Читать онлайн Канатная плясунья, автора - Джеллис Роберта, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Канатная плясунья - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Канатная плясунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Лорд Уильям держал свое войско в ежовых рукавицах, и ему не составило особого труда убедить бейлифа Креклейда позволить ему отбирать и распределять жителей города, желающих принять участие в сражении, среди своих воинов, уверив их в том, что им не придется принимать на себя основной удар. Всех воинов разделили на три группы. Первая, насчитывающая пятьдесят человек и возглавляемая Дери, отправилась к заброшенной ферме. Они должны атаковать поместье с севера. Вторая группа, тоже около пятидесяти человек, направилась к реке, где люди лорда Уильяма, застрявшие в деревне, заранее припрятали несколько небольших лодочек. Эта группа должна подняться вверх по течению к деревне Марстон, захватить с собой всех мужчин, которых найдет там, и подойти к поместью с юга. И самая многочисленная группа, которая должна доставить к воротам поместья таран, отправится по главной дороге. Эта группа состояла, главным образом, из воинов лорда Уильяма, и их задача ворваться и таким образом фактически захватить его, в то время как другие участники штурма должны не давать защитникам возможности сосредоточиться и постоянно отвлекать их внимание на себя.
Наступать на поместье с запада должны лорды, владения которых граничили с Марстоном. Это были рыцари сэр Уолтер и сэр Гарольд, размеры владений которых оставляли желать лучшего, поэтому они предпочитали, чтобы влияние короля в этой части страны не было бы столь сильным. Не желали они и слишком уж беззаветно помогать делу лорда Роберта Глостера, но соблазн однодневной битвы рядом с домом, исключающей всякую возможность ответного удара, плюс возможность присоединить этим самым какую-нибудь отдаленную ферму или даже две к своим владениям был непреодолим – это и послужило довольно веским основанием для их участия в захвате Марстона. Лорд Уильям дал понять, что не будет заслуживать порицания ни один человек, пожелавший отомстить за убийство всеми любимого и безобидного соседа, каким был сэр Ричард, павший от руки перебежчика.
Сэр Уолтер и сэр Гарольд видели, куда клонит лорд Уильям, тем более что они прекрасно понимали: на поиски наследников сэра Ричарда в это смутное время могут уйти годы, и каждый из них согласился принять участие в штурме с двадцатью пятью воинами со своей стороны, если их действия будут считаться независимыми. Лорд Уильям улыбнулся и сказал: «А почему бы и нет?», после чего оба рыцаря пожалели, что поспешили со своими предложениями, и принялись лихорадочно обсуждать время начала наступления.
– Это будет время обеда, – сказал лорд Уильям. Захват Марстона не представлял для него такого уж большого значения, чтобы не спать из-за этого полночи, поэтому он решил штурмовать его в дневное время.
– Отлично, – согласился сэр Уолтер.
– Чудесно, – почти одновременно с ним произнес сэр Гарольд.
– Вам не будет ни слышно, ни видно сигнала к отступлению из деревни Марстон, где буду находиться я, – заметил лорд Уильям. – Когда вы займете свои позиции, пошлите всадника на дорогу. И тогда через полчаса после того, как вы отправите своих посыльных, я дам сигнал к началу наступления. Выставите человека, который наблюдал бы за северной стороной поместья и, когда увидите, что из леса выходят войска, выступите и вы.
Эти предложения были одобрены с той же долей нервозности и поспешности, и лорды перешли к обсуждению, когда и где им следует объединять свои войска. Лорд Уильям не высказал своего мнения на этот счет и вскоре оставил рыцарей, улыбаясь и выражая «надежду», что завтра на поле боя они как-нибудь увидят друг друга.
