Читать онлайн Канатная плясунья, автора - Джеллис Роберта, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Канатная плясунья - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Канатная плясунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Дери сумел купить вещи для Кэрис действительно по крайней низкой цене, да к тому же они оказались гораздо лучшего качества, чем он ожидал. У торговца шелковыми и бархатными товарами одежда оказалась лежащей под рулонами ткани и грудами готовых отрезов и покрывал. Большинство довольно грубой, но зато недорогой одежды для мальчиков, подходящей Кэрис по размеру, было продано, бедные крестьяне и рабы не часто покупали своим сыновьям хорошую одежду – дети быстро растут, да и рвут одежду тоже быстро. В таких семьях обычно имели одну хорошую цветную тунику и пару брюк, которые передавались от старших детей младшим, вот почему так ценились вещи из грубой, крепкой материи. Более обеспеченные семьи, которые могли себе позволить одежду из хорошей ткани, обычно покупали не готовые вещи, а отрезы, и шили уже такую одежду, какую хотели.
Таким образом Дери купил Кэрис верхнюю тунику с короткими рукавами болотного цвета, ярко-синюю нижнюю тунику с длинными рукавами и брюки ярко-красного цвета. Все вещи были из прекрасной шерстяной ткани. Кроме того, за чисто символическую цену карлик купил девушке рубашку из небеленого полотна и пару чулок. Порывшись в своих товарах еще немного, торговец вытащил пару брюк из грубой, прочной материи, немного потертые, но нигде не порванные. Эти брюки он хотел всучить карлику в придачу, когда тот возмутился стоимостью рубашки, чулок и хотел уже вернуть торговцу все его товары. Но все же, ворча и ругаясь, Дери забрал купленную одежду, потом подумал немного и купил еще темно-рыжий камзол из мягкой кожи и кожаный ободок с выбитым на нем узором, чтобы Кэрис могла сдерживать свои непослушные кудряшки. Купил он девушке и туфли. Дери опасался, что они будут слишком велики, но это все же лучше, чем малы, и потом по бокам и сзади туфель проходили кожаные ремешки, спереди был язычок, и при желании туфли можно было потуже затянуть на ноге.
Уложив все покупки в тунику с длинными рукавами, Дери с помощью этих рукавов перевязал узел, взвалил его на плечо и направился к рядам, где выставляли свои изделия мастера резьбы по дереву. Здесь остались лишь самые дешевые и самые дорогие товары. Дери мог бы, конечно, купить Кэрис довольно дорогой гребень из слоновой кости, инкрустированный перламутром, но в этом не было смысла. Он уже решил сказать девушке, что все это купил ей Телор и она может вернуть ему долг из заработанных ею впоследствии денег, потому что карлик не знал, как ему остановить девушку, чтобы ее увлечение Телором не переросло в более серьезное чувство. Но Дери не хотел покупать и очень дешевый гребень из дерева с широкими зубьями, грубый и необработанный. В конце концов он выбрал гребень из дерева хорошей породы с крепкими зубьями, так хорошо отполированный и натертый маслом, что даже шелковая лента могла свободно проходить сквозь его зубья, ни за что не цепляясь.
Потом Дери постоял некоторое время, опустив глаза и раздумывая, наконец, его лицо озарила улыбка, и он направился туда, где продавались нитки для вышивания, ленты, кружева и приспособления для удерживания женской прически, изготовленные из тончайших переплетенных шнурочков. Именно здесь Кэрис видела сетку для волос из золотых шелковых шнурочков, которая ей так понравилась. Дери спросил цену этой вещицы и, не став даже торговаться, заплатил за нее и осторожно уложил в свой кошелек.
Да, Кэрис получит то, что хотела, и будет знать, что это купил ей он, Дери, думал карлик, с нежностью похлопывая по кошельку, который он спрятал в предназначенное для него место. И поскольку Кэрис не может носить эту вещь до тех пор, пока ее волосы не отрастут, у нее еще будет время узнать Дери лучше и понять, что этот подарок сделал ей друг. Карлик взвалил узел с вещами на плечо и направился туда, где привязал Шуэфута. Улыбаясь, он представлял выражение лица девушки. Дери знал: он купил ей, действительно, красивую одежду, Кэрис ей несказанно обрадуется, и надеялся, что у него еще будет время объяснить, почему они сделали ей такие подарки, а объяснить это необходимо, чтобы ее светлая радость не омрачилась страхом и недоверием.
