Читать онлайн Кровные узы, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кровные узы - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кровные узы - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кровные узы - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Кровные узы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Да, давненько Реднор не был здесь, в Смитфилде, на Конном рынке. С тех пор рынок сильно разросся. Сколько же тут было разных пород! Здесь можно было купить лошадь любого возраста — от жеребенка-сосунка до старой клячи без зубов. Продавцы звонко зазывали покупателей. Особенно Реднору понравились маленькие, плотно сбитые, тонконогие арабские пони. Он долго любовался ими. Продавец начал расхваливать их силу и выносливость. Реднор в ответ рассмеялся и сказал, что, если он сядет на такую лошадь, он будет скрести каблуками по земле, да и тяжел он очень.
— Вот родится сын, тогда и куплю, — пробормотал он и поехал прочь от красивейшей кобылы со шкурой белой как снег. Ее грива и хвост были великолепно расчесаны и отливали серебром.
И вдруг Реднор сообразил, что жена раза в три легче его. Он вернулся и поинтересовался ценой. Начался торг — долгий и яростный. Реднор забыл о всяком приличии и торговался с упоением, достойным отъявленного скряги. В какой-то момент он подумал, что уже давно пришел назначенный час, а Леа все нет. Наверное, болтается где-то по рынку, игрушки покупает. Все женщины похожи друг на друга. Джоанна Шрусбери тоже всегда опаздывала.
Наконец они сторговались, Реднор заплатил, договорились о перевозке. Кейн огляделся. Жены не было, она опаздывала больше чем на час. Он уже начал волноваться, как вдруг увидел пробирающегося сквозь толпу Седрика, перепачканного кровью и очень бледного.
— Милорд! Слава Богу, я так быстро нашел вас! Срочно возвращайтесь домой!
— О Господи, что случилось? — спросил Реднор, но даже не стал дожидаться ответа. — Домой! — крикнул он своим солдатам и пристроился рядом с Седриком.
— С вашей женой все в порядке, — стал на ходу объяснять Седрик. Он потряс головой, словно плохо слышал. — Только как бы не было, еще одной попытки. Нас немного, весь дом охранять нам тяжело. Сэр Гарри словно обезумел, он не знал, где вас искать, а миледи так испугалась, что сначала вообще не могла вымолвить ни слова.
Кейн не мог ни спрашивать, ни отвечать. Словно холодная рука стиснула ему сердце и горло, он с трудом дышал. Ни испуга, ни удивления не было.
Он нашел Леа в комнате охраны. Рядом с ней с обнаженным мечом стоял Бофор. Жена плакала. Увидев Кейна, она бросилась к нему и вцепилась в камзол. Реднор почувствовал, как она дрожит.
— Все хорошо, Леа, все хорошо. Никто не обидит тебя, я же здесь, рядом… — стал успокаивать ее Кейн. — Бофор, что произошло?
— Я едва ли могу что-то объяснить, милорд, лучше просто расскажу, как все было. — Сэр Гарри выглядел растерянным, руки и лицо его были в ссадинах. — Мы поехали на рынок, двенадцать солдат и я, как вы и приказали. Ее светлость все переживали, как бы не опоздать, и потому мы приехали в Смитфилд очень рано, около четверти третьего. Мы все время высматривали вас, вдруг вы появитесь.
— Бофор, ты бы присел. У тебя такой вид, словно ты ранен.
— Нет, милорд, я скорее потрясен, нежели ранен. Пока мы вас поджидали, к нам пристал продавец роскошной вороной кобылы. Он стал расхваливать ее, а потом предложил Леа прокатиться. Это была моя ошибка, милорд, я разрешил. Я был уверен, что миледи хорошо держится в седле и справится с лошадью. Мы отъехали в сторону, рядом с рынком было небольшое поле. Ее светлость пересели на эту лошадь и сделали небольшой кружок вокруг нас. Вдруг ни с того ни с сего лошадь рванула с места в карьер и понеслась через поле. — Бофор перевел дух. — Это было так неожиданно, милорд. Лошадь выглядела послушной, а ее светлость ездит верхом совсем неплохо для женщины. Мы сначала даже не поехали следом — я решил, миледи справится. Вдруг, откуда ни возьмись, появился отряд солдат. Они мгновенно окружили ее светлость, и лошадь остановилась. Миледи закричала о помощи. Я растерялся — их было значительно больше нас.
— Как они были одеты? В чьи цвета? — обеспокоенно прервал его Реднор.
— На них не было никаких знаков отличия, милорд, скажу только, что они выглядели как-то разношерстно. Я даже подумал, что это два разных отряда. А дальше было так. Я отправил Седрика домой за помощью, а сам с оставшимися людьми бросился к ее светлости и этим двум отрядам. Одна группа мгновенно отделилась и стала уходить в сторону. Вторая, казалось, была не прочь подраться, но тут, слава Богу, появился Седрик с солдатами, и они ретировались.
— Что дальше? Ты пытался взять их в плен?
— Нет, милорд, нас все-таки было немного. А потом, единственное, о чем я думал, так это чтобы с вашей женой больше ничего не случилось. Наверное, на этом все. Я посадил вашу жену перед собой. Ее бил жуткий озноб. Я беспокоился, не поджидает ли нас засада на обратном пути. Домой мы пробирались окольными путями. Миледи так плакала, что я с трудом смог выяснить, куда вы уехали. Потом я отправил за вами Седрика.
— Спасибо, Бофор, ты все сделал правильно.
Мне нужно успокоить жену, а с тобой мы еще поговорим, только попозже, хорошо? Джайлс, расставь посты. Сомневаюсь, что это действительно нужно, но на всякий случай сделай это.
Реднор взял Леа на руки и понес наверх, в спальню. Он попытался уложить ее в постель, но она так крепко держалась за его камзол, что Кейн не смог разжать ее руки. В конце концов, он сел на кровать и прижал ее к себе.
— Тебя никто не обидит, ты в безопасности. Ну, успокойся.
Вскоре она разжала руки и откинулась на подушки. Он целовал ее рыжие пряди и вдруг понял, что губы его дрожат. Шрамы на лице сделались багровыми. То, что произошло сегодня, — обычные дворцовые игры. Но за одну пролитую слезинку этой женщины, которая лежала перед ним, Кейн был готов разорвать любого на куски. Он не сомневался — это дело рук королевы. Через несколько минут он все же успокоился. Те люди не собирались пугать его жену, они хотели ее украсть. Неужели Мод могла так открыто пойти в бой, что наняла воров? Но зачем ей Леа, если завтра она задумала отправить его на тот свет?
— Леа, ты можешь сейчас говорить? — Всхлип был ему ответом. — Леа, ты не попробуешь рассказать мне, что произошло?
— Обними меня покрепче, — прошептала она.
— Любимая моя, если я крепко тебя обниму — не знаю, выдержишь ли ты, — улыбнулся Реднор. — Вспомни, не узнала ли ты кого-нибудь из тех людей? Может, лошади были знакомые, или камзолы, или какие-то знаки отличия? Леа вздрогнула. Своим ответом она выдаст отца. Что тогда подумает о ней Кейн? Но если она промолчит, то вторая попытка Пемброка окажется удачнее первой.
— Ты должен знать, — заговорила Леа. — Если ты спросил, значит, готов услышать правду. Они подменили лошадей и одежду, но всех этих людей я знаю очень давно. — Голос ее оборвался. Леа снова расплакалась. — Я бы ничего не сказала, но вдруг тогда я больше никогда не увижу тебя!
Он так крепко сжал объятия, что Леа вдруг застонала.
— Ой, прости, родная моя. Я не хотел сделать тебе больно.
— Уж лучше сломанные ребра, чем разбитое сердце, — пошутила она. — Милорд, а может, моя мать права? Вдруг отцу нужен только выкуп за меня, а вам он ничего дурного сделать не хочет?
Леа — наследница Реднора, вот потому Пемброк охотится за ней. Но сомнения то исчезали, то вновь начинали бушевать в душе Кейна. Ему очень хотелось верить, что жена искренна с ним.
— Может, все так и есть, как ты говоришь, — задумчиво произнес Реднор. — Впрочем, не важно. Не надо ничего бояться, Леа. Второго раза не последует. Я отправлю гонца к королю и предупрежу, что не приду сегодня. Не бойся, я тебя больше одну не оставлю.
— Нет, ты должен идти. У тебя серьезные дела. А то ты начнешь ненавидеть меня за то, что я мешаю, — произнесла она дрожащим голосом.
Кейн покачал головой, в груди у него что-то заныло. Он встал и заходил по комнате. Она ведь права — другой возможности увидеться со Стефаном может и не быть. Убьют его завтра на турнире — и все. Но почему она так настойчива? Ей хотелось, чтобы отец выкрал ее? Тогда эти слезы только из-за того, что план Пемброка не удался?
— Ты права, встреча со Стефаном очень важна для меня. Но если я потеряю тебя… — Кейн замолчал. Зачем он говорит это, если он даже не доверяет ей? — Я знаю, как поступить. Я поеду один, а Джайлс с людьми…
— Нет! — закричала Леа. Она вскочила с постели и бросилась к нему. — Я умру от страха, если ты поедешь в это змеиное логово один. Ты даже не представляешь, как я боюсь за тебя. Этот страх леденит мою душу, сердце, разум. Я ничего не могу делать. Я боялась сказать, где тебя можно было найти днем, потому что думала: а вдруг это ловушка? Ты поедешь ко мне, а тебя схватят.
Реднор со стоном запрокинул голову. Он не был настолько силен, чтобы разрешить женщине увидеть, как он плачет. Ему так хотелось верить ей.
— Ну, хорошо, Леа, будь, по-твоему. — Он взял себя в руки. — Половину отряда я возьму с собой, а половина останется здесь. Таким образом, мы станем опасаться друг за друга поровну.


