Читать онлайн Канатная плясунья, автора - Джеллис Роберта, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Канатная плясунья - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Канатная плясунья - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Канатная плясунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Телор пришел в сознание от боли в голове, руках и ногах, боль вскоре стала настолько нестерпимой, что он застонал. Этот жалобный звук заставил Телора вздрогнуть от неожиданности – он жив! Но в тот момент это не доставило ему особой радости. Постепенно боль в руках и ногах ослабела, но усилилось ощущение онемения. Мучительно болела голова, череп словно раскалывался. Мало-помалу это ощущение начало стихать, его сменила тупая, ноющая боль. Вскоре Телор понял, что к нему возвращается способность мыслить, но и это не принесло утешения.
Он не питал иллюзий относительно того, почему его оставили в живых. Простой человек, поднявший руку на лорда, вряд ли заслуживал легкой смерти.
Но все же Телор не жалел о случившемся, он хотел узнать только одно – сумел ли в полной мере отомстить за Юриона. Вспомнив, с каким презрением отнесся этот неотесанный мужлан к предложению Юриона петь для него, Телор почувствовал, как в его жилах вновь закипает кровь. Уильям Глостер, внук короля, и то не отнесся бы к этому с таким презрением. Он счел бы пение Юриона гораздо более ценным, чем безобидная жизнь сэра Ричарда. Инстинктивно чувствуя нарастающий гнев, Телор попытался высвободить руки и открыл глаза. Но первое было безнадежным, а второе вызвало новый, еще более острый приступ боли в голове, но все-таки Телор узнал место, куда его заточили. Он находился в маленьком каменном строении, где сэр Ричард хранил запасное оружие и доспехи. И если ему удастся найти какой-нибудь завалявшийся клинок, может быть, он сумеет освободиться. Эта мысль заставила Телора приподнять голову, невзирая на новый приступ боли, упереться пятками в землю и, отталкиваясь, медленно переместиться на спине.
Бегло осмотрев сарай, Телор внезапно остановился. Он еще не потерял надежды найти забытый инструмент или оружие, но ему в голову вдруг пришло нечто более важное. Он был один! Нет, Телор не ожидал, что в этом сарае его будут охранять стражники, просто он подумал, что, если бы схватили Кэрис и Дери, их непременно бросили бы сюда же. Значит, они все еще на свободе. Ведь никто не знает, что они приехали сюда втроем. Только стражники у ворот, хромой, приходивший за ним, и безразличные ко всему конюхи видели его спутников. Но Телор не переставал надеяться, что стражники в ту бурю могли их не рассмотреть, а конюхов расспрашивать об этом просто не станут. И Телор заулыбался, хотя это причиняло боль его разбитому лицу. По крайней мере, хромого он уже заставил молчать, и это удалось ему совсем неплохо.
Какое-то время Телор лежал неподвижно. В мыслях он был далек от своей собственной судьбы и радовался, что не навлек подобных кошмаров на головы своих друзей. Телор все-таки не терял надежды найти какой-нибудь нож или клинок, чтобы освободить руки и встретить быструю смерть. Если это ему не удастся, какие бы пытки ни ждали его, в конце концов, и это когда-нибудь закончится.
Успокоившись, Телор сумел согнуть руки в локтях достаточно для того, чтобы перевернуться на живот. Потом, изогнувшись, он сумел ценой невероятных усилий проползти по грязному полу к стене. Если где-нибудь и остался нож или лезвие от меча, то, скорее всего, в одном из темных углов, где стены соединяются с полом.
Телор не знал, как долго ползал по сараю, да это и не имело для него никакого значения. Каждое движение давалось ему с таким трудом, что думать о чем-то другом он просто не мог. Телора не очень огорчило, что он так ничего и не нашел. Он не рассчитывал обнаружить здесь пригодное оружие. Все, чем люди сэра Ричарда не пользовались, защищая Марстон, Орин, несомненно, извлек отсюда и забрал себе, поскольку грабить в этом замке было почти нечего. Теперь же, подумал Телор, стоит начать более тщательные поиски. Кроме исправного, в этот сарай бросали и сломанное оружие и доспехи, и Телор все еще надеялся, что ему удастся найти какой-нибудь кусочек металла или обломок клинка, которым он бы попытался обрезать ремни, связывающие его, если же из этого ничего не выйдет, вскрыть себе вены и положить конец кошмару.
