Читать онлайн Канатная плясунья, автора - Джеллис Роберта, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Канатная плясунья - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Канатная плясунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Кэрис так и не смогла найти ответ на мучивший ее вопрос. Но вот к концу дня они, наконец, достигли замка Коумб. До приезда Дери Телор так и не заговаривал больше с Кэрис. Девушка чувствовала – присутствие карлика невольно нарушит притяжение, возникшее между ними. Хотя Кэрис и понимала, что такого просто не может быть, тем не менее все то время, пока Телор смотрел на дорогу, стоя к ней спиной, она чувствовала, как ее охватывает исходящая от него волна страстного желания.
Девушка твердила себе, что все это – лишь плод ее воображения, нельзя угадать мысли и тем более чувства человека, повернувшегося к тебе спиной. И лишь страх выставить себя на посмешище или попасть в неприятную историю, о которой потом горько пожалеет, удерживал Кэрис от откровенных слов и поступков. Но все-таки возможно это или нет, но неистовое желание, которое она так стремилась в себе подавить, пробуждало в ней какое-то странное и сильное чувство. Девушка ощущала, как наливается ее маленькая крепкая грудь, становятся твердыми и чувствительными соски, а приятное, щекочущее тепло волной охватывает ее бедра и поднимается выше так, что даже хочется раздвинуть ноги.
Но вместо этого Кэрис крепко обхватила руками колени, напоминая себе, что, если сейчас признается в своем желании и предложит себя Телору уже не в качестве оплаты долга, впоследствии ей не удастся отказать ему, даже если ей и не захочется больше близости с ним. Гордость мужчины не ущемлена, пока удается прикинуться перепуганной или холодной от природы, Но, если она предложит себя Телору, уляжется с ним, а потом откажет когда-нибудь, ситуация станет совсем иной. Это будет расценено как попытка принизить его мужские способности, а Кэрис прекрасно знала, какую ярость и негодование можно вызвать в мужчине, презрительно отзываясь об этих его способностях.
Девушка прекрасно понимала, что для нее безопаснее всего держаться от Телора как можно дальше. Она не подвергалась никакому риску, уступая понравившемуся ей мужчине, когда твердо знала, что на следующий день ее труппа двинется дальше, и они больше никогда не встретятся. Но у нее не получится покинуть Телора... до тех пор, пока она не подыщет себе подходящую труппу в замке Коумб.
И все-таки чувствуя, как что-то обрывается внутри нее, Кэрис призналась себе, что ей совсем не хочется искать эту труппу. Но, если она останется с Телором, для ее же блага лучше не заводить с ним романа. Эти мысли крутились в голове девушки и, рассматривая их со всех сторон, она пыталась прийти к решению, позволяющему удовлетворить сразу оба желания, но опять и опять она сталкивалась с одной и той же довольно неприятной истиной – если ей хочется остаться с Телором, она должна сделать все возможное, чтобы он не догадался о ее страсти к нему.
Для путешествия в замок Коумб не было никаких препятствий, которые хотя как-то могли отвлечь внимание Кэрис от ее мыслей. Дери сообщил, что люди, работающие на полях рядом с Чиппашемом, немного обеспокоены: до них дошли слухи о войне на востоке, и управляющий городом направил воинов в сторону старой дороги, проходящей на юге между Мальборо и Батом. Они должны предупредить горожан, если возникнет какая-либо угроза для города, но оказалось, что армия продвинулась дальше на юг, в сторону города Девайзес. Дороги же, ведущие на запад, вполне безопасны. Вдохновленный этим известием и надеясь, что печальный случай с захватом замка, из которого бежала Кэрис, был единичным на севере, Телор решил отправиться в замок Коумб самой прямой дорогой.
Единственным препятствием, задержавшим их в пути, оказались два сильных ливня. Когда же они уже почти подъехали к замку, небо прояснилось, и в лучах заходящего солнца четко вырисовывался силуэт неприступного замка, возвышающегося на холме над небольшой долиной. Дорога, по которой они ехали, кружила вокруг холмов, поднималась к самому замку и пробегала мимо домов деревенских жителей, располагающихся по обеим сторонам ручья, разделяющего долину. И когда Телор свернул, чтобы подняться по склону холма к воротам замка, из темных, закопченых домов выглянули лишь несколько старух и грязных ребятишек.
– Сейчас самое время для свадеб, – заметил Дери. – В поле делать нечего, кроме прополки, поэтому не будет ничего плохого, если все поработают немного в замке.
