Читать онлайн Коварный заговор, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 18. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварный заговор - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварный заговор - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварный заговор - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Коварный заговор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18.

Элинор не знала, чего ей больше хотелось: прибить или расцеловать леди Элу. Она так и не увидела последнего столкновения, которое сбросило Фулка с лошади и принесло Иэну победу и богатый приз, учрежденный королем. Как только соперники бросились навстречу друг другу, леди Эла внезапно вскрикнула: «Я дрожу! Я дрожу!» Глаза Элинор невольно повернулись на этот резкий звук, а когда она обратила взор на арену, прямо перед ней оказалась служанка, которая растирала руки леди Элы и закрывала Элинор обзор. Когда она наконец оттолкнула служанку в сторону, все уже было кончено.
Элинор по крайней мере даже на секунду не усомнилась в исходе боя. Такой рев одобрения на трибунах никогда бы не возник в случае победы Фулка. И даже если бы этот человек был горячо любим, а не страстно ненавидим, никто бы так не радовался победе свежего рыцаря над уставшим и изможденным соперником. Кроме того, среди радостных криков зрителей она услышала одно сердитое замечание, что «этот мерзкий склизкий змей получил по заслугам за свой подлый трюк». Элинор поняла, что Фулк попытался применить какой-то прием, недостойный благородного рыцаря. Если Эла знала об этом из каких-то сплетен, она сделала все, что могла, чтобы спасти Элинор от зрелища унижения своего мужа. Она также спасла Элинор от выражения какого-то чрезмерного удовольствия результатом состязания, которое еще усилило бы гнев короля.
Последняя проблема решилась, когда Джеффри прибежал в слезах через поле на трибуну, чтобы позвать леди Элинор на помощь своему мужу.
— Миледи, он слез с лошади, улыбаясь, а потом упал, и мы не можем привести его в чувство, — прошептал мальчик, весь дрожа.
Элинор сразу же поднялась и сделала реверанс королю, который даже не потрудился скрыть свое удовлетворение. С языка ее готовы были сорваться злобные слова, но нужно было спешить к Иэну, а не высказывать королю, что она думает. Кроме того, ей пришло в голову, что Иэну принесет больше вреда, чем пользы, если она открыто продемонстрирует Джону свою ненависть и презрение. Она произнесла сухое формальное извинение, которое было принято с самодовольным кивком.
Король надеялся, что Иэн может погибнуть на ристалище, но не был слишком удивлен или разочарован, когда этого не произошло. Иэн был опытным бойцом: даже очень уставший, он сохранял возможность на победу, хотя, если бы уловка Фулка сработала, она могла бы оказаться смертельной. Если бы Иэн упал с лошади, шансы на печальный исход значительно возросли бы. Скажем, он мог быть случайно растоптан, когда его соперник вернулся бы, чтобы помочь ему. Ведь лошадь самого Иэна чуть не убила молодого рыцаря утром.
Однако у Джона был гораздо более изысканный план, нежели «несчастный случай» во время парных состязаний. Единственное, чего ему не хотелось бы, так это чтобы Иэн был настолько тяжело ранен, что не смог бы участвовать на следующий день в рукопашной. Этого не случилось. Все шло к лучшему. Де Випон мог быть измучен, контужен или мог хромать, но у него не было никакой раны, которая послужила бы оправданием не участвовать в рукопашной. Завтра он будет сражаться и умрет. И ни на кого нельзя будет показать пальцем в качестве виновника.
Леди Эла проследила, как леди Элинор и Джеффри отправились к палатке, но глаза ее прежде всего смотрели на мальчика. Рука Элинор утешающе лежала на его плече, и OHd, склонив голову, разговаривала с ним. Он выглядел сильно изменившимся с тех пор, как Эле удавалось видеть его урывками, когда тот был на службе у Изабеллы. Она не помогла ему тогда, когда он так нуждался в помощи.
Теперь она корила себя за то, что отказалась взять его в свой дом. Но в то время она еще была бездетной и безумно боялась, что Вильям попытается сделать Джеффри наследником земель ее отца и после этого никогда больше не подойдет к ее постели. Теперь у нее был собственный сын, и, кроме того, теперь она уже лучше понимала своего мужа. Она была дурой, когда ненавидела несчастную женщину, которая умерла до того, как Эла вышла замуж за Вильяма, а переносить свой страх на невинное дитя было и вовсе непростительно.
