Читать онлайн Кровные узы, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кровные узы - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кровные узы - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кровные узы - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Кровные узы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

За роскошным утренним столом разговор не клеился, поскольку у всех собравшихся вид был довольно-таки утомленный. Пемброк и Гонт полночи пили, а Эдвина промаялась без сна, борясь со страхом за будущее дочери, опечаленная ее замкнутостью. Леа провела ночь за шитьем, а лорд Реднор долго промучился без сна и, в конце концов, лег на пол. Однако и это не принесло ему облегчения — не давали покоя видения. В итоге он перебрался в кресло и до утра просидел перед камином. Он был рад лишь одному — похоже, отец ничего не заметил, так как накануне крепко выпил.
Первой из-за стола поднялась Леа. Это было совсем на нее непохоже, тем более, когда за столом оставались сидеть гости. На завтрак подали холодное мясо, пирожные, яйца, хлеб и вино, но девушка ни к чему не притронулась. Бормоча извинения, она удалилась на женскую половину замка. За столом она поймала себя на мысли, что чувствует себя неловко рядом с Кейном. Она чуть не выронила хлеб и едва не пролила вино, когда несколько раз украдкой взглянула на Реднора. Его лицо с красными воспаленными глазами казалось сердитым.
Потом Пемброк и Гонт уехали поохотиться. Они несколько раз звали с собой Реднора, но тот весьма грубо отказался. Он надумал прогуляться вдоль крепостной стены до рва, а потом пройтись по полям, что прилегали к замку. Леди Эдвина сновала из одной башни в другую по всяким домашним делам. Некоторое время она присматривала за ним, а потом отправила ему вдогонку Леа — просто подумала, что так приличнее. А то приедет Гонт с охоты и узнает, что сын в одиночестве целый день слонялся по округе.
Кейн с закрытыми глазами сидел под деревом, когда к нему подошла Леа. Каким-то неведомым чувством он понял, что она рядом, и у него сразу как-то потеплело на душе.
— Добрый день, милорд, — вежливо приветствовала его девушка.
— Чего прибежала? — отрывисто спросил он. Леа сжалась, как в прошлый раз, когда он оттолкнул ее после поцелуя.
— Мама не хотела, чтобы вы оставались в одиночестве. Это она меня к вам послала, но я немедленно вернусь, если… — запнулась она и приготовилась уйти.
— Нет! — Реднору стало стыдно за себя. Он ведь отлично знал: Леа слишком хорошо воспитана и не станет навязываться, это не придворная дама. — Я и сам не знаю, почему сказал так. Видишь ли, я плохо спал ночью. Леа, присаживайся, раз уж пришла. Для тебя не слишком холодно, может, ты хочешь пройтись?
— Да, сегодня как-то свежо. — Леа готова была предложить прогулку до своих любимых лугов, где растут крокусы — вдруг они уже цветут! Но она тут же вспомнила про больную ногу Кейна. — Если вы не возражаете, давайте лучше посидим здесь. Просто замечательно: сидеть и ничего не делать. Я ведь тоже почти всю ночь не спала.
— И ты? — казалось, в его глазах промелькнула неприязнь, смешанная с подозрением.
— Увы… Вам не спалось, милорд?
— Ну да, а тебе? — Возможно, ему не стоило столь откровенно признаваться девушке в собственной чувственности, но Леа ведет себя так лишь потому, что невинна как младенец. Реднор не смог сдержать улыбки.
— К сожалению, да, но, в конце концов, я чуть-чуть подремала.
— А что же мешало тебе лечь раньше? — спросил он, желая подразнить девушку.
— Да то, милорд, — улыбнулась она, — что я штопала и чистила вашу одежду.
Кейн перестал смеяться — оказывается, он недооценил ее.
— Почему ты штопала мне одежду?
— Неужели вы думаете, что в нашем доме принято отпускать гостей в грязном и рваном? Я решила немного подлатать ее, уж очень все потрепано. Вы не возите с собой что-нибудь для перемены?
Вопрос показался Реднору просто трогательным.
— Раньше возил, а потом бросил. Даже если мы не теряли это в каком-нибудь ручье или по дороге, то все равно у меня обычно не получалось переодеться. Так я, в конце концов, и бросил эту затею. Разумеется, в каждом из моих замков меня ждет новая одежда и, когда представляется возможность, я переодеваюсь, — ответил он. И тут же поймал себя на мысли, что он бесконечно счастлив сидеть вот так, без дела, и болтать о пустяках.
— Если бы вы так не торопились с отъездом, милорд, я бы успела вам сшить новую рубашку. Вы такой огромный! Мы ничего не можем предложить вам из одежды отца, хотя мама была бы очень рада, — сказала Леа, лукаво посматривая на Кейна. Она колебалась, продолжать ли ей, но по лицу Кейна было видно, что он очень доволен. — Я рада, что нас здесь никто не видит. Хоть вы и знатный граф, а я всего лишь скромная подданная, я бы не пережила, если бы кто-нибудь меня увидел рядом с так одетым мужчиной.
Реднор оглядел себя. Да, посмотреть было на что. Пояс штанов, которые были короче, чем нужно, по меньшей мере, дюймов на восемь, торчал из-под камзола, сплошь усеянного наспех приделанными заплатками. В плечах камзол расставили кусками материи, чтобы хоть как-то вместить его могучие плечи и грудь. Кейн ухмыльнулся, обнажив красивые зубы.
— Понимаю вас, миледи. Мне действительно следует хоть как-то думать о подобных вещах. Ну, что ж, твоя мать воспитала в тебе хорошую хозяйку. Наверное, это она надоумила тебя продемонстрировать передо мной все свои добродетели. Похоже, она обеспокоена, остался ли я доволен своим приобретением.
— Ей незачем было советовать мне что-либо. Я и сама могу догадаться, что нужно гостю, чтобы он чувствовал себя уютно, а тем более, когда речь идет о вас, милорд.
Реднор вновь с нежностью посмотрел на девушку. Смущенная откровенностью взгляда, она поспешно отвела глаза и стала лихорадочно подыскивать новую тему для разговора.
— Если мой вопрос не покажется вам дурным тоном, милорд, то скажите, почему вы так торопитесь уехать? Вы выглядите смертельно уставшим. Вам просто необходимо отдохнуть подольше, и очень жаль, если вы не сможете себе этого позволить.
Ее последние слова напомнили Реднору о проведенной им бессонной ночи, и он еле сдержал смех. Оказывается, эта барышня вполне может его развеселить — и она совсем не похожа на жеманных аристократок и глупых деревенских девок.
— Парочка мелких баронов захватила земли моего отца. Похоже, они ищут повод для драки. Они оскорбили нас и, кроме того, напали первыми, а сейчас не время для войн на моей земле.
Кейн зажмурился от ударивших в глаза пронзительных лучей апрельского солнца. Любой, даже самый легкий его жест мгновенно находил отклик в Леа. Она обняла Кейна за плечи и ласково притянула к себе.
— Милорд, положите голову мне на колени и рассказывайте. А я поберегу ваши глаза от яркого солнышка.
