Читать онлайн Кровные узы, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кровные узы - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кровные узы - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кровные узы - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Кровные узы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

В связи с предстоящей свадьбой на Эдвину обрушилось море забот. Два месяца — очень небольшой срок, а ведь предстоит принять около сотни именитых гостей, и так, чтобы каждому из них угодить. Всех нужно расселить, накормить, напоить! Старый Пемброк занимался тем, что готовил турнир и охоту для гостей-мужчин, а Эдвине следовало позаботиться, чтобы не скучали приглашенные дамы.
Все крестьяне округи подверглись дополнительным поборам в связи с предстоящим великим торжеством. Животных, которых Пемброку удалось заполучить, где законным путем, а где просто силой, доставляли в замок на откорм — они должны были украсить собой свадебный стол.
Леа принимала самое деятельное участие во всех этих хлопотах. Ей теперь некогда было сидеть и мучиться переживаниями о Редноре, доводя себя до исступления. Теперь она бывала так занята, что к ночи просто падала от усталости, и сил на то, чтобы думать, у нее уже не оставалось. К тому же теперь и после работы Леа не сидела, сложа руки, — вечер за вечером она старательно украшала камзол из красного бархата, сшитый для Реднора, дивным узором из меха и драгоценностей.
А у самого лорда Реднора дела обстояли вовсе не так гладко, как он описывал в письме. Склонить вассалов к миру оказалось не так просто, к тому же их военные приготовления всколыхнули соседние валлийские племена. Кейн обнаружил, что наилучшим выходом из создавшейся сложной ситуации станет вытеснение мятежных отрядов в горы. Это был трудный и опасный поход, который становился все тяжелее по мере их продвижения в глубь уэльсских земель. Серьезных ран в боях Кейн не получал, он по-прежнему прекрасно владел оружием, вот только радости от этого он больше не испытывал: его голова и сердце рвались совсем в другую сторону.
Страсть так распалила его, что однажды в середине дня он бросил свой отряд прямо на марше и пустился искать облегчения своим страданиям в объятиях первой попавшейся шлюхи. К вящему удивлению Кейна, никакого облегчения ему это не принесло. Ухищрения проститутки оставили его равнодушным, а между тем он все так же стонал и метался по ночам в постели, находясь во власти самых разнузданных фантазий. В него вдруг вселился страх, что он, чего доброго, может утратить свою мужскую силу. И это накануне свадьбы! Реднору виделось в этом наказание свыше за смерть матери и брата. Отец всегда твердил, что это убийство, хотя Кейн так и не смог понять, при чем здесь был он — невинный, только что родившийся младенец. Можно было не сомневаться лишь в одном — если старик Гонт прав, то Реднор проклятии род Гонтов закончится вместе с ним.


Второй посыльный от Кейна прибыл в конце мая. Леа вышла встретить его прямо во двор, даже не отряхнув муку, покрывавшую ее платье и руки. Девушка нетерпеливо выхватила свиток из рук посыльного, не обращая никакого внимания на стоявшую рядом мать, — уже две недели подряд снился ей возлюбленный мертвым, с широко открытыми остекленевшими глазами.
— Постойте, — обратилась она к уставшему всаднику и принялась читать. — Он пишет, с ним все в порядке… — Она повернулась к посыльному, который стоял, привалившись к боку своей взмыленной лошади. — Когда вы уезжали, с ним действительно было все в порядке?
Седрик — так звали посыльного — нервно закашлялся. Он совершенно не был приучен к обращению с благородными аристократками. Невинный вопрос девушки поставил его в тупик.
— Если милорд говорит, что все хорошо… ну, значит… так оно и есть, я надеюсь.
— Вы надеетесь? Он что, ранен? Ему пришлось сражаться? — В глазах Леа появилась тревога.
— Сражались мы много раз, миледи, но его светлость не пострадали. Вот только на душе у него сильно нехорошо, миледи. К нему никто не решается обращаться, кроме разве что старого Джайлса.
Девушка чуть помолчала. Решение пришло ей в голову почти мгновенно.
— Вы возвращаетесь обратно к лорду Реднору? — с дрожью в голосе спросила она.
— Да, миледи, и чем быстрее, тем лучше.
— Зайдите ко мне перед отъездом, я передам для него письмо, — едва договорив, Леа сорвалась с места и бросилась к себе в комнату, перескакивая через ступеньки.
Седрика проводили передохнуть в комнату для прислуги, а Эдвина поднялась к дочери. Она застала Леа, поглощенную перечитыванием письма Реднора.
— Что-то случилось?
Леа вздрогнула. Увлеченная чтением, она даже не заметила прихода матери.
— Все в порядке, мама, обычное письмо, — она не удержалась и с нежностью посмотрела на испещренный буквами пергамент. Содержание письма она знала уже почти наизусть.
— Будешь отвечать ему? — В душе Эдвины все больше закипала ревность: похоже, у девочки становится все больше тайн от нее.
— Я бы и не решилась, но… его человек говорит, что Реднор плохо выглядит. О Господи, я знала, что так и случится. Господи, не наказывай его за мои грехи!
Эдвина не удержалась и дала дочери пощечину.
— Не смей подвергать сомнению пути Господа! Все, что Он посылает нам, служит исключительно нашей пользе! — гневно сказала она.
— Я совсем не хотела рассердить тебя. Но… я так люблю его, мамочка! — Леа, чуть морщась, потирала покрасневшую щеку, но глаза ее, против обыкновения, остались сухими.
— Любовь к человеку из плоти и крови приносит лишь горькие мучения.
— Я знаю. Но, если Господь оставит мне мою любовь, я готова стерпеть любые муки, клянусь! — с непоколебимой уверенностью в собственной правоте воскликнула Леа.
Эдвина укоризненно покачала головой. Она видела — ни одно ее слово не доходит до сознания дочери. Она спит и видит, чтобы Реднор поскорее вернулся. Эдвина не ждала от мужчин ничего хорошего и не сомневалась — вернувшись, Реднор очень быстро вылечит дочь от этой блажи.
Леа одолжила у капеллана перьев и чернил, однако написать письмо оказалось не таким простым делом. Легко излить на пергамент все свои надежды, страхи и мольбы, но она не решалась на это, терзаясь сомнениями.
Однако в итоге ее коротенькое послание приобрело вполне приличный вид. Она просила Реднора не сердиться за ее дерзкое решение ответить на его письмо и простить ей все ее страхи. Только в самых последних строчках тревога выплеснулась наружу. «Женщин всегда беспокоят разные глупости, — писала она. — Едите ли вы досыта? Спите ли в тепле, ухожены ли раны?» В конце листа она аккуратно вывела свое имя, ведь печатки у Леа еще не было.