Вильям принял ее отказ взять его внебрачного сына под свою опеку без споров, но так по-настоящему и не простил ее за это — пока не увидел мальчика на свадьбе Элинор. Это был еще один долг леди Элы, которым она была обязана лорду Иэну и его жене.
Глаза ее повернулись в сторону деверя. Как она ненавидела это мерзкое создание! Порой, когда ей с Вильямом приходилось сидеть рядом с Джоном на каком-нибудь торжественном обеде, ей по-настоящему становилось плохо от ненависти, которая пылала в ней. Как-нибудь когда-нибудь она покажет Вильяму, что это все-таки за человек. Когда-нибудь она уничтожит эту безумную любовь, что заставляет Солсбери видеть в короле лишь несчастного маленького братика, а не ядовитую змею, в которую этот братик превратился. Вильям все еще пытался спасти Джона от него самого, но было уже слишком поздно. Спасать уже нечего.
Элинор тем временем ласково успокаивала Джеффри:
— Я следила очень внимательно. Лорд Иэн не мог получить смертельной раны, уверяю тебя.
Это уверение сразу же подтвердилось. Когда они подошли, Иэн уже сидел на походном табурете, весело споря с Пемброком и Солсбери насчет своего присутствия на праздничном ужине у короля.
— Что? — возражал он. — Вы лишите меня права лично получить мой первый турнирный приз, который мне в кои-то веки удалось завоевать?
Губы его улыбались, но глаза пристально смотрели на Элинор, и выражение их сдерживало ту горячую речь, которую она собиралась произнести. Позднее тем же вечером она сотню раз обозвала себя дурой за то, что уступила ему. Знай она, почему он так настаивал на своем присутствии на приеме у короля, то приказала бы слугам удержать его силой.
Однако, когда они только вернулись домой, эта идея не казалась ей такой уж безрассудной. Хотя колено Иэна распухло и он тяжко стонал, принимая ванну, в целом выглядел достаточно бодрым. Элинор казалось, правда, что глаза его блестят слишком ярко, но он с таким удовольствием пересказывал свои маневры, один из которых спас его, а другой помог сбросить соперника, что она не осмеливалась приказать ему вести себя поспокойнее.
Потом она винила себя в том, что просмотрела вызванную крайней усталостью лихорадочную возбужденность. Она довольно часто наблюдала эти симптомы в Адаме, но не ожидала, что подобное возможно у взрослого человека. Это возбуждение помогло Иэну добраться до замка верхом на спокойной дамской лошади, выпустив левую ногу из стремени, и достойно пройти мимо гостей, которые вставали из-за столов, чтобы поприветствовать его, поздравить и задать обеспокоенные вопросы насчет его костыля.
Элинор начала испытывать сомнения, когда Иэн отказался есть, но продолжал непринужденно болтать и лихорадочно смеяться. Когда ему вручили приз, нервная энергия подняла его на ноги, чтобы произнести ответное слово:
— Я благодарю вас, милорд, за оказанную мне честь и принимаю этот приз как знак того гораздо более бесценного трофея, который я завоевал. Вспомните, милорд, что, победив тех, кто требовал ее, я отстоял на поле брани благословение Господа на брак с леди Элинор и, что еще более важно. Его благословение, к которому, я уверен, добавится и ваше, чтобы леди Элинор была освобождена раз и навсегда от любого принуждения в выборе мужа. Если мне суждено умереть завтра, или послезавтра, или даже через десять, двадцать, пятьдесят лет, леди Элинор, в соответствии с волей Божьей, должно быть предоставлено право действовать по ее собственному усмотрению — выходить замуж или нет, а если выходить, то за человека, которого она выберет свободно, а не из какого-то предложенного списка претендентов.
В зале наступила тишина, словно он опустел. Гости не решались даже дожевать оставшуюся во рту пищу, не решались отпить из поднесенных к губам кубков. Все молча и выжидающе смотрели на короля.
— Ну, так что же? — настойчиво продолжал звонким голосом Иэн. — Я сохранил вам сегодня много денег и оспариваемые земли. Подтвердите ли вы мой приз перед этим почтенным собранием благородных господ?
Какой ответ дал бы король, если бы ему предоставили сделать свободный выбор, можно только гадать. Однако в тишину ворвался тихий шепот из задней части зала: «Что было выиграно сегодня, будет потеряно завтра».