Вздохнув, он положил голову ей на колени и закрыл уставшие глаза. — По-моему, я и так уже все рассказал. Еще ходят слухи, что Генрих Анжуйский вновь хочет попробовать захватить трон. Если это случится, Честер нарушит перемирие с королем, земли твоего кузена Фиц-Ричарда будут потеряны, а валлийцы, поднимут мятеж. Я должен буду утихомирить их, и тогда каждый мой вассал окажется на счету. Я не могу позволить, чтобы мои люди грызлись между собой. Когда валлийцы дичают…
— Разве во времена короля Генриха они не были покорены? — Леа добросовестно пыталась докопаться до истинного положения вещей.
— Я же тебе рассказывал вчера. Они никогда никому не подчинялись. Валлийцы… — Реднор безнадежно махнул рукой. — Они все до единого сумасшедшие. Говорят, мы их притесняем. Но и оставлять Уэльс без присмотра нельзя — там сразу вспыхнет война. Валлийцы готовы к борьбе, они говорят, что будут сражаться за свою свободу, а я говорю, что они сражаются из-за того, что в них вселился дьявол.
Леа почувствовала, как напряглись плечи Кейна.
— Успокойтесь, милорд. Не надо мне больше ничего рассказывать, если это причиняет вам такую боль. Давайте поговорим о чем-нибудь другом. В конце концов, на этой земле царят мир и покой, и здесь вам не нужно ни от чего защищаться.
— Мой рассказ меня совершенно не расстраивает, тем более, если он тебе интересен. Просто я подумал, что уэльские болота во время мятежа, — не место для женщины благородных кровей.
— Не думаю, что мне нужно чего-то бояться. Что, они захотят убить меня? Но какой в этом прок? В любом случае, я думаю, у меня хватит мужества самой выбрать себе достойную смерть, — Леа произнесла это несколько напыщенно, и Кейн ласково рассмеялся в ответ: все звучало так, словно голубка пытается стать кречетом. Леа обиделась.
— Не смейтесь надо мной, милорд. У женщины должно найтись мужество, если ей придется отстаивать честь мужа!
Реднор изумленно уставился на девушку. Его опыт общения с женщинами подтверждал обратное: они больше заботятся о том, чтобы запятнать честь мужа.
— Кто тебя надоумил говорить такие вещи? — поинтересовался он, мысленно признаваясь себе, что женская душа — вечная загадка, никогда не знаешь, что в ней происходит.
— Мама и капеллан говорили, что это мой долг, — строго ответила девушка.
— Скажи, ты никогда не слышала от мамы или капеллана о самоубийцах? — продолжал подтрунивать Кейн.
— Нет, но я слышала много рассказов о смелых женщинах. Да вы опять смеетесь надо мной! — по-детски надула губы Леа.
Реднор поспешно заверил ее, что ему просто приятно смотреть на нее, оттого он и улыбается, и упросил ее продолжить разговор. Убедившись, что Кейн серьезен, Леа стала рассуждать дальше:
— Я знаю, священники говорят, что убить себя — смертный грех. А вам не приходило в голову, что Господь наш бесконечно милостив и способен все взвесить? Он поймет, что лучше страдать самой, нежели из-за вас будет страдать муж.
Лорду Реднору стало не до смеха. Ее слова оказались для него полнейшей неожиданностью. Они неожиданно напугали его бесконечной искренностью, но чувствовал он себя скорее очарованным и невероятно смущенным. Сейчас он был готов на все, лишь бы случайно не задеть и не обидеть ее. Кейн закашлялся.
— Мне кажется, Господь все поймет, но не знаю, одобрит ли он это… Леа, скажи мне, ты много времени проводишь в раздумьях?
— Конечно же, нет! — смеясь, ответила девушка. — Неужто вы думаете, милорд, что я такая бездельница? Женщинам надо много чего знать, даже если это не очень интересно. Я умею готовить, ткать, шить, даже прясть, правда, не очень хорошо. Чтобы стать хорошей пряхой, нужно много учиться. Я разбираюсь в травах и знаю, какие из них от чего помогают. Если вы только позволите, я покажу вам, что умею делать. Я вот предложила вам отдохнуть, а вы легли так, словно готовы вскочить в любую минуту. Милорд, чуть-чуть повернитесь, вот так, я попробую научить вас отдыхать.
И снова Кейну пришлось удивиться. Он действительно всегда пребывал в напряжении и настолько свыкся с таким своим состоянием, что даже не замечал этого.
Он лег так, как она ему сказала, и Леа плавными движениями рук начала разминать ему шею и плечи. Она все говорила и говорила о каких-то пустяках из жизни замка, голос ее становился все тише, слова звучали все медленней и медленней, а под конец вообще слились в тихое ровное журчание. Веки у Реднора отяжелели, тело обмякло, и он заснул, раскинув могучие руки и уткнувшись лицом девушке в колени.
Когда Реднор проснулся, солнце стояло в зените. Открыв глаза, он увидел Леа, склонившуюся над ним с улыбкой.
— Ну, как вы отдохнули? — спросила она.
— Просто восхитительно. Да ты околдовала меня! Знаешь, я с детских лет не спал так хорошо. — В подтверждение сказанного он сладко потянулся.
— Вы выглядели таким уставшим, милорд. До чего трудно вы живете, если даже не чувствуете своего напряжения! Мне так грустно, что вы не сможете здесь задержаться подольше, — вздохнула она.
— Правда? — поднялся на ноги Кейн.
Леа ничего не ответила, а лишь улыбнулась. Они медленно пошли, держась за руки. Он продолжил:
— Куда ты меня теперь ведешь? Я так околдован, что могу прийти вслед за тобой на край пропасти и ничего не заметить при этом.
— До чего же у нас вежливый разговор! — рассмеялась Леа. — И как дурно вы обо мне думаете! Даже если бы я хотела отвести вас туда, поверьте, ничего бы не вышло — у нас здесь никаких пропастей нет. Я желаю вам только добра, не сомневайтесь, пожалуйста! Однако нам пора возвращаться домой. Если вы не против, я бы взглянула на ваши раны. А может, мне еще удастся уговорить вас переодеться. Тогда вы в моих глазах превратитесь из гадкого утенка в прекрасного лебедя.
Ее последние слова звучали довольно странно, но Кейн связал их со всем предыдущим разговором об одежде. Он вдруг вспомнил, как Леа помогала ему раздеваться, и голова его сладко закружилась…
Между тем они вошли в комнату, и Леа от слов перешла к делу — она развязала пояс Кейна и сняла с него верхнее платье.
— Признаюсь тебе, — заметил он, — ничего хорошего в такой огромной фигуре нет. На поле брани моя голова выше всех. — Его голос зазвучал мечтательно и слегка напряженно: Леа стала снимать с него рубашку. — Да, конечно, мне следует благодарить Господа — это все его милость. Однажды он поймет, какую ошибку совершил, и я…
— Нет! — неожиданно прервала его девушка.
— Что такое, Леа?
— Я смеялась над тем, что вы такой большой, но это просто шутка! Я и не думала, что в этом кроется какая-то опасность для вас! Мне не нужно было шутить так! — Еще мгновение — и слезы опять навернулись ей на глаза.
— Конечно, не нужно. Это не предмет для веселья. — Он заметил слезы и попробовал успокоить девушку: — Леа! Да я же пошутил! Перестань плакать. Мне ничего не угрожает. Честное слово, верхом мы все одного роста.