Но, к сожалению, или мужчины были выбиты из колеи встречей с лордом Уильямом и не могли должным образом сосредоточиться на том, что говорили друг другу, или дождь стал причиной того, что нарушилась видимость и слышимость. Ни сэр Уолтер, ни сэр Гарольд не могли понять, почему их войска не встретились, но они оба прошли мимо места, где должны были встретиться, и отправились в противоположных направлениях. Однако они поняли это только тогда, когда стал стихать уже второй ливень, и Кэрис примерно в это же время доказывала, что должна сначала поесть и только после этого выступать. Вымокшие до нитки и злые, сэр Уолтер и сэр Гарольд приказали своим войскам повернуть и идти назад, но в этот момент уже в третий раз пошел сильный дождь, и оба решили где-нибудь переждать его, чтобы вновь не пройти мимо намеченного места встречи.
После этого, третьего по счету ливня, на небе с западной стороны появился просвет, который с каждой минутой становился все шире, и дождь, наконец, кончился, хотя зловещие свинцовые тучи все еще клубились на юге. Два войска, фактически, столкнулись друг с другом, но оба рыцаря к своему ужасу поняли, что время обеда наверняка уже прошло. Немедленно был отправлен посыльный, а рыцари принялись группировать своих воинов.
Сэр Уолтер и сэр Гарольд по очереди вглядывались на север, в сторону небольшого лесочка, который едва различался, и на юг, откуда черные тучи, казалось, начинали двигаться в северном направлении. Дождь во время сражения был нежелателен для обеих сторон, но гораздо большее неудобство мог доставить тем, кому придется взбираться на стены по мокрым, скользким веревкам и смотреть вверх. Рыцари нервничали, им казалось, что время тянется ужасно медленно. Они не разговаривали друг с другом, но довольно отчетливо представляли себе ярость лорда Уильяма, планы которого нарушили.
– Если бы мы могли увидеть, как начнет наступление войско, стоящее к северу от поместья, – сказал сэр Уолтер – они, без сомнения, заметили бы и нас. Я уверен, что прошло уже более получаса. Возможно, мы должны наступать уже сейчас.
Он не сказал, что лорда Уильяма могло удовлетворить такое кажущееся рвение, но сэр Гарольд, который боялся, что их посыльный сбился с пути и столь длительное его отсутствие лорд Уильям мог расценить как их нежелание поддержать его вообще, с радостью ухватился за это предложение.
– Я согласен. И если окажется, что вы выступили раньше времени, это будет означать, что мы обратили на себя гораздо большее внимание охранников Марстона и отвлекли его от основных участников штурма. Хуже этим мы не сделаем.
Из этого следовало – они должны на какое-то время взять на себя основную тяжесть сражения и поставить под удар свои и без того немногочисленные войска, однако сэр Уолтер прекрасно понимал, куда клонит сэр Гарольд. Поскольку они так опаздывали, добровольное принятие на себя наиболее тяжелого удара поможет несколько смягчить ярость лорда Уильяма.
– Кроме того, – сэр Уолтер снова посмотрел на юг, – если мы не выступим в ближайшие несколько минут, боюсь, дождь застанет нас в разгар сражения.
– Это, действительно, так, – согласился с ним сэр Гарольд, поднося к губам рог. – Если мы выступим немедленно, то, когда начнется очередной ливень, будем, скорее всего, в теплой сухой зале.
И прежде чем каждый из них успел хорошенько подумать обо всем этом, сэр Гарольд протрубил в рог и дал сигнал к наступлению, а когда его воины побежали, выхватил меч и поскакал за ними.
Спустя минуту после того, как прозвучал рог и воины рыцарей начали наступление на поместье, Дери тоже поднес рог к губам и протрубил один раз, а потом еще два. Отбросив рог, он схватил длинную веревку с завязанными на ней узлами и крюком на конце, которая до этого лежала на ветке рядом с ним, и быстро спустился с дерева. Карлик сидел на этом наблюдательном пункте, чтобы немедленно уловить начинавшуюся путаницу, вроде той, которая только что возникла. Гражданская война в Англии продолжалась шесть лет, то затихая, то вспыхивая с новой силой, и лорд Уильям приобрел значительный опыт в обращении со слишком нетерпеливыми и сопротивляющимися союзниками.