И только осознав, что оставаться с открытыми глазами бесполезно, поскольку в сарае царила кромешная темнота, Телор понял, насколько важно для него время. Он принялся медленно продвигаться вдоль стен, более тщательно, чем в первый раз, ощупывая каждый дюйм пола. Сарайчик оказался настолько маленьким, что его можно было обследовать весь за один раз, за исключением небольшого пятачка посередине, но из-за кромешной темноты Телору не удалось найти ничего, даже камня. Тяжело вздохнув, менестрель уронил голову на пол. Он был в конец измучен безысходностью положения и так устал, что забылся тревожным сном.
Очнулся он от сильного удара по спине. На какое-то время что-то тяжелое придавило его к земле, и он ничего не мог понять. Потом к нему вернулась память, и он замер в ожидании последующих ударов, но ничего подобного не произошло, и удар, обрушившийся на него, не причинил особой боли. Телор попытался приподняться на колени, чтобы сбросить с себя тяжесть, но каждый мускул его тела, казалось, сопротивлялся. Пока он спал, все мышцы одеревенели. Вдруг то, что лежало на его спине, зашевелилось.
– Телор?
– Дери? – выдохнул менестрель. – О, Дери, зачем? Зачем? Разве я не сказал тебе взять с собой Кэрис и уходить?
– Не будь дураком, – вздохнул карлик. – Слуги здесь, возможно, и не знают друг друга, но уж в том, что среди них нет карлика, они уверены. Без меня Кэрис будет в большей безопасности. Я велел ей забрать деньги и все остальное из старой арфы. Этого ей будет достаточно, чтобы продержаться до тех пор, пока она отыщет новую труппу.
Воцарилось молчание, потом снова раздался голос Дери:
– Я убил троих, прежде чем они притащили меня сюда, но мне так и не удалось прикончить Орина.
– Этот дьявол чертовски осторожен, – заметил Телор.
– Это правда, – проворчал Дери. – Камень летел точно в цель, но стоящий рядом с ним как раз в этот момент наклонился, и камень попал в него, а не в Орина. Я видел, как треснула голова, и камень застрял в черепе. Не думаю, чтобы ему удалось выжить. Двух других я поразил ножом – одного в живот, другого в шею.
– Следовательно, если тот, кого я огрел лютней, умер, на нашем счету четверо убитых, – снова последовала пауза, во время которой Телор решил, что вдвоем они уже не столь беспомощны, как он один. – Дери, – сказал он, – повернись на живот, и я попытаюсь развязать тебе руки, если это мне не удастся, я попробую перегрызть ремни.
– А зачем? Ведь моя голова уже у тебя на спине. Давай я попытаюсь развязать руки тебе.
– Нет, – ответил Телор. – И дело вовсе не в моем благородстве. Мои руки так онемели, что я просто не смогу развязать тебя, даже если ты меня и освободишь. И потом, я уже пытался вытащить руки и, похоже, затянул узлы еще сильнее.
Довод Телора и в самом деле не был лишен здравого смысла, поэтому Дери не стал больше возражать, а скатился на землю и улегся лицом вниз. Телору потребовалось некоторое время, чтобы разыскать в темноте карлика. Вскоре стало ясно, что развязать узлы зубами невозможно, и Телор попробовал разгрызть их. Эта идея вполне могла осуществиться, поскольку ему удалось затолкнуть весь узел в рот и пустить в ход коренные зубы. Надежда придавала Телору сил, но все же он не знал, как долго сможет, не останавливаясь, жевать узел, пока тот порвется.