Июньское солнце грело так жарко, что даже в вечно сыроватых комнатах замка заметно потеплело. Леа, однако, вряд ли смогла бы заметить, зной на дворе или лютый холод. На завтра был назначен день свадьбы, а ни Реднора, ни письма от него все не было. Днем раньше приехал нагруженный багажом граф Гонт. Он лишь рассмеялся в ответ на ее беспокойство и заверил Эдвину, что недавно получил весть от сына и с ним все в порядке.
— Он немного похудел, если верить его гонцу, но выйти замуж за него еще вполне можно.Леа была совершенно не в состоянии делать что-либо; к счастью, от нее уже ничего и не требовалось. Она мерила шагами крепостную стену, все время, вглядываясь в уходящую за горизонт дорогу, пока мать не застала ее за этим занятием и насильно не увела на женскую половину. Даже когда прибежал слуга с известием, что показался отряд лорда Реднора, Эдвина не позволила ей покинуть комнату.
— Сиди тихо, — приказала она. — Куда тебя несет, бесстыжая? Ты что, хочешь всему миру показать свои страдания? Завтра ты выходишь замуж. Смею тебя заверить — ты еще насмотришься на лорда Реднора. А пока сиди здесь. Это просто неприлично. Хочешь опозорить и отца, и меня, и лорда Реднора?
Леа подчинилась — другого выхода у нее просто не оставалось — и припала к материнской руке.
— Посмотри, все ли с ним в порядке, — полным мольбы голосом попросила она мать. — Его человек говорил… Ты придешь рассказать мне о нем?
— Не тревожься ни о чем, — холодно ответила Эдвина. — Я позабочусь о моем зяте.
Эдвина увидела, как лорд Реднор въехал во двор замка. Его уже ожидала группа молодых мужчин из числа приглашенных на свадьбу. Как только отряд замер на месте и смолк цокот копыт, из толпы донесся зычный молодой голос:
— Глядите-ка! Жених явился!
Реднор, осторожно спускавшийся с коня, сразу нахмурился и круто развернулся, но, разглядев обладателя голоса, посветлел лицом и дружелюбно поднял руку.
— Херефорд! Ради всего святого!
Протолкавшись сквозь толпу смеющихся юношей, граф Херефорд приблизился к Реднору и протянул ему палец.
— Ну, уж нет! Я тебе руки не подам и обниматься с тобой не собираюсь, — дружелюбно проворчал Херефорд. — В последний раз, когда я подал тебе руку, моя потом неделю висела плетью. Мы обнялись с тобой, — и ты сломал мне два ребра. Крупный ты не в меру, настоящий медведь!
Толпа взорвалась хохотом. Хотя Херефорд был изящен и строен, как девушка, с искрящимися весельем синими глазами, его репутация искусного воина была вполне им заслужена.
Кейн медленно развязал и откинул капюшон. По его щекам и шее градом катился пот, волосы спутались и прилипли ко лбу.
— О, Всевышний! Реднор, да что с тобой? Ты тоже болен?
Реднор уставился на Херефорда налитыми кровью глазами, мгновенно насторожившись.
— Тоже? Что значит — тоже? А кто еще болен? — Реднор, как клещами, стиснул руку Херефорду. Любой другой на его месте взвыл бы от боли, но, похоже, собеседник Реднора был выкован из стали, а не из человеческой плоти.
— Я слыхал, Филипп Глостер вроде как при смерти.
— Филипп? Я видел его месяцев шесть назад — он был здоров как бык. Должно быть, тебе что-то переврали. Во всяком случае, я очень надеюсь на это. Мы не можем позволить себе потерять такого человека.
Херефорд тотчас же ощетинился:
— Мы?! Да ничего с нами не будет! Только не говори мне, Реднор, что ты и не слыхал, что Филипп переметнулся на сторону короля.
Реднор улыбнулся и покачал головой.
— Как и я, Херефорд, как и я. Как бы то ни было, он мне почти брат, и я просто обязан любить его.
— Не о том речь, и ты отлично это понимаешь. Филипп предал отца так же, как и…
— Херефорд, Херефорд! — прервал его другой голос. — Ну, давай не будем заниматься здесь политикой. Дай-ка я лучше поприветствую крестника. — Стареющий лысоватый граф Честер уже пробирался сквозь толпу. — Ну, дайте Реднору хоть оружие снять, что ли. — Он протянул Кейну руку, и тот почтительно поцеловал ее. — Какой же ты измученный, мальчик мой! — сочувственно заметил Честер.
— Я знал, что вы не оставите меня, — улыбнулся Реднор. — Только бы не дать разгореться вот этому огоньку, пусть лучше тлеет… — С этими словами Кейн обнял Херефорда за плечи — ему хотелось немного охладить пыл молодого человека — и пошел вместе с ним к главной башне замка, раздавая на ходу приветствия.
— Мортимер! — Легкое рукопожатие — и молодой человек уже позади.
— Шрусбери! — сдержанный поклон.
— Лестер! — глубокий, полный уважения поклон. — Для меня большая честь видеть тебя здесь!
— Тесть, здравствуйте! — еще одно легкое рукопожатие.
А толпа встречающих тем временем вновь разбилась на отдельные группы. Гости продолжали болтать и смеяться.
Вместе с Кейном в главный зал замка отправились только Херефорд и Честер. Пока Реднор здоровался с друзьями, Эдвина держалась как бы в тени; сейчас она, соблюдая некоторую дистанцию, проследовала за этой троицей. Херефорд что-то говорил о последних беззакониях Стефана, но Кейн слушал его вполуха. Он оглядел зал, но Леа нигде не было видно. Тут он заметил Эдвину. В то же мгновение рука Реднора соскользнула с плеча Херефорда.
— Милорды, вы мне позволите переговорить с тещей?
Гостиная — не самое лучшее место для конфиденциальных разговоров, и Херефорду с Честером ничего не осталось, как вежливо отвернуться и сделать вид, что они поглощены беседой. Реднор подошел к Эдвине.
— А где же Леа? С.ней все в порядке?
— С ней все хорошо. Прошу вас, милорд, позвольте мне забрать у вас оружие и искупать вас. Вы можете продолжить разговор с друзьями, принимая ванну.
— Она не выйдет поздороваться со мной?
— Это не принято.
Реднор тяжело опустился на стоявшую у стены лавку.
— Да, я знаю, но я хотел сказать ей буквально несколько слов. Если пожелаете, то в вашем присутствии.
— Лорд Реднор, если такова ваша воля, то Леа, конечно, покорнейше исполнит ее, но я предлагаю вам сначала искупаться и переодеться, — голос Эдвины отдавал холодом, хотя тон оставался почтительным. — Так вам готовить ванну? Кейн сдался — он понял, что увидит Леа лишь в том случае, если отдаст Эдвине прямой приказ привести девушку. Он не мог взять в толк — козни ли это Эдвины или так захотела сама Леа. Ему очень хотелось выяснить это, но тогда пришлось бы избавиться от компании Херефорда и Честера, а этого делать было нельзя — они могли обидеться. Они явно были переполнены новостями, которыми им не терпелось поделиться с Кейном.