– Думаю, что де Данстенвилл заботится скорее о том, чтобы гости без препятствий добрались до его замка, чем о проблемах урожая своих работников, – ответил Телор. Уроженец привилегированного города, он не сочувствовал состоятельным землевладельцам так, как Дери, чья семья относилась к наиболее известным землевладельцам, корни которых брали начало еще в эпоху рыцарства.
– Интересно, многим ли удалось приехать в замок теперь, когда началась эта война, – сказал Дери, не обращая внимания на циничное замечание Телора – это небольшое разногласие существовало между ними уже давно. – Ты ведь понимаешь, Телор, если на свадьбе окажется слишком мало гостей, нам придется признать, что мы зря сюда приехали. Телор засмеялся.
– Не забывай, что у меня пока что есть голова на плечах. Если бы в этом месте тоже вспыхнула война, де Данстенвилл, конечно, не сразу вспомнил бы обо мне, но у него достаточно хорошая память и к тому же он очень злопамятен, поэтому, не оправдай я его ожиданий, эта местность вряд ли стала бы для меня когда-нибудь безопасной.
В голосе Телора звучали шутливые нотки, но ужас, который Кэрис пережила совсем недавно, не давал ей спокойно реагировать даже на малейшую возможность угрозы со стороны лордов. Она взглянула поверх плеча Телора на огромные, каменные стены замка и невольно задрожала. И дрожь эта не унималась все время, пока, лошади взбирались по дороге на вершину холма. Когда они уже почти подъехали, Кэрис заметила, что сам замок гораздо выше окружавших его стен, за которыми располагался внутренний дворик. Нижняя часть замка была сплошной и выполнена из камня, на втором этаже узкие бойницы располагались на одинаковом расстоянии друг от друга. И только на самом верхнем этаже виднелись небольшие окна, прорезанные в толще стен. Окажись она в подобном замке, подумала Кэрис, а не в том старинном, деревянном, ее сейчас бы уже не было в живых или, что еще хуже, она истошно кричала бы, умоляя, чтобы ее убили. Девушка была искренне благодарна Телору за то, что он одел ее мальчиком, и не теряя времени, стала припоминать каждую деталь, отличающую голос, жесты и манеры поведения мальчиков, о которых говорил ей Морган. Кэрис понимала, что ей необходимо сыграть роль мальчика-слуги и причем так естественно, чтобы на этого мальчика никто не обратил внимания.
Но ее беспокойство было напрасным. Военные действия, происходившие не так уж далеко от замка, принесли новые заботы и владельцу, и гостям. В спокойное время они обычно рассматривали каждую труппу, чтобы получить представление о номерах, с которыми те будут выступать. При этом их более интересовали коллективы, состоящие из более благородных артистов. Сейчас же для де Данстенвилла важно было знать, кто из артистов приехал, а кто нет, кто не подвел его, а на кого обратить теперь свой гнев.
Раньше такого не было. Когда в замке Коумб не ожидали гостей, приезд Телора вызывал большой интерес. У де Данстенвилла, его рыцарей и оруженосцев появлялась прекрасная возможность послушать новости и сплетни, которые привозил с собой Телор после выступлений в городах и других замках. Если же в замок приезжали знатные гости, эта информация из вторых рук теряла свою значимость. В таких случаях стоящие у въездных ворот стражники, знающие Телора по его предыдущим визитам, приветливо махали ему и отворачивались к оруженосцам, приехавшим с тем или другим знатным гостем. Разговоры с ними казались страже более интересными, чем с Телором.
Проезжая темным узким тоннелем, пробитым в толще стен, Кэрис судорожно вцепилась влажными от пота руками в седло Телора. Ни на въезде в тоннель, ни на выезде из него стражники не уделили их компании более одного взгляда. Телор со своим карликом хотя и въехали во двор замка на лошадях и были прилично одеты, все же не являлись настолько важными персонами, чтобы отправлять посыльного с известием об их прибытии. Телор, как и Кэрис, остался доволен отсутствием внимания. Если бы стражники известили кого-нибудь из лиц, управляющих имением, о приезде Телора, ему велели бы оставить своих животных в сарае во внешнем дворе за пределами самого замка или вовсе отослали бы их в деревню. А так им представлялась отличная возможность просто провести Тейтиура, Шуэфута и Дорализа в конюшни, расположенные во внутреннем дворике, и предоставить их заботам конюхов, когда они попадут в замок, Телор был уверен, что конюхи постараются хорошо устроить его животных, отдавая им предпочтение, за исключением, конечно, лошадей знатных лордов. Они сделают это, чтобы угодить Дери, поскольку карлик сам ухаживал за своими животными, освобождая конюхов от их обязанностей. К тому же он успевал развеселить конюхов, разыграв какое-нибудь смешное представление.
