Читать онлайн Канатная плясунья, автора - Джеллис Роберта, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Канатная плясунья - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Канатная плясунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Услышав слова Телора, Дери побледнел, его терзали сразу два чувства: готовность быть кому-то нужным – он знал, что будет нужен Кэрис, если Телор погибнет, – и страх, что с менестрелем, которому он многим обязан, может случиться что-нибудь непоправимое.
– Выйти живым? Какого черта, что ты опять задумал? – проворчал Дери.
При неровном, дрожащем свете единственного факела, горящего рядом с задней дверью харчевни, Телор не смог рассмотреть, как изменился цвет лица карлика. И менестрель снова покачал головой.
– Не сейчас. Я все объясню тебе после того, как поговорю с лордом Уильямом. И если он не заинтересуется моим планом, который я хочу ему предложить, мне придется придумать новый, и я вовсе не хочу слышать, как ты назовешь меня идиотом, если из моего плана ничего не выйдет. Я знаю, ты думаешь, что я не прав, сближаясь с Кэрис сейчас, когда моя жизнь в опасности, но я ничего не могу с собой поделать. Я хочу ее. Я и так уже был достаточно близок к смерти, даже не вкусив всей прелести Кэрис, чтобы отказываться от этого сейчас.
Дери пытливо вглядывался в лицо Телора. Теперь же он опустил глаза и кивнул.
– Именно поэтому ты и должен остаться с ней наедине.
– Но сейчас, когда город полон мужчин, у проституток хватает работы, – мягко заметил Телор, – а мы здесь чужие. И если у них есть свои постоянные клиенты...
– Постоянные клиенты не платят золотом, – отрезал Дери.
– Но в этом нет необходимости, – настаивал Телор. – Я могу провести с Кэрис ночь и под открытым небом. Погода прекрасная. И потом, с двумя одеялами...
– Мы рисковали жизнью, чтобы заполучить это место всего лишь четверть часа назад, – возразил Дери, – и если ты хочешь, чтобы комната осталась пустой, что ж, это твое дело, но меня сегодня ночью там не будет. У меня тоже есть свои желания, даже если этого не хочется моей душе. А теперь иди и постарайся найти лавку, открытую в столь поздний час, и подыщи там для меня одежду, чтобы я смог, наконец, снять с себя эти доспехи.
Телор вернулся к Кэрис, чувствуя себя последним идиотом. Даже если Дери и не испытывал желания к Кэрис, его, должно быть, возбудило, как он, Телор, целовал ее и ласкал. Ведь уже довольно долгое время, подумал менестрель, у карлика не было женщины – у служанки в замке Коумб времени было только, чтобы отдаться ему один раз, да и то, наверное, все происходило в спешке. И вполне естественно, что Дери хотелось расслабиться, сказал себе менестрель, но все равно он испытывал какую-то неловкость и, вернувшись в харчевню, чтобы сказать Кэрис, что скоро вернется, он хмурился.
– Что-нибудь случилось с Дери? – с беспокойством спросила девушка.
– Нет, – Телор попытался успокоить Кэрис, хотя сам был далек от этого. – Он хочет выйти вечером развлечься, и это меня беспокоит, ведь сейчас в городе полно воинов, которые жаждут того же.
– Неужели он не может подождать до утра? Всего одну ночь? Ведь утром мы уже уедем отсюда, разве нет?
Телор не знал, как ответить на последний вопрос девушки, и был рад, что у него есть предлог избежать ответа на первые два. Он не забыл страха Кэрис перед близостью с ним и не хотел, чтобы время, проведенное ею без него, прошло для девушки в тревоге, а не в радости ожидания. В действительности же, склонившись над Кэрис и глядя, как легкий ветерок перебирает пряди ее удивительных волос, которые становились то красными, то золотыми при свете факелов, Телору вообще не хотелось никуда идти. Но, если он пойдет на поводу у своих желаний, Дери может подвергнуться риску, и тогда ему придется ответить на вопросы Кэрис. Поэтому Телор просто сказал, что все объяснит, когда вернется, а сейчас он должен спешить и найти лавку, где можно подобрать что-нибудь из одежды для Дери прежде, чем все закроется.