Капитан лорда Уильяма на ферме, услышав три сигнала, которые протрубил Дери, вскочил на ноги. Он крепко выругался, но, не тратя понапрасну время, приказал одному из своих воинов оседлать лошадь Дери и ехать в деревню Марстон к лорду с сообщением, что наступление на поместье с запада уже началось. А сам с оставшимися воинами бросился бежать через лес. Дери преодолел почти половину расстояния до поместья по открытой местности, перебегая от одного куста к другому, когда охранник, внимание которого отвлекло наступление с запада, заметил его, пустил в него стрелу и принялся звать на помощь. Но в это время из леса вышло целое войско.
Несколько лучников, бросившихся к западной стене, остановились на полпути и повернули, к северной. Они взобрались на настил и рассредоточились вдоль всей стены, приготовив свои луки и арбалеты. Но никто из них не обратил внимания на маленькую фигурку, движущуюся наискосок к основной массе наступающих. Два охранника, находившиеся между теми, кто заметил наступление с запада и севера, оставили свои посты и бросились на помощь тем, кто защищал ворота и куда двигались основные силы атакующих. Дери бежал к стене, обшаривая ее взглядом, и если бы у него хватило на это дыхания, засмеялся бы от радости, когда увидел, что на одном отрезке стены никого нет. Карлик остановился и принялся вращать веревку с крюком на конце над головой. Он вращал ее все быстрее и быстрее, слегка отклонившись назад, и когда стало казаться, что он вот-вот оторвется от земли, закинул крюк вверх. Тот со звоном ударился о стену, но к тому времени вокруг было уже достаточно шумно – кричали и охранники на стене, и наступающие, и лязганье крюка потонуло в этом гаме. Дери потянул за веревку и убедился, что крюк зацепился надежно, тогда он принялся проворно взбираться по веревке, цепляясь за узлы.
Несколько раньше повара в Марстоне раздавали труппе артистов чашки с густым супом и ломти хлеба грубого помола. Второй по счету ливень, перешедший в мелкий дождик, понемногу заканчивался.
Чтобы показать свою готовность и желание выступать, Кэрис без умолку болтала о том, где следует натянуть канат, то и дело обращая внимание поваров на двор. Поэтому никто не заметил, как сначала над одним котлом, в котором что-то кипело на медленном огне, потом над другим мелькнула маленькая ручка.
Артисты, не торопясь, обедали в кухне, где было сухо и тепло. Слуги то и дело поторапливали их, но артисты старались есть как можно медленнее и будто не замечали, что их подгоняют. Когда же небо стало вновь затягиваться тучами и вдалеке послышались раскаты грома уже в третий раз за день, Орин сам прибежал на кухню и приказал артистам выступать в зале, чтобы больше не откладывать представление из-за дождя.
Потом он взглянул на небо, которое с каждой минутой темнело все больше, и приказал поварам:
– Накрывайте на столы сейчас. Еще немного и в ваших блюдах воды будет больше, чем вам этого хотелось бы.
Кэрис так испугалась, что едва не лишилась чувств. Она рассчитывала привлечь всеобщее внимание своими танцами на канате и задержать гораздо более слабое выступление остальных членов «труппы». Когда же в третий раз начался дождь, девушка стала надеяться, что их выступление и вовсе не состоится или успеет выступить лишь она одна, прежде чем начнется штурм. Но в зале натянуть ее канат невозможно, особенно когда повара и их помощники будут то и дело сновать туда-сюда, накрывая на стол. Орин ожидал, что в зале смогут выступить жонглеры и акробаты, а то незначительное, что они умели делать, несомненно, вызовет у хозяина Марстона лишь раздражение. Кэрис знала, что их выступление не стоило обеда, который они съели.
Отчаяние воодушевило девушку, и та подозвала к себе одного из жителей Креклейда, который относительно неплохо играл на лютне.
