Читать онлайн Каштановый омут, автора - Джеллис Роберта, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Каштановый омут - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Каштановый омут - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Каштановый омут - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Каштановый омут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Осберт де Серей был хорошо принят в Льюисе, где его почти не знали. Его отец в свое время позаботился, чтобы его сын не очернил родовое имя в глазах ближайших соседей. В самом городе имелись шлюхи и держатели постоялых дворов, которые могли бы рассказать кое-что, что открыло бы глаза хозяевам замка, но их мнения никто не спрашивал. Осберт предъявил письмо Людовика и был принят как почетный гость.
Кастелян Льюиса был признателен Людовику за не оставшуюся без ответа жалобу. Он с радостью хотел оказать посильную помощь и отвечал на все вопросы Осберта. Спустя некоторое время он обнаружил, однако, что вопросы гостя далеко уходили от факта ограбления фермы и концентрировались главным образом вокруг Тарринга.
– Но какое имеет отношение, кто приезжал и уезжал из Тарринга, к ограблению фермы? – спросил кастелян.
Осберт был дурак, но все-таки не настолько, чтобы ответить: «Никак, просто меня это очень интересует». Кроме того, он помнил предостережение Людовика держаться поближе к порученному делу. Суммировав все это вместе, он заявил:
– Мне кажется, что набег на ваши земли совершил Адам Лемань.
На самом деле до сих пор Осберт ничего такого не подозревал. Он вообще едва ли вспоминал о рейде после того, как объявил, что Людовик послал его выяснить, кто виновник бесчинств.
Кастелян рассмеялся.
– Зачем Леманю, который только что захватил, такой богатый замок, отправляться на промысел?.. – тут лицо его помрачнело, и он с уважением посмотрел на Осберта. – Боже мой, – вырвалось у него после минутного раздумья, – возможно, вы правы!
Гораздо более удивленный согласием кастеляна, чем его первоначальным смехом, Осберт ничего на это не сказал.
– Как я сам не догадался, – задумчиво произнес кастелян. – Я знал, что ваш отец отправился воевать с Леманем, я даже предупреждал его не связываться с этим человеком. Мой господин когда-то допустил такую же ошибку. Он еще жив только потому, что, после того как Лемань отомстил, предпочел оставить это дело в покое.
– Теперь поздно об этом говорить, – сказал Осберт. Голос его напрягся от страха, а лицо побледнело, но кастелян решил, что причиной такой реакции гостя стал гнев. Он тактично вернулся к исходному вопросу.
– Ваш отец, должно быть, вывез из Тарринга все запасы, а Леманю нужно было кормить свою армию. Да, в самом деле, глупо, что я до этого не додумался. Ладно, и что же вы собираетесь предпринять?
Осберт ничего не собирался предпринимать. Ему хотелось только получить назад свою ренту и власть, которую обеспечивало господство над Таррингом. Кастелян невольно спас его и на этот раз. Пока Осберт тщился придумать достойный ответ, который не выдал бы его трусость, кастелян уже понял, к чему может привести весь этот разговор.
– Я окажу вам всю разумную помощь, – проговорил он торопливо, – но в нападении на Тарринг участвовать не буду без специального приказа от моего господина или самого принца.
Именно это и было нужно Осберту.
– Если вы не будете, то и я не буду, – сказал он с притворным раздражением, и только потом до него дошли слова кастеляна.
Его нелепое обвинение оказалось не таким уж нелепым. Кастелян действительно думал, что Лемань мог стоять за этими рейдами, которые так разъярили принца Людовика. Если Осберт сумеет доказать вину Адама, Людовик, возможно, захочет взять Тарринг и отдать его под контроль Осберта. Тусклые глаза Осберта загорелись при этой мысли.
– Принц считает очень важным выявить истинного виновника, потому что в этих инцидентах обвиняют лорда Фиц-Уолтера, – сказал Осберт. – Недостаточно подозревать виновность Леманя. Я должен найти доказательства, и они, я уверен, находятся за стенами Тарринга.
– Замок закрыт наглухо и хорошо охраняется, – ответил кастелян. – Войти туда без большой армии и кровопролития вам вряд ли удастся.
– Это решать принцу, – поспешно откликнулся Осберт. – Новости же разлетаются независимо от того, на сколько засовов заперты ворота и сколько людей сторожат стены. Разве ваши торговцы не имеют дел с тем городом?