Как правило, лавки закрывались с наступлением темноты. Редко кому могло что-то понадобиться поздним вечером, но поток непривередливых покупателей, в большинстве своем изнывающих от безделья воинов, кошельки которых трещали от легко добытых в азартных играх денег, вынуждали даже самых здравомыслящих торговцев выставить горящие факелы у входа в лавки и осветить прилавки множеством свечей. Телор без труда нашел для себя именно то, что искал, купил рубашку, брюки, тунику и плащ, выбрав вещи из прекрасной ткани, красивых, но сдержанных расцветок, и заплатил за все это, не торгуясь, Поскольку расплачивался Телор не заработанными деньгами, а теми, что захватили у людей Орина, его не особенно заботило, сколько он истратил.
Потом он сказал, что, хочет купить подарок своему другу-карлику, так как у него еще остались деньги. Хозяин лавки кивнул и задумчиво уставился на Телора. Он был удивлен вкусом этого человека, который, казалось, больше похож на состоятельного горожанина, чем на простого воина, но клиентам, которые платили с такой щедростью и безразличием, прощались любые причуды и странный выбор друзей. Телор уже приготовился объяснить, что одежда для его друга должна быть особого размера и ожидал увидеть, как торговец пожмет плечами или покачает головой, но тот посоветовал зайти в другую лавку, хозяин которой мог предложить одежду очень старого и весьма старомодного англичанина, который уже умер.
– Я не знаю вашего друга так же хорошо, как вас, – сказал торговец, складывая новые вещи Телора в старый, выцветший плащ – новый менестрель набросил на nлечи, – но в той лавке есть очень короткие туники, длиной не ниже бедра, и это, наверняка, может подойти, если, конечно, вещи еще не распродали.
Хозяин лавки проводил Телора к выходу, туда, где была привязана его лошадь, и помог пристегнуть узел с вещами позади седла. Когда менестрель вскочил в седло, торговец поклонился ему и посоветовал сказать хозяину другой лавки, кто порекомендовал туда обратиться. Телор с готовностью согласился. К его счастью, человек, одежду которого продавали, был, видимо, довольно дородным. Хотя многие вещи и были разрезаны на перевязочный материал для раненых, нашлась все же одежда, подходящая для Дери по размеру, но имеющая один недостаток – старик, чью одежду продавали, был, очевидно, богат. Вся его одежда оказалась сшитой из превосходной ткани и богато расшита. Телор считал, что это могло повлечь за собой неприятности, но, к своему несчастью, хорошо знал Дери. И если карлик решил куда-то пойти, он непременно так и сделает, и выйдет в город либо в доспехах, в которых приехал сюда, либо в своей рваной одежде, перепачканной кровью, что еще опаснее, чем выйти в богатой одежде. Поэтому Телор улыбнулся и выбрал не только рубашку и тунику, но и короткий плащ. Ему неожиданно пришло в голову, что сейчас, когда в городе находился лорд Уильям и другие рыцари, никто не заподозрит Дери в воровстве. Любой решит, что он просто-напросто игрушка какого-то очень богатого человека. Это обеспечит Дери безопасность и, возможно, даже поможет найти женщину на ночь, поскольку мало кто решится отказать карлику, одетому в расшитую золотом тунику и отороченный мехом плащ, ведь он вполне может пожаловаться своему господину. Размышляя об этом, Телор выбрал самый богатый плащ и, поскольку покупал несколько вещей сразу, получил скидку.
Для него было огромным облегчением сознавать, что Дери окажется хоть как-то защищен, потому что менестрелю и в самом деле не хотелось, чтобы карлик оставался в комнате с ним и Кэрис. Он понял, что ему предоставляется прекрасная возможность возбудить у девушки такое желание, чтобы она без страха доверилась ему. Для этого были все условия – мягкий тюфяк и уединенность в закрытой комнате, и теперь Телор ни за что не хотел упускать такую возможность.