— Ну, разумеется, я не стану настаивать на такой непристойности. Трудно предугадать заранее, как может обернуться все, если приглашенные на свадьбу застанут нас в объятиях.
— Так как насчет ванны? — с каменным выражением лица повторила Эдвина.
Реднор провел по лицу ладонью, словно пытаясь смахнуть усталость, и поднялся на ноги.
— Да, конечно, но только в башне. Я предпочитаю купаться в одиночестве.
Эдвина присела в низком реверансе.
— Постойте! — окликнул ее Реднор. — Отправьте за моим багажом. Пусть принесут мои седельные сумки. Я хочу подарить кое-что вашей дочери. — После этих слов Реднор снова подошел к мужчинам. — Милорды, прошу прощения, что был вынужден ненадолго вас оставить.
— Реднор! Ты просидел в горах целых три месяца. А знаешь ли ты, что Генрих Анжуйский со дня на день должен прибыть в Англию? Он…
— Херефорд, ради Бога, тише. Тут полно тех, кто с радостью донесет эти новости до вражеских ушей, — вмешался Честер. Голос его звучал спокойно, но глаза так и бегали по гостиной. — Отойдемте к окну — там нас не подслушают.
Реднор присел на подоконник. Вид у него был бесконечно уставший.
— О Господи, — пробормотал он, — опять все начинается заново.
Он сжал губы, но внутри его все разрывалось, и сил терпеть уже не было. Все, чего ему хотелось, так это очутиться в постели вместе с Леа в темной комнате и забыть обо всем на свете. Забыть о мятеже, о несобранном хлебе, о голодных людях, о тех несчастных, что безмолвно наблюдают, как разоряют и сжигают их дома.
— Реднор, наше время пришло, — с горящим взглядом говорил Херефорд. — Матильда в отъезде и в ближайшее время возвращаться не собирается. Конечно, и Стефана многие ненавидят, но ее они ненавидят еще больше. У Честера есть план… — внезапно Херефорд осекся: Честер поднял руку и быстро покачал головой. Реднор перевел уставшие глаза на старика.
— Крестный, а я-то думал, ты принял решение о перемирии со Стефаном раз и навсегда. Год назад… да, пожалуй — еще и года не прошло, как вы помирились.
— Мальчик мой, я же старался. Человек может стерпеть многое, но не все. За мной следят, меня оскорбляют. А ты знаешь, что моего племянника Фиц-Ричарда держат при дворе почти пленником, потому что он согласился стать заложником вместо меня? Известно ли тебе, что его земли…
Кейн прикусил губу.
— Ты говорил с моим отцом?
— Реднор, ты уж прости меня, — вмешался Херефорд, — но твой папаша — упрямец, каких свет не видывал! Любой осел сговорчивее его! — Голос Херефорда звенел от возбуждения, но у Реднора это вызвало лишь улыбку.
— Мне это прекрасно известно. Только я умоляю тебя: не позорь меня на весь замок. Судя по всему, отцу не очень понравились твои предложения.
— Да он меня и слушать не стал! Зато он сказал, что поскольку ты представляешь его интересы в королевском совете, то ты волен принять собственное решение.
— Спокойнее, Херефорд, спокойнее. И не думай, пожалуйста, что если он отказался дать тебе ответ, то это значит, что он тебя не слышал. — Реднор посмотрел в сторону Джайлса и подозвал его к себе. — Джайлс! Мне нужно ожерелье с изумрудами. Оно в какой-то из сумок с багажом. Так о чем я говорил? Ах, да! На самом деле, я думаю, что здесь не время и не место…
— Но…
— Херефорд, прошу тебя! Потерпи день или два… А, вот и оно. Отлично, Джайлс. Сожалею, что помешал отдыху. Милорды, взгляните-ка! — Он держал в руке массивную золотую цепь со звеньями в виде змей с прекрасно отшлифованными изумрудными глазами.
— Очень красиво и очень дорого. Что ты собираешься с ней делать?
— Мой свадебный подарок невесте. Однако, Честер, ты ошибся — мне это не стоило ничего. — Кейн поднял глаза и заметил Эдвину, которая приближалась к нему в окружении служанок. — Сейчас нам, похоже, и минуты не дадут покоя, но когда-нибудь я обязательно расскажу тебе, откуда у меня это. Мадам! — продолжил он, вставая с подоконника и направляясь к Эдвине. — Как я понимаю, ванна уже готова. Благодарю вас. Не утруждайте себя дальнейшими хлопотами, я сам справлюсь. Дорогу я тоже знаю. А вы лучше окажите мне любезность и передайте эту цепь Леа. Это мой свадебный подарок. Надеюсь увидеть его на ней завтра.
— Дорогой подарок для столь юной невесты. Кейн открыл, было, рот, чтобы ответить, но вспомнил про любопытные уши вокруг. Едва скрываемая неприязнь Эдвины оставляла его в совершенном недоумении.
— Леди, это обошлось лишь в несколько капель моей крови, а она у меня дешевая. Прикажите ей надеть это завтра.
— Она наденет серебряные украшения, милорд, и золото будет…
— Мадам! Вы знаете, что Леа с радостью исполнит мое желание. — Реднор развернулся и пошел к друзьям. — Ну, уж эти женщины! — сказал он Херефорду и Честеру. — Стоит с ними чуть расслабиться, как они тут же норовят сесть вам на шею.
Херефорд громко расхохотался.
— Тяжело быть единственным сыном! — сквозь смех произнес он. — У меня есть проблемы с братьями, но, по крайней мере, я женюсь, на ком захочу, и когда мне это будет удобно. А ты единственный, кто может произвести на свет наследника. Так что, хочешь, не хочешь, а жениться надо!Реднор густо покраснел. Шутка Херефорда задела его за живое: задача обеспечения наследника как раз и внушала ему наибольшие опасения. Он раздраженно поправил пояс с мечом и одернул кольчугу.
— Эта кольчуга жмет просто немилосердно! Честер, прошу тебя, дай мне пойти снять оружие и помыться! И оставь меня в покое, а не то… не то я натравлю на тебя Глостера, и он заставит тебя поторопиться со свадьбой. Вот тогда ты запоешь по-другому.
— Ступай, сынок, — дружелюбно ответил Честер. — Я все забываю, что ты давно уже взрослый мужчина, Реднор. Глупо с нашей стороны задерживать тебя. Послушай, а с тобой все в порядке? Ты то краснеешь, то бледнеешь, и вид у тебя, словно ты помирать собрался.
— По правде говоря, я очень устал. Крестный, я хотел бы поговорить с тобой о Генрихе Анжуйском. Но не сейчас, а в более удобном месте и на свежую голову. Херефорд, а тебе я обещаю выслушать все, что ты еще не успел мне сказать, но сейчас, честное слово, мне нужно идти — ванна совсем остынет. Мы ехали всю ночь. Я так боялся опоздать! И теперь засыпаю стоя.