Дери потребовалось всего несколько минут, чтобы со своими покупками добраться до непривычно тихого нижнего двора замка. Но, как только Шуэфут ступил на подъемный мост, ведущий к верхнему двору, слабое эхо голосов заставило Дери взглянуть на крепостную стену, возвышавшуюся впереди. Однако стражников там не было, к тому же карлик не мог даже представить, зачем им понадобилось окликать его со стены. Потом Дери показалось, что он слышит крик. Должно быть, это чьи-то слуги, не поехавшие на турнир. Но несмотря на то, что Дери успокаивал себя подобными мыслями, когда он въехал из узкого прохода во внутренний двор, в правой руке карлик сжимал несколько своих камешков.
Внимание Дери привлекли голоса трех мужчин, перекрикивающих друг друга, и он посмотрел влево, в сторону колодца. Посмотрел как раз вовремя и краем глаза успел заметить фигуру человека, метнувшегося по двору в противоположном направлении. Человек волочил за собой что-то, похожее на кол, но убегать со двора не собирался, совсем наоборот, он делал отчаянные попытки подпрыгнуть и ухватиться за крышу одного из сараев. Дери не узнал эту стремительно скрывшуюся фигуру, не увидел он также, взобрался ли человек на крышу, потому что все свое внимание уже обратил на орущих мужчин. Теперь Дери видел их и понял, что они пытаются поймать убегавшего. Было ясно, что это не слуги и не оруженосцы. Метнув один из камешков, Дери увидел, как один из преследователей упал, схватившись за бедро, и жалобно заскулил. Это заставило остановиться его спутников. Конечно, они инстинктивно бросились бы бежать, если бы он не закрывал собой проход, подумал карлик, наполовину сочувствуя, наполовину злорадствуя.
Дери никогда не искал повода для ссор, его еще в семье приучили не быть жестоким, хотя внутри него постоянно кипела злость из-за физической неполноценности – если же кто-нибудь нападал на него, в карлике пробуждалась жуткая, злобная ярость оттого, что он уже в целях самозащиты мог наброситься с кулаками на обидчика.
– Да это карлик, который приходил сюда с мальчишкой, – сердито проворчал Джорис. – Сейчас мы усмирим их обоих.
И они, пригнувшись, бросились к Дери, опасаясь, что он снова пустит в ход свое оружие, но тот уже убрал камешки и поджидал их, усмехаясь над словами Джориса. Вытащив ноги из стремени, Дери взялся одной рукой за заднюю луку седла, другой – за переднюю и, как только Джорис поравнялся с головой пони, бросился на него. Сбитый с ног жонглер упал навзничь, Дери упал на него. Крепко вцепившись в плечи жонглера своими сильными руками, поджал коротенькие ножки и, когда они вместе с Джорисом оказались на земле, выпрямил их и с силой ударил его в живот. Благодаря этому удару Дери стремительно перелетел через голову своей жертвы и, коснувшись земли руками, снова вскочил на ноги. Шуэфут не спеша продолжал двигаться в сторону конюшни, абсолютно безразличный к событиям, разгоревшимся во дворе, считая их не более, чем обычным людским идиотизмом. Не обращая внимания на двух других мужчин, окруживших Шуэфута, Дери схватил Джориса и ударил его головой об стену.
Длинные руки карлика взметнулись вверх и назад, чтобы сбросить человека, который вцепился в него сзади, но раздавшийся вдруг душераздирающий крик заставил карлика обернуться. Нападавшего на него мужчину оседлала фурия с растрепанными волосами, сильные мускулистые ноги обхватили его грудь, а такие же сильные пальцы намеревались выдавить несчастному глаза.
– Не делай его слепым, Кэрис! – закричал Дери.
– Он собирался наброситься на тебя сзади, – возразила девушка, но перестала пальцами искать глаза мужчины.