«Ну и денек, — привалившись к лошади, размышлял Кейн. — Сначала Херефорд, потом Глостер с Лестером, потом Леа. В довершение всего — Стефан и море выпитого. И как только желудок такое выдерживает!» Реднор в десятый раз пощупал, на месте ли спрятанные в нагрудном кармане бумаги от Стефана. Хотя, впрочем, гроша ломаного они не стоят. И Стефан тоже. Вообще все вокруг — тлен… Однако ему еще рановато в рай, кое-что нужно сделать. Завтра турнир — не потерять бы там голову.
— Седрик, — с трудом позвал он, — я сегодня лягу у себя, и не вздумай мешать мне. — Он попытался вставить ногу в стремя, но промахнулся и едва не упал. — Ну, помоги же ты мне! Ты что, не видишь, я не могу сесть на лошадь?! Проклятое животное, надо другую купить, на эту громадину не залезешь. То в седло, то из седла — и так всю жизнь.
Седрик поддакнул, что так, мол, все в жизни и есть, и махнул рукой солдатам. Одному ему Реднора в седло не закинуть, уж слишком могуч командир.
Наконец Реднора посадили на лошадь, и все поехали домой. Кейн ни к кому больше не приставал, только временами порывался что-то спеть да грустно посмеивался. Когда они приехали домой, то четверым пришлось тащить его наверх, потому что Кейн все время пытался присесть то на пол, то на ступеньки. А когда его пытались поднять, он начинал отбиваться от помощников, шутливо дубасить их и хныкать, что они делают ему больно. Едва Реднора увидел Джайлс, он сию секунду отправил к Леа Бофора, чтобы тот успокоил ее. А то еще она подумает невесть что. Увидав мужа, Леа сначала испугалась, не ранен ли он. Однако вскоре поняла, что Реднор просто-напросто мертвецки пьян.
Леа впервые видела Кейна в таком состоянии и сначала немного растерялась — как себя вести с ним? Однако жизненный опыт подсказал ей: главное — не перечить мужу и потакать всем его прихотям. И здесь она не ошиблась.
Когда Кейн напивался, то начинал дурачиться. Солдаты дотащили его до постели. Она попыталась раздеть его, но он стал изворачиваться и кататься из стороны в сторону. Она все-таки поймала его и смогла стянуть с него камзол и рубашку. Полуобнаженный, он валялся на кровати в расстегнутых штанах и ботинках с развязанными шнурками. Она стала уговаривать его снять хотя бы ботинки, но тут Реднор заявил, что хочет танцевать. Леа знала — лучше не спорить. Они начали танцевать. Кейн время от времени подтягивал спадающие штаны, а Леа едва сдерживала смех. Потом она снова попыталась уговорить его лечь. Реднор вместо этого заявил, что желает петь.
Леа заткнула уши и в изнеможении опустилась на пол. Справиться с мужем у нее уже не было сил. А тут еще Кейн с обидой спросил: неужели ей не нравится его голос? Леа, давясь от смеха, стала его убеждать, что, мол, все в порядке и поет он очень хорошо. И тогда Реднор захотел, чтобы они обязательно спели вместе. Терпение ее лопнуло, и Леа отправилась за Джайлсом.
Джайлс, увидев хозяина в таком состоянии, лишь скорбно покачал головой, зная, что все равно ничего нельзя сделать, разве что стукнуть Реднора чем-нибудь тяжелым по голове. Тогда он угомонится. Только ведь завтра турнир.
— Я бить не буду, — сразу предупредил Джайлс. — Он ведь не поймет.
Пока они с Леа обсуждали, как утихомирить Реднора, тот, покачиваясь, смотрел на них исподлобья.
— Никто меня не любит… — мрачно заявил, наконец, он.
— Ну, что вы, милорд, — возразил Джайлс, — мы все вас очень любим и будем любить еще больше, если вы перестанете прыгать по комнате, как полуощипанный гусь, и отправитесь в постель.
— Ну и черт с вами, — заявил Реднор с видом оскорбленного достоинства, — я и один спою.
— Иногда, бывало, он так всю ночь колобродит, — сказал, зевая, Джайлс. — Пойду, принесу еды и горячего вина. Может, если его накормить, он успокоится. Слава Богу, что он хоть не дерется, когда пьяный. Тогда бы его не удержать.
К сожалению, утро не принесло Реднору облегчения — его мутило, даже если он не двигался. От голосов, которые доносились из коридора, звенело в ушах. Подошла жена и положила ему руку на лоб. От этого стало еще хуже, но сил воспротивиться не было.
— Вы лучше не открывайте глаз, милорд, а то вас снова вырвет. Я лишь немного приподниму вам голову, чтобы вы могли выпить настой.
— Нет, — застонал Кейн. Его вдруг обуял жуткий страх — в чашке отрава! — Нет, я ни за что этого не выпью.
— Напрасно. Вам станет легче. Это снадобье моей матери. Она всегда потчевала им отца, когда с ним было то же, что с вами. Выпейте, пожалуйста.
Он с трудом разлепил запекшиеся губы, чтобы послать жену к черту с этим пойлом, но промолчал. Больше врать он себе не мог. Лучше умереть, чем жить в вечном недоверии. Наплевать на предупреждения Филиппа. Если она хочет его смерти, то получит ее.
Прошло минут двадцать, и Кейн, наконец, смог сесть в кровати. Голову еще ломило, но тошнить перестало, пропал и отвратительный привкус во рту. Зелье помогло. Он виновато посмотрел на жену — у нее и в мыслях не было причинить ему вред. Самое печальное, что он даже не мог попросить у нее прощения. Тогда пришлось бы сказать ей о своих подозрениях. Тут подошла Леа, держа в руках его одежду. Помогая мужу одеться, она заставила себя улыбнуться и заметила:
— Мне и в голову не приходило, что вы можете так крепко выпить. — Она тревожно посмотрела на него и спросила: — Не опасно ли для вас ехать сейчас на турнир?
— Опасно или не опасно, это неважно, я должен ехать. — Он провел ладонью по лицу. Было видно, что на душе у Кейна тяжело. — А может, тебе лучше дома меня подождать?
— Я себе это сто раз уже говорила. Не смогу. Не знать, что там происходит… Хуже пытки и придумать нельзя.
— Ладно, тогда я должен отдать Джайлсу кое-какие приказания.
Было решено расставить посты по пути следования и нескольких человек отправить рядом с Леа.
— А теперь слушайте все, — повысив голос, заговорил Реднор. — Если с ней хоть что-нибудь случится, никто из вас больше не увидит родного дома.
—  — Что-то вы, милорд, немного хрипите. Сорвали, видать, голос, когда вчера пели песни? Реднор резко обернулся.
— Хватит, Джайлс. Я уже достаточно наказан за вчерашнее. Если б ты знал, как трещит у меня голова.
— Нет, не хватит, — с неожиданной яростью ответил Джайлс. — Накануне такого турнира напиться как свинья!
— Старик, держи язык за зубами. Зато у меня в руках бумаги, подписанные Стефаном. Если бы не вино, мы бы ни до чего не договорились. Джайлс, послушай… Может случиться, я даже не знаю, как сказать…
— Если ты хочешь сказать, что тебя могут убить, то я уже про это слышал.
— Нет, Джайлс, не о том речь. Во-первых, если меня убьют, отдай эти бумаги Уильяму Глостеру. А теперь более важное дело. Пемброк не должен получить выгоду от моей смерти. В случае чего ты должен из кожи вон вылезти, но уберечь мою жену. Возможно, у нее под сердцем дитя. Ты отвезешь ее в Пейнкастл, там она будет в безопасности. Мой отец защитит ее — она принесет ему внука. Гонт никогда не выдаст ее замуж, тогда наши земли не уйдут в другие руки. Ну, а если она не беременна… Да хранит ее Господь! Позаботься о ней ради меня. Я не умру спокойно, если буду думать, что Пемброк посадит ее под замок, чтобы заполучить наши владения. А Мод спит и видит, как бы женить на Леа кого-нибудь из своих людей, чтобы прибрать к рукам земли нашего рода. Одному Богу известно, за какое животное ее могут выдать замуж. Повезет тому, кто нахальнее…
— Милорд, я выполню ваш приказ. Хоть я и стар, но, пока я могу держать в руках меч, ваша жена в безопасности. Не тревожьтесь о ней. Подумайте лучше о турнире…