– Торговцы? – переспросил кастелян. – Может, и имеют. Их ведь интересует только промысел, а не политика. Но чем они могут помочь?
– Замок ведь не осажден, – уточнил Осберт. – Торговцы, несомненно, снуют туда и обратно, воины выходят в город за покупками, выпивкой и девками. Там многое можно узнать из разговоров.
На лице кастеляна появилось выражение отвращения. Но тут он напомнил себе, что Осберт пытается отомстить за смерть отца. Он сам предпочел бы менее закулисные методы, но не его дело судить человека, таящего личную обиду, тем более имеющего поручение от самого принца Людовика. Он отложил в сторону свои принципы и согласился, что Осберт волен общаться с торговцами Льюиса, как сочтет нужным.
Поиски нужных людей заняли у Осберта больше недели, но все-таки он разыскал торговца шелком и бархатом, известного дурной репутацией и имевшего брата под стать себе, который вел дела в городе Тарринге и в порту, расположенном южнее, в устье реки Ауз. Этот брат имел зуб на Джиллиан. Кто-то пожаловался ей на него, и она вынудила его выплатить компенсацию обманутому клиенту. Более того, когда он подал ответную жалобу, что не ее дело решать такие вопросы, а цеха, к которому он принадлежал, она вызвала цехового мастера. Изложила ему суть дела и довольно жестко заявила, что цеху нужно повнимательнее следить за своими членами, чтобы не допускать обмана покупателей. Если они не согласны, она лишит их привилегий и отдаст их права другой торговой группе.
Действовала она в точности по рекомендациям отца Поля и Олберика. К сожалению, ей не хватило твердости довести дело до конца и настоять на исключении мошенника из цеха. «У него же жена и дети», – сказала она тогда. Возможно, мошенничество так распространилось потому, что Саэр не уделял этому внимания. Теперь, когда она наказала этого торговца и показала ему последствия его нечестности, он, может быть, возьмется за ум. По крайней мере, ему нужно дать такой шанс. Торговец действительно взялся за ум, то есть стал куда изощреннее в своих проделках. Однако доходы его с тех пор поубавились. Он не забыл, что именно Джиллиан была виновницей этого. Не забыл он и того, что она спасла его от сурового наказания и не дала умереть с голоду, и за щедрость ненавидел ее еще больше, чем за строгость.
Прошла неделя, прежде чем этот торговец из Тарринга смог прибыть в Льюис по просьбе брата. Примерно в то время, как Адам расставлял свои войска вокруг Вика, несколько держателей убогих постоялых дворов поручили своим служанкам, которые обслуживали – во всех отношениях – воинов из замка, собирать с клиентов не только деньги, но и сведения. Большинство из них были слишком глупы или равнодушны, чтобы задать себе вопрос, зачем это их хозяевам вдруг понадобилось знать, что делал Адам Лемань в прошлом месяце. Они были только рады получить лишний пенни за каждую более-менее интересную новость. Получать сведения оказалось нетрудно. Воины и сами были не прочь поболтать о подвигах своего господина.
Несколько женщин из тех, что поумнее да покрасивее, получили более изощренное задание. Им надлежало выяснить, насколько тщательно стража у въезда в замок проверяет людей и товары и внимательно следит за тем, чтобы все, кто вошел в замок, покидали его. Тщательно ли проверяется, сколько воинов находится в данный момент в замке? Каковы взаимоотношения между слугами и воинами? Позволяется ли прислуге входить в сторожевые башни и подниматься на стены? Есть ли потайные входы в замок? Если есть, то где они? Женщин предупредили быть в расспросах очень осторожными. Если кто-то что-то заподозрит, им же хуже будет. С другой стороны, если они обнаружат что-то важное, вознаграждение будет щедрым – после того как подтвердится правильность их сведений.
К началу февраля стало ясно, что Адам виновен не только в нападении на Льюис, но и в использовании во время атак фальшивого боевого клича «Данмоу». Вскоре после этого лорд Льюиса написал своему кастеляну, что собирается возвращаться. Между Людовиком и опекунами юного короля было заключено перемирие до Пасхи. До этого срока все военные действия приостанавливались, и каждый пока мирно оставил за собой то, что имеет. Осберт не так обрадовался этой новости, как кастелян. Он не горел желанием встретиться с лордом Льюиса, который хорошо знал о его поведении во время осады Хертфорда.