– Знаю, – сказал карлик и засмеялся. – Слезь с него. Я сам с удовольствием с ним разделаюсь.
– Отпусти меня! – не своим голосом вопил акробат.
Он продолжал размахивать руками, пытаясь ударить Кэрис, и, наконец, поймал ее руки. Девушка позволила акробату схватить ее за запястья, он пытался отвести ее руки от своего лица; когда это ему немного удалось, она вцепилась в его плечи, одновременно отпуская ноги, которыми все еще сжимала его грудь. Поджав ноги, Кэрис еще сильнее вцепилась в плечи акробата. Все тело девушки приподнялось у него над головой, она уперлась ногами ему в спину, отпустила плечи мужчины, с силой выпрямила ноги и толкнула акробата навстречу Дери, сама же при этом отскочила назад. Тело девушки выгнулось, коснувшись земли руками, она сделала кувырок в воздухе и выпрямилась, став на ноги.
Сосредоточившись на своем прыжке, Кэрис не видела, как отреагировал на это Дери, но результат его действий был налицо, когда девушка обернулась и увидела акробата, лежавшего в нескольких ярдах левее Джориса, но вдали от стены. Даже не пытаясь подняться, акробат жалобно подвывал, ожидая, что его будут бить, прикрывая голову руками и поджимая ноги, чтобы защитить наиболее уязвимые места.
– Тебе следовало бы направить его правее, -критически заметил Дери. – Мне даже негде было развернуться, и ему тоже пришлось удариться об стену.
Кэрис какое-то время смотрела на Дери широко раскрытыми глазами, а потом разразилась громким, немного истерическим смехом.
– Я сделала это не специально, – сквозь смех сказала она. – Мне просто хотелось спрыгнуть с него, но так, чтобы он меня не схватил.
Дери, широко улыбнулся.
– Я все прекрасно понял, глупышка. И просто пошутил, чтобы заставить тебя смеяться.
– Спасибо, – Кэрис улыбалась уже более спокойно и лишь слегка вздрагивала. Глубоко, судорожно вздохнув, девушка повернула голову в сторону Джориса. – Он не умер?
– Надеюсь, что нет, – ответил карлик, ничуть не беспокоясь. В конце концов, даже если Джорис и умер, он ведь всего лишь бродячий артист, подумал Дери и криво усмехнулся. Он и сам ведь был всего лишь артистом. – Не думаю, что он слишком сильно ударился об стену, ведь и шея, и голова у него на месте, – Дери подошел к Джорису и перевернул его на спину. – Ничего страшного. Глаза уже начинают открываться, – повернувшись к акробату, застывшему от ужаса, карлик пнул его ногой. – Вставай, поднимай своего друга с подбитой ногой и вытаскивайте отсюда поскорее этого недоделка. И не забудь ему напомнить, что Дери Лонгармза не так-то просто усмирить, хотя он и карлик.
Человек, которого Дери ранил камешком, пытался ползком выбраться из этого злополучного места, но остановился, когда карлик упомянул его в своей речи, и нерешительно поднялся на ноги. Он сильно хромал, но идти мог. Кэрис с беспокойством отскочила назад, опасаясь, как бы хромота не оказалась всего лишь хитрой уловкой, чтобы наброситься на нее, но бедняга старался самой короткой дорогой добраться к своим товарищам, делая, однако, значительный крюк, чтобы обойти стороной Дери. Сообщники помогли Джорису подняться на ноги и, поддерживая спотыкающегося, но уже немного пришедшего в себя, бочком направились к выходу, прижимаясь к стене и стараясь держаться подальше от карлика. Но Дери и не собирался их преследовать. Он лишь злобно усмехался, пока они не скрылись в туннеле в стене.
Дери задумчиво смотрел вслед поспешно удирающей троице. К нему подошла Кэрис и коснулась его руки.
– Ты сердишься? – спросила она. – Я ни в чем не виновата, клянусь. Когда я первый раз увидела их, я тренировалась на заборе, Джорис стал спрашивать меня о моей работе, но я заметила, как тот человек, которого ты ранил камнем, крадется в сторону шатров, и поняла, что они пришли сюда только за тем, чтобы воровать.