Вечером накануне турнира Гарри Бофор подробно рассказал Реднору обо всем, что произошло в Смитфилде. Кейн рассыпался в благодарностях и предложил Бофору на выбор или награду в виде денег, или должность кастеляна. Бофору было очень приятно, хотя он и не ожидал такой щедрости. На радостях он отправился в пивную, чтобы спокойно за кружкой хорошего пива обдумать, что же выбрать. В пивной к нему за столик подсел незнакомец, видом и манерами похожий на вельможу. Он предложил Бофору не очень усердствовать завтра на турнире. Бофор рассмеялся ему в лицо и коротко, но ясно объяснил, почему подобное предложение его не привлекает. Однако его собеседник и ухом не повел. Он сказал, что выбор — личное дело Гарри. Он может либо принять предложение и получить хорошие деньги, либо отказаться, но тогда лечь замертво рядом с Реднором.
Сэр Гарри поспешно возвратился домой, но Кейн спал беспробудным сном — уж слишком много он выпил накануне. Мрачный вид Реднора поутру навел Гарри на очень серьезные размышления. Если Кейн погибнет, леди Реднор будет свободна и очень богата. Многие станут добиваться ее руки. Если он ее убережет, она может щедро отблагодарить его. Должен ли он, Гарри, защитить своего командира? Это вопрос чести, он же присягал ему. С другой стороны, голос корысти нашептывал Бофору совершенно иной ответ. Гарри так глубоко задумался, что даже не заметил, как Реднор выиграл первую схватку. Бофор очнулся, когда толпа взревела, приветствуя Кейна.
— Боже милостивый! — застонал Реднор, принимая от Бофора другое копье. — Я сшиб его только потому, что он слабее, но будь я проклят, если я хоть что-нибудь видел — у меня перед глазами все плывет!
Бофор стиснул зубы. Он не тревожился. Реднор никогда не проигрывает. Трава сухая — дождей не было уже несколько месяцев. Реднору может разве что стать плохо после вчерашней пьянки. Гарри выругался про себя — какого дьявола он должен подставлять собственную голову ради идиота, который накануне такого серьезного дела напился до умопомрачения.
Прошел час, и Гарри думал уже совершенно иначе. Чем дольше он наблюдал за Кейном, тем больше убеждался, что дело не в его природной силе. Вся соль в мастерстве Реднора. Бофор не мог сдержать восторга и преклонения перед воинским искусством своего господина. Тот сметал одного противника за другим, толпа зрителей ревела в экстазе. Более того, было видно, как с каждым раундом Реднор становится все увереннее. Да, он уже тяжело дышал и пот катился по щекам и шее, но от утренней угрюмости не осталось и следа. Сэра Гарри прямо-таки распирало от гордости. Ну, разве можно не защитить такого человека, как его командир!
Когда десятый рыцарь грациозной дугой покинул спину своего коня, Реднор отправился к герольдам спросить разрешения сменить лошадь. Потом он подъехал к Бофору и обменял шлем, щит, кольчугу. Шлем был совершенно новый и сиял начищенным металлом. Он сидел на голове как литой и был очень прост на вид, даже без султана. Кольчугу Кейн прикрыл расшитым золотом и серебром камзолом. Даже на перчатках Реднора с наружной стороны были приделаны металлические пластинки. А вот ножных лат Кейн никогда на турнирах не носил. Дело в том, что левую ногу всегда прикрывал щит, а правую — корпус лошади. Щит у Реднора был из дерева, обшитый металлом, раскрашенный в цвета Гонтов — черный и золотой.
— Бофор, другую лошадь, быстро, — приказал, задыхаясь, Реднор. — И еще, пока я буду разбираться с очередным, посмотри-ка на списки. Если там еще много /Народу, лошадь выбери мне у Херефорда, да помощнее, чтобы ей не тяжело было носить меня. Если не найдешь у Херефорда, поговори с людьми Глостера. Сатану я хочу приберечь для melee, а лошадям со стороны не доверяю.
— Милорд, но нельзя же сражаться со всеми, кто там в списке! Там народу месяца на три вперед.
— Я — первый рыцарь короля и обязан сразиться со всеми, кто пожелает. Не бойся. Если Оксфорд задумал избавиться от меня таким способом, у него ничего не выйдет. Я могу выдержать очень долго.
— Все люди смертны, и все они устают, милорд, — осторожно сказал Гарри.
— А я? Разве у меня уставший вид? — резко повернулся к нему Кейн и почему-то прямо и пристально посмотрел ему в глаза.
—  — Нет, милорд, но… — смутился Гарри и возблагодарил Бога, что его корыстные сомнения в верности своему господину улетучились.
— Бофор, ты же отлично знаешь, есть много способов сражаться. Здесь достаточно моих друзей, которые против меня ничего не имеют. Мне незачем их убивать, для них достаточно легкого удара. Но вот когда на поле появится наемник, тогда другое дело» Я тоже умею убивать, даже тупым турнирным копьем. Достаточно одного примера, чтобы больше никто не сунулся.
Пока Кейн разговаривал с Бофором, к королю пробрался Уильям Глостер и стал втолковывать, что участники устали. Это весьма занимательно, когда один легко справился с пятерыми, но, когда уже пошла одиннадцатая или двенадцатая победа, зрителям это надоедает. И вообще давно уже должно было начаться melee, а собравшиеся не прочь перекусить.
— Объявите перерыв, ваше величество. Всем уже скучно. Ну, вот еще один выехал. И чего он добьется? Кроме позора, ничего. Этот гигант в золоте и черном, — кивая на Реднора, сказал Глостер, — любимец публики. Не хотите ли вы, чтобы собравшиеся решили, что вы добиваетесь его поражения?
Неожиданно Глостера поддержала Мод. Она задумала расправиться с Реднором во время melee, но была совсем не прочь, чтобы Кейн вышел на эту схватку уставшим. Тогда и справиться с ним будет проще.
Больше всего оказался недоволен вмешательством Глостера Реднор. Он лишь развлекался на этих поединках. Ни один серьезный противник так и не появился перед ним. Кроме того, он все оттягивал момент, когда наемники Пемброка под прикрытием шутливой баталии попытаются убить его. Он не понял, почему Стефан прервал поединок, и даже злобно выругался про себя. Он стал убеждать Стефана, что не устал, но все было напрасно. Реднору ничего не оставалось, как спешиться и отправиться под тент, где для него было специально приготовлено место отдыха. Восторг поединка сменился предчувствием беды. Он молча снял шлем и сбросил капюшон кольчуги. Леа была тут как тут и сразу же насухо вытерла полотенцем лицо и волосы Реднора, ведь пот катил с него градом.
— Есть сухая одежда, милорд. Может, вы переоденетесь?
— Чтобы все опять промокло? Нет, не стоит. Принеси-ка мне лучше что-нибудь поесть и попить — я ужасно голоден, да и пыли наглотался.
Он стиснул руки — только бы жена не увидела, как они дрожат. А то еще, чего доброго, расплачется. Ее слез он не перенесет. После разговора с Джайлсом будущее Леа предстало перед ним как на ладони. Мысль, что она будет с кем-то так же нежна и ласкова, станет целовать кого-то так же, как и его, ляжет с другим в постель, мутила разум Реднора. Он готов скорее убить ее, чем поверить, что она будет принадлежать кому-то еще.