– Ты и тот парень, который играет на свирели, приготовьте свои инструменты, барабаны и наши с Энн костюмы для выступлений, остальным вели скрыться. Я буду танцевать, а потом мы с Энн начнем петь. Надеюсь, мы сумеем понравиться лорду Орину. Остальные настолько в этом безнадежны, что определенно выдадут нас.
Пока Кэрис и Энн переодевались, дождь превратился в ливень, косые струи через окна попадали в залу, поэтому Орин, сидевший один за столом на возвышении, закричал, чтобы закрыли ставни и зажгли факелы. Одни слуги принялись закрывать тяжелые ставни, другие выбирали факелы из груды у стены, зажигали их от пламени очага и укрепляли на каждом втором столбе.
В неясном и дрожащем свете факелов Кэрис, вышедшая из темноты позади возвышения, на котором стоял стол Орина, выглядела, как редкий экзотический цветок. Мужчины восторженно завопили и принялись стучать рукоятками ножей по столам, когда девушка стала кружить вокруг очага, мелькая разноцветными полосками и поблескивая смазанными маслом ногами. Но Кэрис не дала сигнала лютне, не стала танцевать и чересчур откровенный танец, которого от нее ждали, звучала лишь барабанная дробь, под которую она исполняла акробатические номера вместе с Энн, которая следовала за ней, неуклюже повторяя те же акробатические фигуры и падала так забавно, что постоянно вызывала взрывы хохота.
К тому времени, когда девушки сделали уже третий круг вокруг очага, все в зале уже пребывали в хорошем настроении. Обед в чашках остывал, однако никто не стал возражать, когда «музыканты» присели слева от стола Орина и заиграли веселую, мелодичную песенку. Когда мужчины с жадностью набросились на еду, Энн с Кэрис, затаив дыхание, схватили друг друга за руки. Спустя четверть часа с едой было покончено, и среди мужчин стали появляться признаки беспокойства. «Музыканты» закончили мелодию, которую играли, и в центр залы вышли Кэрис и Энн. Энн начала петь мелодичную, бесхитростную песенку, которую тут же подхватила Кэрис и придала ей совершенно другой, пошловато-комичный смысл. Мужчины, изумленные приятным, по-детски высоким голосом Энн, затихли, когда она запела первый куплет, но после того, как ей стало вторить сильное контральто Кэрис, они не могли сдержать дикого хохота. Каждый последующий куплет ожидался с нетерпением и сопровождался точно такими же бурными эмоциями.
Вслед за этим последовало еще одно коротенькое музыкальное вступление, после которого Энн отступила в угол, а Кэрис танцевала одна, кружась и подпрыгивая под звуки лютни и свирели. В относительной тишине, воцарившейся после восторженных криков и топота ног, выражавших удовлетворение зрителей, не было слышно ни раскатов грома, ни стука падающих капель. Орин послал одного из слуг на улицу, и, вернувшись, тот сообщил, что дождь кончился. Орин велел потушить факелы и раскрыть ставни. По сигналу Кэрис музыкант, игравший на лютне, выступил вперед, поклонился и предложил, после того как канатоходка немного отдохнет, натянуть во дворе канат, и девушка продемонстрирует свое мастерство, прежде чем снова пойдет дождь.
Большинство зрителей вышло на улицу. А Кэрис отошла в темный угол, где уже сидела Энн, и принялась молиться Пресвятой Богородице. Она была уверена, что штурм Марстона давно должен начаться. В чем же причина задержки? Неужели лорд Уильям изменил свои планы из-за дождя? Один из музыкантов, разговаривающий с Орином, хотел тоже выйти из залы, но Орин остановил его, велев дать знать, когда канатоходка будет готова выступать. Скользнув под юбку, рука Кэрис нежно погладила рукоятку ножа. Если бы только из залы вышли все, она бесшумно убила бы Орина, и это не пришлось бы делать Телору.