– И ты пыталась остановить трех мужчин, собравшихся красть? – спросил Дери и покачал головой. – Глупышка! Почему же ты не побежала вниз и не позвала стражников?
– Потому что мне не хотелось смотреть, как их будут вешать или калечить, – ответила девушка. – И потом, я же не знала, что там, внизу, есть стражники. Я думала, я совсем одна здесь. Но мне удалось довольно быстро остановить их. Я сказала им, что все расскажу тебе, ты – Телору, а уж он поведает все самому лорду, от которого они уже не скроются, ведь тот достанет их даже из-под земли.
При первых же словах девушки выражение лица Дери слегка смягчилось, он понимающе улыбнулся, но погрозил пальцем.
– Тебе надо было бежать до того, как они стали угрожать тебе, а не после. Я, конечно, ничего не имею против этой разминки, мне она понравилась. Но если бы я не подоспел вовремя, тебе одной пришлось бы несладко, – сделав знак следовать за ним, карлик направился к конюшне.
– Нет, нет! – протестующе вскричала Кэрис, идя за карликом. – Я не могла поступить иначе. Дело в том, что когда они вынуждены были уйти из конюшни, я сидела на перекладине под самой крышей. Я знала, что они затаились где-то поблизости и ждут, когда я выйду из конюшни. Тогда они могли бы с легкостью от меня избавиться и сделать все, что задумали. Но, к несчастью, я оставила сушиться у колодца рубашку Телора и боялась, что они украдут ее.
– Ты десять раз дурочка, – сказал Дери останавливаясь и поворачиваясь к Кэрис. Голос его в первый раз стал сердитым и грубым. – Рубашка – не такая уж драгоценность, даже если она и принадлежит Телору. Не относись к нему с излишней доверчивостью, Кэрис. Телор, конечно, хороший и добрый, но поверь, он хорош и добр для любой женщины, которая ему улыбается.
– Но ведь это была не моя рубашка! – вскричала Кэрис.
Уже не в первый раз Дери пытался убедить ее, что если даже они с Телором станут любовниками, он все равно не будет ей верен. Девушку очень удивили слова Дери, но в ответ она сказала именно то, что все время вертелось у нее в голове. Объяснив, почему она не могла позволить украсть рубашку, Кэрис подумала, что ей вовсе не должно быть никакого дела, с кем спит Телор. Даже если она сама свихнется и уляжется с ним и найдет в этом удовольствие, ее вовсе не должно касаться, какие отношения связывают Телора с другими женщинами.
– Дитя, – раздался необычайно нежный голос Дери. – Неужели ты могла подумать, что Телор или я предпочли, чтобы тебя избили, даже, возможно, убили, но эта несчастная рубашка осталась бы в целости и сохранности.
Кэрис пустым, отсутствующим взглядом уставилась на карлика – она все время думала о его предыдущем странном замечании, – а потом вздохнула.
– Всё получилось как-то по-дурацки, – проговорила она медленно. – Я не знаю, почему я... я думаю, что все дело в глупости Ульрика. Он бы тоже не пожелал мне зла, но просто не сумел бы предугадать, что со мной могло бы произойти, вот почему он избил бы меня, если бы украли его рубашку. И... видно, я тоже выросла такой же пустоголовой, как и он, – девушка неожиданно вздрогнула, потом засмеялась и добавила уже веселее: – Да, кстати, раз уж я рисковала ради этой рубашки головой, стоит, наконец, снять ее с крыши.
Дери не перебивал Кэрис и не твердил ей, что ее поступок безумен, он чувствовал, как першит у него в горле и знал, что не сможет сейчас ничего сказать, не заплакав. Он молча смотрел, как легко девушка пересекла двор и, подпрыгнув, уцепилась за край крыши. Повисев какое-то время на одной руке, другой Кэрис схватила рубашку и так же легко спрыгнула вниз. Глядя на гибкие, грациозные движения девушки, карлик вспомнил, как стремительно она атаковала спутника Джориса, и восхищение вытеснило его сочувствие к Кэрис. Он и сам был прекрасным акробатом – это ведь необходимо для карлика, который хочет быть на равных с нормальными, физически полноценными людьми – но, несомненно, Кэрис в этом мастерстве гораздо сильнее его. Значит, она не хвасталась, когда заявила, что прекрасно знает свое дело.
