательство. Если Джеффри Слиффордский дома, почему он сам не приехал за людьми?
Губы сэра Джайлса судорожно дернулись, но Кэтрин отвечала все так же спокойно:
— Возможно, вам лучше знать. К тому же это мои, а не его люди.
Это было невероятно, такое нахальство в сочетании с такой прямотой! Юстас провел рукой по лицу, обеспокоенный враждебным взглядом сэра Джайлса и бдительными взорами вассалов Рэннальфа.
— Ты лжешь! — взорвался он. — У тебя нет письма от графа Соука. Ты все это выдумала по каким-то своим причинам, так как всего несколько месяцев назад ты не дала Соуку своих вассалов.
— Увы, я глубоко сожалею об этом, милорд. Не напоминайте о моей глупости. Я не хотела отказывать мужу, просто спасала своих людей от бесполезной гибели. Это правда, у меня нет письма от Соука, потому что он настолько верный человек, что скорее умрет без помощи, чем заберет своих людей у вас.
Это прозвучало впечатляюще, и вассалы Рэннальфа заворчали. Кэтрин подняла голову.
— У меня есть письмо для вас от лорда Джеффри, где сообщается о состоянии здоровья моего мужа и большой опасности, в которой он находится. — Она протянула свиток Юстасу и подумала, что близка к своей цели — принц готов взорваться. — Вы прочтете его сейчас, милорд, чтобы не обвинять меня больше? — смиренно сказала Кэтрин и наклонила лову.
— Я утверждаю, что это женский каприз! Нет необходимости читать лживое письмо, потому что злая женщина хорошо обработала юношу. Я говорю, не слушайте ее больше. Уберите ее отсюда!
Сэр Джайлс заслонил собой Кэтрин, так как Юстас трясся от ярости, но она не опустила глаз и продолжала прямо смотреть ему в лицо.
— Разве это женский каприз — хотеть, чтобы мой муж выбрался из тридцать первого гиблого места, куда его послали, чтобы убить или заведомо отдать в плен врагу?
Кэтрин оттолкнула сэра Джайлса и упала на колени, дрожа всем телом.
— Я женщина, я слаба! — запричитала она. — Я не могу заставить взрослых мужчин идти за мной, но на коленях я взываю к моим вассалам и вассалам лорда Соука, чтобы они поддержали своего лорда, который так заботился о них!
— Убирайся, мерзавка! — Юстас вскочил на ноги.
Он понял, что весь его тщательно продуманный план рухнул из-за выходки этой идиотки. В ярости он схватился за меч. Он не понимал, что делает, и вряд ли использовал бы свое оружие, но этот жест был его большой ошибкой. Вассалы Рэннальфа и Кэтрин встали как один и также схватились за мечи. Один сэр Джайлс не двигался, кусая губы до крови. Она снова это сделала! Теперь каждый мужчина последует за ней, как овца на бойню, а ведь он не верил, что ее план осуществится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Меч и лебедь - Джеллис Роберта



Фигня
Меч и лебедь - Джеллис РобертаГг
13.06.2011, 11.06





В аннотации нужно было написать - Борьба за власть двух королей.
Меч и лебедь - Джеллис РобертаКэт
17.11.2013, 23.17





Я вот всё не могу понять, почему синонимом любовный для многих служит "порнографический". Если герои на протяжении всей книги, простите за вульгарность, трахаются как кролики со сменой мест и позиций, то это, безусловно, роман о любви. а если при этом речь идет еще о чем-то, помимо того как/где и сколько раз герои делали "это", то это фигня и бред. Однако...Мне роман понравился, просто тем, что его приятно читать. Слог хороший, и исторические события не режут глаз. Много мелких деталей быта. Хорошая интрига. Любопытный герой - этакий доблестный рыцарь в кризисе среднего возраста, слегка неуравновешенный, склонный к рукоприкладству. Зацикленный на долге. И героиня - лебедь. Всепрощающая, тихая, нежная. Она, собственно, и уравновешивает нрав героя. Вообще затягивает именно колорит эпохи. Но для тех, кому нравятся псевдоисторические опусы о гордых и истеричных девственницах и неубиваемых секси-героях, то Вам точно не сюда. Секса тут нет! (ну, почти нет)
Меч и лебедь - Джеллис РобертаМэри Поппинс
18.12.2013, 18.59





Прочитала, не понравилось. Для исторического романа скучноват, а уж для любовного! И вовсе не любовный. Если мне надо качественный исторический роман почитать, то я Дрюона возьму, Сенкевича, Мериме. Да хоша бы Дюму-папу. Не соглашусь, что слог хороший: "он взял", она подумала", "весна началась"... Про быт почитать можно, про нравы тоже довольно достоверно, полагаю. Но когда мне эти данные потребуются, я могу и хроники какие-нить взять, и воспоминания. Короче, художественного здесь немного, любви тоже. Мэри, мне необязательно, чтоб совокуплялись на каждой странице. Секс не только явным бывает, а тут его никакого нету...
Меч и лебедь - Джеллис РобертаАлина
24.12.2013, 13.24





Почти дочитала. Ну блин не знаю, чего еще надо. После всяких мейсон и смолл, вообще супер. Я вот давно перечитала вмю классику, и что теперь, мне их по третьему кругу перечитывать. Я вроде, не беспамятная. Хороший роман, согласна, что немного нестандартный. Когда начинала непривычно было, слог такой тяжелый, много описаний. Кстати, по манере похож на кинсейл #госпожа моего сердца# но тут у каждого свое мнение. Но однозначно еще что-нибудь у автора прочитаю.
Меч и лебедь - Джеллис Робертанаэль
24.12.2013, 14.54





Вспомнила, у симоны вилар есть нечто похожее #исповедь соперницы# там тоже времена стефана.
Меч и лебедь - Джеллис Робертанаэль
24.12.2013, 15.30





очень понравился
Меч и лебедь - Джеллис Робертасвета
4.01.2014, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100