Легонько подтолкнув Энн, Кэрис прошептала:
– Иди и спрячься.
Мужчины в зале были всецело поглощены своей беседой, и Энн не составило труда незаметно выскользнуть на улицу. Быстро пробежав вдоль короткой стены, девушка завернула за угол, откуда не был виден двор. Там, совсем рядом с настилом, стояло несколько строений. Энн приметила один сарай, выглядевший совершенно заброшенным и набитым всяким ненужным хламом. Девушка едва не задохнулась от страха, когда чуть не налетела на высокого, в жалких лохмотьях, старика, опирающегося на длинную дубинку, но он не заговорил с ней, и Энн пулей пронеслась мимо. Прежде, чем заскочить в сарай, она бросила тревожный взгляд через плечо, но старик стоял все так же спиной ней и, казалось, вглядывался в сторону двора.
Оказавшись в сарае, Энн принялась озираться по сторонам и, к своему удивлению, заметила узкий промежуток между стеной и грудой разного деревянного хлама. В этом месте хорошо прятаться слишком хорошо – оно выглядело так, будто здесь, и в самом деле, кто-то прятался. Девушка приблизилась к противоположной стороне сарая. Там валялась сломанная скамеечка и, подтащив еще несколько деревяшек, она собрала все это в кучу. Энн была маленькой, и ей вполне хватило места, чтобы спрятаться в углу за этой кучей. Она сняла платье и тунику, сложила их и запихнула в самый угол, за себя, чтобы яркие цвета одежды не выдали ее, и задумалась о том месте, где уже кто-то явно прятался. И если тот, кто скрывался в этой берлоге, вернется, он сразу же заметит, что здесь появилось еще одно место, где кто-то прячется. Энн до боли прикусила губу, но не шевелилась. Тому, другому, стоит бояться больше, чем ей, и он не решится привлечь внимание, выдав ее.
Телор испытал скорее облегчение, чем испуг, когда Энн чуть не сбила его с ног. После того, как его разбудил голос Кэрис, как ему показалось, он растирал и массировал свои ноющие руки, пытаясь вернуть их к жизни, и внимательно следил за теми, кто проходил мимо сарая и мог заглянуть в него. Потом менестрель поднялся и принялся размахивать своей дубинкой, чтобы слегка размять мышцы. Когда Телор услышал, что всех созывают к обеду, он спрятался в свой угол, в то время как воины и большинство слуг собрались в зале. После того, как повара и их помощники внесли в залу обед, Телор снова приблизился к выходу в сарай и, оперевшись о стену, принялся напряженно вслушиваться, ожидая вот-вот услышать первый сигнал тревоги. Он не знал, как доберется до Орина сквозь толпу воинов, которые услышат призыв к оружию, но если Орин окажется от него достаточно близко, Господь Бог укажет ему, когда и где его легче всего будет убить.
Призыва к оружию не последовало, зато в третий раз пошел дождь. Телор ждал. Окна залы закрыли ставнями, и он не слышал ничего, что происходило в замке. Дождь закончился, но никто из залы не выходил. Это казалось странным, поскольку Телор считал, что Орин использует любой погожий час для тренировок воинов. Менестрелю не о чем было думать, кроме как о смерти, но эту тему он не особенно любил, и снова вернулся к вопросу, почему же никто не выходит из залы. И тут он вдруг вспомнил тот мужской голос, сказавший, что они получат больше удовольствия, если не вымокнут.
В жилах Телора застыла кровь. Слово «удовольствие» вряд ли могло характеризовать отработку воинского искусства. Представление! Голос Кэрис! Какое-то время он стоял, не двигаясь, словно парализованный ударом сразу нескольких чувств: ужаса, страха и любви, а потом одним прыжком выскочил из сарая, но сдержал себя лишь тем, что подумал, ворвись он сейчас как безумный в залу, он усилит тем самым опасность положения Кэрис, если, конечно, это ее голос он слышал. Менестрель остановился в нескольких шагах от угла как раз вовремя – из залы вслед за музыкантами стали выходить люди Орина. Звуки лютни и барабанная дробь могли принадлежать только артистам. Этих артистов Телор раньше никогда не видел, и от сердца у него немного отлегло. Но его снова охватило напряжение, когда один из музыкантов показал в сторону выступающей наружу перекладины конюшни, а другой, в руках которого был канат, посмотрел наверх.