Когда они оказались, наконец, во внешнем дворике, Кэрис уже достаточно успокоилась и огляделась по сторонам. Увиденное заставило ее широко раскрыть глаза. Ни в одной деревне она не видела столько народа и ни в одной конюшне – столько лошадей, за исключением, конечно, тех случаев, когда проходили большие ярмарки. И действительно, казалось, будто здесь одна из ярмарок. Откуда-то раздавался стук кузнечного молота по наковальне, ощущался запах свежеиспеченного хлеба и горячих пирогов, от которого у Кэрис потекли слюнки. И везде стояли балаганы, где выставлялись самые разные товары: ткани, изделия из кожи, резные чашки и вазы. Резчики по дереву и кости, подумала Кэрис, должны изготовлять не только чашки и вазы, но и гребни для волос.
– О, Телор, – прошептала она. – Что мне сделать для того, чтобы у меня был гребень?
Телор слегка отклонился назад и похлопал девушку по руке. Оглянуться и посмотреть на нее он не решился, потому что как раз в этот момент пытался проехать через толпу.
– Думаю, что смогу заработать здесь достаточно, чтобы купить тебе гребень и еще кое-что из вещей, – он сказал это бодрым, веселым голосом, в котором явно звучала надежда, но затем уже более резким тоном добавил: – У тебя нет никакой необходимости что-либо делать, особенно во время нашего пребывания в этом замке. Запомни, ты обещала как можно меньше привлекать к себе внимание, пока я не приду за тобой и не попрошу что-нибудь исполнить.
Телор тоже с удовольствием посматривал по сторонам. Он понимал, что шумная толпа – добрый знак. Большинство торговцев составляли местные жители из Чиппашема и те, кто всегда путешествует с места на место. Но были здесь и лавочники из Бата и Кальне, а также из таких далеких городов, как Бристоль и Мальмсбери. Торговцы из Чиппашема не осмелились бы не появиться на этом торжестве, так как жили слишком близко от замка и, наверняка, вызвали бы гнев де Данстенвилла. Торговцы из более отдаленных мест, прослышав о столь знаменательном событии в замке Коумб, рассчитывали получить хорошую прибыль – на свадьбу собирались, как правило, все знатные особы, и можно было ожидать и от хозяина, и от гостей щедрости и великодушия. Если в замок приедут много лордов, де Данстенвилл придет в хорошее расположение духа, и ему будет неловко выглядеть скупым в окружении своих вассалов, пэров и, как надеялся Телор, даже нескольких лордов, более знатных и могущественных, чем сам хозяин. И потом, другие лорды, наверняка, тоже захотят одарить менестреля, искусством которого будут очарованы.
Просьба Кэрис застала Телора как раз в тот момент, когда он мысленно парил в облаках, рисуя радужные перспективы своего выступления в замке Коумб, и внесла свою лепту в его чудесное настроение. Телор тут же с у довольствием представил, как засияют от изумления и восторга огромные глаза девушки, как засветится радостью ее маленькое детское личико, когда он купит ей не только красивый гребень, но, возможно, и туфли, и чулки, и платье взамен того, изорванного. Телор был доволен собой, он чувствовал, как по всему телу разливается приятное тепло при мысли, как он даст девушке то, что она едва ли когда-нибудь знала – подарок в знак любви. Но он совсем не ожидал, что в голову ему придет подобное выражение, и быстро исправил его на «подарок из внимания». Продолжая парить на крыльях радости, Телор внезапно ощутил приступ жгучей ревности, которая и прибавила его голосу резкие нотки, когда он понял – Кэрис не попросила купить ей гребень, а лишь спросила, что должна сделать, чтобы получить его. Телор, конечно, не думал, что девушка способна отдаться за гребень. Если бы она имела в виду именно это, то не стала бы задавать вопрос. И беспокойство совсем иного рода заставило Телора напомнить Кэрис еще о том, что она не должна привлекать к себе внимания.