Ни одна из конюшен, мимо которых проходил Телор, не могла принять их лошадей, и горя желанием вернуться к Кэрис, он не стал затруднять себя поисками других. Проходя мимо конюшни, расположенной ближе всего к харчевне, Телор купил мешок овса и большой пук сена. К тому времени почти все факелы, освещавшие лавки, погасли, и ставни были закрыты. Телор в темноте с трудом выбрался на улицу, где находилась нужная ему харчевня.
Бесспорно, было слишком поздно искать сегодня вечером лорда Уильяма, сказал себе Телор, если учесть, что ему нужно еще переодеться. И все же отличное настроение менестреля омрачало чувство вины. Он мог еще сегодня попасть к лорду Уильяму. Стоит ему назвать свое имя стражникам, охраняющим резиденцию лорда, и о нем тотчас же доложат.
Завтра же ему, скорее всего, придется провести долгие часы в ожидании среди других людей, желающих попасть к лорду. Но зачем ему сокращать эти часы? Торопиться некуда, делать тоже нечего. И еще: сегодня он очень поздно вернется от лорда Уильяма, Кэрис может уже уснуть. Ему придется разбудить ее, девушка будет сердиться и откажется заниматься с ним любовью. Он же обещал не неволить ее.
Прежде чем Телор дошел до харчевни, он уже убедил себя, что поступает правильно, и когда Кэрис стремительно спустилась по лестнице с чердака ему навстречу, он уже и думать забыл о лорде Уильяме. Менестрель едва не упал с лошади, так ему хотелось по быстрее спешиться, и, бросившись навстречу девушке, сжал ее в объятиях, совсем не задумываясь о том, что подумал бы хозяин харчевни, если бы выглянул из задней двери и увидел их.
– Что случилось? – прошептал Телор.
– Ничего, – ответила Кэрис дрожащим голосом и нервно засмеялась. – Я не знаю, отчего так беспокоюсь, но не могу избавиться от ужасного предчувствия чего-то непоправимого, и все время, пока тебя не было, я боялась, что с тобой приключилась какая-то беда... О, Телор, я боюсь, так боюсь, и не знаю чего.
Телор поцеловал волосы девушки и ласково погладил ее по спине. Он не мог не думать, а не боится ли Кэрис близости, которая теперь должна казаться ей неизбежной, но он не хотел открыто говорить с девушкой об этом, если сама она избегала подобных мыслей. Он лишь беззаботно сказал:
– Но теперь-то я здесь, вернулся цел и невредим, как видишь. Пойдем, позаботимся о лошадях, прежде чем идти спать.
– А ты больше никуда не уйдешь? – спросила Кэрис, затаив дыхание.
Телор легонько сжал руку девушки, подумав, а не хочет ли она, в действительности, чтобы он куда-нибудь ушел. Он покачал головой, отпустил Кэрис и, к своему удивлению, увидел на ее лице робкую улыбку. Голос ее уже звучал более уверенно, чем раньше, и дыхание стало спокойным, когда она сказала, что Дери уже вычистил всех трех лошадей и привязал их во дворе. Кэрис смотрела на него все еще вопросительно, пока они расседлывали его лошадь, чистили ее, раскладывали сено так, чтобы до него дотянулись все животные, и насыпали овес. В деревянном, выдолбленном из ствола дерева корыте, воды было достаточно – Телор не имел ни малейшего представления о том, для какой цели она предназначалась – они также поставили его поближе к лошадям. После этого Телор повернулся, чтобы отнести седло в сарай, где, по словам Кэрис, лежали остальные седла, и обнаружил, что оба узла с одеждой исчезли.