Если бы хоть маленький ветерок пошевелил портьеры на окнах, этот голос остался бы не услышанным, но в абсолютном безмолвии, последовавшем за вызовом Иэна королю, эти слова прозвучали подобно шипению самого Князя Тьмы.
Юстас де Вески вскочил на ноги.
— Подтвердите приз, милорд! — крикнул он.
И вот уже встала половина, а потом и три четверти присутствовавших в зале мужчин.
— Подтвердите! — взревели они. — Подтвердите!
Старый король Генрих никогда не оказался бы в подобной ситуации. Король Ричард заглушил бы все собрание. Джон отступил перед силой. И с этой уступкой вся энергия, которую Иэн поддерживал в себе усилием воли, иссякла полностью. Он без сил упал на свое место, глаза его потухли, щеки стали белыми как снег.
Элинор со всей осторожностью подложила ему за спину руку, боясь, что он упадет со скамьи. В следующие несколько минут, пока вручались меньшие призы, она уговорила его выпить немного вина, и это несколько оживило его, так что он смог сидеть ровно в ожидании окончания церемонии. Затем упрямство помогло Иэну самому подняться на ноги. Но и этого упрямства не хватило бы, чтобы пересечь зал, если бы вовремя не подоспел Роберт Лестерский, который направлялся к нему поговорить о предстоявшей завтра рукопашной. Его дружеская рука, обвившая плечи Иэна, оказалась весьма кстати.
Когда они покинули замок, Элинор отбросила всякое притворство и приказала Бьорну и Джейми поднять господина в седло, и Джейми уселся сзади для подстраховки. Иэн начал было возражать, но Элинор прервала его с горящими от ярости глазами.
— Заткни свою пасть, идиот! — заорала она. — Тебе еще повезло, что я слишком хорошо воспитана, чтобы сказать все, что я о тебе думаю, на публике. Ты хоть думал, что делал там?! Что ты собирался выиграть?! Неужели ты надеешься, что король будет держаться за свое обещание дольше, чем за все другие?
— Нет, злостная ты сука, я так не думаю! — ответил Иэн, также выходя из себя. — Но я думаю, что он так разгневается на меня, что его злоба по отношению к тебе в сравнении с этим побледнеет.
Этот образец безумной логики настолько взбесил Элинор, что она потеряла дар речи. Она не могла произнести ни слова, ни даже вообще какого-либо звука, пока по прибытии домой не сорвала с Иэна одежду. Тут ее молчание сменилось криком ужаса. За часы, минувшие с тех пор, как Элинор мыла его в ванне, краснота, которую она заметила на его коже — и списала на счет горячей воды и опрелости под нагревшимися доспехами, — потемнела, превратившись в ужасный сплошной кровоподтек. Вся его левая рука и бок, правое запястье, локоть, грудная клетка приобрели сине-лиловый оттенок, доходящий до черного. Иэн проследил за направлением взгляда Элинор.
— А, ерунда, — устало вздохнул он. — Чего ты еще ожидала, если меня избили почти до бесчувствия. Ничего страшного, всего лишь синяки. Дай мне поспать.
Ничего, подумала Элинор, задергивая занавески вокруг кровати, он говорит, что это ничего! Но ему завтра придется снова сражаться, как он поднимет щит с такой рукой? Как он будет сидеть в седле с таким коленом? Она ошалело размышляла, не дать ли ему какого-нибудь зелья, чтобы предохранить его от завтрашней битвы, но эта мысль была лишь свидетельством временной истерии страха, охватившей ее. Такой поступок означал бы конец их семейной жизни. Иэн бросил бы ее. Любовь, если даже он любил ее, не выдержала бы позора, которым она собиралась защитить мужа.
«Все-таки это интересный выбор, — раздумывала Элинор, глядя в огонь камина. — Что бы я предпочла, смерть Иэна или егр ненависть?» Но Элинор понимала, что ее личные предпочтения — не главное. Это была жизнь Иэна. Хотя она могла распоряжаться ею в мелких делах, но не имела права решать за него. Элинор нисколько не сомневалась, что сам Иэн в любом случае предпочел бы бесчестью смерть.. И Элинор знала, что он не обманывает себя насчет того, что завтра может умереть: безумная пророческая фраза, что он направил ненависть короля на себя, чтобы отвести от нее, была не более чем засахаренной конфеткой для Элинор. Недаром же это сразу заглушило ее вспышку гнева. Происшедшее за торжественным ужином было публичным заявлением о том, что он знает, что на его жизнь готовится покушение, и призывом ко всем присутствовавшим уберечь свободу его жены.