Осберта больше всего огорчало, что он не сумел добыть реальных доказательств того, что узнал об Адаме. Он напрасно надеялся, что какая-нибудь из шлюх сумеет выманить у одного из воинов что-нибудь из награбленной в Непе или Арунделе добычи. Однако в целом успех превзошел его ожидания, и он решил, что, если отправится к Людовику с тем, что уже удалось выяснить, то убьет тем самым сразу двух зайцев: он сможет избежать встречи с хозяином Льюиса и найдет хорошее оправдание для того, чтобы отдаться в Лондоне гораздо более экзотическим развлечениям, чем те, что мог предложить Льюис. На том и порешив, Осберт отправился в Лондон рассказать о своих открытиях Людовику и по возможности внушить принцу идею наказать Леманя за его преступления, лишив его владений и передав их Осберту.
Тепло наброшенного на плечи плаща, добрый голос и ласковые руки леди Элинор вернули Джиллиан к жизни. Она изо всех сил ухватилась за эту поддержку, на мгновение вызвав в памяти тот день, когда ее забирали из родного дома и она точно так же цеплялась за женщину, которая была ее кормилицей. Задрожав, Джиллиан приготовилась к последнему ужасу своей жизни, когда ее оторвут от этих любящих рук. Ужас, однако, не повторился. Теплое объятие осталось, и ласковый голос продолжал произносить все более нежные слова.
– Ничего с Адамом не случится. Он силен и опытен в военном деле. Тем более что пройдет еще много дней или даже недель, прежде чем в Вике начнутся какие-то серьезные бои. Сначала они должны добраться до замка и разбить лагерь, наметить планы на будущее и переговорить с сэром Мэттью. В конце концов, когда он увидит в своей гавани наше судно и поймет, насколько силен Адам, может быть, сэр Ричард уговорит его сдаться. Тогда вообще не будет никаких сражений. Да не дрожи ты так, Джиллиан, дитя мое. Адам скоро вернется, целый и невредимый.
Время вернулось на свое место. Джиллиан снова была в настоящем и поняла, что она вовсе не брошена, а оставлена в надежных и любящих руках.
– Идем отсюда, милая, – ласково потянула ее за руку леди Элинор. – Может быть, через день или два мы получим письмо.
– Вы так добры ко мне, – прошептала Джиллиан, когда они вернулись в большой зал, но, едва Элинор усадила ее на стул у огня и вручила ей кубок с вином, она внезапно всхлипнула и выкрикнула: – Я не вынесу этого!
– Ты должна вынести это, – резко отозвалась Элинор. – Я же сказала тебе: Адам вернется живым и здоровым.
– Я не про Адама, – проговорила Джиллиан. – Я… я уже поняла, что мне не следует беспокоиться об Адаме. Я…
– Хватит, Джиллиан, – возразила Элинор, – это глупые мысли. Про мужа моей дочери сообщили, что он погиб, а это было не так. Он оказался в плену во Франции, тяжело раненный. Если бы Джоанна, которая примерно так же глупа, как и ты, но не до такой степени, лишила себя жизни, что стало бы с бедным Джеффри? Она печалилась, конечно, но, когда пришло предложение выкупить Джеффри, она смогла отправиться туда, чтобы вылечить его и привезти домой. Если жена Адама…
– Но я не жена Адама, – воскликнула Джиллиан, и слезы выступили у нее на глазах, – я всего лишь его шлюха! Именно это я имела в виду, когда сказала, что не вынесу. Он был так добр ко мне, а я…
– Дитя мое, – воскликнула в ответ Элинор, обнимая Джиллиан, – никакая ты не шлюха! Если ты любишь моего сына и верна ему сердцем и телом, ты его женщина, а не его шлюха. Шлюхе нужно золото, все равно от кого. А что дал тебе Адам, кроме своей любви?
– Но я жена другого человека, – прошептала Джиллиан, искренне веря в то, что услышала.
– Ты сказала Адаму правду о своем браке и о чувствах к тому человеку?
– Да! Да! Я убила Пьера и была рада этому, но если бы только Бог распорядился, чтобы вместо него был Осберт, я посвятила бы всю свою жизнь поискам того, как расплатиться за такую божественную милость.
Элинор не удержалась от смеха. Эта божественная милость была бы явно не из разряда тех, которым рады священники.