После всех этих забот у Кэрис, кажется, поднялось настроение, но Телор опасался, что страхи девушки могут вернуться, если их причиной был не он. К тому же он не успел объяснить Дери, что тот должен изображать из себя шута влиятельного и могущественного человека. Может быть, Дери сам догадается, решил менестрель, ободренный тем, что Кэрис не возразила, когда он позвал ее наверх. Когда они поднялись на чердак и глаза менестреля привыкли к довольно яркому свету нескольких свечей, он понял, что Дери уже ушел. Яркий свет избавлял от любой неловкости, которая могла возникнуть, оттого что они с Кэрис были одни в спальне. Оглядевшись вокруг, Телор спросил девушку о слишком ярком освещении.
– Мне было страшно, поэтому я и зажгла сразу все свечи, – сказала Кэрис, невольно задрожав, но потом улыбнулась и успокоилась. – Наверное, их оставили те воины, думая, что в этом месте окажутся их друзья.
– Ты боишься меня, Кэрис? – тихо спросил Телор. – Тебе не нужно бояться, ведь я дал тебе обещание. Дорогая, как бы сильно я ни хотел заняться с тобой любовью, я не буду тебя неволить. Ты в любое время можешь сказать либо «да», либо «нет». И я сдержу свое слово.
Телор протянул руку, но не коснулся девушки, хотя они и стояли близко друг к другу, и был озадачен тем, что на какое-то мгновение она взглянула на него с изумлением, не со страхом, а именно с изумлением, и подала ему руку.
– В таком случае, я говорю «да», – прошептала она, глядя в лицо Телору, – потому что мужчины, дающие обещания, часто не сдерживают их, когда речь идет о женском теле.
Кэрис весь вечер ужасно боялась, но когда Телор вернулся, она постепенно успокоилась. Девушке нелегко было рассмотреть выражение лица менестреля при неярком свете факела, который оставил гореть во дворе хозяин харчевни, но ей показалось, что из его глаз исчез блеск безумной радости, владевшей им весь день. Когда же Кэрис увидела лицо Телора при ярком свете свечей и он заговорил о ее страхах, девушка неожиданно задумалась, а не она ли сама слегка не в своем уме. Может быть, тот жадный блеск, который она приняла за сумасшествие, был не более чем страстью? Ведь глаза Телора засветились снова, когда он прижал ее к себе и нежно поцеловал.
Страсть Телора была так сильна, Кэрис трудно было поверить в это, но она закрыла глаза. И если сейчас она ошибается, ей не хотелось об этом знать.
Поцелуй Телора длился недолго. Он приподнял голову и улыбнулся Кэрис, а она не могла удержаться от смеха, потому что лицо его выражало скорее озорство, чем вожделение.
– Итак, быстро, – сказал он, – пока ты не передумала, помоги мне снять с себя эту одежду, – плащи пояс с мечом были сняты и отброшены в сторону, прежде чем он договорил.
Это рассмешило Кэрис еще больше.
– Не знаю, то ли ты считаешь меня самой легкомысленной и непостоянной на свете, то ли ты – самый глупый мужчина. Неужели ты думаешь, что я приду в такой восторг от твоей наготы, что не смогу отказать тебе? – однако, даже продолжая смеяться, она пыталась снять с Телора слишком туго сидящие на нем доспехи и, в конце концов, стащив их через голову менестреля, бросила на пол.
– Вовсе нет! – воскликнул он, изобразив на лице глубокую обиду. – Я просто хочу поскорее приступить к своей задаче, и я уже говорил тебе, что одежда этому только помешает.
– Задача! Так вот, кто я для тебя? Задача? – Продолжая говорить, Кэрис опустилась на колени, чтобы снять с Телора ремень, но, несмотря на свои слова, она совсем не была обижена. Воинская туника и рубашка менестреля быстро последовали за доспехами. Когда он сбросил с себя туфли и принялся развязывать пояс на брюках, стоящей на коленях девушке было хорошо видно, что эта задача была для него приятной и желанной. Когда брюки упали с бедер, Кэрис протянула руку и легонько щелкнула по налитому силой копью Телора, которое было нацелено на нее, словно указывающий палец. Телор вздохнул, потом застонал и закатил глаза, а Кэрис вскочила на ноги, и в ее широко раскрытых глазах появился страх.