Сначала, пока Телор отдыхал, друзья разговаривали, обсуждая план своих дальнейших действий на случай, если освободятся от ремней прежде, чем за ними придут люди Орина, но когда Телор жевал ремни, Дери молчал, и спустя некоторое время стало ясно, что обсудили они уже все, что должны сделать. Стены сарая были довольно толстыми и не пропускали звуков извне, поэтому они сразу обратили внимание – на крыше сарая что-то происходит, там кто-то скользит и шуршит соломой. Мужчины замерли, когда этот скользящий звук сменился тихим поскрипыванием, затем осторожным постукиванием.
– Солома, – прошептал Телор. – Кто-то разгребает солому.
– Это Кэрис, – выдохнул Дери. – Вот чертовка, я ведь велел ей выбираться отсюда и спасаться самой.
– Она никогда бы этого не сделала, – возразил Телор, – не убедившись, что мы оба мертвы. Я старался о ней не думать. Просто был уверен – если она попытается добраться до нас, ее непременно схватят. Я бы никогда не подумал, что она полезет сюда через крышу! – Телор невольно задрожал. – Кэрис на редкость изобретательна...
Когда он попытался подавить свой истерический смех, голос его сорвался, и в воцарившейся тишине стал отчетливо слышен шорох, а потом пучок соломы упал на пол. Вслед за ним очень быстро последовали еще два.
– Телор? Дери? – прошептала Кэрис, просовывая голову и плечи в отверстие, которое проделала, и цепляясь руками за поперечную перекладину. – Вы меня слышите?
– Да. Мы оба здесь и не слишком-то пострадали, я думаю, – ответил Телор.
– О, спасибо тебе, Пресвятая Богородица! Спасибо! – прошептала Кэрис, ухватившись за перекладину и проскальзывая всем телом в отверстие.
Девушке потребовалось всего лишь несколько мгновений на то, чтобы снять с шеи канат, разделить его пополам, обмотать среднюю часть дважды вокруг перекладины, на которой стояла она сама, и бросить два равных конца на землю. Поскольку помещение строилось как склад, а не как жилище, перекладины располагались настолько низко, что Кэрис спустилась вниз по канату почти в то же самое время, как конец ударил об пол.
– Где вы? – прошептала девушка, но прежде чем Дери или Телор успели ответить, споткнулась о них, но сумела удержаться на ногах и опустилась на колени.
Кэрис не стала терять времени. Вытащив один из своих ножей, она склонилась и нащупала чьи-то связанные ремнями запястья. Она чуть не вскрикнула, почувствовав, как отекло тело под ремнями, но не колебалась ни минуты. Все, что от нее требовалось, это про сунуть острое лезвие своего ножа вдоль рук Телора, а это были его руки, отжать пальцами, насколько возможно, их друг от друга и начать резать. Лезвие ножа стало скользким от крови, и не Телор, а Кэрис заплакала, но продолжала резать, пока ремень не порвался. Она убрала нож, потому что каждый порез мог нанести Телору существенный вред, и попыталась освободить его кисти от ремней.
Но это оказалось нелегкой задачей. В сарае было так темно, что Кэрис никак не могла найти обрезанный конец ремня и понять, как он намотан. Кожа ремня, скользкая от крови, выскакивала у нее из рук и так глубоко впилась в опухшее тело, что девушка боялась, потянув за ремень, сорвать с кистей и кожу. Кэрис не знала, как сильно изранила руки Телора, но не могла иначе освободить и его ноги. К горлу девушки подкатывала тошнота, она почувствовала слабость, но сдержалась только благодаря своему страху перед наступающим рассветом, ей казалось, прошло уже несколько часов. Страх был сильнее слабости.
Телор заговорил лишь один, раз. Когда он понял, как много времени может уйти на то, чтобы освободить его от ремней, он велел Кэрис приняться сначала за Дери. Девушка ничего не ответила, а Дери пробормотал:
– Ну уж нет, дуралей. Ведь тебе понадобится дополнительное время, чтобы вновь вернуть чувствительность твоим рукам и ногам.