– Что ж, если ты так решительно настроена избавиться от де Серей, почему бы тебе не стать женой Адама? Ты имеешь благородное происхождение, у тебя прекрасное поместье, которое хорошо сочеталось бы с поместьями Адама, твои лучшие вассалы, кажется, очень рады покровительству Адама. Мне ваш брак кажется весьма подходящим.
– Правда, мадам? – вырвалось у Джиллиан. – Вы очень великодушны, закрывая глаза на то, что я… уже согрешила, но Адам… Я не думаю, что он захочет взять в жены такую легкодоступную женщину, как я. Он… он…
Элинор продолжала улыбаться, размышляя о том, что Джиллиан, которая с истинным наслаждением убила человека, так беспокоилась насчет того, что несколько преждевременно переспала с мужчиной, который будет ее мужем. Однако последние запинающиеся слова Джиллиан заставили ее нахмуриться.
– Почему ты говоришь, что Адам не хочет взять тебя в жены? – строго спросила она. – Он тебе сам это сказал? Я…
– Нет! – воскликнула Джиллиан, побледнев, когда лицо Элинор исказилось гневом. – Пожалуйста, ничего не говорите ему! Мне все равно! Я буду для него тем, кем он захочет. Если он рассердится и не вернется ко мне, я…
– Не говори ерунды, – возразила Элинор. – Единственное, что может разлучить Адама с тобой, это если ты сама убьешь его боевым топором. Он опьянен любовью. Отвечай на мой вопрос: Адам сам сказал тебе, что он не намерен жениться на тебе?
Было очень похоже на этого страстного дурачка сказать что-то такое, чтобы испытать ее любовь, с яростью подумала Элинор.
– Нет, но он сказал… Мы разговаривали о смерти Гилберта и о том, как богатые вдовы выходят замуж… Он сказал, что он же не женился на мне.
Элинор удовлетворенно кивнула. Она не думала, что Адам способен быть жестоким, и дело тут было совсем в другом. Джиллиан просто не поняла что-то, что уязвляло гордость Адама. Тут ее внимание привлекло упоминание о первом муже Джиллиан.
– Кстати, – сказала она, – как умер Невилль?
– Он… – Джиллиан запнулась, помолчала и попробовала начать еще раз: – Он упал из окна нашей спальни.
– Упал? – саркастически переспросила Элинор, заметив, как увял румянец на лице Джиллиан. Оно стало желтым и тусклым. – Ты вытолкнула его?
– Нет! – взвизгнула Джиллиан, сжавшись. – О, я бы… нет, правда, нет… Бедный Гилберт!
Это отчаянное отрицание могло означать как вину, так и чувство отвращения, но Элинор только пожала плечами. Если бы ей самой навязали такого мужа, она, наверное, тоже избавилась бы от него. Конечно, можно было найти более милосердный способ, чем выбрасывать безумного калеку из окна, но Джиллиан могла и не знать о свойствах такого снадобья, как болиголов. В любом случае для Адама это опасности не представляло. Чтобы сбить его с ног, понадобится стенобитное орудие. Кроме того, Джиллиан любила Адама. Элинор была уверена в этом. Жестокость как таковая ее не смущала, и она только приветствовала бы ее, если бы это служило интересам сына.
– Джиллиан! – Элинор погладила ее дрожащие плечи. – Как бы ни умер Невилль, ему, бедолаге, лучше было умереть. Забудем об этом. Это в прошлом. Посмотри на меня. Я хочу сказать тебе что-то важное. Подними голову.
– Я не делала этого, мадам, – настаивала Джиллиан, – не делала…
– Нет? Ладно, это неважно.
Джиллиан вытаращила глаза. Было неважно, что она могла оказаться убийцей своего беспомощного мужа? Неважно, что она нарушила супружескую клятву, которой она, правда, не помнила? Но тогда, что же важно?
– А важно, – продолжала Элинор, – что ты глупая гусыня, а Адам болван! Я знаю, что он собирается жениться на тебе.
Затем Элинор пересказала свою беседу с сыном насчет здоровья Джиллиан. Прежде чем она дошла до середины рассказа, Джиллиан поняла, что Элинор права. Глаза ее засветились, а щеки заполыхали.
– Это правда?! – задыхаясь, произнесла она. – Вы не можете быть так жестоки и питать меня ложными надеждами. Вы не такая.