– Прости, – прошептала она, отступая от Телора в то время как он быстро освобождал от брюк сначала одну, потом вторую ногу. – Я никогда в жизни не делала ничего подобного!
Телор дотронулся рукой до подбородка Кэрис, но сделал это так легко, что она могла бы освободиться от него, если бы захотела.
– Ты никогда не смеялась и не любила в одно и то же время? Бедный, маленький лисенок. Но ты ранила меня не насмерть. И, чтобы исправить положение, тебе нужно лишь нежно его погладить.
Крепко прижав девушку к себе, Телор поцеловал ее, и поцелуй на этот раз длился долго. Одной рукой он обнимал девушку, другой развязывал ее пояс. Когда этот предмет одежды присоединился к груде одежды Телора на полу, менестрель оторвался от губ Кэрис и обнял ее обеими руками. Руки его скользнули вверх, вместе с ними поднялась и туника девушки, а потом и вовсе оставила ее тело.
– Ранила не насмерть, – повторила Кэрис, вновь начиная смеяться. – Я вообще не ранила тебя. Я не настолько невежественна, чтобы не знать этого, – эти беспечные слова девушка произнесла дрожащим голосом, но эта дрожь не имела ничего общего со страхом.
– Но ты все же невежественна, раз боишься, – прошептал Телор, покрывая поцелуями шею и подбородок девушки, приоткрывая ее сорочку и целуя грудь. – Почему?
– Нет... нет, я не боюсь. Просто... просто мне хотелось бы... чтобы ты... не воспринял это как сигнал к тому, что тебе следует торопиться, – сказала Кэрис чуть слышно, ей трудно было подобрать нужные слова.
Чувства, которые Телор пробуждал в ее теле, были ей не новы. Она испытала их раньше, на полянке у реки, но на этот раз они оказались сильнее, и у Кэрис была возможность отдаться этим чувствам полностью. Теперь девушка доверяла Телору больше, и несмотря на ее шутку обнаженный Телор был красив, в отличие от Ульрика и Моргана – без одежды Морган был слишком жилистым, а Ульрик тучным, в то время как под гладкой белой кожей Телора перекатывались тугие мускулы.
Кэрис никогда не видела обнаженным возбужденного мужчину. Ни Морган, ни Ульрик, ни другие, с которыми она спала раньше, никогда не снимали с себя одежду. И потом обнаженное тело Телора так отличалось от других. Даже его налитое кровью копье не было уродливым, напротив, оно выглядело вполне естественно, несколько даже забавно, выступая из каштановых густых кудряшек между ног Телора. Смотреть же на торчащие из грязной одежды органы других мужчин Кэрис всегда было противно, она испытывала к этому отвращение. А в Телоре все было красиво и располагающе. Руки Кэрис скользнули вдоль его тела – поднялись к плечам и спустились к небольшим; крепким ягодицам.
– Тебе не стоит бояться, я не стану торопить тебя.
Голос Телора, мягкий и успокаивающий, прозвучал у груди Кэрис. Он не изменил ее состояния, и она позволила себе полностью расслабиться, когда менестрель поднял ее на руки. Телор отнес девушку к тому месту, где были сдвинуты вместе два тюфяка и под внешние стороны каждого из них подсунуты одеяла, чтобы тюфяки лежали, не сдвигаясь. Опуская на них Кэрис, Телор подумал о продуманности всех этих приготовлений, но для него это не было так уж важно, чтобы отказаться от того, что он делал. Он снял с девушки сорочку и уронил ее на постель.