– К сожалению, я не успел на твою тренировку. Мне бы очень хотелось увидеть тебя в работе.
– Как только я расседлаю Шуэфута, я смогу показать тебе, что умею делать, – крикнула через плечо Кэрис, бросившись назад к колодцу за платьем.
– Я сам позабочусь о Шуэфуте, – сказал Дери, в голосе его послышались нотки жалости к девушке, готовой выполнять любую черную работу. – Я хочу, чтобы ты сделала кое-что еще.
– Но мне нравится ухаживать за лошадьми, возразила Кэрис, опасаясь, как бы ей не поручили какую-нибудь женскую работу, более легкую физически, но занимающую гораздо больше времени.
Дери засмеялся.
– Тебе это понравится, и потом, я думаю, не стоит расседлывать Шуэфута. Я лучше съезжу снова на поле, где проходит турнир, и расскажу о случившемся Телору. Он должен знать на случай, если Джорис надумает пожаловаться де Данстенвиллу, что его избили.
Кэрис хихикнула.
– Мальчик и карлик? Неужели ты думаешь, что он и в самом деле пожалуется, и потом, разве лорд ему поверит?
– О, лорд как раз и поверит, – цинично усмехнулся Дери. – Прошлый раз, когда мы с Телором останавливались здесь, один из людей лорда вызвал меня побороться. Его светлость вовсе не пришел в восторг, когда я уложил этого человека на обе лопатки, и выставил против меня еще двоих. К счастью, как раз в это время к де Данстенвиллу приехал его сосед и принялся с таким жаром расхваливать лорду мое мастерство, что тот решил выставить против меня как-нибудь все свое войско, чтобы разорвать меня на куски. Но Джорису это неизвестно, поэтому, возможно, ты права и он не станет жаловаться. И все-таки, я думаю, Телор должен знать, что эти трое замышляли воровство. Ты ведь не можешь с твердой уверенностью сказать, что они ничего не украли. Они, конечно, уберутся из замка раньше, чем Телор сообщит о случившемся лорду, поэтому, если выяснится, что ни у кого ничего не пропало, этим людям не причинят никакого зла.
Кэрис кивнула. Она и сама думала так же, но спросила с тревогой в голосе:
– Ты ведь не будешь возражать, если я не присоединюсь ни к этой труппе, ни к другим?
– Нет, и то же самое скажет тебе Телор. Мы решили ехать в Оксфорд. Может быть, там тебе повезет и ты найдешь подходящую труппу.
Дери хотел уже прибавить, что перед тем, как она примет это решение, он мог бы исполнять для нее роль шута: бить в барабан и созывать зрителей, а Телор -играть, но, подумав, молча сделал девушке знак, чтобы она следовала за ним в конюшню, куда уже вошел Шуафут, и остановился рядом с мулом. Было бы глупо сейчас посвящать Кэрис в свои планы, ведь надо сначала получить согласие Телора. Карлик показал на узел с одеждой, привязанный к седлу.
– Развяжи его, – безразличным тоном сказал Дери, когда девушка сняла узел с седла. Вложив ногу в кожаную петлю, висевшую достаточно низко для того, чтобы левой ногой он попал в стремя, карлик без особого труда взобрался на пони.
– Телор хочет забрать свою одежду. Если ты будешь работать, пока не уйдешь от нас, то сможешь вернуть стоимость вещей, которые мы для тебя купили, отдавая определенную сумму из своей выручки. А если ты найдешь другую труппу, то заплатить придется ее руководителю.
Дери заставил Шуэфута развернуться и выехал из конюшни прежде, чем Кэрис успела закрыть рот, который невольно открылся от удивления. Но как только первое удивление прошло, девушка опустилась на колени и быстро развязала рукава туники, связывающие узел. Она снова застыла, потрясенная богатством и разнообразием лежащей там одежды, но уже в следующую минуту вскочила на ноги и бросилась за карликом. Кэрис догнала Дери, когда тот проехал уже половину двора.