Элинор разрыдалась вслух. Иэн тоже? И Иэн тоже? Она не вынесет этого. Она только отплакала по Саймону, и теперь ей приходится начинать плакать по Иэну, и этот плач будет еще более горестным. Элинор не в чем было упрекнуть себя в связи со смертью Саймона: он умер мирно и даже охотно. Но Иэна она убила так же верно, как если бы сама держала в руках меч или булаву, которая обрушилась на него. В своей похоти и страхе одиночества она откликнулась на его предложение жениться — и теперь он умрет из-за ее слабости, и она ничего не может сделать.
Стон, донесшийся с кровати, положил конец самобичеваниям Элинор. Какая же она идиотка — сидит и рыдает, когда еще ничего не случилось! Она поднялась и поспешила в переднюю, где отдала распоряжение, чтобы немедленно раздобыли песку и принесли кувшины с холодной водой. Песок нужно нагреть на огне и затем рассыпать в мягкие мешочки, а еще найти какие-нибудь тряпочки и размочить в воде.
Пока все готовилось, Элинор быстро подошла к кровати и раздвинула занавески. Иэн спал так глубоко, что его веки даже не шелохнулись, когда лица его коснулся яркий свет. Элинор принесла сумочку с лекарствами и со всей осторожностью и лаской принялась смазывать кровоподтеки Иэна. Он даже теперь не шелохнулся, хотя время от времени стонал.
Этой ночью впервые за много лет к Элинор вернулись кошмары, но к утру ее отчаяние начало постепенно стихать. Не только потому, что Иэн спал уже спокойнее и естественнее, но и потому, что лечение его измученного тела холодными и горячими примочками вроде бы принесло свои результаты. Он ворочался уже достаточно свободно, и стоны сменились молчанием или случайными охами, когда поворачивался на больной бок. За два или три часа до рассвета он проснулся и ошалело посмотрел на Элинор.
— Что ты делаешь? — пробормотал он ворчливо.
— Лечу твои синяки, чтобы ты не был завтра неповоротливым, как бревно, — отрезала Элинор.
Он облизал губы, и Элинор требовательно вытянула руку с пустой чашей. Служанка торопливо налила в нее разбавленное вино. Элинор приподняла Иэну голову и поднесла чашу к губам. Он жадно выпил, затем вновь открыл глаза, щурясь от света.
— Ложись, — жалобно произнес он. — Уже так поздно. Предоставь служанкам присматривать за мной. Я не могу спать, когда тебя нет рядом.
Элинор подавила смешок — а что же он делал до сих пор? Поразмыслив, однако, она посчитала это хорошей идеей. Она очень мало спала прошлой ночью, а этой вообще не ложилась. Она знала, что ей придется снова быть рядом с королем. Что бы ни произошло, она не должна доставить ему удовольствие своей слабостью. Кроме того, если случится худшее, ей потребуется светлая голова, чтобы сориентироваться в обстановке. Несколько часов сна не повредят и ей.
Элинор проспала даже больше, чем собиралась. Смутно знакомый звук встревожил ее, и она проснулась в пустой кровати. Ее охватил ужас.
— Иэн! — закричала она, вскочив с кровати.
— Элинор! — воскликнул Иэн.
И Вильям Солсбери, который только что закрыл за собой дверь, — именно этот звук и разбудил Элинор — вежливо отвернулся.
— Прошу прощения, — пробормотала Элинор, поспешно возвращаясь за занавески, и натягивая халат.
— Не стоит, — с усмешкой ответил Солсбери. — Такое приятное зрелище не может оскорбить глаз.
— Приятное, — рассмеялась Элинор, быстро причесавшись и заплетая косу. — Я такая растрепанная, что, наверное, похожа на ведьму.
— Мадам, если ведьмы выглядят именно так, я с удовольствием завел бы дружбу с этой нечистой силой.
— Прекратите совращать мою Жену в моем присутствии, — весело произнес Иэн. — Возьмите стул и садитесь рядом со мной. Мне очень жаль, что я вынужден заставлять вас заниматься самообслуживанием. Но колено не слушается меня.