– Почему я должен спешить со своими удовольствиями? – спросил он, целуя плечо Кэрис, нежно сжимая левой рукой ее грудь, а правой нащупывая узел на поясе брюк. – Впереди у нас вся ночь. Ну, а теперь, может быть, ты хочешь загладить свою вину перед бедным Jehan de la Tete Rouge?
type="note" l:href="#n_10">[10]
Можешь легонько погладить его, чтобы показать, что ты его не презираешь.
Кэрис тихонько засмеялась.
– Jehan de la Tete Rouge, действительно. Подходящее имя для вульгарного маленького ябеды, постоянно ищущего лазейку, в которую можно засунуть свою голову.
Но рука девушки, коснувшись плеча Телора, стала медленно скользить вниз по курчавым завиткам волос на его груди, по гладкому бедру к плоскому мускулистому животу, на котором курчавились волосы, вначале шелковистые и редкие, а потом более густые и грубые. Рука Кэрис замерла, добравшись до напряженного копья Телора и сомкнув пальцы у его основания. Дыхание Телора становилось все более тяжелым и прерывистым, словно что-то мешало ему, но рука, стягивающая брюки с бедер Кэрис, продолжала свою неторопливую работу. Приоткрывая каждый новый участок тела, он нежно и легко прикасался к нему, и также медленно скользили вниз его губы, покрывая все тело поцелуями. Добравшись до груди девушки, Телор одарил лаской каждый ее сосок, сначала поцеловав его, потом коснувшись своим теплым и влажным языком, и, наконец, осторожно обхватил его губами и принялся легонько посасывать.
Кэрис неожиданно для себя вспомнила, чему пыталась научить ее Эрмина. Она была несказанно удивлена тем, что это все же отложилось в ее памяти. Рука ее скользнула вверх вдоль копья Телора, которое нетерпеливо подрагивало, наполненное своей собственной жизнью, и легонько провела пальцем вокруг влажной головки, из которой вытекали мельчайшие капельки. Телор тихо застонал. Кэрис почувствовала, как тело менестреля начинает охватывать невольная дрожь, и его рука задрожала тоже, когда обнажились ее бедра.
Телор лег набок, нежно привлек к себе Кэрис и принялся покрывать страстными поцелуями ее грудь и низ живота, девушка не останавливала его, и тогда он стал ласково сжимать ее соски. Когда же губы Телора приблизились к бедрам девушки, поцеловали ее самое сокровенное место и язык его раскрыл маленький, нежный бутончик, она закричала, и тело ее выгнулось, страстно желая Телора. Но менестрель не спешил, рука же Кэрис, сжимавшая его копье, двигалась вверх и вниз все стремительнее до тех пор, пока Телор не проник языком еще глубже и не сорвал, наконец, с девушки брюки, которые освободили ее ноги. Кэрис снова тихо застонала, и ноги ее раздвинулись.
– Я передумала, – задыхаясь, прошептала она. – И ты должен поторопиться.
Но Телор не спешил, будучи старше и опытнее не только по возрасту, хотя его собственное тело было полностью согласно со словами Кэрис и рванулось ей навстречу. Поспешность нужна лишь тем женщинам, которые знали, что окончательно доставит им удовольствие, и могли показать мужчине, что им нужно и чего они хотят. Кэрис же была, как девственница, хуже, чем девственница, поправил себя Телор, поскольку с ней жестоко обращались – и ее необходимо было всему учить.
Но тем не менее он не мог не ответить на ее призыв, поэтому, продолжая ласкать тело девушки, наклонился над ней и поместил кончик своего меча в ее ножны. Телор собирался продолжать возбуждать и поддразнивать Кэрис и войти в нее не спешил, но сильные ноги девушки сомкнулись на его бедрах и отправили меч в ножны. И все, что Телору оставалось делать, это предоставить ей самой установить ритм их движений, пока, наконец, глаза девушки широко раскрылись, и из горла вырвался крик изумленной радости, в то время как тело в наивысший момент наслаждения охватила дрожь. Через какие-то доли секунды и Телор почувствовал себя на вершине блаженства, думая о том, что Кэрис довольно быстро усвоила его первый урок. Он был несказанно счастлив, но не хотел, чтобы девушка считала свое удовольствие делом прошлым, и принялся ласкать ее снова, всего через несколько минут после того, как она выдохнула:
– О! О Господи! Ты – просто чудо!