– Подожди! Подожди!
Взглянув на девушку, Дери улыбнулся. Как и тогда, на ярмарке, глаза ее были настолько огромными, что казалось, кроме них на лице Кэрис ничего нет. Но сейчас в них вспыхивали золотые искорки, они больше не напоминали темные бездны тоски оттого, что предметы, которыми она любовалась, ей недоступны. Дери было бесконечно приятно, что он доставил Кэрис такую радость, но он лишь шутливо заметил:
– Что? Уже хочешь пожаловаться? Но поскольку у тебя не было времени примерить хоть что-нибудь, значит, дело вовсе не в том что тебе какая-то вещь не подошла по размеру. Если же тебя не устраивает расцветка, следующий раз приходи, пожалуйста, со своими.
Если Кэрис и расслышала в словах карлика шутку, она никак не отреагировала.
– Я никогда не смогу расплатиться за все это.
В выражении лица девушки не было робкого предложения погасить ее долги как-нибудь еще, кроме заработанных ею в будущем денег, не было на ее лице и отвращения, а лишь нечто среднее между удивлением, благодарностью и испугом. И когда Дери похлопал ее по плечу, Кэрис не отшатнулась от него, а только повторила:
– Я никогда не смогу расплатиться...
– Ерунда, – оживленно перебил Дери, – ты просто не разбираешься в деньгах. К тому же, боюсь, твои товарищи по труппе обманывали тебя. Это одежда не новая и досталась нам очень дешево, ведь сегодня последний день распродажи. Я дам тебе учетную палочку стоимости одежды, чтобы ты сама могла ставить на ней отметки и знать, когда освободишься от своего долга.
Уверенность, с которой Дери произнес эти слова, вызвала у Кэрис совершенно не ту реакцию, которую ожидал карлик. И без того огромные глаза девушки стали еще больше. Скорее всего, она не знает, что такое учетная палочка, подумал Дери. Его охватила бессильная злоба на тех людей, которые так бесчестно обращались с девушкой, и злоба эта, смешанная с жалостью, заставила карлика прибавить:
– Иди, примерь туфли. Если ты не сможешь их носить, я отвезу их назад и постараюсь найти другие, пока торговец не упаковал товары, – голос карлика был хриплым и срывающимся.
Сердитый тон Дери заставил Кэрис послушно кивнуть, хотя она прекрасно понимала, что он совсем на нее не сердится. В голове девушки крутилось столько разных мыслей, что просто необходимо было остаться на какое-то время одной, и то, что ей нужно примерить туфли, – хотя она не видела там никаких туфель, но они ж должны быть там, если так сказал Дери – хороший предлог, чтобы вернуться в конюшню без лишних слов.
Опустившись на колени перед развязанным узлом, Кэрис отложила в сторону зеленую тунику и две пары брюк, в изумлении уставившись на кожаный камзол, но рассмотреть его хорошенько решила потом и, наконец, нашла туфли и натянула их на ноги. Они были, конечно, слишком велики, но Кэрис решила, что это не страшно, ведь можно что-нибудь положить в мысы.Она вышла из конюшни и махнула Дери рукой, давая понять, что все в порядке. Карлик помахал ей в ответ и опять направился в сторону моста. На лице его играла довольная улыбка – Кэрис поняла, что эта одежда не была платой за ее тело.
И действительно, хотя Кэрис была слишком ошеломлена, но в одном убедилась наверняка – Дери принес всю эту одежду не для того, чтобы заплатить за ее тело. Было непохоже, чтобы она привлекала его как женщина. Ведь Морган и Ульрик спали с ней и не считали нужным платить за это. Девушка невольно подумала, что и Дери, если бы хотел, уже попытался бы это сделать.
Вернувшись обратно в конюшню, Кэрис не примерила и даже не притронулась ни к одной вещи. Она опустилась рядом с узлом и замерла, подперев голову руками. Потом Кэрис сложила руки у груди и вздохнула:
– О Пресвятая Богородица! – но молиться она не решилась, опасаясь даже благодарностями привлекать к себе внимание божества, ведь она была совершенно уверена, что не заслужила столь удивительной доброты по отношению к себе.