Реднор почтительно склонил голову перед Честером и отказался от предложения Херефорда проводить его. С трудом он поднялся по винтовой лестнице, то и дело, опираясь о шершавые стены. Когда он вошел в комнату, воспоминания сразу нахлынули на него. Все осталось по-прежнему: кресло перед уже погасшим камином, дурманящий запах трав. Это то, о чем Реднор так тосковал в своих походах.
Он сбросил одежду, забрался в ванну и долго лежал в полузабытьи в теплой ароматной воде, пока вдруг не вспомнил, что вообще-то собирался помыться.
Когда он вылез из ванны, выяснилось, что постель ему еще не приготовили. Реднор отыскал в одной из своих сумок плед, завернулся в него, улегся прямо на пол и уснул почти мгновенно. Мысль о том, что все, к чему он так стремился, уже совсем рядом, неожиданно успокоила его. Впервые за много месяцев он погрузился в глубокий ровный сон.
Он спал, несмотря на шум, который производили все прибывавшие гости, и проснулся, когда закончился ужин. Сладко потянувшись спросонок, Кейн некоторое время лежал, блаженствуя от ощущения домашнего тепла и уюта. Потом, наконец, он сел и огляделся в поисках одежды — к вечеру в замке становилось сыровато, от каменных стен начинало веять холодом. Тут он заметил, что в комнате, пока он спал, кто-то похозяйничал: ванну убрали, впрочем, как и грязную одежду, разбросанную им по комнате. Вместо нее он увидел разложенные на кресле вещи, привезенные из Пейнкастла отцом, все тщательно отглаженные. Реднор заулыбался: не упадут ли в обморок друзья, увидев его таким нарядным — они ведь привыкли, что Кейн ходит Бог знает в чем. Внезапно Реднор ощутил страшную усталость. Он устал не телом, а душой. Что же его угнетало? Ах, да, Херефорд и Честер. Но сначала нужно повидаться с Филиппом Глостером. Неожиданно у него болезненно сжалось сердце: разве Херефорд не сказал, что Глостер болен? Тогда, выходит, Филипп не приедет?
Войдя в гостиную, Реднор сразу огляделся. У него не было ни малейшего желания попасться сейчас на глаза крестному или его горячему юному стороннику. Похоже, в зале их не было, но зато он увидел увлеченных разговором Пемброка и Шрусбери. Реднор понимал, что этого следовало ожидать, но ему стало как-то неприятно. Старая мудрость оправдала себя и на этот раз: эти ягоды были явно одного поля. Если бы не большое приданое, отец ни за что не уговорил бы его на этот брачный союз. Правда, тогда он еще не знал Леа. Он направился прямо к тестю.
— Пемброк… Нет, нет, Шрусбери, я совсем не собирался прерывать вашу беседу, — остановил Реднор уже повернувшегося, чтобы уходить, Шрусбери. — Я только хотел узнать, не появился ли Филипп Глостер. Я слышал, что он болен, и хотел справиться о его здоровье.
— Он здесь. Эдвина собиралась отвести ему и его брату Уильяму место для ночлега в зале, и мне пришлось предупредить ее, что сейчас они не разговаривают друг с другом. С тех пор как Филипп перешел на сторону Стефана, предав своего отца и его дело, польстившись на взятки и земли, которые он принимал от короля, его родня отвернулась от него. По-моему, у него отдельный шатер по ту сторону крепостного рва: он говорил, что ему нужен покой.
— Спасибо. Я найду его.
Спустя какое-то время Кейн уже держал Филиппа в своих объятиях. Узнать старого друга, с которым они провели вместе столько лет и виделись совсем недавно, было очень тяжело.
— Господи! Филипп! Да что же стряслось с тобой?!
Слабая рука приподнялась в безнадежном жесте.
— Не надо об этом. У нас мало времени… Проведем его с пользой. У меня плохие новости для тебя, очень плохие.
— Я знаю, что ты хочешь сказать: приезжает Генрих. Ну и чума с ним! Но он мог бы найти другое время для этого. Уэльс бурлит, хотя, думаю, мне удалось их унять хоть на какое-то время. Но на стороне Стефана осталось еще много людей. Серьезная ноша для мальчика, которому едва стукнуло шестнадцать. Я знаю, он мудр не по годам, но эта страна — как молодой жеребец. Здесь нужен всадник поопытнее. — Он внезапно замолчал, а потом продолжил: — Я не пойму, что со мной происходит, Филипп. Я говорю тебе об Уэльсе и Англии, но с трудом понимаю собственные слова. У меня голова другим забита.
— Новая женщина! Ты, я вижу, снова теряешь голову, — Филипп нахмурился. — Только не говори мне, что все дело в малышке-невесте.
— Именно в ней. — Реднор кивнул, краснея.
— О Господи! Похоже, от нее ты в большем восторге, чем от той, последней. И какая же она из себя?
— Не красавица. Маленькая и хрупкая. Ласковая, но не думай, что она вьет из меня веревки. Все дело во мне. Я боюсь, что не смогу…
Реднор то вскакивал, то вновь садился, нервно теребя волосы. Филипп пристально наблюдал за другом. Вот Кейн повернулся спиной и, продолжая говорить, уставился на дверь. Слова застревали у него в горле, и Филипп едва понимал, что тот пытается сказать. Он вспомнил, как однажды отец привел с собой в дом затравленного молчаливого юношу. Это был Реднор. Дружба возникла не сразу. Прошло много времени, прежде чем Кейн подпустил к себе Филиппа. Что он мог сказать Реднору сейчас? Помочь ему Филипп не мог ничем. Зато Кейн мог хотя бы выговориться в его присутствии. Неожиданно Кейн нервно схватил его за руку.
— Филипп, ради Бога, не покидай меня. Ты ведь единственный человек здесь, кому я могу открыться. Когда Херефорд сказал, что ты болен, я так был занят своими проблемами, что даже не сразу понял это. — Он уронил голову на руки, и Филипп почувствовал слезы у себя на ладонях.
— Кейн, — ласково сказал Филипп, — но ты должен знать: я действительно болен и скоро умру.
— Не говори так! Ты не можешь этого знать. Такое знание в руках Господа!
— Он уже предупредил меня. Ну, перестань, не надо так убиваться. Прими волю Господа. Мне предстоит умереть, хотя столько всего еще не сделано. С этим тяжко смириться, но лучше об этом не думать, тем более что у меня осталось не так уж много времени на размышления. Поэтому соберись с духом. — Он долго молчал, прежде чем заговорил снова. — К твоим заботам мне предстоит прибавить новые.
Филипп знал, что Реднор всегда бурно реагировал на все услышанное, и сейчас даже не делал попытки вынуть свою холодную руку из жарких ладоней Реднора. Так было приятно, что есть кто-то рядом, кого тревожит твоя судьба, и кто будет искренне опечален твоей смертью. Филипп никогда еще не видел слез Кейна. Он отлично понимал: без него, Филиппа, Реднору будет очень нелегко. Но эта эгоистичная любовь грела Филиппу сердце и придавала ему силы. Безнадежно больной, он не мог позабыть о своих страданиях ни на минуту и был готов просить смерти у Господа. Но сейчас обо всем придется забыть. Реднор в опасности, и, кроме того, если вновь вспыхнет гражданская война, Генриху Анжуйскому короны не видать.