– Да, я не такая, но справедливости ради должна сказать, любовь моя, что ты ценишь себя слишком дешево. Ведь не только Адам хотел бы жениться на тебе. Если ты захочешь, то сможешь выбрать себе дюжину мужчин. Ты ведь не только красивая, но и состоятельная женщина – воистину богатая вдова.
Лицо Джиллиан скривилось, и она покачала головой, отмахиваясь рукой от этой совершенно нелепой идеи. Элинор улыбнулась. Ей было ясно, что за Адама она уцепилась не из страха и беспомощности – он был истинным избранником ее сердца. Время испытаний прошло. Теперь Элинор должна готовить свою невестку к ее новой роли в жизни.
– Дитя мое, – продолжала она, – надеюсь, что ты не обидишься, но если тебе суждено стать женой Адама, и земли Тарринга соединятся с Кемпом, и поскольку зять Адама – кузен короля, а великий маршал Англии – наш ближайший друг, ты станешь очень важной леди. Прости меня, если я скажу, что тебе еще многому нужно научиться.
– Я это прекрасно понимаю, – вздохнула Джиллиан. – Я изо всех сил старалась делать то, что Адам ожидал от меня, но не знала, как.
– Мало пользы от излишней скромности, – возразила Элинор. – Ты вроде бы достаточно хорошо справлялась с воинами и населением Тарринга.
– Ну, это оказалось легко, – ответила Джиллиан. – Мне достаточно было только сказать Олберику, что я хочу, чтобы все наказания и решения были точно такими же, как если бы Адам распорядился сам, и тогда он мне объяснял, что я должна сказать, и я говорила. И отец Поль рассказал мне, какие обычаи существуют в Тарринге. Они не знали, что я такая невежда, потому что я объяснила им, что во Франции все делается по-другому. Не знаю, правда ли это, но, полагаю, они этого тоже не знают.
– Очень умно, – одобрила Элинор. – Но будет время, когда Олберика и отца Поля не окажется под рукой, и тогда тебе не удастся воспользоваться этим приемом, когда Адам будет рядом с тобой.
– Но тогда мне и не понадобится… я хочу сказать, что Адам будет распоряжаться, если он будет там.
– Нет! – воскликнула Элинор. – Это твои земли, твои люди. Адам будет возле тебя, и, если тебе понадобится помощь, например, когда речь идет о мужской чести, он посоветует тебе. Но ты должна все время помнить, что ты знатная леди. Тебе действительно придется многому научиться. – Элинор взглянула в широко раскрытые испуганные глаза. – Это не значит, что ты должна все выучить сегодня. Мы будем продвигаться шаг за шагом.
Пока боевые машины выполняли свою работу, разрушая стены замка, остальным в Вике делать было нечего. У Адама было время перечитать каждое слово из писем Джиллиан и довести себя до нервного истощения, размышляя над воображаемым ее слабым здоровьем.
К счастью, вскоре поступили свежие новости, которые отвлекли его от мрачных мыслей. Иэн с радостью писал, что, хотя Беркхемпстед сдался после тяжелых боев, Людовик, по-видимому, достаточно насытился. Было заключено перемирие, и принц уже удалился в Лондон, предоставив армии добираться своим ходом.
«Это, – писал Иэн Элинор, – не слишком понравилось Арунделю, который был у нас здесь еще два раза. Он считает, что Людовику следовало остаться и отправить людей, чтобы они не могли нарушить перемирие. Ты понимаешь, что это неразумно, но мы очень довольны тем, что Арундель во всем видит ошибки принца. Не удивляйся, моя дорогая, если мы с Джеффри привезем его домой в качестве гостя. Передай Адаму,продолжал он,что ему нужно завершить свое дело в Вике как можно быстрее. Хотя, в общем-то, перемирие обычно не запрещает сеньору разбираться со своим мятежным кастеляном, случай леди Джиллиан довольно деликатный. Поскольку ее последний муж приносил присягу Людовику, с юридической точки зрения можно считать, что она является пленницей Адама, а не его вассалом, и, следовательно, захватывая Вик, Адам нарушает перемирие».