Тут появилась Леа и поставила перед ним поднос. Он заставил себя хоть немного поесть. Лучше о таком не думать, а то его точно убьют. Только бы ему уцелеть и взять хоть одного пленного. Тогда он справится со своими врагами. Он сделает так, что Мод никогда больше даже не попытается убрать его. А еще он заставит королеву уговорить Стефана простить Честера и Херефорда. Реднор нетерпеливым жестом отодвинул тарелку и встал, натягивая капюшон. Жена стояла перед ним.
— Не беспокойтесь обо мне, милорд, — она трогательно улыбнулась Кейну. — Что бы с вами ни случилось, я рядом.
Он не проронил ни слова — зачем? Вместо этого он обнял ее и стал осыпать поцелуями глаза, лоб, щеки, тоненькие пальчики. Он целовал ее так, словно больше им никогда не быть вместе… Чтобы осталась только нежная память…
Когда Реднор покинул шатер, солнце уже стояло в зените. На душе было светло: предстоял еще один бой — только и всего. И нечего тревожиться. Сотни, а может, тысячи раз целые армии пытались убить его. А он живой. Он четко знал, что и как будет делать. Ему же известно про заговор, значит, он сможет защитить себя. Он повернулся, было, чтобы сказать жене несколько успокоительных слов, но его резко окликнул Бофор:
— Милорд, трубы уже пропели один раз. Что же вы повернули?
Да, этого не стоило делать. Все равно они скоро будут вместе. Поле для схватки уже приготовили, и это зрелище подогрело Реднору кровь. Перед ним, сверкая на солнце оружием, проходили колонны солдат. Мощные боевые лошади всхрапывали от нетерпения и, гарцуя, выбивали пыль из растрескавшейся, пересохшей земли. Вокруг пестрели знамена именитых домов Англии: алые с золотом — Норфолка, красно-синие с золотом — Лестера. Вот под красными с золотом флагами прошли солдаты Уорвика — противника Реднора. Между знаменами Честера и Херефорда оставалось пустое место — там и предстояло встать Кейну.
— Роджер! — окликнул Херефорда Реднор.
— Если тебе нужно что-то сказать, говори быстро. — Молодой граф подал лошадь назад. — Народ при дворе болтает, что наши шансы не так уж плохи.
— Я буду краток. У нас могут возникнуть проблемы. Если я позову тебя на помощь, поймай для меня парочку того воронья, что набросится на меня. Да приглядывай за ними получше, чтобы не отбили. Когда все закончится, живо тащи их ко мне на допрос.
Лицо Херефорда, секунду назад полыхавшее лихорадочным румянцем, сделалось мертвенно-бледным. Он вспомнил свой разговор с Пемброком.
— Я за ними присмотрю и все выспрошу, — гневно ответил Роджер.
— Они нужны мне живыми. Я сам с ними буду разговаривать. Херефорд, прошу тебя, что бы ни стряслось, береги себя.
Прозвучал сигнал, и ряды противников столкнулись. Сначала все было просто — азартные крики со всех сторон, легкие тычки и удары.
— Вот тебе, получай!
— Ну, как, нравится?!
— Берегись! Лошадь падает!
Сэр Гарри держался чуть слева и сзади лорда Реднора. Его все еще раздирали сомнения. Тут он увидел, что командир рассек толпу и ринулся вперед. Херефорд и Честер остались позади. Бофор заметил, что противник расступился перед Реднором, почти не оказывая сопротивления. Кейн тоже обратил на это внимание и не знал, что теперь делать. От друзей он оторвался. Возвращаться к ним или пробиваться через новую шеренгу противника? На раздумья у него было всего несколько секунд. Перед глазами появилась Леа. Кейн понимал — вернись он назад, он будет среди своих, в безопасности. С другой стороны, каждый удар Херефорда и Честера отодвигал от них все дальше и дальше надежду на прощение Стефана. Ведь они сражались с наемниками, подкупленными Мод и Пемброком. И Кейн решился. Он развернул лошадь и ринулся обратно.
Однако назад пути уже не было. Реднор вдруг увидел, что окружен. Кольцо стало сжиматься, и тут на Кейна со всех сторон посыпались удары. Никто не сражался с ним один на один, все напали одновременно.
Реднор отбивался, как мог. И вот первый рухнул с истошным криком и пропоротым горлом. Второй не проронил и звука — Кейн пробил ему голову. Вот и третий сдался — Реднор перешиб ему щитом руку. Однако, замахиваясь для удара, он открыл себя. Он и не почувствовал ничего, только золотое шитье камзола вдруг стало багроветь. Видимо, удар пришелся по ребрам. Но Кейн был в таком азарте, что ничего не замечал, хотя кровь струилась уже по штанам.
Лишь семь человек отделяли теперь Реднора от друзей. И вдруг раздался пронзительный боевой клич. Ряды противника быстро разомкнулись, впуская на поле брани рыцарей, знамена которых не были никому знакомы. Сэр Гарри понял — незнакомец в пивной не шутил, все, сказанное им, правда. И вновь Бофор засомневался. Клятва, данная Реднору, заставляла его раз за разом отражать удары, которые давно снесли бы Кейну голову или оставили без руки или ноги. Но корысть тянула Гарри совсем в другую сторону. Он взглянул на командира и опять залюбовался им. Как же красиво он смотрелся, как мастерски держал в руках меч. Бой шел уже давно, но, казалось, Реднор неутомим.
Он рубил налево и направо. Вот новый противник в голубом с серебром камзоле занес меч и пронзил Реднору колено. На перчатки Кейну брызнула кровь. Реднор нанес сокрушительный удар и разрубил рыцаря от плеча до позвоночника, снеся голову. Тот уже падал с лошади, а меч его продолжал скользить по ноге лорда Реднора, царапая сапог.
Шаг за шагом, несмотря на мощное сопротивление, Реднор и Бофор пробивались к друзьям. Гарри тяжело дышал, рука, сжимавшая меч, ныла от напряжения, но в душе все пело. Они пробьются к своим! Они все смогут!
Вдруг лошадь Реднора истошно заржала. Удар вспорол ей живот от груди до паха, несчастное животное стало заваливаться на бок, увлекая следом за собой Кейна. Он запутался в стременах и поводьях. Лошадь билась в агонии, но Реднору удалось дотянуться до ее горла и перерезать его. Вокруг кишела толпа дерущихся.
Для Бофора это был решающий момент — ринуться напролом к Реднору и вытащить его из этой мясорубки или пробиваться к своим, посчитав, что командиру уже не помочь. Он огляделся и вдруг увидел среди всадников пеших солдат! Глаза его расширились от ужаса. Он понял — это не турнир, а убийство. И тут все сомнения Бофора исчезли. Он издал боевой клич Гонтов. Потом еще раз и еще раз, после чего меч его завертелся, как мельница. Он не знал, зачем он позвал на помощь, он не знал, зачем он дрался. Бофор понимал лишь одно — если он не поможет сейчас Реднору, то этого позора он не переживет. Ему стыдно будет ходить по земле. Надежды на спасение Реднора у него не осталось — в таком месиве не выживают. Но это уже не важно. Он должен вынести тело командира, даже если придется погибнуть. Земля превратилась в кровавую кашу, но Бофору не было до этого дела. Его рука с мечом взлетала и опускалась, как крыло птицы…
А Херефорд с Честером вначале сражались хладнокровно. Никто из них не был серьезно ранен, никого из их солдат не взяли в плен, даже наоборот — им удалось захватить четырех солдат противника. Херефорд и Честер уже не раз были в бою вместе с Реднором. Они отлично знали — Кейн сам со всеми прекрасно разберется. Именно поэтому ни один, ни другой даже не обратили внимания, что Кейна не видно. Херефорд почувствовал неладное, только когда услышал крик Бофора. Окликнув Честера, Роджер вместе с ним стал пробиваться к Гарри. Они с такой яростью расправлялись с людьми Мод и Пемброка, что те стали сами уступать им дорогу.