Однако Леа не могла успокоиться. Она внезапно поняла, что все, что она читала в книжках, все романтические истории — лишь слова, в жизни так не бывает. В книжках герой всегда победитель, совершенно не уязвимый для врагов. Но страшные следы на теле Реднора говорили совсем об ином.
Ее вырастили в покорности воле отца. Она знала, что должна постараться полюбить того человека, которого отец выберет ей, не важно, страшен он, жесток или стар. Но с лордом Реднором все получилось иначе, ей не пришлось заставлять себя влюбиться в него. Он не был дряхл, шрамы не сделали его уродом, и он уж точно не был с нею жесток. Только бы ничего не помешало их свадьбе — вот что волновало Леа. Она схватила Кейна за руки и прижалась к его груди, словно пытаясь удержать рядом с собой.
— Леа, ну я ведь уже очень давно воюю. Ну, хорошо, если не ради меня, то ради Всевышнего — перестань плакать. Я не могу этого видеть! — Кейн не на шутку растрогался. Ни одна из его прежних женщин не плакала в тревоге за него. — О Господи! — он почти кричал. — Да ты сделаешь меня несчастным! — Слезы Леа задели Кейна едва ли не сильнее, чем все ее разговоры.
— Милорд, я не плачу, — с усилием проговорила она, тотчас подняв голову. На ее ресницах еще трепетали слезинки, но она заставила себя говорить спокойно. — Мужчины должны сражаться, а женщины — ждать. Так хочет Бог. Но, если я сделаю вас несчастнее себя, смею ли я страдать? — это было сказано с истинной страстью, хотя и прозвучало несколько книжно и напыщенно. Она вцепилась Кейну в руку так, что ногтями чуть не поранила ему кожу.
— Если ты не отпустишь мою руку, то ран у меня прибавится, — ласково укорил ее Реднор и с деланной легкостью добавил: — А если мы останемся в этой холодной комнате, я точно замерзну и умру.
Леа улыбнулась, заставила Реднора опять сесть и сходила за мазью. Та ужасная воспаленная рана на плече выглядела намного лучше; Леа даже взвизгнула от восторга.
— Как бы мне хотелось, чтобы вы не уезжали так скоро, — искренне призналась она.
— Я изо всех сил постараюсь вернуться поскорее. А ты будешь так же нежна со мной, когда я вернусь? И станешь так же ухаживать за моими ранами?
— Вы говорили, — Леа так надавила на рану, что Кейн невольно поморщился, — что больше никаких сражений не будет.
«Война будет всегда, так или иначе», — мелькнуло в голове у Кейна.
— Но человек в любой момент может просто упасть с лошади или грохнуться с лестницы, выпив лишнего, — игриво заметил он вслух.
— Милорд, я более чем уверена, что у вас нет привычки падать с лошади, — со смехом ответила Леа и вдруг поджала губы, словно сдерживалась, чтобы не расплакаться. — Вот вам мазь — можете сами смазать раны на бедре. А мне нужно, пока не поздно, пойти переодеться к обеду. Папа ужасно сердится, когда я опаздываю. Ваша одежда, милорд, здесь, на кресле.
После этого Леа быстро удалилась. Прикрыв дверь комнаты Кейна, она со всех ног бросилась к себе в спальню, а там рухнула на постель, обливаясь слезами. Она знала — он никогда не вернется, слишком уж ей хорошо с ним. Радость не бывает дарована просто так. Она билась в истерике, когда в комнату вошла Эдвина.
— Леа! Что такое? Что случилось? О Боже! Да почему ты плачешь? — бросилась она к дочери.
— Мама, мамочка, должно непременно случиться что-то страшное, я знаю, я чувствую это. Ничем хорошим это все не закончится!
Эдвина побледнела. Неужто дочь узнала, что Пемброк задумал отправить Кейна на тот свет? Если бы лорд Реднор осторожничал и не согласился на этот брак, все планы Пемброков потерпели бы неудачу. А они ведь хотели сделать из Уэльса независимое королевство во главе со стариком Пемброком и Эдвиной! Если бы жениха насторожила глупость Леа, то раздосадованный Пемброк мог бы даже сгоряча убить дочь. Откуда Леа стало известно об этом? И как много она знает?
— О чем ты говоришь? Что случилось? Где лорд Реднор? — Но Эдвине так ничего и не удалось добиться от Леа, кроме бессвязного бормотания о том, что должно случиться нечто кошмарное.
Наверняка Леа ничего толком не знает — при ней такие разговоры никогда не велись. Если и говорили, то только о том, что нужно приглядеть за землями Фиц-Ричарда, пока молодой барон находится в лондонской тюрьме. Мысль о захвате этих земель пришла Пемброку на ум далеко не сразу. Заставить Честера нарушить перемирие особого труда не составит — король Честеру не доверяет, да и обращается с ним, мягко говоря, не очень вежливо. И тут Пемброк вспомнил о лорде Редноре. Он отлично понимал — Гонты против любых перемен власти в Уэльсе и имеют на то серьезные причины. Отчасти они опасались новых мятежей, а с другой стороны, им не хотелось, чтобы росло могущество Пемброков.
Эдвина сама предложила этот брак. Как ни грустно, но для Леа наступила пора выходить замуж. Конечно, лорд Реднор — не лучший муж. Его подолгу не будет дома из-за бесконечных междоусобных войн, да и груб он для такой девочки, ей нелегко с ним придется. Пемброк поначалу колебался, он ненавидел все семейство Гонтов — что отца, что сына. Он сомневался до тех пор, пока Эдвина не заметила как-то раз, что кровные узы — это очень серьезно, и к тому же у Реднора никаких близких родственников нет. Какие возможности тогда появятся у Пемброка-тестя! Эдвина отлично помнила, как Пемброк поначалу просто онемел, потом долго ходил, молчаливый и неприступный, погруженный в раздумья. И, наконец, стал посмеиваться.
— Как тебе нравится перспектива сохранить свою дорогую доченьку? — как-то спросил он с ехидцей. — Богатой вдове с заботливым папашей не нужно выходить больше замуж. Ты не против того, чтобы стать первой леди Уэльса?
Он мог не дожидаться ответа. Гилберт слишком хорошо знал Эдвину и потому намеренно задел две самых чувствительных струны в ней — ее любовь к дочери и гордость.
— Конечно, ты права, моя умная женушка. Действительно, почему бы Реднору не жениться на Леа? Он человек и тоже смертен. Даже если родится ребенок, то позаботиться о нем скорее обязанность тестя, если свекор совсем стар. — Гилберт резко оборвал смех и стал нервно теребить камзол. — Все не так просто. Этого дьявола убить нелегко, но вполне возможно.
Так шаг за шагом родился план. Старик Гонт долго не протянет, ему почти шестьдесят. А когда умрут и Реднор и Гонт, Уэльсом править будет некому, за исключением самого Пемброка! Он станет почти королем. Впрочем, почему «почти»? Он и будет самым настоящим королем!
Проще всего убить Реднора на поле брани. Но, увы, он осторожен, не жаден до побед и старается защищать только себя и свою землю.