Поскольку Кэрис не могла прочесть мысли Телора, у нее не было и причины возражать против того, что ей не нужно ничем заниматься здесь, в замке Коумб. Она и в самом деле не может заниматься ничем до тех пор, пока не заживет лодыжка. И все же Кэрис не была уверена в том, что ее вопрос не прозвучал двусмысленно и Телору не послышался в нем намек на ее готовность хоть сейчас отдаться ему за гребень. Но Кэрис не чувствовала за собой никакой вины за обещание Телора купить ей все необходимое и без подобной оплаты. Девушка была уверена – ее мастерство канатоходки позволит ей в дальнейшем расплатиться с Телором сполна. Тем не менее, когда они приблизились к подъемному мосту через ров, опоясывающий еще одну стену, и Кэрис увидела, что еще более мощные и высокие стены будут отделять ее от веселой ярмарки простого народа, она вновь почувствовала, как ее охватывает страх.
– Я смогу сойти за мальчика, – тихо сказала она, – клянусь, смогу. Никто не узнает, кто я на самом деле. Но нельзя ли мне остаться здесь и полюбоваться ярмаркой?
Телор почувствовал, как внутри него борются друг с другом сильные, противоречивые чувства. Немедленно уловив в голосе девушки страх, Телор проникся к ней сочувствием, которое так и подмывало согласиться со всем, что бы она ни пожелала, но эта минутная слабость незамедлительно сменилась убеждением – как только Кэрис появится одна на внешнем дворе, ее тут же схватят и впихнут в какую-нибудь труппу. Телор не мог не признать, что это было бы великолепным решением проблемы.
– Я не могу оставить тебя здесь, – раздраженно возразил он. – Ведь ты не будешь знать, где мы находимся, и потом тебе вряд ли позволят войти во внутренний двор, если стражники тебя не запомнят. Ведь ты едва можешь ходить и ничего не знаешь о системе обслуживания такого огромного замка. Как ты одна найдешь себе еду и место для ночлега?
– Не обращай на него внимания, Кэрис, – сказал Дери, улыбаясь девушке. – Он прав, тебя должны запомнить стражники, но они все знают Дери Лонгармза, и к тому же я достаточно хорошо усвоил систему обслуживания замка. Поэтому, когда Телор пойдет выступать, я зайду на конюшню, отведу тебя на ярмарку, и ты сможешь увидеть там все, что твоей душе угодно.
– Хорошо, – согласился Телор. – Я ничего не имею против, чтобы ты пошла вместе с Дери. При условии, конечно, что ты будешь его слушаться.
– Буду, – горячо пообещала Кэрис, с беспокойством следя глазами за тем, как поднимается огромная железная решетка внутренних ворот.
Дери на своем пони ехал позади лошади Телора, потому что проход был слишком узок, чтобы через него рядом проехали две лошади, а Кэрис постаралась как можно сильнее сжаться в комочек за спиной Телора. Ей не хотелось проезжать под устрашающими зубьями ни этой решетки, ни другой, едва различимые очертания которой виднелись по ту сторону темного тоннеля. Внутренний двор встретил их тишиной, здесь уже не было того шумного гула голосов, который так любила Кэрис и, когда они проезжали под зубьями второй решетки, она заметила, что большую часть открытого пространства здесь занимали яркие, красочные шатры знатных гостей, которые предпочли в эту удивительно теплую пору раннего лета находиться в уединенном собственном пристанище, чем в главной зале замка, ее шуме и гаме. Это испугало девушку еще больше, и ей пришлось прикусить губу, чтобы не расплакаться и не умолять Телора отвезти ее назад. Но в этот момент один из стражников поднял руку, преградив Телору путь.
– Лютплейер, – сказал стражник, – тебе нет места в главной зале среди знатных гостей.
– Это приказ лорда Коумб, сын Тема Вилла? – спросил Телор. – Он лично пригласил меня исполнить сегодня перед его гостями вечернюю песню и, насколько ты можешь судить по моему платью, мы прибыли издалека, невзирая на дождь и ужасные дороги. Если ты отошлешь меня назад в наружный двор, где мне придется в толпе искать место, чтобы вымыться и переодеться, я наверняка опоздаю к своему выступлению. Лорд Коумб, конечно, будет недоволен моим опозданием, но, мне кажется, он будет еще больше недоволен тобой, когда я объясню ему причину.
Стражник не получил никаких особых указаний относительно Телора и знал, что этот менестрель всегда останавливается в самом замке, когда бы ни приехал. Он сказал это лишь потому, что вообще презирал всех артистов и думал, что де Данстенвиллу не захочется видеть, как один из них снует среди его знатных гостей. Но в Телоре было что-то особенное – никакому другому артисту никогда не разрешалось оставаться в самом замке.