Телор тоже смотрел вверх, поэтому и не заметил, как из-за угла выскочила девушка-карлица, и увидел ее лишь после того, как услышал резкий, подавленный вздох. Прежде чем менестрель успел что-нибудь вымолвить, она уже скрылась, но он почувствовал какое-то облегчение. Телор видел Энн только один раз, тем вечером, когда они приехали в Леглейд, да и то мельком. После этого с ним произошло множество гораздо более важных событий, и не только внешность девушки, но и даже ее существование вообще вылетели у него из головы. Поэтому лицо Энн показалось ему лишь смутно знакомым, и он решил, что, наверное, видел ее на одной из ярмарок в каком-нибудь городе. Кэрис здесь быть не могло. Даже если бы труппа и зашла в Леглейд, девушка вряд ли смогла бы уговорить артистов выступать в таком месте, как Марстон. Они просто посмеялись бы над ней, сказав, что Креклейд расположен гораздо ближе и заработать там можно больше. Присутствие здесь этой труппы могло быть вызвано какими-нибудь непредвиденными обстоятельствами, например, необходимостью укрыться от дождя.
За этим выводом последовала более важная мысль. Люди Орина вышли из залы, сам Орин по-прежнему оставался там. Телор судорожно вздохнул. Орин в зале один или с несколькими приближенными. Менестрель выпрямил свою сгорбленную фигуру, что было частью его маскировки, и шагнул вперед как раз в тот момент, когда со стороны западной стены охранник пронзительно закричал:
– Тревога! Тревога! К оружию! Мы окружены! Тревога! К оружию!
Во дворе сразу засуетились, военачальники отправляли своих подопечных к западной стене, срывая зло на тех, на ком не было кольчуг и кожаных курток под ними, приказывали им немедленно облачиться в воинские доспехи и взять оружие. Трое мужчин бросились в залу, когда раздался свирепый крик Орина, требующего к себе своих капитанов и доспехи. Голос Орина звучал все тише по мере того, как он заканчивал говорить, и Телор с бьющимся от волнения сердцем шагнул вперед. В зале не могло остаться много людей, пять – шесть, не более. Это тоже, конечно, не лучший выход, но все же более благоприятный, чем целый двор взволнованных и вооруженных воинов. И потом – в зале были стены, о которые можно опереться спиной, а также столы и скамейки, которые можно опрокинуть. Кроме того, в отчаянии думал менестрель, этот шанс может оказаться для него единственным. Он вряд ли сумеет добраться до Орина, когда тот будет сражаться на крепостной стене.
Завернув за угол, Телор столкнулся с мужчиной, выскочившим из дверей залы. Они оба упали, менестрель сильно ударился затылком и едва не лишился сознания. Мужчина же, с которым он столкнулся, опрокинулся прямо в дверной проем, яростно завопил и выхватил меч, но наброситься на Телора не успел, потому что тот отклонил его удар дубинкой. Больше нападать он не рискнул и выскочил во двор. Его ждали гораздо более неотложные дела, чем разбирательство с этим неуклюжим оборванцем.
Как только Энн благополучно выскочила из залы, Кэрис бесшумно пробралась вдоль стены к двум мужчинам, которые все еще разговаривали. Она продвигалась медленно, но не крадучись, опустив голову вниз, словно искала какой-нибудь маленький, но ценный предмет, который потеряла во время выступления. Такое поведение было типичным для артистов и не могло вызвать подозрения. Она приблизилась, все еще незамеченная, к этим мужчинам и подумала о том, осмелится ли так же близко подойти к Орину. Других столов там не было. Мужчина, сидевший с Орином, кивнул и начал вставать из-за стола. Кэрис похолодела, ее рука сжала рукоятку ножа, но прежде, чем она успела сделать хоть один шаг, раздался крик: «Тревога! Тревога!»