Наконец сдавленные рыдания стихли.
— Реднор, ты можешь меня выслушать? — тихо спросил Филипп.
Кейн вытер лицо краем одежды.
— Да. Со мной все в порядке.
— Честер и Херефорд вновь хотят пошалить. Я говорю…
— Побереги силы. Мне все известно, а то, чего не знаю, мне скоро расскажут.
— Ты видел их?
— Я еще с лошади не слез, как они оказались рядом.
— Сделай все, чтобы остановить их. Если у тебя не получится, я выдам их. Ждать времени нет. Нельзя, чтобы вспыхнула война. Кейн… — Филипп помедлил. — Я понимаю, мне не следует этого говорить, но твой тесть тоже не безгрешен.
— Чушь. Пемброку нет дела до Стефана или Генриха. Он трясется только за собственную шкуру.
— И за свой кошелек. Ты ведь знаешь, что сестра Честера вышла замуж за брата Пемброка. Да будет мир между этими домами! Пемброк — тоже дядя Фиц-Ричарда. Если из-за собственной глупости Честер лишится своих владений, кому они достанутся, как не Пемброку?
— Но Стефан не такой глупец… — Реднор вздохнул. — Впрочем, кто знает, насколько глуп Стефан. Но вот королева Мод не допустит ничего подобного.
— Мне тоже так казалось, но Пемброк не может или не хочет понять, насколько сильна Мод. Он уверен, что сможет влиять на Стефана. Кейн, прости меня, но ты не должен позволить, чтобы Пемброк управлял тобою через свою дочь.
Глаза Реднора вспыхнули от гнева.
— Нет, Филипп, — резко ответил Кейн, — я в это не верю. Если уж Пемброк проглядел Мод, то, как он может надеяться, что эта девочка, почти ребенок, будет по его указке вертеть мной?
— Я все понимаю, — хмурясь, ответил Филипп, — но посмотри, что творится. Стоило тебе подписать брачный договор, как Пемброк стал донимать Честера рассказами о том, как дурно обращаются с Фиц-Ричардом Стефан и Мод. А это все вранье — обращаются с ним хорошо, только глаз с него не спускают. Клянусь, именно Пемброк надоумил Матильду отправить сюда Генриха. А ведь перед отъездом она поклялась моему отцу, что ничего не будет предпринимать до тех пор, пока у них не появится реальный шанс добиться успеха. Отцу достоверно известно, что Пемброк посылал людей к Матильде. К сожалению, он не может ни доказать, ни обратить на это внимание Генриха. Наших гонцов к нему и близко не подпускают. Мы даже не знаем, получил он наши письма или нет, и, честно говоря, о некоторых вещах писать в них мы просто опасаемся.
— Но что же такого мог наговорить Пемброк Матильде, если она решилась нарушить клятву?
— Возможно, он пообещал оказать Генриху поддержку. Не исключено, что он то же самое сказал и о тебе, ведь ты женишься на его дочери. Кейн, не спорь со мной, пожалуйста! Это всего лишь мои предположения. Вот что действительно серьезно, так это то, что мой отец окончательно решил не помогать Генриху. Как ни горько признавать, но мятеж сейчас просто невозможен. Стефана на этот раз нам не победить. Однако, как бы то ни было, кое-какую пользу от приезда Генриха мы получить можем. Поскольку очень немногим известно, как мало у него денег и поддержки, возможно, удастся воспользоваться этим, чтобы добиться от короля еще одного подтверждения того, что Анжуец — его преемник. А вот это уже будет твоей работой, Реднор.
— Нет! Я врать и изворачиваться не люблю. Хочешь — могу сказать об этом на совете, но Стефана дурачить я не стану! — резко ответил Кейн.
— А кому нравится врать? Из-за этого существа в короне, которого язык не поворачивается назвать королем или хотя бы мужчиной, и мой отец, и мой брат, и мои друзья — все отвернулись от меня. Неужели я умру, и никто так и не согреет меня напоследок теплым взглядом или ласковым словом? А ведь я проливал за этих людей кровь! Кроме тебя, у меня больше никого не осталось, хотя я тебе ничего не рассказывал о нашем с отцом замысле.
— Филипп, мне все известно. Я знаю, что ты присягнул Стефану и брал у него деньги, потому что так захотел отец, которому ты был нужен при дворе. Но Уильям уже здесь, и он прекрасно справится со всеми поручениями твоего отца. Пойми, Филипп: вся эта ложь слишком тяжела для твоего сердца. Никакие великие планы не стоят таких мучений!
— В тебе говорит слабость. Слишком много сил я положил на это, чтобы отдать все ради дружеского рукопожатия кого-либо из прежних «друзей». Бароны должны поверить, что я на стороне Стефана, что он мне платит. Всем известно, что Уильям — шпион моего отца. Они страшно злятся, что не могут заманить его в ловушку. А к моим словам прислушиваются. Я обладаю кое-каким влиянием, но пользуюсь им исключительно в интересах мира. Война может вспыхнуть в любой момент, но мы не победим в ней. Я же не могу предложить объявить Генриха официальным наследником престола, пойми. Стоит мне ввязаться в это дело — и начнутся кривотолки. Все труды последних месяцев пойдут насмарку.
— А никого больше нельзя попросить, кроме меня?
— Кого еще просить? Приближенных Стефана? Но они смеются над ним за его спиной. Эти люди врут ему и не краснеют. А мы заботимся о мире в королевстве. Он не слушает нас только потому, что мы требуем от него мужества. Зачем мы мучаемся, обливаемся кровью и потом?! — Филипп почти кричал. — Давай все оставим! Давай! Пусть валлийцы и шотландцы поубивают друг друга! Пусть они корчатся в муках и рыдают! — он вдруг закашлялся.
— Ради Бога, Филипп, прошу тебя, не волнуйся так. — Реднор обнял друга и усадил его. — Я сделаю все, что ты пожелаешь, только успокойся. Филипп, на это невозможно смотреть. Мне нет никакого дела до всех этих интриг. Твой отец, должно быть, ужасно страдает оттого, что не может быть сейчас рядом с тобой. Я все сделаю, поезжай домой. Отдохнешь в тишине, может, и здоровье твое…
— Да как я могу отдыхать, когда дело не сделано? Ты понимаешь это не хуже меня! Да, отец любит меня. Но он первым скажет, что я должен успеть все до того, как сойду в могилу. Знаешь, Реднор… — Филипп едва заметно улыбнулся. — Я иногда думаю, что ты никогда не сможешь вершить великие дела. Ты слишком мягок. Ты ни за что не переложишь своих проблем на чужие плечи. Ладно, мир, — сказал он и резко добавил: — Мы с тобой слишком долго разговаривали. Ступай. Господь не покинет тебя.