Она решилась, наконец, прикоснуться и даже хорошенько рассмотреть сокровища, которые теперь принадлежали ей. При виде красивого гребня на глаза девушки навернулись слезы, она целовала его, гладила рукой и вздыхала от восторга, проводя им по волосам и чувствуя, как легко скользят его зубы. Она лишь засмеялась, когда гребень зацепился за какую-то спутанную прядь, и ей стало больно.
«Сколько всего, сколько всего», – думала Кэрис.
Я никогда не смогуза все это расплатиться. И она снова вспомнила об учетной палочке. Девушка, действительно, ничего не знала о подобных способах подсчета. Она вообще не видела, чтобы кто-нибудь вел подсчеты, даже когда труппой руководил Морган. После каждого выступления все заработанные деньги делились между артистами, которые принимали участие в выступлении. Кэрис, правда, никогда не отдавали ее долю, но не значит же это, что ее водили за нос, думала девушка. Ведь вряд ли она могла заработать такую сумму, чтобы отплатить Моргану за то, что он растил ее столько лет, прежде чем она действительно стала на что-то годна. И Ульрик...
Что же происходило с ней после смерти Моргана? Теперь, когда сердце Кэрис уже не сжимал леденящий страх, она поняла, наконец: с ней на самом деле что-то случилось. Любила ли она Моргана? Нет, она не любила его как мужчину, в этом Кэрис уверена, на верно и то, что она жила спокойно и без страха, пока он был жив. Как она ненавидела его за то, что он позволил себя убить! Глупость Моргана разрушила весь ее мир, и после его смерти она стала хмурой и озлобленной, ей пришлось бороться за свое существование, почти как животному. За эти кошмарные три года жизнь девушки, казалось, разбилась на тысячи мельчайших осколков, главным для нее было лишь остаться в живых, а все остальное, например, чистота, потеряло для нее всякий смысл, и она не могла, а может быть, просто не пыталась склеить осколки былого в единое целое.
Вот почему она не рассталась с Ульриком, подумала Кэрис. В глазах ее появился лихорадочный блеск; только теперь она начинала видеть абсурд не только в смерти Моргана, но и в некоторых своих поступках. Она не решилась уйти отУльрика, потому что тогда для нее все казалось конченым, и ни на что хорошее она не рассчитывала. Только теперь, оглядываясь назад, Кэрис поняла, что уже давно перестала быть самой собой.Неизменным осталось только ее мастерство; только гордость, что она искусная канатоходка, помогла ей уцелеть. И только потому, что Кэрис осталась верна своему искусству, жизнь снова приобрела для нее смысл. Теперь же она чувствовала себя под защитой Телора и Дери..! Но, если бы она вела себя, как проститутка, они бросили бы ее еще в Чиппашеме, в этомдевушка была уверена.
Посмотрев на гребень, который все еще держала в руке, Кэрис улыбнулась и отложила его в сторону.
Она больше ничего не боялась. Если она сломает или потеряет этот гребень, ее не будут бить, а купят другой. С Телором и Дери она чувствовала себя в безопасности и теперь доверяла им и знала, что они будут рядом до тех пор, пока она не подыщет себе более подходящее место в этой жизни.
Кэрис вовсе не беспокоило, что она не умеет пользоваться учетной палочкой. Каким бы ни был ее долг, она верила, что ни Телор, ни Дери не захотят привязывать ее к себе под предлогом этого долга. Если бы они собирались это сделать, они сказали бы, что она обязана им жизнью, как делал этоМорган. Кэрис и сама понимала, чем обязана Телору и Дери. Телор же сказал, что только выполнял свой христианский долг и оплатить его она может лишь милосердным отношением к другим людям, нуждающимся в помощи. Нет, оничестно будут делать отметки на палочке, так же честно научат и ее пользоваться этим способом счета и будут без обмана отдавать ей ее долю заработанных денег... Неожиданно Кэрис нахмурилась.