Несмотря на эту жалобу, Элинор воспряла духом, взглянув на мужа. Серое от усталости лицо порозовело; глаза сияли, но здоровым блеском. И что самое главное, он уже поглотил огромный завтрак и, в общем-то, был не против съесть еще. Правда, движения его были скованы и, наверное, причиняли боль, хотя лицо не выдавало этого. Тем не менее Элинор предположила, что, когда его мышцы разогреются в действии, они будут послушны ему. Солсбери выглядел, однако, далеко не таким удовлетворенным. После того как его приятное изумление от появления раздетой Элинор прошло, стало очевидно, что ему явно не по себе.
— Вы рано на ногах, — сказал он Иэну.
— Рано? — удивился Иэн и посмотрел в окно, ярко освещенное солнцем. — Должно быть, заутреня уже прошла. Я должен быть на месте, чтобы расставить людей до третьей службы.
— Вы слишком утомлены. Вам, наверное, стоило бы уступить свое место другому. Несколько человек уже предложили заменить вас.
Иэн еще больше удивился и даже немного обиделся:
— Да, вчера мне пришлось потрудиться, но что из того? За ночь я полностью восстановил силы. Вы сами можете видеть это.
— Но вы же сказали, что у вас повреждено колено.
— Это… Да, колено болит при ходьбе, но не помешает мне сидеть на лошади. Вчера, может быть, эго действительно поставило бы меня в худшее положение, но сегодня мы с копьями биться не будем, — резко ответил Иэн.
Солсбери посмотрел на Элинор, которая наполнила вином кубок и протянула ему. Лицо ее застыло как камень.
— Вы хотите, чтобы я ушла, милорд? Я уйду, если от этого вам будет легче. Но уверяю вас, что вы не можете рассказать мне об опасности, подстерегающей моего мужа, больше, чем я уже знаю.
Солсбери смущенно опустил глаза в чашу, вращая ее в руках. Иэн покосился на Элинор, но ничего не сказал. Он вернулся к своему завтраку, предоставив Солсбери делать следующий шаг.
— Почему вы сделали это? — спросил граф наконец, с большим трудом вытягивая слова из горла. — Он не заслужил этого. Да, может быть, он действительно настроил против вас некоторых участников. Он очень зол, что вы украли такую богатую невесту, и, конечно, был бы рад увидеть вас сброшенным на землю. Но…
— Давайте сделаем вид, будто вы не задавали этого вопроса. Давайте предположим, что вы зашли ко мне из вежливости проверить, готов ли я к битве, чтобы вы могли попросить короля назначить другого командира, если это окажется необходимым. Вы увидели, что я полностью готов. Скажите, Оксфорд по-прежнему придерживается своих намерений насчет Ирландии?
— Иэн, — с болью сказал Солсбери, — пожалуйста, ответьте мне.
— А что вы хотите от меня услышать? — раздраженно спросил Иэн.
— Ведь это так очевидно, лорд Солсбери, что мой муж почувствовал необходимость обеспечить мою безопасность, — мягко вмешалась Элинор.
Ей нравился Солсбери и было жаль человека, разрывавшегося между любовью к брату и страхом за Иэна. Он пытался спасти Иэна. Он предлагал ему легкий путь к спасению. Это не окрылило Элинор надеждой — она знала ответ Иэна еще до того, как было сделано предложение.
— Король давно недолюбливает меня. И, возможно, я заслуживаю это. Много лет назад он оказал мне честь, которой я пренебрегла. Мне жаль признаваться в своих недостатках, но я очень вспыльчива. Я потеряла контроль над собой и ударила его пяльцами для вышивания. А память ан-жуйца очень цепкая. Иэн боится за меня.
Солсбери не поднял головы. Он поднес вино к губам и тут же отставил чашу, так и не отпив, словно не мог глотнуть.
— Вы очень добры, что берете на себя вину, — пробормотал он. — Я понимаю, что Иэн хотел защитить вас. Но я не понимаю, почему он почувствовал, что это так срочно и необходимо. Конечно, такое случается, но достаточно редко, чтобы рыцари погибали на турнирах.
Иэн швырнул нож на стол.
— Король — ваш брат и мой сеньор, — выпалил он. — Едва ли мне подобает отвечать вам на подобный вопрос. Спросите у его врагов.
— Я знаю, что скажут его враги.