Поскольку стало ясно, что Кэрис не собирается слушать его, Телор больше не спорил, но его охватила паника, оттого что его руки и ноги оставались холодными как лед и абсолютно ничего не чувствовали. И все-таки Телор не терял надежды, что их можно еще вернуть к жизни, поэтому, освободившись от ремней, он перевернулся на спину, приподнялся на локтях и сел, опершись спиной о стену.
Телор ничего не видел, но слышал, как Дери пару раз вскрикнул, когда нож Кэрис коснулся его тела. Позже он услышал от карлика целый поток грязной брани, которую тот пробубнил своим низким голосом, и понял, что так своеобразно Дери отреагировал на мучительную боль в своих онемевших руках. Но сам Телор по-прежнему ничего не чувствовал.
– Телор? – очень тихо окликнула Кэрис.
– Я здесь, – и потом снова, – здесь, – слыша, как девушка ощупывает руками пол, пытаясь найти его. Пальцы Кэрис коснулись ноги Телора, скользнули вверх и схватили его за руку. Через некоторое время до Телора дошло, что девушка растирает, разминает и массирует его руку, но догадался он об этом только по движению ее руки.
– Пока отложи это, – прошептал Телор. – Ради Бога, развяжи пояс на моих брюках, я умираю, как хочу облегчиться. Еще минута – и подо мной будет лужа.
Он ощутил, как пальцы Кэрис приподняли его тунику, нащупали узел на его поясе и развязали его.
Откинувшись набок, Телор вздохнул с облегчением, когда прохладный воздух приятно освежил его живот, и он смог опорожнить мочевой пузырь. Кэрис принялась растирать его ноги, и когда он справился со своими делами, помогла отодвинуться вдоль стены подальше от лужи на полу, снова завязала пояс на брюках и принялась растирать его руки.
– Не думаю, что тебе удастся помочь мне, – сказал Телор тихо. – Мои руки словно омертвели. Жаль, Кэрис, что я так ни разу и не занялся с тобой любовью.
– Они не омертвели, – запротестовала Кэрис, – они теплые.
Телор не поверил ей, но сказал:
– Ну и что из того. Я ведь ни за что не смогу забраться по канату.
– Да, – спокойно согласилась с ним девушка. – Но мы с Дери поднимем тебя.
– И понесете? – спросил Телор. – Ведь идти я тоже не смогу. Все это глупости. Мы все погибнем. Ты и Дери...
– Без тебя я не уйду, – сказал карлик, подползая поближе. – Я с радостью перережу тебе горло, если Кэрис перережет мое, но...
– Дурак! – воскликнул менестрель. – Даже если мои руки и не отсохнут, я все равно не верю, что они станут такими же, как раньше. Если я не смогу играть...
– У вас будет предостаточно времени обговорить все это, когда мы выберемся отсюда, – перебила его Кэрис шепотом, она вся дрожала от напряжения, – ты ведь знаешь, что Дери сможет перерезать тебе горло в любое время. А пока, Дери, проверь, сможешь ли ты сам взобраться по канату.
Последовавшую вслед за этим недолгую паузу прервал взрыв приглушенного смеха Телора. Он понимал, что Кэрис вовсе не собиралась шутить, но тем смешнее оказался ее ответ. Одновременно с этим Дери произнес:
– Сейчас вряд ли. Я все еще не могу сжать руки вместе.
Но руки карлика уже стали достаточно чувствительными, чтобы растирать ноги Телора, хотя, сжимая и массируя, он то и дело охал от боли. Это было полезно и его рукам, движения заставляли быстрее двигаться пальцы, разогревали мышцы.