– В таком случае проходи, – сказал стражник.
– Спасибо, – кивнул ему Телор. – Позади меня – мой ученик Кэрон. Он останется в конюшне. Немного позже Дери отведет его во внешний двор. Мальчишке до смерти хочется увидеть ярмарку, – когда Телор произносил последние слова, в его голосе послышались снисходительные нотки.
– Хорошенький мальчик, – заметил стражник, внезапно улыбнувшись. – Но он выглядит избитым.
Выражение лица Телора изменилось и не сулило стражнику ничего хорошего.
– Не беспокойся, сын Тема Вилла, это не оттого, что он не слишком усердно занимается ремеслом. Мальчик никогда не ездил верхом, он упал с лошади и скатился с холма. Но у него от природы хороший голос, а моя задача – научить его игре на арфе. Ничему другому мальчика я не учу, не будешь делать этого и ты.
Кэрис ничего не сказала, но про себя в десятый раз обозвала себя идиоткой за то, что не прибавила эту опасность к тем, о которых уже подумала и которые вынудили ее как можно меньше привлекать к себе внимание. Подумай она об этом раньше, Кэрис сумела бы так изменить свое лицо, что этот стражник вряд ли бы нашел ее привлекательной. Теперь же было бесполезно изменять свое лицо. Он догадается, что его обманывают, и запомнит то лицо, которое ему хочется запомнить. Все, что Кэрис могла сделать сейчас, – это нарочно отвернуться в сторону, наклониться к Дери и прошептать ему на ухо, что сразу же спрячется в конюшне и выйдет только, если услышит, как карлик трижды свистнет ей.
Кэрис сразу же поняла, от чего Телор попытался ее защитить. До нее сейчас же дошло, что ее тонкая, мускулистая мальчишеская фигурка привлечет, в первую очередь, стражников и слуг из замка. Из-за того, что в замке всегда мужчин было значительно больше, чем женщин, мужчины, чья жизнь ограничивалась пределами замка, начинали проявлять интерес к другим мужчинам, особенно молодым. Правда, при этом большинство из них говорило, что это только из-за нехватки женщин, уверяя, что при других обстоятельствах они предпочитают женское общество. Некоторые из них говорили правду, другие нет, последним всегда хотелось встретить либо девушку типа Кэрис, либо, что было чаще всего, такого же хорошенького мальчика.
Для Кэрис оказалось вполне достаточно одного случая, когда она зарезала мужчину, принуждавшего ее вступить с ним в связь этим извращенным способом. Ей не хотелось больше иметь никаких дел с человеком, назвавшим ее «хорошеньким мальчиком». Она не задумываясь, убьет и его, если он вынудит ее защищаться. Но убийство стражника в этом замке не так просто скрыть, как в городе, из которого труппа смогла сразу же уехать. Потом они сумели без осложнений спрятать тело несчастного в своей повозке и избавиться от него в нескольких милях от города, хотя Морган хорошенько поколотил ее тогда за то, что она могла навлечь неприятности на труппу. Но здесь, в этом замке, убийство будет настоящим бедствием, и не только для нее одной. Кэрис оставалось лишь надеяться, что, нарочно отвернувшись от стражника, она дала тем самым понять, что не желает иметь с ним дела. Но тем не менее лучше будет спрятаться.
И все же мысль попытаться изменить свою внешность не выходила у нее из головы. И когда Телор направил Тейтиура в сторону конюшен, Кэрис быстро спрятала волосы под капюшон, пристегнутый к тунике, и слегка опустила один уголок своего пухлого красивого ротика. Кэрис знала, что спрятав волосы, она придаст лицу изможденный, нездоровый вид, а еще Морган говорил ей, что перекошенный рот вызовет отвращение у любого мужчины. У девушки никогда не было зеркала, и она могла судить о достигаемом эффекте только по неясному отражению в стоячей воде, но Кэрис верила, что Морган говорил правду, а сейчас никто из конюхов, радостными криками приветствовавших Дери, не бросил на Кэрис более одного поверхностного взгляда.