Там еще был исписан целый лист о любви, тоске и небольшие личные воспоминания, которые свидетельствовали о переполненном чувствами сердце Иэна. Элинор читала и счастливо вздыхала, но мысли ее вскоре перескочили на менее радостные вещи. Как ей передать сообщение Иэна Адаму? Она, конечно, могла написать сыну сама и отправить к нему личного гонца. Это избавило бы Джиллиан от лишней боли, но правильно ли будет избавлять ее? Явно пришло время очередного испытания. Способна ли Джиллиан настолько закалить себя, чтобы послать сообщение, которое ввергнет ее возлюбленного в активные сражения?
Элинор прикусила губу. Джиллиан была прелестной. Именно такую девушку она выбрала бы себе в невестки, если бы ей поручили избрать жену для Адама. Она была сообразительной, как Джоанна, но не столь упряма, с таким же сильным характером, но более добродушным. Элинор уже успела полюбить ее, и ей было тяжело причинять боль тем, кого она любила, особенно этой нежной Джиллиан. Ей казалось маловероятным, что с Адамом могло что-то случиться во время этой кампании, но всякое бывает. Если именно Джиллиан придется сообщить ему, что он должен начинать штурм, а он по какой-нибудь злой и нелепой случайности погибнет… Элинор закрыла глаза, глубоко вздохнула, чтобы снять напряжение в груди и горле. Дело должно быть сделано. И нет легкого пути пройти через это. Она встала и спустилась в зал, где, как она знала, найдет одиноко сидящую Джиллиан, поскольку Джоанна тоже получила письмо и теперь сидела в своей спальне, впитывая излияния своего мужа.
– У меня для тебя трудная работа, любовь моя, – сказала Элинор.
Джиллиан оторвала глаза от вышивания и улыбнулась.
– Только не говорите мне, что все еще боитесь за мое слабое здоровье, – шутливо предупредила она.
– Нет, я боюсь за твое нежное сердце. Послушай, – и Элинор перечитала ей выдержку из письма Иэна. Радостное и шутливое выражение исчезло с лица Джиллиан, глаза ее расширились и засверкали.
– Это действительно мой долг, мадам, сообщить Адаму, что он должен начать сражение, не успев подготовиться?
– Он не будет действовать неподготовленным, радость моя, – успокоила ее Элинор. – Адам слишком хороший военачальник, чтобы подвергать опасности своих людей и успех всего предприятия торопливым, плохо подготовленным штурмом. Просто он удвоит свои усилия, чтобы быть готовым.
Светло-карие глаза Элинор встретились с кроткими бархатными глазами своей будущей невестки и, не выдержав, опустились. Слезы переполнили глаза Джиллиан и покатились по щекам. Джиллиан знала, что то, что говорила Элинор, было лишь надеждой, а не убежденностью. Никто из них не верил, что Адам мог еще сильнее торопиться с подготовкой к штурму. Да, он не раз писал: «Я скучаю по тебе. Мне кажется, ни одна стена никогда не была такой упрямой». Джиллиан не сомневалась, что Адам и так уже делал все, что мог. Элинор подошла ближе и погладила Джиллиан по щеке.
– Бедное дитя, – вздохнула она, – тебе не обязательно писать об этом. Я сама напишу. Может быть, мне не следовало говорить тебе об этом, но, Джиллиан, любимая, это будет твоя жизнь. Ты должна знать и принять ее. На этот раз я могу тебя немного прикрыть…
Голос Элинор дрогнул. Джиллиан отрицательно покачала головой. Губы Элинор сжались. Если это упрямое отрицание означало, что Адаму вообще не нужно сообщать о предупреждении Иэна, то Джиллиан не научилась понимать мужчин. Но Джиллиан отложила иголку и вытерла глаза.
– Адам ведь ожидает от меня, что я должна быть способна писать о таких вещах, не так ли? Если я не справлюсь с этим делом, он… он, может быть, и будет любить меня по-прежнему, но не будет доверять мне, как лорд Иэн доверяет вам, а лорд Джеффри – Джоанне. Разве не так?
– Да, дитя мое, именно так.
– Тогда я сразу же напишу ему… И могу ли я попросить вас одолжить мне гонца, или я должна…
– Конечно, можешь. Гонец в твоем распоряжении, как только письмо будет готово.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Каштановый омут - Джеллис Роберта

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627

Ваши комментарии
к роману Каштановый омут - Джеллис Роберта



Сплошное зануд тво, ни захватывающего сюжета, ни характеров главных героев. Лучше не тратьте свое время
Каштановый омут - Джеллис РобертаОльга
4.12.2014, 18.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100