— Измена! — заорал Роджер, едва увидев Бофора. Тот, в крови с ног до головы, отбивался от подобных саранче наемников. — Предательство и убийство! Противника брать живьем!
Пока Честер со своими людьми помогал Бофору, Херефорд развернул коня и во весь опор понесся к трибуне, где восседал король.
— Я обвиняю вас, Стефан Блуасский! — прокричал он. Голос его почти сорвался до дисканта. — Я публично обвиняю вас в замысле убить одного из преданных вам людей. Среди конников пешие солдаты. Лошадь лорда Реднора убили, а его самого бросили под ноги толпе. Отзовите ваших ублюдков, или я расскажу всем о ваших мерзких делишках! Вы не заставите меня замолчать, если только не забьете мне рот кровью и землей!
Побагровевший от стыда, Стефан вскочил на ноги. В этот же миг пропела труба, оповестившая о конце схватки. Шум на поле стал медленно угасать. А король тем временем вскочил в седло и направился к солдатам, на ходу спрашивая Роджера:
— О чем ты, Херефорд? Где Реднор? Дайте мне хоть одного живого противника — я хочу знать, чьих это рук дело.
Роджер в недоумении смотрел на короля. Он знал Стефана — тот был слабым и даже глуповатым, но сейчас он искренне возмущался нарушением законов рыцарской чести. Правда, Стефан очень любил Реднора, несмотря на его политические пристрастия. И еще он ценил в Кейне те душевные качества, которыми сам был обделен. Такое встречается нечасто.
На короля уже никто не обращал внимания, все смотрели на королеву. Мод, белая как полотно, чуть не рыдала от злости. Она лихорадочно соображала, как теперь из всего этого выпутаться. Она поняла, что недооценила Херефорда. Уж чего-чего, а такого его заявления она совсем не ожидала. Что делать? Надо же было оказаться такой дурой, чтобы связаться с Пемброком! Мод даже в голову не могло прийти, что этот идиот выведет на поле пеших солдат. И это на королевском турнире!
Пока она мучилась раздумьями, Стефан подъехал к месту схватки. Двое людей Честера приводили в чувство Гарри Бофора. Почти все солдаты Херефорда стерегли пленников, чтобы те не разбежались. Король спешился и пошел выяснять, кто же может, наконец, толково объяснить, что произошло и кто виновник заговора. Херефорду и Честеру, однако, было не до Стефана.
— Как же я скажу такое его жене? — говорил Роджер, утирая слезы. — Боже мой, да она лишится рассудка!
— Его отец… — простонал Честер. — Единственный сын. Как я скажу, что его сын погиб, а я был рядом и ничего не смог сделать!
— Я согласен на все, только бы Кейн остался в живых! — закричал Херефорд.
— Да живой я, живой, — раздался голос откуда-то из-под кучи окровавленных, изрубленных тел. — Вы бы лучше, чем слезы лить, помогли мне отсюда выбраться.
— О, Господи, так не бывает! — выдохнул Херефорд, опускаясь на колени в кашу из травы, земли и человеческой крови.
— Полегче, — забормотал Кейн, когда Роджер стал вытягивать его из-под мертвых тел. — У меня ребра переломаны, а руку прибило пикой к земле.
Наконец его вытащили. Он слабел прямо на глазах, но потребовал, чтобы его везли только домой. Херефорд и Честер не стали спорить — они страшно боялись, как бы он не умер у них на руках от потери крови. При посторонних Реднор еще крепился, но только они отъехали в сторону, как сразу обмяк — с ними можно не изображать из себя победителя.
—  — Херефорд, у нас пленные есть? — едва слышно спросил Реднор. Вид у него был совсем неважный, живыми остались только глаза.
— Да, только никто о них не знает. Смотри, не проболтайся.
— Я хоть и плох, но не настолько же. А почему мы так медленно едем? Бедная Леа! Думает, наверное, что я погиб.
— Она совсем скоро узнает правду. Кейн, потерпи, дорога ужасная. Я все еще не верю, что ты живой. Это просто чудо.
— Чепуха! Никакое это не чудо, а… Херефорд посмотрел на Реднора такими глазами, что тот осекся.
— Я тебе вот что скажу, если это не милость Господа, тогда я даже знать не хочу, как ты спасся. Ни один нормальный человек из такого месива не выбрался бы. Слушай, а как тебе удалось? Куда ты делся, когда они набросились на тебя?
— Херефорд, не смеши меня, а то мне больно. Ты даже представить себе не можешь! Ноги я спрятал под лошадью, а голову — внутри ее брюха. Такого я еще никогда не делал, впрочем, я и лошадь никогда в бою не терял. Это старый прием.
Повозку подбросило на колдобине. Реднор зажмурился и стиснул от боли зубы. А Херефорд недоверчиво смотрел на друга. Поверить в это чудовищное объяснение?! Это было выше его сил. Но Реднор то, — живой! Вот он, рядом, только руку протяни! Дорога стала хуже, и Кейн совсем забыл о Роджере. Главное для него сейчас — не кричать от боли.
Леа потеряла Реднора из виду почти сразу, как началось melee. Может, это было и к лучшему. Переживала она ужасно, но рядом вился Уильям Глостер и все время успокаивал. Он ей так надоел, что она уже не знала, куда деваться. Когда Херефорд поскакал к королю, Уильям тотчас окликнул Джайлса. Глостер даже не потрудился скрыть ликование, которое светилось на его лице.
— Отвезите госпожу домой, это мой приказ. Что бы она ни говорила, внимания не обращайте. Если нужно, увезите силой, отвечать буду я… Мои люди поедут с вами. Я привезу его… Постараюсь побыстрее… — жестко произнес Уильям. Потом он сразу развернулся и пошел прочь.
Джайлс внимательно посмотрел на Леа. Что с ней? Шок? Не проронив ни слова, леди Реднор послушно отправилась следом за Джайлсом. Они доехали до дому, но она все молчала и молчала.
Дома, прежде всего она взялась перестилать постель, отказавшись от чьей-либо помощи. Она тщательно расправила свежие простыни… свежие простыни для мертвеца… Затем она приказала вскипятить воды для купания. Почему покойника обмывают теплой водой? Ему же все равно… Реднору уже никогда не будет холодно… Совершенно не обращая внимания на присутствие Джайлса, она сняла серо-голубое платье, в котором ездила на турнир, и надела темно-зеленое, почти черное. Потом тщательно расчесала и уложила волосы. В окно донеслись крики — это приехал Херефорд. Она застыла посреди комнаты, оглядываясь, словно пытаясь понять, что еще нужно сделать, но к окну так и не подошла.
Даже мертвый, он будет лежать только в супружеской постели. Даже мертвый… Это была единственная мысль, которая крутилась в голове с того момента, как она увидела, что Херефорд понесся к королю.
Лестничный пролет был слишком мал для того, чтобы протащить могучего Реднора. Херефорд, Честер и все остальные толпились внизу, шумно обсуждая, как же лучше всего это сделать. Леа вышла к лестнице. Ее никто не заметил, и вопли спорящих прекрасно доносились до нее. И вдруг Джайлс, стоявший у нее за спиной, все понял.
— Он жив! — закричал старик.