Как только Пемброк заговорил с Гонтом о браке между Леа и Реднором, он тотчас начал выискивать слабые места Гонтов. Большинство вассалов оказались преданными им всей душой, не имея достаточных поводов для обид, — Гонты были хорошими хозяевами. Но Пемброк искал не зря, и, в конце концов, нашел приемлемый вариант. Недовольного звали сэр Роберт, и был он кастеляном
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
 замка Реднора. Пемброк ликовал — замок Реднора находился по соседству с землями Фиц-Ричарда. Если бы только удалось подбить валлийцев с земель Фиц-Ричарда на вооруженное выступление! Их можно натравить на любой замок рядом с замком Реднора. Тогда Кейн окажется меж двух огней: с одной стороны — орда валлийцев, с другой — гарнизон норманнов. План хорош, но не совсем совершенен. Валлийцы — народ независимый, да и сэр Роберт в любой момент мог передумать. Ко всему прочему, Реднор — отличный стратег, он не зря имеет репутацию искуснейшего воина. Словом, Пемброка вело скорее чутье, нежели взвешенные размышления, когда он давал согласие на брак Кейна с Леа.
Зимой Пемброк на несколько дней съездил в Лондон. Он знал — со Стефаном говорить бесполезно, проболтается. А вот с королевой Мод можно поделиться таким секретом. Он почти не сомневался, что найдет в ней надежного и могущественного союзника, хотя даже Мод не до конца понимала тайные мотивы устремлений Пемброка. Она с восторгом приняла его план ударить по Глостеру с тыла и положить конец гражданской войне. Честера и Херефорда не составило бы труда взять в плен, как только они появятся при дворе. Их вассалы и пальцем не шевельнут, чтобы восстать против королевской власти в Уэльсе.
Реднор останется тогда совсем один. Никто, кроме него, не станет противиться переходу этих земель в полную зависимость английской короны. Однако Кейн слишком осторожен, чтобы, как Честер, поддаться на мелкие уловки Стефана и Мод и попасть в западню. Но ведь Стефан вполне может устроить какой-нибудь турнир и пригласить на него Реднора. Люди гибнут и на турнирах, хотя и не так часто, как на войне. Пемброк не стал до конца раскрываться перед королевой Мод, да и зачем? Если он будет испытывать настоятельную потребность выговориться, у него для этого есть более достойный слушатель — Эдвина. Именно при ней Гилберт обмолвился, что Реднор, конечно, может отказаться от участия в турнире и тогда его придется подловить в темных коридорах замка, и нож довершит дело.
У Эдвины не было ни малейшего желания вдаваться в подробности, она и так знала уже достаточно. На душе у нее было мерзко, но мысль о том, какие золотые горы ждут их при успешном завершении этой интриги, не покидала ее.
Она отшлепала дочь по щекам и добилась того, что рыдания стихли.
— Мне нет дела до того, чего ты понаслушалась. Держи язык за зубами, понятно? Если из-за твоей болтливости сорвется свадьба, отец вырвет тебе язык раскаленными щипцами. А теперь ступай, умойся, надень самое красивое платье и не вздумай появиться на людях, пока я не пришлю за тобой. Ты обязательно выйдешь замуж, я сделаю для этого все возможное! И да поможет нам Бог!
Эдвина переоделась и поспешно отправилась в гостиную. То, что она увидела, обрадовало и одновременно смутило ее: Кейн, Пемброк и граф Гонт дружно смеялись, чокаясь чашами с вином. На столе лежала бумага — брачный контракт с тремя подписями внизу листа. Уже ничто не могло испортить дела. Если дочери что-то и стало известно, она не проговорилась, а теперь уж тем более ничего не скажет.
Эдвина вошла как раз в тот момент, когда мужчины обсуждали, кого приглашать на свадьбу. Вопрос этот был действительно очень серьезный. Дело в том, что Гонт и его сын оказались как бы между разными лагерями участников гражданской войны. Они симпатизировали и Генриху Анжуйскому и Стефану. Их, в свою очередь, не любили многие и с той и с другой стороны, но уважали все.
Непризнанной императрице Матильде, по правде говоря, вообще ни до чего не было дела. Ей хотелось домой, во Францию, и отказываться от этого-намерения она не собиралась. Генриху Анжуйскому, видимо, тоже жилось неплохо, в Англии он пока не появлялся, и неизвестно, приедет он или нет в будущем. Но как быть с королем Стефаном и Робертом, графом Глостером? Появись они вместе на свадьбе — быть беде. С другой стороны, оба — слишком значительные фигуры, чтобы их забыть пригласить. В конце концов, Гонт пообещал лично написать королеве Мод и попросить ее уговорить Стефана не появляться на свадьбе. Пусть она сама объяснит ему, насколько опасно оказаться так глубоко на вражеской территории. Вообще-то, Стефан был любитель подраться, а уж отказать себе в удовольствии насолить Глостеру ему бы стоило больших трудов! Лорд Реднор вызвался встретиться с Филиппом Глостером — его лучшим другом, вторым сыном Роберта, — и попросить присмотреть за отцом: мало ли что, вдруг Мод не уговорит Стефана. С остальными гостями все обстояло проще — большинство знаменитостей так часто перебегали из одного лагеря в другой, что никаких неожиданных встреч уже просто не могло быть. А некоторые бароны, подобно графу Честеру, вообще затруднились бы вспомнить, на чьей они стороне сегодня.
Как только разобрались с гостями, старый граф Гонт обратился к Эдвине.
— Я очень доволен тем, как все складывается, — сказал он почему-то с грустной улыбкой. — Хорошо, когда жена под стать своему мужу. Пару лет назад его бросила одна шлюха. А он еще жениться на ней собирался. Я его отговаривал, но он и слышать ничего не хотел, горячий больно. Вот теперь — другое дело! — Гонт хохотнул. — Ваша дочь здорово окрутила его! Он всю ночь не спал — все ходил по комнате; думал, я сплю, а я все слышал. Не сомневайтесь, отсутствие моего сына не будет долгим, он вернется к ней при первой же возможности. Нам придется-таки уехать, никак нельзя потерять северные земли. Мы с сыном сейчас только об этом и думаем. Я, пожалуй, тоже поеду вместе с ним, а то уж забыл, как там все выглядит. — Горькая усмешка пробежала по лицу старика. — Там все связано с его матерью. Как я любил ее!
Он долго молчал, и лицо его оставалось по-прежнему мрачным. Потом он продолжил:
— Он убил ее — она умерла, рожая его! Он убил и ее, и своего брата-двойняшку. Я ему этого не смог простить. Женщина, столь дорогая мне, умерла, а он цел и невредим. Я бы его удавил собственными руками, будь у меня другой наследник! Но у меня нет больше сыновей. Зато сам Господь наказал его. Над ним висит проклятие, и никакой надежды на прощение у него нет — он думает, что мечен Сатаной! Его больная нога — это и есть сатанинская отметина. — Гонт презрительно сплюнул. — Эта боль всегда живет в нем — и денно и нощно. Я его вырастил таким и ничуть не жалею об этом. С другой стороны, надо признать, он хороший сын, но я никогда не забуду то горе, которое обрушилось на меня с его появлением. Я хочу, чтобы он тоже всегда помнил об этом. Поэтому у него такое имя — Кейн, братоубийца.