Их честность не вызывала сомнений; Кэрис понимала, что Телор и Дери гораздо богаче Моргана с его хитростью, мошенничеством и воровством. Но ведь Дери так ничего и не сказал о ее работе, а только, что ему хочется увидеть, как она тренируется, и потом, они ведь не купили ей платья, в котором она могла бы танцевать. В голове Кэрис мелькнула мысль, что у нее есть старое платье для выступлений, нобросив взгляд на новую прекрасную одежду, пестревшую обилием ярких красок, она тут же отказалась от нее. Девушка знала: Телор ни за что не разрешит ей выступать в этой тряпке, вылинявшей, да еще и с дырками. Но она должна выступать, чтобы расплатиться за новую одежду, а может быть, и для того,чтобы приглянуться какой-нибудь труппе своим мастерством.
Дери сказал, что они едут в Оксфорд, где она, наверняка, сможет найти себе подходящую труппу, но тогда зачем они купили ей все это? И тунику с длинными рукавами, и чулки, и туфли, ведь ей не понадобится ничего из этих вещей до глубокой осени, когда станет уже по-настоящему холодно. А на лошадях они доберутся до Оксфорда гораздо раньше. Кэрис не имела ни малейшего представления, как далеко находится Оксфорд, но ведь сейчас только начало лета. Потом взгляд девушки упал на ярко-красные брюки. А что, если она будет танцевать, прикидываясь мальчиком? Но почему мальчиком?
Может, Телору мальчики нравятся больше? Кэрис похолодела, но потом рассмеялась. Нет, ведь Дери не один раз предупреждал ее, что Телор слишком любит женщин. Зачем вот только он ее об этом предупреждал? Разве ей это не безразлично? Ведь все мужчины одинаковы: они стремятся в постель к тем женщинам, которые их завлекают и сами этого хотят. Правда, иногда они спят и с женщинами, не испытывающими такого желания, но Телор уже сказал, что ничего такого от нее не потребует. И странно, почему Дери говорил так, словно хотел ее предостеречь, будто он знал наверняка, что Кэрис будет невыносимо больно, если Телор, сблизившись с ней, ляжет в постель с кем-нибудь еще. Может быть, потому, что Телор – искусный любовник и это сделает ее похожей на ревнивую жену из многочисленных пьес, которые она играла? В труппе Моргана тоже была ревность, одна танцовщица устроила ему жуткую сцену после того, как он провел ночь со служанкой из пивной.
Воспоминания об этом слегка омрачили настроение Кэрис, возможно, и Телор ничуть не лучше Моргана. И все-таки во всем остальном Телор разительно отличался от Моргана, может быть, он окажется совсем не таким и в более интимных отношениях. Кэрис вспомнила, как тогда, на холме, недалеко от Чиппашема, ее окатила приятная, теплая волна, пробудившая желание. Но это была не просто обычная похоть, которую она испытывала с мужчинами и ненавидела ее; нет, в чувствах, которые влекли ее к Телору, была не только похоть. А если нет? Если память обманывает ее? Ведь она не видела Телора уже четыре дня.
Может быть, и так, сказала себе Кэрис, устроилась поудобнее, опустившись на колени, и, потянувшись за ярко-синей туникой, приложила ее к себе. Она была уверена, что когда увидит Телора, все эти воспоминания окажутся не более чем глупостями и искорка страсти к нему погаснет. Тогда она и скажет Телору, что хочет остаться с ним и Дери. Они могут стать лучшими артистами: Телор играет, Дери исполняет роль шута, она танцует на канате, ну а в замках они с Дери были бы слугами или слугой и учеником, как того захочет Телор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Канатная плясунья - Джеллис Роберта



жестокий,но любопытный роман.читается,правда,несколько тяжеловато.8-моя оценка.
Канатная плясунья - Джеллис РобертаВерониктор
29.03.2013, 10.49





Нудноватый каккоц то. Я читала очень долго этот роман. Обычно мне хватает полтора дня на такой объем а на этот у меня ушли все 3 дня слишком много обдумываний, каких то мыслей.
Канатная плясунья - Джеллис Робертанека я
11.05.2013, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100