Леа бросилась вниз по лестнице и в шаге от Реднора в ужасе замерла. Шлем, камзол, лицо, руки, штаны — все было в кровавой коросте. Она вдруг подумала, что будет всю жизнь ненавидеть лютой ненавистью Джайлса, если он сейчас ошибся. Никто — даже Кейн — не может потерять столько крови и выжить. У нее и в мыслях не было, что он в сознании, хотя глаза у него были открыты.
— Положите его на постель, — попросила Леа. Кто-то сорвал покрывала, а Леа поспешно сбросила на пол подушки, чтобы не мешали.
— Надо разрезать кольчугу.
— Нет! — раздался слабый голос. Леа испуганно посмотрела на мужа. Реднор так дорожил своей «второй кожей», что собрал остаток сил и выдавил из себя слово протеста.
— Родной мой… любимый, — зашептала она, — но у тебя кровь…
Боль немного отступила, и Реднор даже сделал попытку улыбнуться.
— Это кровь… лошади… и… других людей… Это не моя…
Леа вдруг успокоилась. Если Кейн говорит, что это кровь лошади, значит, так оно и есть. Слезы выступили у нее на глазах. Она наклонилась к мужу и нежно поцеловала его в грязное, опухшее лицо — сначала в щеку, а потом в губы. Наконец она собралась с духом. Нужно действовать четко и быстро.
Несколько неприятных минут было потрачено на то, чтобы стянуть с Реднора кольчугу. Потом Честер и Херефорд поняли, что их помощь больше не нужна, и пошли вниз разбираться с пленными.
Леа была только рада их уходу. Она тут же разрезала на Кейне белье и не стала обнажать только левую ногу. К счастью, раны на теле оказались не страшными, и Леа даже не стала их трогать — природа сама справится, — только смыла кровь вокруг. А вот с правой рукой дело оказалось посерьезнее. Колотая рана до сих пор кровоточила. Видимо, придется зашивать. Леа впервые пожалела, что нет рядом мамы. Эдвина легко управлялась с ранами куда страшнее этой! Леа всегда стояла рядом с ней и внимательно смотрела. Но она никогда в жизни не зашивала ран сама!
— Родной мой, — нежно окликнула Леа Реднора. Кейн повернул к ней голову и открыл глаза. — Мне нужно зашить тебе руку. Это будет больно…
— Да, да, конечно, — как ни в чем не бывало, ответил Реднор. Его выдало только тяжелое дыхание. — Ты не пугайся. Бывало и хуже. Ну, потерял немножко крови… Ну, болит где-то, все это не смертельно.
— Я могу зашить твои раны?
— Зашивай. И не торопись — я вытерплю, не важно, сколько времени это займет у тебя.
Его спокойствие передалось Леа. Джайлс закрепил запястье Реднору, чтобы Кейн ненароком не дернул рукой. В помощники себе Леа позвала старую служанку. Гарри встал в изголовье — кто знает, вдруг придется удерживать Реднора или нужно будет поднести ему вина, чтобы поддержать сердце. Леа мельком посмотрела себе на руки — не трясутся ли? Она собиралась шить особым, маминым способом: на одном конце нитки делается петля, а потом через нее протягивается остальная ниточка. Такой шов непрочен, для мощных мышц ног или спины он не годится. Но для рук он просто замечателен. После него не остается чудовищных рубцов, и рука прекрасно двигается.
Наконец все позади. Не потребовалось помощи ни Джайлса, ни Гарри. Леа бережно укутала мужа и вышла из комнаты. Она не стала спрашивать у него: «Как ты себя чувствуешь, дорогой?» или «Не хочешь ли чего-нибудь?» Глупые вопросы. Чувствовал он себя отвратительно и не хотел ничего, кроме того, чтобы оставили его в покое. Если ему будет что-то нужно, сам попросит. Кейн лежал с закрытыми глазами, дыша тяжело и прерывисто. Сказывалось то, что у него сломаны ребра. Но с этим Леа ничего не могла поделать. Если б он был без сознания, можно было бы поправить их и наложить тугую повязку. Сейчас все-таки лучше оставить его в покое.
Слава Богу, раны не были серьезными, в постели он проваляется, по меньшей мере, недели три, но это только из-за ребер. Леа тревожило лишь одно — уж слишком спокойно держался муж. Когда она шила ему руку, по лицу Кейна текли слезы, но он ни разу не закричал и даже не застонал. Леа никогда не думала, что есть мужчины, которым стыдно показывать, что им больно. Она помнила отца и его солдат… Те не стеснялись ни стонать, ни кричать. Но Реднор был воспитан иначе. Ни старый Гонт, ни Джайлс никогда не поощряли слез и жалоб. Более того, такое поведение было всегда поводом для насмешек. Мачеха была единственным человеком, кому мог пожаловаться Кейн, но, увы, у нее не было желания с ним общаться.
Леа ничего этого не знала, и потому спокойствие Реднора ее пугало. Она просидела рядом с ним несколько часов, боясь шевельнуться и прислушиваясь к его вздохам. В комнате стемнело, и Леа, наконец, встала, чтобы сходить за свечами. Она бросила взгляд на мужа. Кейну, видимо, стало лучше — дышал он ровнее. Она принесла свечи и поставила их так, чтобы свет не падал ему в глаза. Потом она вновь пристроилась на краю постели с шитьем в руках.
— Леа… — открыл глаза Кейн.
— Родной мой, я здесь. — Она ласково прикоснулась к его ладони. Рука была теплая и немного влажная.
— Уже совсем стемнело?
— Милый, на дворе ночь. Не надо разговаривать. Постарайся заснуть. Может, тебе свет мешает?
— Где Джайлс?
— Внизу.
— Скажи ему, что мне нужно немедленно переговорить с Филиппом Глостером. Пусть он ко мне приедет. Я ведь не могу ходить.
— Сейчас?!
— Да, сейчас. Не спорь, Леа. Я только силы потеряю, но поступлю по-своему.
Леа прикоснулась ко лбу Реднора, потом послушала пульс. Жара у Кейна не было, сердце билось ровно, хотя и часто.
— Я не брежу, — обронил он, поняв смысл ее жестов. — Я даже съел бы что-нибудь. Только подложи мне подушку под спину…
Вот это хорошо, ну просто замечательно! Леа стрелой полетела за холодным мясом и вином. Когда умирают, — есть не просят.
Она отставила в сторону опустевшую тарелку.
— Кейн, может, убрать подушку? Ты тогда ляжешь.
— Пока не надо. Мне больно двигаться, кроме того, так мне будет легче говорить с Филиппом.
Леа как-то смущенно замолчала.
— Мне нужно кое-что тебе сказать. — Это была странная фраза, она очень редко так говорила. Кейн тотчас открыл глаза. — Нельзя лежать в сапогах, — продолжила осторожно она. — Ой! Не смотри так мрачно! Я не прикоснусь к тебе даже пальцем, если ты не разрешишь! Если ты мне не доверяешь, я позову кого-нибудь, только скажи.
Реднор отвернулся и молча уставился в окно. Жена права — рано или поздно ему придется снять сапоги, но при всем желании самому ему не справиться. При воспоминании о детстве его пробил мерзкий липкий холодный пот. В те годы старый Гонт вел себя как безумный. После смерти жены, потеряв от горя рассудок, он всю злобу вымещал на маленьком мальчике, беспрестанно внушая ему, что у него не нога, а копыто. Однажды доведенный до отчаяния Кейн сорвал ботинок с левой ноги и закричал, что у него никакое не копыто, а нога, человеческая нога, просто изуродованная!
— Ты видишь уродливую ногу, а я — копыто, — повернувшись спиной, злобно ответил ему Гонт. Он сразу пожалел об этих словах, потом даже пытался извиняться, но сын больше не доверял ему. С тех пор никогда и никому Реднор не показывал свою ногу. Прошло уже двадцать с лишним лет, а страх все еще жил в нем.