Кейн сразу привлек к себе внимание, едва вошел в гостиную. Народу там было видимо-невидимо, но собравшиеся поглядывали на Реднора с нескрываемым почтением и, не сговариваясь, расступились перед ним. Его окликнул отец.
— А вот и мой сын. Возможно, он нам сейчас все и расскажет. Кейн, поди, сюда. Тебе, случайно, не известно, чем сейчас занимается Уолтер Херефорд? Я видел, ты долго беседовал с его братом.
— Не знаю. Херефорд ни словом не вспомнил об Уолтере. Он отлично знает, мы с его братом… не в ладах, — мрачно произнес Реднор. Ему было совершенно наплевать, чем сейчас занимался Уолтер Херефорд.
— Да у тебя глаза на мокром месте! Ты виделся с Филиппом Глостером? — грубовато поинтересовался старик. — Жаль, жаль, ему долго не протянуть.
— Ты находишь удовольствие, унижая меня перед всеми? Мне это, поверь, надоело. Я уже вырос, папа. Если хочешь, можешь за меня извиниться. А я отправляюсь спать. — Кейн развернулся и в гневе пошел прочь. Лестер, который стоял с ними рядом и молча наблюдал эту сцену, непроизвольно отступил, когда Реднор проходил мимо него. Кто знает, что взбредет в голову этому великану!
Гонт перевел взгляд с Реднора на Лестера и замер от удивления.
— Какая муха его укусила? — произнес он, наконец. — Что я такого сделал? Я только сказал, что мне жаль его друга. Он умирает. Что могло обидеть его? Если Господь решил наказать человека, то он наказывает его детьми.
— Он был Глостерам почти как сын, — задумчиво произнес Лестер. — Их многое связывает. Филипп выглядит очень плохо, и, наверное, ваш сын еще не успел прийти в себя после встречи с ним. При таких обстоятельствах можно не знать, когда и чем заденешь человека.
Гонт не проронил ни слова, только вдруг ни с того ни с сего страшно разозлился. Его сильно задело, причем даже не то, что он не понял сына, а то, что Реднор при всех показал свой скверный характер. Тут подошли Шрусбери с Пемброком. Их интересовало, что стряслось с Реднором. Пока Гонт пытался что-то объяснить, Лестер внимательно следил за всеми троими. Вскоре он заметил: чем дальше Гонт объясняет, сколь неразумен и буен его сын, тем задумчивее становятся лица у его слушателей.
А Реднор тем временем остановил первую попавшуюся служанку и приказал передать госпоже, чтобы та готовила постель. Он был так свиреп, что перепугал бедняжку Элис — так звали служанку — почти до смерти. Она отыскала Эдвину и, бессвязно бормоча и плача, с трудом передала ей просьбу Реднора. Эдвина отправила прислугу готовить постель, а бедная Элис забилась в угол и долго там плакала. Она не столько испугалась Реднора, сколько ей было жалко свою маленькую госпожу Леа. Она так любила ее! Ей трудно было смириться с тем, что ждало Леа: лежать в постели рядом с этим человеком, слышать его хриплый голос, видеть его изуродованное лицо и злобные глаза — нет, напрасно она завидовала когда-то высокому положению своей госпожи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кровные узы - Джеллис Роберта