Но даже сблизившись с Кэрис еще раз, Телор продолжал говорить себе, что должен делать все возможное, чтобы она не забыла этого, и преподал ей еще несколько уроков за ночь.
В перерывах Кэрис спала, она лежала абсолютно неподвижно, и лишь едва заметное колебание ее груди при дыхании и теплота кожи подтверждали, что она жива. Телор испытывал чувство вины всякий раз, когда будил девушку, желая ее снова и снова, но у него было оправдание – потребность любить Кэрис оказалась сильнее угрызений совести. Несмотря на то что ему приходилось все настойчивее ласкать Кэрис, чтобы разбудить ее, радость, с которой она пробуждалась, говорила Телору – она ничуть за это на него не сердится.
В результате столь бурной ночи менестрель проспал дольше, чем предполагал, и проснулся лишь тогда, когда луч солнца скользнул на пол из щели неплотно закрытых ставен и, в конце концов, упал ему на глаза. Вздрогнув от неожиданности, Телор принялся озираться вокруг сонными глазами и заметил Дери, счищавшего воск с подсвечников. Карлик стоял к нему спиной, и Телор не знал, действительно ли Дери не знал, что он проснулся и сел в постели, или же он позволяет ему побыть еще немного в интимной обстановке.
Но Телор не решился принять предложение Дери.
Он боялся, что если еще раз взглянет на Кэрис, у него не хватит мужества встать. Менестрель знал, что говорили, будто настоящая любовь существует лишь на небесах, а все людские страсти со временем проходят. Но в этот момент Телор этому не верил, он был уверен в том, что его страсть к Кэрис будет вечна, если же он умрет, посмотрит с небес вниз и увидит ее с другим мужчиной... Вспышка ярости причинила Телору почти физическую боль. Опустив голову на колени, он с трудом подавил в свое желание обернуться и убить свою невинную возлюбленную, но, к счастью, его спасло чувство юмора. «Эти мысли больше подошли бы человеку, который собирается на тот свет», – сказал себе Телор. Губы менестреля тронула улыбка, в аду к его мучениям наверняка прибавится еще не одно, поэтому его опасения, может быть, далеко не безосновательны.
– Твоя одежда там, – тихо сказал Дери, показывая на аккуратно сложенную стопку на скамейке. – Ты хочешь разбудить Кэрис?
– Господи, нет, конечно, – Телор покачал головой, глядя в озадаченное лицо Дери, и принялся одеваться, объясняя: – У меня не хватит сил уйти, если я попрощаюсь с ней. Позавтракайте вместе и подождите меня. И еще, попытайся объяснить Кэрис, что я ушел от нее не потому, что не люблю ее. Просто я страшно опаздываю. Мне надо было поговорить с лордом Уильямом еще вчера вечером.
– Я уже позавтракал, – Дери счищал воск с последнего подсвечника, – но я с радостью объясню Кэрис, что у тебя в голове, а не на сердце, если у нее есть какие-нибудь сомнения на этот счет.
– О Господи, Дери! Как я люблю тебя! – воскликнул Телор и бросился одеваться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Канатная плясунья - Джеллис Роберта



жестокий,но любопытный роман.читается,правда,несколько тяжеловато.8-моя оценка.
Канатная плясунья - Джеллис РобертаВерониктор
29.03.2013, 10.49





Нудноватый каккоц то. Я читала очень долго этот роман. Обычно мне хватает полтора дня на такой объем а на этот у меня ушли все 3 дня слишком много обдумываний, каких то мыслей.
Канатная плясунья - Джеллис Робертанека я
11.05.2013, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100