Остального Кэрис не слышала, потому что Орин вскочил, ногой отшвырнул кресло, перевернул стол, мешавший ему пройти и, дико крича, бросился к двери. Девушка подбежала к ближайшему столбу и вскарабкалась по нему. Мужчина, который разговаривал с Орином, бросился в отгороженный ширмой угол за возвышением, где сидел Орин, и вынес оттуда кольчугу и меч Орина. На глаза Кэрис навернулись слезы. Против доспехов ее нож будет бесполезен. Потом в залу вбежали еще трое мужчин. Втискиваясь в кольчугу, Орин приказал двоим из них вести своих воинов к западной стене, но потом, услышав, что наступают еще и с севера, отправил туда только одного. Этот мужчина выскочил во двор. Двое других бросились туда, где стояла ширма, в то время как Орин пристегивал к поясу меч. Оглянувшись назад, он решил не ждать своих военачальников и решительным шагом направился к выходу. Вскоре они догнали его.
Как только Орин ступил во двор, из-за ширмы вышел еще один человек. Кэрис прижалась к перекладине, размышляя над тем, где мог быть Телор. Девушка предполагала, что он где-то прячется, но звуки наступления непременно вытащили бы его оттуда. И словно в ответ на эти ее мысли, у входа послышался грохот и голос, который она бы не спутала ни с каким другим, закричал:
– За Юриона!
Кэрис не повернула головы. Прерывисто дыша, девушка вытащила нож и поднялась на ноги, приготовившись бежать по перекладине и прыгнуть на спину человеку, вышедшему из-за ширмы, когда тот будет проходить под ней. Она убьет его. Этим она хоть немного, да поможет Телору.
Человек, державший в одной руке шлем, а в другой щит, казалось, поначалу идет слишком медленно, чем того требовала ситуация, но при крике Телора он побежал. Кэрис вся сжалась и нагнулась вперед, готовясь прыгнуть, но он так и не добежал до нее. Сделав два шага назад, мужчина, задыхаясь, что-то прохрипел, согнулся вдвое, и его стошнило. Какое-то время Кэрис недоумевала, глядя на него, но потом глаза ее расширились, и она вложила нож в ножны. Энн! Когда только этот маленький дьяволенок успел отравить пищу? Кэрис видела, как девушка ела все то же, что и они, а сама она не стала бы есть отравленный обед. Но сейчас не время было думать об этом; оставаясь в напряжении и собираясь убить человека, она забыла о самом главном, и теперь ее охватил страх. Хотя Кэрис и не была уверена, но ей показалось, что она слышала голос Телора всего один раз.
Бросившись к ближайшему столбу, девушка спустилась вниз, собираясь вывести из строя хотя бы одного человека, который мог наброситься на Телора. Но ее жертва, стоящая на четвереньках, уже собиралась подняться на ноги. Девушка раздраженно фыркнула. Энн не отравила их, а просто вызвала тошноту. И подхватив на бегу скамеечку, Кэрис изо всех сил ударила ею мужчину. Тот упал, и Кэрис хотела ударить его еще раз, но мужчина лежал неподвижно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Канатная плясунья - Джеллис Роберта



жестокий,но любопытный роман.читается,правда,несколько тяжеловато.8-моя оценка.
Канатная плясунья - Джеллис РобертаВерониктор
29.03.2013, 10.49





Нудноватый каккоц то. Я читала очень долго этот роман. Обычно мне хватает полтора дня на такой объем а на этот у меня ушли все 3 дня слишком много обдумываний, каких то мыслей.
Канатная плясунья - Джеллис Робертанека я
11.05.2013, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100