— А я не знаю правды, Вильям, — сказал Иэн уже помягче. — Я не хочу знать ее, если она не в пользу короля. Я хочу только защитить себя и свою жену. Я не могу действовать иначе. И подумайте сами: если я проживу этот день — на что я надеюсь, поскольку принял меры предосторожности, — никакого вреда не случится, кроме того, что люди будут считать меня излишне подозрительным.
— Никакого вреда? — беспомощно повторил Солсбери. — Думаете, Джон будет любить вас после этого?
На это Иэн не нашел ответа. Он снова взял в руки нож, посмотрел в свою тарелку и затем отложил нож в сторону, словно у него пропал аппетит.
— Я понимаю, — сказал Солсбери. — Если вы уверены в том, что делаете, как же вы можете сохранять свою верность?
— Так же, как вы свою любовь. Это не вопрос моего мнения, это вопрос чести. Я дал присягу и буду стоять за нее, как стоит Пемброк, — холодно произнес Иэн.
— Я прошу у вас прощения! — воскликнул Солсбери, так резко поднявшись, что стул опрокинулся, и вино из кубка, который он держал в руке, расплескалось по столу.
— Милорд! — крикнула Элинор, поспешив к нему. — Иэн не то хотел сказать.
— Хотел сказать что? — спросил Иэн, изумленно переводя взгляд с разлитого вина на побледневшее лицо Солсбери. — Вильям, ради всего святого, что я сказал?
— Это… прозвучало так, словно ты намекаешь, что лорд Солсбери принимает участие в… — Голос Элинор сорвался.
— Я, конечно, не имел в виду этого и никак не хотел обидеть вас, Вильям. Я имел в виду, что любовь и преданность не всегда получают заслуженное вознаграждение или, как в данном случае, относятся к достойному предмету. Многие мужчины любят недостойных женщин и остаются верными своей любви, даже когда узнают, что те изменяют им. Многие мужчины дают идиотские клятвы и выполняют их, причиняя вред и себе, и другим — вспомните короля Ричарда и его дурацкий крестовый поход. Сядьте, Вильям.
Солсбери поднял стул. Элинор вновь наполнила кубок скорее ради того, чтобы чем-нибудь заняться, чем надеясь, что Солсбери будет пить. Когда она задумалась над словами, которые вызвали такую бурную реакцию, то поняла, что только чувство вины могло позволить Солсбери так неправильно понять Иэна.
С учетом того, что Солсбери уже сказал при входе — его предложение Иэну воздержаться от участия в рукопашной, — его поведение практически доказывало, что он понимает свою вину. Поэтому вполне естественно было, что он так болезненно отреагировал на вопрос о чести. Знать то, что он знал, и не иметь возможности действовать или даже говорить об этом, было, конечно, бесчестно. Однако Элинор не чувствовала презрения к нему. Ведь могли же рыцари чести, подобные Иэну и Пемброку, верно служить лживому и подлому королю! Почему же это должно быть бесчестьем для Солсбери, который не просто служит королю, но любит брата?
— Конечно, — продолжал Иэн, слегка улыбаясь, — я не думаю, что я такой же, как Ричард. Кроме моей клятвы, у меня есть действительно серьезная причина того, что я делаю. Я когда-то говорил Элинор, что бывает необходимо отложить в сторону личные привязанности и даже иногда личное благо ради блага королевства в целом. Что бы ни чувствовал король по отношению ко мне, он любит эту землю. Это его родина, и здесь находится все то, к чему он привязан. Я также говорил, и не один раз, что многое зло, в котором винят короля, не является его виной и что он делает много добра — например, избавив суды от коррупции, поразившей их во времена Ричарда.
Бледность понемногу сошла с лица Солсбери. Он поднял кубок с вином и выпил. Он немного повеселел, хотя в глазах его еще оставалась тень сомнения.
— Да, это правда, — согласился он почти с мольбой.
— Вы не должны думать, что я утрачу веру, — твердо произнес Иэн. — Ни в милости, ни в немилости, ни в оскорблении. Я, конечно, могу покинуть двор — вполне возможно, что мне придется сделать это, поскольку, как вы сами указали, то, что я делаю, может не понравиться королю, — но в любой момент, когда потребуется, я встану под знамя короля.