Филипп грустно смотрел на друга.
— Я еще никогда в жизни не видел такого идиота! Посмотри на себя!
— Если бы не ты, не лежать мне здесь, — покорно улыбнулся Реднор.
— Ты любишь убивать. Если бы не эта твоя страсть, ты бы здесь и вправду не лежал.
— Филипп, ты не прав, — серьезно ответил Кейн. — Клянусь тебе, я едва ли хотел кого-нибудь убивать в этот раз. Я просто знал, что меня ждет, если я не сделаю этого.
— Это только подлило масла в огонь.
— Я обязан был помнить о жене. Я теряю силы, Филипп, потому буду краток. Филипп, насколько я помню, ты хотел появиться на королевском совете. Я не стал бы просить тебя. Я собирался туда поехать сам, но…
— Да ты сумасшедший, просто сумасшедший, — раздраженно перебил его Филипп. — Или нет, не сумасшедший, а слабоумный. Тебе не терпится помочь им доделать свое дельце? Чтобы ребра у тебя совсем наружу вылезли?
— О нет, но я не собираюсь умирать.
— Жаль, что я вовремя не убрался отсюда, — Филипп нетерпеливо махнул рукой. — Что ты мне хотел сказать?
— О Пемброке. Это все-таки был заговор. Херефорд считает, что Пемброк не собирался его выдавать. Но только зачем тогда он уговаривал его перейти на другую сторону на турнире? И потом, он ведь чуть не отправил его на тот свет, подсыпав отравы в вино. Я думаю, ни Мод, ни Стефан не придали особого значения его выкрикам на турнире. Но, если они обвинят Херефорда, я даже не знаю, что делать… Надо как-то спасать этого юнца.
— Как? — мрачно спросил Филипп. Кейн закусил губу и закрыл глаза.
— Кейн! Леди Реднор, ему плохо, — вскочил с кресла Филипп.
Леа тотчас подбежала, втайне надеясь, что можно будет выставить Филиппа и тогда Реднор отдохнет.
— Все в порядке. Леа, ступай к своему шитью. Если понадобится, я буду защищать Херефорда с мечом в руках. Но в любом случае мне также нужно вытащить из рук королевы Пемброка.
— Это еще зачем? Ты думаешь, я буду рисковать собой ради этого… на королевском совете? — Филипп покосился на Леа. — Возможно, Пемброк надеется, что даже после его предательства кровные узы будут сдерживать тебя…
— Нет, Филипп, пока он в руках Мод, я не могу никого обвинять. Она постарается все свалить на него. Пемброк до смерти боится королеву. — Реднор явно устал от разговора. Дышать ему было очень тяжело.
— Хорошо, хорошо, не трать силы. Я сделаю для него, что смогу. А какие обвинения есть у тебя против королевы?
— На турнире Херефорд взял нескольких человек в плен. Они могут рассказать, что Мод вступила в сговор с Оксфордом, чтобы убить меня. Если Херефорда и Честера схватят на королевском Совете, пленников надо будет перевезти в Пейнкастл.
— А ты не так глуп, как мне показалось. Но ты не боишься, что Мод попробует их выкрасть?
— Нет. Они очень хорошо спрятаны. Херефорд знает им цену, да и Честер не новичок во всей этой игре.
— Ну ладно, я, пожалуй, пойду. Ночевать я, наверное, буду у Херефорда. Знаешь, а такой расклад может быть очень даже полезен для всего Уэльса.
— И я так думаю. — Реднор в изнеможении откинулся на подушки и подтянул одеяло к груди. — Филипп, у меня те письма, о которых мы говорили.
— Давай отложим разговор до завтрашнего утра. Генрих все равно еще не приехал. Тебе плохо, Кейн.
— Но Стефан может сказать Мод, что они у меня.
— Ухожу, поскольку тоже ужасно устал. Филипп попрощался и вышел из комнаты. Свечи почти догорели, и комната погрузилась во мрак. Леа вдруг услыхала странные звуки. Временами Реднор засыпал и тогда все время стонал. Но эти звуки были совсем непохожи на стон. Она тихо подошла к кровати, боясь разбудить мужа, и посмотрела ему в лицо — Кейн лежал с открытыми глазами.
— Милый мой, ты хочешь чего-нибудь?
— Пить.
Она принесла ему воды, подкрашенной вином, и подняла ему голову. Прикоснувшись к сухой и горячей коже шеи, она поняла — у Реднора жар.
— Ты хорошо спала? — вдруг спросил он.
— Да, конечно. Кейн, не надо разговаривать.
— А я хочу, чтобы ты поговорила со мной, — вяло потребовал он, опускаясь на подушки. Здоровая рука бесцельно скользила по одеялу. Леа встревожилась не на шутку.
— Ты устал лежать на спине? Давай я подложу еще подушек, мой дорогой.
— Ну, попробуй, — обронил он. Он терпел, сжав зубы, чтобы не застонать, когда она попыталась приподнять его. Что-то у нее получилось.
— А почему ты говоришь «мой дорогой», когда делаешь мне больно? — спросил Кейн. Он только сейчас понял, что в последние часы жена как-то по-особенному ласкова с ним.
— Почему? Ну, наверное, потому, что мне хочется хоть как-то облегчить твою боль, — улыбнулась она. — Я буду называть тебя так, пока тебе не надоест. Правда, я знаю, мужчины не любят этих слов.
— Неужели? И кто же это тебе такое сказал?
— Моя мама, милый. А тебе нравится?
Кейн ничего не ответил. Ее нежность только лишний раз напоминала ему о том, как же все плохо. Леа подошла к окну, чтобы задернуть плотнее шторы. Уже занимался рассвет. Реднор, закусив губу, попытался встать — ему казалось, что он должен раздеться. Боль пронзила тело, и он со стоном рухнул на постель. Леа опрометью бросилась к нему, сняла с него одеяло — тело Кейна горело огнем.
— Кейн, ты слышишь меня?
Он открыл глаза и изумленно уставился на жену.
— А почему бы и нет? — недоумевая, спросил он.
— У тебя жар. Только что ты пытался встать. Так ты сделаешь себе только хуже. Я не так сильна, чтобы поднять тебя, я наверняка сделаю тебе больно, но… я должна разуть тебя.
У Реднора нервно задергались губы. Леа посмотрела ему в лицо и испугалась, сама не зная чего.
— Да я сам хотел, но… не справился. — Он замолчал, пристально вглядываясь ей в лицо. Леа видела, что он боится, но никак не могла взять в толк, что же так пугает его. Он отвел глаза в сторону. — Я вынужден попросить тебя помочь мне.
— Конечно, милый. — Это была маленькая победа.
— Подожди! — закричал он, едва она сделала шаг. — Не сейчас… не сейчас… О Господи! Спаси мою душу! Я же обычный человек…
Леа взялась обеими руками за сапог. Она слышала, что он сказал, но серьезно не задумалась над его словами. У него просто жар. Он болен. Вдруг она почувствовала дурноту. Если Реднор — сатанинское отродье, то она сейчас тоже продаст душу дьяволу! Но не важно, человек он или нет, она любит его, и никто этой любви у нее не отнимет! Она взглянула на висевшее в углу распятие, потом бросила взгляд на дорогое лицо мужа и отбросила сомнения.
— Подожди! — снова закричал он и прижал ладонь к губам. А Леа в этот момент стащила, наконец, сапог. Плечи у нее затряслись, и несколько мгновений она стояла совершенно неподвижно. Реднор застонал, как раненый зверь.
— Зачем ты меня так пугал? — резко спросила она. — Ты клялся мне перед Богом, что в тебе сидит нечистая сила. А я вижу только изуродованную ногу. И все! Ты что, сам никогда не видел ее?
Реднор медленно отнял руку ото рта, и жена увидела, что губы у него в крови.
— Прости меня, Господи, — закричала она, — если бы я хоть что-то понимала! — Она бросилась к изголовью и начала плакать и целовать Реднора. — Родной мой! Чего же ты боялся?! Неужели ты думал, я буду любить тебя меньше, если узнаю, что в тебе что-то не так? — Она прижала его голову к своей груди и почувствовала, как он дрожит. Затем он как-то обмяк, и Леа поняла, что Реднор потерял сознание. Она начала трясти его и плакать пуще прежнего.
— Он умер? — раздался скрипучий голос за спиной. Леа выхватила из-за пояса маленький кинжал и резко обернулась.
— О Господи! — закричала она, роняя кинжал из рук. — Это вы! Слава Богу, это вы! Я, было, подумала, что это мой отец! Нет, он не умер, у него начался жар.
— Я лучше уйду, — сказал Гонт, но сделал шаг к постели и внимательно посмотрел на сына.
Отныне у него, Гонта, с Пемброком свои счеты. Ни Мод, ни Стефан не получат и капли выгоды от того, что уложили Реднора в постель. Интересно будет завтра взглянуть на их лица, очень интересно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кровные узы - Джеллис Роберта