Единственной неприятностью было то, что Кэрис не хотела, чтобы ее «уродливое» лицо видел Телор. Она понимала, он наверняка догадается сам, зачем она искажает лицо, или же ей придется объяснить это. Но она не могла допустить, чтобы в памяти Телора остался ее такой непривлекательный облик, поэтому, когда Телор помогал ей спешиться, она выпрямила губы. К счастью, он тотчас же отошел от нее и принялся отвязывать со спины Дорализа свои инструменты и большую корзину. Дери уже отвел Шуэфута и Тейтиура в дальний угол конюшни, подал Кэрис поводок Дорализа, а сам взвалил на плечи корзину.
– Отведи Дорализа к остальным животным, – велел ей карлик. Потом повернулся в сторону конюхов, устроившихся у входа в конюшню и продолжающих играть в какую-то азартную игру.
– Эй, Арни, – окликнул Дери. Один из мужчин поднял голову. – Я скоро вернусь. А пока я буду тебе очень признателен, если ты потратишь несколько минут и покажешь мальчишке, как надо снимать с лошадей упряжь и вытирать их.
Слова Дери заставили Кэрис невольно вздрогнуть – ведь она же говорила ему, что хочет спрятаться, но тотчас поняла, что исчезнуть сразу нельзя, это вызовет недоумение у конюхов. Улизнуть же после выполнения неожиданно свалившейся работы более естественно, поэтому когда Арни подошел к ней, девушка еще сильнее скривила рот и угрюмо проворчала, что «он – ученик менестреля, а не подручный конюха». Кэрис знала, что это вызовет в Арни досаду и раздражение и заставит его сказать, что хочет мальчишка этого или нет, а придется научиться уходу за лошадьми.
Он влепил ей не очень крепкую затрещину, потому что не знал, как Дери обращается со своим товарищем, к тому же Дери был слишком силен, чтобы противоречить ему. И Арни пришлось показать Кэрис, как вынимать удила и поводья из уздечки Тейтиура и надевать недоуздок, чтобы привязать животное и оно смогло бы поесть. Когда Кэрис проделала то же самое с Шуэфутом – на Дорализе был только недоуздок, потому что на нем не ездили верхом – Арни показал, как нужно снимать с Тейтиура седло и вытирать лошадь пучком соломы. Влепив девушке еще одну затрещину, теперь уже в целях профилактики, он велел расседлать Шуэфута, снять поклажу с мула и насухо вытереть всех трех животных.
Когда Арни отошел и возобновил игру с остальными конюхами, Кэрис не спеша сняла седло со спины Шуэфута и внимательно осмотрела тот уголок конюшни, где стояли их животные, особенно вверху. Она с легкостью могла бы взобраться по столбу и улечься вдоль одной из крепких балок, поддерживающих крышу. Там она сможет надежно спрятаться, но делать это сейчас ей показалось глупым. Здесь царил полумрак, и Кэрис была уверена, что ее трудно рассмотреть, кроме того, она сомневалась, что стражник, обративший на нее внимание, бросится ее искать прямо сейчас, если вообще захочет ее искать. К тому же Кэрис с удовольствием ухаживала за животными, этим она могла хоть как-то отплатить Телору за его доброту.
Занимаясь порученным ей делом, девушка радовалась, что ее физическая подготовка канатоходки позволила справиться с этим – мало какой девушке удалось бы поднять такие тяжелые седла. Кэрис подумала, что она, должно быть, сильнее мальчишки лет четырнадцати – ее предполагаемого возраста.
Вытирание животных пучками соломы не представило большого труда для сильных рук девушки, хотя воспаленные ладони и побаливали. Негромкое ржание и фырканье животных говорило, что они довольны ее уходом, тем не менее когда Кэрис справилась со своей задачей, она, нахмурившись, уставилась на свои ладони, испачканные грязью, которую она счищала с ног и животов лошадей. Девушка прекрасно понимала, что не более приятную картину представляло собой и ее лицо. Она вздохнула. Ей необходимо вымыться, прежде чем ее увидит Телор и снова подумает о ней, как о грязнуле. К счастью, у нее для этого достаточно времени, ведь выступать он должен не раньше вечера.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Канатная плясунья - Джеллис Роберта



жестокий,но любопытный роман.читается,правда,несколько тяжеловато.8-моя оценка.
Канатная плясунья - Джеллис РобертаВерониктор
29.03.2013, 10.49





Нудноватый каккоц то. Я читала очень долго этот роман. Обычно мне хватает полтора дня на такой объем а на этот у меня ушли все 3 дня слишком много обдумываний, каких то мыслей.
Канатная плясунья - Джеллис Робертанека я
11.05.2013, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100