— Ваша светлость! — Эдвину так потрясло услышанное, что она даже не потрудилась вникнуть, как следует, в суть разногласий. Вражда между сыном и отцом — вещь, увы, обычная, но не по такому поводу! — Я говорю как женщина, ваша светлость. Ребенок не виноват, что его мать… Ну, хорошо, хорошо, — поспешила она прекратить разговор, как только граф повернулся к ней, и она увидела, что его лицо пылает яростью. — Граф, вы, конечно, разбираетесь в ваших делах лучше, чем кто-либо. Я лишь беспокоюсь о моей дочери. Будет ли он добр к ней?
— А вы как думаете, если из-за нее он не спит по ночам? О да, конечно, он будет добр, по крайней мере, пока влюблен. — Эдвина побледнела, но Гонт ничего не заметил. — Нет, — сдержанно сказал он, — я несправедлив к нему. Он человек слова: как сказал — так и будет. Если ваша дочь не избалована и может найти радость в обычной семейной жизни — все будет хорошо. Если что и случится, так только по ее вине, а не по его. Да вы сами взгляните — он же, как одурманенный!
Эдвина сердцем чувствовала: все, что говорит Гонт, правда. Лорд Реднор как раз что-то горячо обсуждал с ее мужем. Она пригляделась к тому, как держался Кейн, и заметила нетерпеливые взгляды, которые он бросал на дверь. Тогда Эдвина окликнула застывшего истуканом пажа и отправила его за Леа.
Едва девушка вошла в комнату, Кейн тотчас же понял, что она плакала. Он бросился ей навстречу.
— Ты все еще расстроена из-за той моей шутки?
— Вовсе нет, — попыталась улыбнуться Леа.
— Тогда что у тебя с глазами? Ты же плакала! — Кейн схватил ее за плечи и повернул лицом к себе.
— Да что вы! Нет! Это так глупо — плакать из-за шутки.
Леа оказалась для него совершенно непонятным существом. Он до сих пор не встречал таких женщин и никак не мог понять, правду она говорит или лукавит.
— Я знаю совсем немного о женщинах, подобных тебе. Если ты говоришь, что это так, а не иначе, я верю тебе, но прошу: говори мне только правду. Знай, я готов простить тебе буквально все, лишь бы ты сказала мне об этом сама, прямо и честно. Но, если ты обманешь меня, тебе придется горько пожалеть об этом.
Леа было невдомек, что Реднор говорил ей о неправде совсем иного рода. Она поняла его буквально, как привыкла понимать отца. Ее рука задрожала в его руке.
— Попозже… Я вам все расскажу чуть позже. Прошу вас, только не сейчас, не здесь.
Их голоса заглушал шум приготовления к обеду, и Эдвина могла лишь наблюдать за ними. Если Леа расстроена по причине своего замужества, то ей удается хорошо это скрывать. Эдвина и не предполагала в своей дочери таких способностей. Она видела, что молодые не в ссоре, иначе бы они не говорили друг с другом так ласково. Они находились вместе весь день. Может, между ними уже что-то произошло — он заставил Леа вступить с ним в связь, или она сама, не дай Бог, согласилась? Хотя, если верить Гонту и его рассказу о сыне, едва ли такое возможно. К тому же, случись такое, Леа мучилась бы ужасно, и это заметили бы все. Нет, не похоже. Вон, какие взгляды бросает он на нее — как голодный волк на стадо овец.
— Лорд Реднор, — заговорил Пемброк, обращаясь к Кейну, — этим летом вы частенько виделись со знатью. Как вам кажется, чего хочет Стефан?
— А он разве хотел чего-нибудь, кроме денег да надежных людей? Теперь он упустил из рук власть, и мне просто интересно: на что он теперь надеется? Этот вопрос меня очень занимает. Мне кажется, он понаслушался всякой болтовни о возвращении Генриха и теперь хочет добиться среди баронов поддержки любой ценой, хоть взятками, хоть угрозами.
— Согласен с вами. Но если вы все и так прекрасно знаете, то зачем вам ехать к нему? Непонятно!
— Он едет, — рыкнул Гонт, — потому что я так сказал!
— Да, я понимаю, вас он не ослушается, но почему вы так ему приказали поступить?
— Потому что я присягнул Стефану. Я его солдат и не отрекусь от него. Мы поклялись помочь ему людьми и оружием и должны теперь постоянно доказывать, что наши войска — надежная защита этого края от валлийских разбоев. Для Кейна эта поездка — потеря времени, а мне тяжело оставаться, я слишком стар, чтобы как следует заменить его на поле брани. Но я не хочу, чтобы потом сказали, что мы не уважаем право нашего короля созвать на совет своих вассалов.
— Мой отец прав, но он не все сказал. Короля могут обмануть или ввести в заблуждение, поэтому мой долг — находиться рядом и видеть, что происходит. Не окажись я там, когда вокруг Стефана собирается волчья стая, не сносить мне головы, — подтвердил слова отца Кейн.
— Вы можете и здесь потерять свою голову, милорд, — криво усмехнувшись, сказал Пемброк. Но потом, ужаснувшись, что Реднор может превратно понять его, повернул взгляд в сторону дочери, как будто намекая, что он имел в виду вовсе не сражение.
Однако Кейн как будто и не заметил двусмысленности в словах Пемброка. Он оставался серьезен, и его мужественное лицо дышало уверенностью в своей силе.
— Возможно. Но там я могу отвести удар от короля!
— Ну, хорошо, вы лучше знаете все эти тонкости. А я вот ни за что не побегу, сколько бы меня Стефан ни звал, до той поры, пока не увижу в этом своей выгоды. При том, что вы рассказали, не лучше ли, если ваша жена останется здесь?
— Нет! — закричала Леа, внимательно слушавшая разговор. Она тотчас же прижала ладонь ко рту и отпрянула, но отец успел влепить ей пощечину.
В тот же миг Реднор вскочил со стула, невольно приложив руку к тому боку, где обычно висел меч.
— Да как вы смеете! — Его голос дрожал от ярости. — Мою жену?! Как вы смеете бить мою жену?! — Реднор был готов кинуться на свекра, но между ними возникла Эдвина, а напротив Пемброка встал старик Гонт.
— Милорд, милорд, умоляю вас, — билась в истерике Леа. Она с ужасом осознавала, что весь скандал возник из-за ее несдержанности. Над обеденным столом пронесся гул. Пемброк с лицом, пожелтевшим от страха, заставил себя рассмеяться, но смех вышел натянутым и неуместным.
— Какой пустяк — шлепнуть девчонку. — Реднор вновь сделал движение в его сторону. — Простите меня, лорд Реднор. Но советую задуматься: она мне дочь дольше, чем вам — суженая, это — во-первых, а во-вторых, я не привык, когда в моем доме мне перечат.
Мало-помалу Кейн пришел в себя.
— Вы абсолютно правы, и я приношу свои извинения за то, что не позволил вам вести себя жестоко в вашем собственном доме. Но отныне ее поведение — моя забота. Пока я здесь, прошу вас позволить мне самому с ней разбираться.
Все уселись на свои места, но обед был испорчен. Леа так и не притронулась к еде, а Реднор рассеянно ковырялся в тарелке; унылая гримаса не покидала его лица.
Пемброк крепко задумался. То, что он увидел сегодня, ему самому никогда не было свойственно. Лорд Реднор всерьез привязался к его дочери, раз так откровенно заявил свои права на нее.