Разделы:
1234567891011121314151618192021

Ваши комментарии
к роману Кровные узы - Джеллис Роберта



Это ужасно!!! Всю книгу г.г-ня провела в слезах.Он ее бьет , а она , как собачонка ползает у его ног.Конец вообще скомканный .Не советую !
Кровные узы - Джеллис РобертаКсения
17.01.2012, 16.32





херня
Кровные узы - Джеллис Робертапук
21.04.2012, 15.20





жуть жуткая.роман читать было интересно,хотя,честно сказать,совсем запуталась в именах и интригах.но вот отношения меж главными героями-он-совершенное чудовище,она-подобострастная тряпка,вечно в слезах.не знаю как оценить эту книгу.
Кровные узы - Джеллис РобертаВерониктор
27.03.2013, 14.20





ах да,в аннотации еще было сказано о женском счастье,понимании и любви-так вот,этого и в помине не было.боже упаси от такого "счастья".
Кровные узы - Джеллис РобертаВерониктор
27.03.2013, 14.29





Нет, слова конечно, есть. Но все нехорошие.
Кровные узы - Джеллис РобертаЭлис
27.03.2013, 15.47





Возможно, тогда были такие времена, однако любви я не увидела. Автор приписывает пятнадцатилетней девочке мудрость зрелой женщины -это, мягко говоря, странно... А интриг так много, что даже ориентируясь в каких-то исторических моментах, все равно чувствуешь себя потерянным. Одним словом, дочитала до конца, только потому что имею привычку заканчивать начатое. И еще одно - читая ткие романы понимаешь почему, к примеру, Вальтер Скотт признанный гений рыцарских романов.
Кровные узы - Джеллис РобертаItis
13.04.2013, 21.36





Действительно тяжелый роман. Но зато все правдиво, хотя эти придворные интриги слишком закручены, очень тяжело понять чток чему и кто есть кто. А гг ня тряпка он ее дубасит изменяет а он ему иой милый мой дорогой.тупо
Кровные узы - Джеллис Робертанека я
28.08.2013, 12.39





Не могу согласиться с тем, что интрига запутана и что можно запутаться в именах, более того-все весьма доходчиво. Но почти со всем остальным написанным согласна: роман не тянет даже на пятерку и удивляюсь, что роман набрал больше баллов.
Кровные узы - Джеллис РобертаНатали
21.04.2014, 0.55





Ужасный роман,и ужасный главный герой! Неуравновешенный,непредсказуемый,к тому же еще морально не устойчивый! Врагу не пожелаешь такого "счастья",чтобы вот так в 15 лет сломали жизнь! И жить в постоянном стрессе,боясь сделать что-то не так! Неприятный осадок оставил этот роман! Что этим хотела сказать писательница? Почему она так настойчиво хотела совместить не совместимое!? Ведь главные герои разные,как небо и земля! Начиная с разницы в возрасте,в интересах,и во всем! Лучше бы Леа осталась старой девой! Лучше бы сохранилась! А то при таком "Счастье" можно уже в 20 лет состариться!
Кровные узы - Джеллис РобертаЕлена
2.07.2014, 9.56





Полностью согласна с мнением читателей! Я этот роман начала читать,потому что была заинтригована описанием: "Насильно выданная замуж Леа находит понимание и любовь". Но я разочаровалась! Нигде не нашла ни понимания,ни любви! А только ужасное обращение и полнейшее подавление личности! Ей даже нельзя было торговаться на базаре! Даже это не нравилось ему! Чтобы не смела ни в чем быть умнее его! Что это за "понимание и любовь"?! А как он ее безобразно избивал в конце романа,за то что она попыталась поговорить по-душам! А когда она сказала,чтобы он прекратил,потому что она беременная,вместо того чтобы просить прощения,спросил:"От кого?" Это уже слишком! И она прощала,все что можно и нельзя! Бедная девочка! Это даже представить себе нельзя,как это в 15 лет тебе достаются чужие объедки и негатив! Правильно сказано: Врагу не пожелаешь такого "счастья"!
Кровные узы - Джеллис РобертаОльга
2.07.2014, 10.39





Какое там рыцарство?! Только дурь и спесь! Хочется спросить у этого Реднора: "Ты с кем воюешь,"рыцарь"?! С беззащитным ребенком,который тебе не может тем же ответить?!! Грош цена твоей силе!!!" И вообще неприятно было читать,как эта скотина неблагодарная вытирала о свою жену ноги! А конец просто "вымораживает"! Это самый худший роман из всех мною прочитанных!
Кровные узы - Джеллис РобертаЛена
2.07.2014, 13.40





Все читатели в один голос твердят,что героиня провела всю книгу в слезах! Но я этого не заметила. Были моменты еще более неприятные! Я помню,после прочтения долго не могла прийти в себя! Настолько была в шоке! От всего! И была счастлива от того,что я не на месте той героини!
Кровные узы - Джеллис РобертаЛена
7.07.2014, 18.15





Да,сломали девочке жизнь! Слишком рано эту Лею вытолкнули замуж! Она была к нему просто не готова,слишком юна и неопытна для таких отношений! Надо было хотя бы 2-3 года подождать,дать повзрослеть! Такое впечатление,что грубо сорвали и растоптали зеленый,не распустившийся бутон,не дав ему естественно раскрыться!
Кровные узы - Джеллис РобертаЕлена
8.07.2014, 18.59





Читая этот роман,я пришла к выводу,что там,где патриархат и власть мужчин,там женщине никогда не будет счастья!!! Никогда!!! Там ей будет только горе и скорбь! И какое это счастье - жить в наше время,когда сама делаешь свой выбор! И никто не свалится,как снег на голову,не навяжет тебе постылого мужа,и не сломает тебе жизнь! Вот это настоящее женское счастье!!! Надо уметь ценить это!!!
Кровные узы - Джеллис РобертаЮлия
13.07.2014, 15.02





Для женщин предписал,терпеть семейный ад!rnКрутой,как трибунал,обычаев диктат!rnНо смешивать не след,содружества покой,rnС сокрытельнейцей бед,терпенья тишиной!
Кровные узы - Джеллис РобертаЮля
14.07.2014, 10.11





Ух, ну не знаю...Гл.герой шизофреник..У гл.героинии невроз.Оба героя чекнутые.Но читать было интересно.
Кровные узы - Джеллис Роберталуиза
29.08.2014, 17.27





Да уж... странный роман. Читала с пропусками, просто, чтобы дочитать. Эти диалоги бесконечные с интригами мне были совершенно неинтересны. Собственно про любовные отношения в романе крайне мало. Одна политика и такая местечковая. Кто, с кем, против кого- ерунда полная. Все комментарии выше про нормального мужчину, а герой мужчина совсем ненормальный. Не знал никакой радости и тепла в жизни, одни сражения да ранения... Откуда тут взяться нежности к юной жене? Время ужасное и ужасные мужчины... Откуда только слово "рыцарь", как символ благородства?
Кровные узы - Джеллис РобертаМарина
23.11.2014, 19.31





Много политики.
Кровные узы - Джеллис РобертаКэт
13.06.2015, 11.19





Неприятный роман! "Рабыня Страсти",со всеми его недостатками намного больше произвел впечатление! Риган-Зейнаб была гордая,с достоинтвом,а эта Леа просто тряпка покорная! Все эти отношения с Реднором просто выбесивали! Она ему сшила новый камзол к свадьбе,каждый стежок был сделан с любовью,а он даже не поблагодарил,а в этом же камзоле грубо и похабно ее изнасиловал среди свадьбы! Фу,какая мерзость несусветная! И перечислять все мерзости этого романа не хватит места и слов! Самый худший из всех романов,которые я когда либо читала! А уж с "Анжеликой" вообще не сравнить! В подметки не годится!
Кровные узы - Джеллис РобертаОля
12.07.2015, 10.14





И еще,когда ребенок вырастет,пусть этот "рыцарь" расскажет ему,при каких обстоятельствах его мать сообщила,что она беременная! И за что он так остервенело избивал его мать?! И какой он "герой"!
Кровные узы - Джеллис РобертаОля
12.07.2015, 10.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100