Вздох, вырвавшийся из груди Солсбери, досказал то, что не было произнесено. Он пришел сюда предупредить Иэна, но также и для того, чтобы покрепче привязать его к человеку, который планировал заговор против его жизни. Безмолвно стоявшая за спиной мужа Элинор боролась с готовым сорваться с языка негодующим замечанием. Но это скоро прошло. Усилия Солсбери были совершенно излишними. Иэн давно уже объяснил ей, что останется предан королю Джону, невзирая ни на какие причины к бунту, потому что для него не было другого короля. Солсбери допил вино и встал.
— Благослови вас Бог, — сказал он мягко. А потом с какой-то горечью добавил: — Храни вас Бог.
Проводив гостя, Элинор вернулась в комнату. Иэн неподвижно сидел, уставясь на черное пятно от разлитого вина. Элинор начала одеваться без помощи служанок. Иэн повернул голову и жадно посмотрел на ее крепкое белое тело. Он не хотел умирать. В нем жила огромная жажда жизни и страсть как можно полнее насладиться тем удовольствием и сокровищем, которое он так долго ждал. Сорочка и туника прикрывали тело, которым, как ему казалось, он никогда не насытится даже в те моменты, когда вливал в нее свое семя. Иэн поднял глаза на ее лицо.
— Может быть, тебе лучше остаться здесь или даже уехать в Айфорд? — медленно произнес Иэн.
Страх сжал горло Элинор, и она смогла выдавить из себя только одно слово:
—Нет.
Иэн снова уставился на пятно.
— Не проси меня об этом, — взмолилась она, когда наконец овладела своим голосом. — Не заставляй меня ждать и молиться в этом безмолвном доме.
— Нет, я не буду тебя заставлять. — Иэн снова посмотрел на нее и улыбнулся. — Я должен был догадаться, что ты предпочтешь смотреть на льющуюся кровь.
— Не твою.
Его улыбка стала шире.
— Немножко, конечно, прольется, но я уверен, не так много, как надеется король. — Затем он нахмурился. — Но я не могу понять, как Солсбери прослышал об этом. Ему ведь никто не рассказывает таких историй о короле, а он знает. Он ведь почти умолял меня отказаться от участия в турнире.
В мозгу Элинор шевельнулось воспоминание, настойчивое воспоминание о том, что Солсбери даже без необходимости встречается с королем.
— Я думаю, что эти сведения пришли от женщины, — сказала она и, помолчав, добавила: — Я почти уверена, что об этом он узнал от своей жены. Мне пришло в голову, что леди Эла не одобряет тесную привязанность своего мужа к брату; Я недооценила эту женщину, Иэн. Она очень умна.
Но Иэн не слушал ее. Он смотрел в окно, и глаза его имели отстраненный вид, как у человека, которому пригрезилось видение.
— Женщина… — произнес он тихо, а затем еще тише, так что Элинор и не услышала бы, если бы не догадывалась, что он шепчет. — Я чуть не забыл…
С этими словами он поспешно оттолкнул стул. Прихрамывая, он пересек комнату, открыл сундук, где лежали драгоценности, и начал грубо рыться в нем. Элинор была так поражена, что не в силах была произнести ни слова и не заметила, что он достал оттуда.
— На ристалище тебя проводят твои люди, — бросил он через плечо. — У меня есть одно дело — долг, который я должен оплатить. Прощай.
Застывшая, онемевшая от неожиданности, Элинор смотрела, как он уходит. Она слушала его трудные шаги вниз по лестнице, слушала, как он отдавал приказы своим людям и оруженосцам, как он оседлал лошадь и ускакал в одиночку — и все это время не могла ни пошевелиться, ни произнести какой-либо звук.
«Женщина, о которой он чуть не забыл… — вертелись в голове рассеянно брошенные ей на прощание слова. — Он оставил меня, — горько подумала Элинор, — возможно, отправляясь на смерть, без поцелуя, без единого нежного слова, без взгляда. Все, что мне осталось на память, это „Прощай“, брошенное в меня, как комок грязи, потому что все его существование целиком посвящено той, другой женщине».



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Коварный заговор - Джеллис Роберта

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.

Ваши комментарии
к роману Коварный заговор - Джеллис Роберта



Очень интересно))))))))))
Коварный заговор - Джеллис РобертаЛена
10.12.2010, 5.43





Этот роман значительно романтичней, чем первый! Читайте 10 б!
Коварный заговор - Джеллис Роберталюбовь
4.10.2014, 13.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100