— Я также слышал, — продолжил он, словно ничего не произошло, — будто Стефан собирается устроить большой турнир. Реднор, вы званы?
Граф Гонт вскинул голову, а Кейн посмотрел на Пемброка в упор.
— Вам более, чем кому бы то ни было, не следовало спрашивать меня об этом, — резко ответил Реднор и в упор посмотрел на Пемброка. — Я ведь слышал, что именно вы представили меня королю как главного претендента на победу и предложили пригласить на турнир.
Пемброк пожал плечами.
— Поверьте, я не стал бы оказывать подобную услугу своему будущему зятю. Подумайте, может, вам вообще не стоит ехать в Лондон? А что, если Стефан задумал таким способом избавиться от вас?
Леа тихо охнула, но Пемброк ничего не услышал. А вот Кейн мгновенно метнул на девочку острый взгляд.
— У Стефана большие планы, — осторожно ответил Реднор, — но я пятнадцать лет провел с оружием в руках. Неужто я похож на того, кого так легко заколоть дурацкой турнирной пикой? Нет, насчет Стефана я спокоен, к тому же со мной будут мои люди, совсем не новички в ратном деле. А отец тем временем займется наведением порядка на наших землях. До тех пор, пока Пейнкастл и другие замки у него в руках, королю нападать на меня, по меньшей мере, неразумно.
— Именно поэтому я и советую вам воздержаться от участия в турнире, — пытался загладить возникшую неловкость Пемброк.
— Это смешно — отказываться от участия в турнире из-за каких-то слухов. Если уж меня на настоящей войне не убили, неужто вы думаете, что меня можно отправить на тот свет на войне игрушечной?
Старый Гонт склонился над тарелкой и сидел, не поднимая головы, но взгляд его стал осторожным и задумчивым.
— Меня значительно больше тревожат совсем иные вещи, чем развлечения короля Стефана, —продолжил Кейн. — Этот визит Генриха, по правде говоря, похоже, вновь принесет кучу неприятностей. За Генрихом стоит новоиспеченный граф Херефорд. Да и Глостеру всегда страшно хотелось подмять Стефана под себя, и он готов будет помочь мальчишке, хотя годы войны и потрепали его. Если вдобавок Честер опять перебежит на другую сторону, то нас снова ждет война и море пролитой крови.
— Звучит убедительно, но я что-то не вижу толку от вашего вмешательства, Кейн. Сидели бы тихо и спокойно на своих землях. Вы же сами говорили, у вас там дел более чем достаточно, — остановил его Пемброк.
— Если бы я мог, то так бы и поступил. Однако, изменись в Англии ситуация хоть на йоту, и мы потеряем власть над Уэльсом. А если Генрих станет королем, все вновь придет в упадок, хлеб на полях собирать будет некому, в стране начнется голод. И все наши усилия окажутся напрасными!
— Но вы не можете помешать его приезду.
— Увы, это правда. Но не исключено, что я смогу уговорить его вернуться домой до лучших времен. Он покладистее своей матери. И кажется умным.
— Неужели вы считаете, что при такой политической ситуации разумно брать с собой неопытную девчонку?
Лицо Реднора потемнело, но голос остался спокойным:
— Думаю, ей не составит труда, слушая разговоры, держать язык за зубами. Я хочу знать, о чем болтают на женской половине.
— Реднор! — с презрением воскликнул Пемброк. — Для этого вы хотите использовать пятнадцатилетнюю девочку?!
— Я думаю, Пемброк, нам стоит прекратить обсуждение этой темы. Мне вполне достаточно вашего заверения, что она не станет попусту болтать.
— Да кто же при ней будет вести разговоры! Разве женщины доверяют друг другу?
У Реднора чуть искры из глаз не посыпались от гнева, но тут вступил в разговор отец.
— Бросьте, Гилберт! — сквозь смех заговорил Гонт. Он отправил в рот кусок оленины прямо с ножа. — Вам его ни за что не уговорить. Вы что, не видите, он и слушать ничего не хочет. Лишь бы она была рядом — и все тут. Да вы посмотрите — он же прямо-таки сохнет по ней! Он не переживет без нее этих двух месяцев! — Гонт вновь расхохотался. — Эй, Гилберт! Вы только посмотрите! Я его зацепил за живое.
Кейн медленно встал из-за стала, заявив, что сыт. Он предложил Леа пойти вместе с ним — ему нужно поговорить с ней. Его последние слова снова вызвали взрыв хохота у Гонта. Реднор покачал головой и тяжелым шагом отправился прочь из комнаты. Леа в тот же миг вскочила со своего места и бросилась вслед за Реднором. Впервые в жизни она даже не взглянула ни на мать, ни на отца, чтобы спросить разрешения.
А Пемброк и Гонт тем временем продолжали за столом обсуждать поездку Леа ко двору. Пемброк привел кучу доводов, почему не стоит везти такую домашнюю девочку к распутному двору Стефана. В ответ старик Гонт лишь рассмеялся.
— Вы, норманны, не понимаете, что за кровь течет в жилах валлийцев. Мать и бабка Кейна пришли из диких горных поселений. Реднор дважды валлиец. — Гонт чуть помолчал, а потом добавил: — Кроме того, ему пойдет на пользу, что она будет поглядывать вокруг.
— Ну, хорошо, — продолжил свои увещевания Пемброк, — я понял насчет горячей крови. А что, деревенских женщин ему мало? Скучно без них в городе, что ли? Жена должна сидеть дома.
— Ему никогда не было дела до деревенских женщин. Да, он мужчина и достаточно часто позволял себе… — Гонт покачал головой и мельком взглянул на потупившуюся леди Эдвину. — Он позаботится о девочке как полагается, хотя вообще-то от женщин не бывает ничего, кроме горечи на душе. Рано или поздно они или умирают от слабости, или обманывают. Человек должен любить только Бога и деву Марию.
— Я думаю, женщинами вообще не стоит слишком забивать себе голову.
— Но мужчины этого частенько не понимают. Вы что, Гилберт, думаете, если вам и мне приходят в голову такие мысли, то и у всех вокруг с головой все в порядке? Увы, это далеко не так. Вы знаете, что на турнирах теперь в качестве призов вручают украшения? Такая мода, видите ли. Человек рискует ради них головой, хорошим оружием, лошадью, а потом дарит эти безделушки своей женщине. Да, конечно, можно взять приз деньгами, и в прошлом мы с Кейном заработали на турнирах целое состояние. Уверен, и на этом королевском турнире он пожнет хороший урожай. Главное, чтобы ваша дочь родила мне внука, тогда я могу спокойно умереть.
Ну а если она не подарит нам детей, то мои земли никогда не будут принадлежать ей.
Пемброк закашлялся при этих словах и отпил глоток вина. «Гонт, похоже, держит меня за дурака», — подумалось ему. У Гонта не должно быть никакой родни, Кейн — его единственный сын. Когда его не станет, земли перейдут в собственность Леа. И совершенно неважно, с детьми она будет или без них. Занимался бы Пемброк столь тщательно устройством этого брака, если бы не был уверен, что земли Гонтов достанутся не кому-нибудь, а Леа?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кровные узы - Джеллис Роберта