Разделы:
1234567891011121314151618192021

Ваши комментарии
к роману Кровные узы - Джеллис Роберта



Это ужасно!!! Всю книгу г.г-ня провела в слезах.Он ее бьет , а она , как собачонка ползает у его ног.Конец вообще скомканный .Не советую !
Кровные узы - Джеллис РобертаКсения
17.01.2012, 16.32





херня
Кровные узы - Джеллис Робертапук
21.04.2012, 15.20





жуть жуткая.роман читать было интересно,хотя,честно сказать,совсем запуталась в именах и интригах.но вот отношения меж главными героями-он-совершенное чудовище,она-подобострастная тряпка,вечно в слезах.не знаю как оценить эту книгу.
Кровные узы - Джеллис РобертаВерониктор
27.03.2013, 14.20





ах да,в аннотации еще было сказано о женском счастье,понимании и любви-так вот,этого и в помине не было.боже упаси от такого "счастья".
Кровные узы - Джеллис РобертаВерониктор
27.03.2013, 14.29





Нет, слова конечно, есть. Но все нехорошие.
Кровные узы - Джеллис РобертаЭлис
27.03.2013, 15.47





Возможно, тогда были такие времена, однако любви я не увидела. Автор приписывает пятнадцатилетней девочке мудрость зрелой женщины -это, мягко говоря, странно... А интриг так много, что даже ориентируясь в каких-то исторических моментах, все равно чувствуешь себя потерянным. Одним словом, дочитала до конца, только потому что имею привычку заканчивать начатое. И еще одно - читая ткие романы понимаешь почему, к примеру, Вальтер Скотт признанный гений рыцарских романов.
Кровные узы - Джеллис РобертаItis
13.04.2013, 21.36





Действительно тяжелый роман. Но зато все правдиво, хотя эти придворные интриги слишком закручены, очень тяжело понять чток чему и кто есть кто. А гг ня тряпка он ее дубасит изменяет а он ему иой милый мой дорогой.тупо
Кровные узы - Джеллис Робертанека я
28.08.2013, 12.39





Не могу согласиться с тем, что интрига запутана и что можно запутаться в именах, более того-все весьма доходчиво. Но почти со всем остальным написанным согласна: роман не тянет даже на пятерку и удивляюсь, что роман набрал больше баллов.
Кровные узы - Джеллис РобертаНатали
21.04.2014, 0.55