Разделы:
1234567891011121314151618192021

Ваши комментарии
к роману Кровные узы - Джеллис Роберта



Это ужасно!!! Всю книгу г.г-ня провела в слезах.Он ее бьет , а она , как собачонка ползает у его ног.Конец вообще скомканный .Не советую !
Кровные узы - Джеллис РобертаКсения
17.01.2012, 16.32





херня
Кровные узы - Джеллис Робертапук
21.04.2012, 15.20





жуть жуткая.роман читать было интересно,хотя,честно сказать,совсем запуталась в именах и интригах.но вот отношения меж главными героями-он-совершенное чудовище,она-подобострастная тряпка,вечно в слезах.не знаю как оценить эту книгу.
Кровные узы - Джеллис РобертаВерониктор
27.03.2013, 14.20





ах да,в аннотации еще было сказано о женском счастье,понимании и любви-так вот,этого и в помине не было.боже упаси от такого "счастья".
Кровные узы - Джеллис РобертаВерониктор
27.03.2013, 14.29





Нет, слова конечно, есть. Но все нехорошие.
Кровные узы - Джеллис РобертаЭлис
27.03.2013, 15.47





Возможно, тогда были такие времена, однако любви я не увидела. Автор приписывает пятнадцатилетней девочке мудрость зрелой женщины -это, мягко говоря, странно... А интриг так много, что даже ориентируясь в каких-то исторических моментах, все равно чувствуешь себя потерянным. Одним словом, дочитала до конца, только потому что имею привычку заканчивать начатое. И еще одно - читая ткие романы понимаешь почему, к примеру, Вальтер Скотт признанный гений рыцарских романов.
Кровные узы - Джеллис РобертаItis
13.04.2013, 21.36





Действительно тяжелый роман. Но зато все правдиво, хотя эти придворные интриги слишком закручены, очень тяжело понять чток чему и кто есть кто. А гг ня тряпка он ее дубасит изменяет а он ему иой милый мой дорогой.тупо
Кровные узы - Джеллис Робертанека я
28.08.2013, 12.39





Не могу согласиться с тем, что интрига запутана и что можно запутаться в именах, более того-все весьма доходчиво. Но почти со всем остальным написанным согласна: роман не тянет даже на пятерку и удивляюсь, что роман набрал больше баллов.
Кровные узы - Джеллис РобертаНатали
21.04.2014, 0.55





Ужасный роман,и ужасный главный герой! Неуравновешенный,непредсказуемый,к тому же еще морально не устойчивый! Врагу не пожелаешь такого "счастья",чтобы вот так в 15 лет сломали жизнь! И жить в постоянном стрессе,боясь сделать что-то не так! Неприятный осадок оставил этот роман! Что этим хотела сказать писательница? Почему она так настойчиво хотела совместить не совместимое!? Ведь главные герои разные,как небо и земля! Начиная с разницы в возрасте,в интересах,и во всем! Лучше бы Леа осталась старой девой! Лучше бы сохранилась! А то при таком "Счастье" можно уже в 20 лет состариться!
Кровные узы - Джеллис РобертаЕлена
2.07.2014, 9.56





Полностью согласна с мнением читателей! Я этот роман начала читать,потому что была заинтригована описанием: "Насильно выданная замуж Леа находит понимание и любовь". Но я разочаровалась! Нигде не нашла ни понимания,ни любви! А только ужасное обращение и полнейшее подавление личности! Ей даже нельзя было торговаться на базаре! Даже это не нравилось ему! Чтобы не смела ни в чем быть умнее его! Что это за "понимание и любовь"?! А как он ее безобразно избивал в конце романа,за то что она попыталась поговорить по-душам! А когда она сказала,чтобы он прекратил,потому что она беременная,вместо того чтобы просить прощения,спросил:"От кого?" Это уже слишком! И она прощала,все что можно и нельзя! Бедная девочка! Это даже представить себе нельзя,как это в 15 лет тебе достаются чужие объедки и негатив! Правильно сказано: Врагу не пожелаешь такого "счастья"!
Кровные узы - Джеллис РобертаОльга
2.07.2014, 10.39





Какое там рыцарство?! Только дурь и спесь! Хочется спросить у этого Реднора: "Ты с кем воюешь,"рыцарь"?! С беззащитным ребенком,который тебе не может тем же ответить?!! Грош цена твоей силе!!!" И вообще неприятно было читать,как эта скотина неблагодарная вытирала о свою жену ноги! А конец просто "вымораживает"! Это самый худший роман из всех мною прочитанных!
Кровные узы - Джеллис РобертаЛена
2.07.2014, 13.40





Все читатели в один голос твердят,что героиня провела всю книгу в слезах! Но я этого не заметила. Были моменты еще более неприятные! Я помню,после прочтения долго не могла прийти в себя! Настолько была в шоке! От всего! И была счастлива от того,что я не на месте той героини!
Кровные узы - Джеллис РобертаЛена
7.07.2014, 18.15





Да,сломали девочке жизнь! Слишком рано эту Лею вытолкнули замуж! Она была к нему просто не готова,слишком юна и неопытна для таких отношений! Надо было хотя бы 2-3 года подождать,дать повзрослеть! Такое впечатление,что грубо сорвали и растоптали зеленый,не распустившийся бутон,не дав ему естественно раскрыться!
Кровные узы - Джеллис РобертаЕлена
8.07.2014, 18.59





Читая этот роман,я пришла к выводу,что там,где патриархат и власть мужчин,там женщине никогда не будет счастья!!! Никогда!!! Там ей будет только горе и скорбь! И какое это счастье - жить в наше время,когда сама делаешь свой выбор! И никто не свалится,как снег на голову,не навяжет тебе постылого мужа,и не сломает тебе жизнь! Вот это настоящее женское счастье!!! Надо уметь ценить это!!!
Кровные узы - Джеллис РобертаЮлия
13.07.2014, 15.02





Для женщин предписал,терпеть семейный ад!rnКрутой,как трибунал,обычаев диктат!rnНо смешивать не след,содружества покой,rnС сокрытельнейцей бед,терпенья тишиной!
Кровные узы - Джеллис РобертаЮля
14.07.2014, 10.11





Ух, ну не знаю...Гл.герой шизофреник..У гл.героинии невроз.Оба героя чекнутые.Но читать было интересно.
Кровные узы - Джеллис Роберталуиза
29.08.2014, 17.27





Да уж... странный роман. Читала с пропусками, просто, чтобы дочитать. Эти диалоги бесконечные с интригами мне были совершенно неинтересны. Собственно про любовные отношения в романе крайне мало. Одна политика и такая местечковая. Кто, с кем, против кого- ерунда полная. Все комментарии выше про нормального мужчину, а герой мужчина совсем ненормальный. Не знал никакой радости и тепла в жизни, одни сражения да ранения... Откуда тут взяться нежности к юной жене? Время ужасное и ужасные мужчины... Откуда только слово "рыцарь", как символ благородства?
Кровные узы - Джеллис РобертаМарина
23.11.2014, 19.31





Много политики.
Кровные узы - Джеллис РобертаКэт
13.06.2015, 11.19





Неприятный роман! "Рабыня Страсти",со всеми его недостатками намного больше произвел впечатление! Риган-Зейнаб была гордая,с достоинтвом,а эта Леа просто тряпка покорная! Все эти отношения с Реднором просто выбесивали! Она ему сшила новый камзол к свадьбе,каждый стежок был сделан с любовью,а он даже не поблагодарил,а в этом же камзоле грубо и похабно ее изнасиловал среди свадьбы! Фу,какая мерзость несусветная! И перечислять все мерзости этого романа не хватит места и слов! Самый худший из всех романов,которые я когда либо читала! А уж с "Анжеликой" вообще не сравнить! В подметки не годится!
Кровные узы - Джеллис РобертаОля
12.07.2015, 10.14





И еще,когда ребенок вырастет,пусть этот "рыцарь" расскажет ему,при каких обстоятельствах его мать сообщила,что она беременная! И за что он так остервенело избивал его мать?! И какой он "герой"!
Кровные узы - Джеллис РобертаОля
12.07.2015, 10.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100