Ужасный роман,и ужасный главный герой! Неуравновешенный,непредсказуемый,к тому же еще морально не устойчивый! Врагу не пожелаешь такого "счастья",чтобы вот так в 15 лет сломали жизнь! И жить в постоянном стрессе,боясь сделать что-то не так! Неприятный осадок оставил этот роман! Что этим хотела сказать писательница? Почему она так настойчиво хотела совместить не совместимое!? Ведь главные герои разные,как небо и земля! Начиная с разницы в возрасте,в интересах,и во всем! Лучше бы Леа осталась старой девой! Лучше бы сохранилась! А то при таком "Счастье" можно уже в 20 лет состариться!
Кровные узы - Джеллис РобертаЕлена
2.07.2014, 9.56





Полностью согласна с мнением читателей! Я этот роман начала читать,потому что была заинтригована описанием: "Насильно выданная замуж Леа находит понимание и любовь". Но я разочаровалась! Нигде не нашла ни понимания,ни любви! А только ужасное обращение и полнейшее подавление личности! Ей даже нельзя было торговаться на базаре! Даже это не нравилось ему! Чтобы не смела ни в чем быть умнее его! Что это за "понимание и любовь"?! А как он ее безобразно избивал в конце романа,за то что она попыталась поговорить по-душам! А когда она сказала,чтобы он прекратил,потому что она беременная,вместо того чтобы просить прощения,спросил:"От кого?" Это уже слишком! И она прощала,все что можно и нельзя! Бедная девочка! Это даже представить себе нельзя,как это в 15 лет тебе достаются чужие объедки и негатив! Правильно сказано: Врагу не пожелаешь такого "счастья"!
Кровные узы - Джеллис РобертаОльга
2.07.2014, 10.39





Какое там рыцарство?! Только дурь и спесь! Хочется спросить у этого Реднора: "Ты с кем воюешь,"рыцарь"?! С беззащитным ребенком,который тебе не может тем же ответить?!! Грош цена твоей силе!!!" И вообще неприятно было читать,как эта скотина неблагодарная вытирала о свою жену ноги! А конец просто "вымораживает"! Это самый худший роман из всех мною прочитанных!
Кровные узы - Джеллис РобертаЛена
2.07.2014, 13.40





Все читатели в один голос твердят,что героиня провела всю книгу в слезах! Но я этого не заметила. Были моменты еще более неприятные! Я помню,после прочтения долго не могла прийти в себя! Настолько была в шоке! От всего! И была счастлива от того,что я не на месте той героини!
Кровные узы - Джеллис РобертаЛена
7.07.2014, 18.15





Да,сломали девочке жизнь! Слишком рано эту Лею вытолкнули замуж! Она была к нему просто не готова,слишком юна и неопытна для таких отношений! Надо было хотя бы 2-3 года подождать,дать повзрослеть! Такое впечатление,что грубо сорвали и растоптали зеленый,не распустившийся бутон,не дав ему естественно раскрыться!
Кровные узы - Джеллис РобертаЕлена
8.07.2014, 18.59





Читая этот роман,я пришла к выводу,что там,где патриархат и власть мужчин,там женщине никогда не будет счастья!!! Никогда!!! Там ей будет только горе и скорбь! И какое это счастье - жить в наше время,когда сама делаешь свой выбор! И никто не свалится,как снег на голову,не навяжет тебе постылого мужа,и не сломает тебе жизнь! Вот это настоящее женское счастье!!! Надо уметь ценить это!!!
Кровные узы - Джеллис РобертаЮлия
13.07.2014, 15.02





Для женщин предписал,терпеть семейный ад!rnКрутой,как трибунал,обычаев диктат!rnНо смешивать не след,содружества покой,rnС сокрытельнейцей бед,терпенья тишиной!
Кровные узы - Джеллис РобертаЮля
14.07.2014, 10.11





Ух, ну не знаю...Гл.герой шизофреник..У гл.героинии невроз.Оба героя чекнутые.Но читать было интересно.
Кровные узы - Джеллис Роберталуиза
29.08.2014, 17.27





Да уж... странный роман. Читала с пропусками, просто, чтобы дочитать. Эти диалоги бесконечные с интригами мне были совершенно неинтересны. Собственно про любовные отношения в романе крайне мало. Одна политика и такая местечковая. Кто, с кем, против кого- ерунда полная. Все комментарии выше про нормального мужчину, а герой мужчина совсем ненормальный. Не знал никакой радости и тепла в жизни, одни сражения да ранения... Откуда тут взяться нежности к юной жене? Время ужасное и ужасные мужчины... Откуда только слово "рыцарь", как символ благородства?
Кровные узы - Джеллис РобертаМарина
23.11.2014, 19.31





Много политики.
Кровные узы - Джеллис РобертаКэт
13.06.2015, 11.19





Неприятный роман! "Рабыня Страсти",со всеми его недостатками намного больше произвел впечатление! Риган-Зейнаб была гордая,с достоинтвом,а эта Леа просто тряпка покорная! Все эти отношения с Реднором просто выбесивали! Она ему сшила новый камзол к свадьбе,каждый стежок был сделан с любовью,а он даже не поблагодарил,а в этом же камзоле грубо и похабно ее изнасиловал среди свадьбы! Фу,какая мерзость несусветная! И перечислять все мерзости этого романа не хватит места и слов! Самый худший из всех романов,которые я когда либо читала! А уж с "Анжеликой" вообще не сравнить! В подметки не годится!
Кровные узы - Джеллис РобертаОля
12.07.2015, 10.14





И еще,когда ребенок вырастет,пусть этот "рыцарь" расскажет ему,при каких обстоятельствах его мать сообщила,что она беременная! И за что он так остервенело избивал его мать?! И какой он "герой"!
Кровные узы - Джеллис РобертаОля
12.07.2015, 10.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100