Несмотря на это, только после двух неудачных попыток Дери удалось все-таки взобраться по канату. В перерывах между попытками они с Кэрис продолжали неистово работать над руками и ногами Телора, потому что необходимость нести его могла серьезно осложнить их побег. Все трое то и дело нервно поглядывали вверх, на отверстие в крыше, опасаясь, как бы не начало светать. Тогда выбраться им не удастся. Однако на самом деле время шло гораздо медленнее, чем казалось обеспокоенным друзьям, и когда Дери взобрался-таки на перекладину, к которой Кэрис привязала канат, было по-прежнему темно.
Перед этим Телор еще раз попросил друзей убить его, но вместо ответа они принялись с еще большим остервенением массировать его руки и ноги. И их упорство было, в конце концов, вознаграждено.
Между первой и второй попыткой Дери взобраться наверх Телор радостно вскрикнул, почувствовав легкое покалывание в онемевших конечностях. А вскоре ему пришлось изо всех сил стиснуть зубы, чтобы не закричать от дикой боли, которая буквально разламывала его руки и ноги. Но даже после этого не могло быть и речи о том, что он сам поднимется по канату. К тому времени, как Дери был на перекладине, Телор, поддерживаемый Кэрис, мог уже стоять и чувствовал, что через некоторое время сможет ходить.
Вытащить Телора из сарая оказалось адски трудным делом. Хотя перекладины располагались довольно низко, Кэрис и Дери с большим трудом подняли Телора. И дело было вовсе не в том, что весил он довольно много, Дери один мог легко поднять его, если бы стоял на твердой земле, а не сидел на узенькой перекладине. Подняв менестреля наверх, они без особого труда помогли стать ему на колени так, чтобы он мог пролезть в отверстие в крыше, а потом спустили его на канате на землю. Дери, которому в главной зале замка достались отнюдь не нежности, почувствовал себя таким усталым и изнуренным после того, как Телор благополучно спустился на землю, что чуть не свалился с перекладины. Спустя некоторое время менестрель ослабил скользящий узел и отвязал от себя канат, который не разрезал его пополам только потому, что Кэрис очень умело обмотала его канатом несколько раз, а потом затянула узел. Теперь Телору вдвойне нужно было быть осторожным, идти тихо и стараться держаться в тени, поскольку движения его еще оставались довольно неуклюжими. И только одно придавало ему надежду: хотя, казалось, прошла целая вечность с тех пор, как он очнулся в своей темнице, взглянув на небо, он увидел звезды и понял, что до рассвета еще далеко.
Когда Кэрис почувствовала легкое подергивание за канат, она поняла, что может втаскивать его наверх. Дери перевел дыхание.
– Теперь твоя очередь, – прошептал он, когда конец каната коснулся его. Помолчав, Кэрис тихо засмеялась.
– Глупый. Меня ведь не нужно спускать на канате.
Дери тоже засмеялся, довольно бурно отреагировав на замечание Кэрис. Он понимал: смешного в этом ничего не было, но не мог сдержать своего изумления.
– Но ведь ты не сможешь меня удержать. Спускайся к Телору. А я спущусь сам.
– Но тебя удержит перекладина, – нетерпеливо перебила его девушка. Дери почувствовал, как руки Кэрис принялись ловко обматывать канат вокруг его тела, она потянула узел, убеждаясь, что все закреплено надежно. Потом она сделала что-то еще и сказала:
– А теперь спускайся. Я всю свою жизнь имела дело с канатами. Не стоит меня учить, как с ними обращаться.
Кэрис знала, что это не могло вызвать у Дери никаких сомнений. И карлик быстро и осторожно спустился вниз. После темноты сарая он без труда сумел разглядеть Телора, который стоял на ногах, но прислонившись к стене. Спустя несколько мгновений по ней слева от Телора стремительно скользнула тень. Когда Кэрис очутилась между Телором и Дери, друзья ухватились за нее, осторожно обогнули угол своей бывшей темницы и вошли под деревянный настил, проходивший на самом верху вдоль крепостной стены. Здесь Кэрис сделала им знак вести себя как можно тише и исчезла.
Телор с радостью опустился на землю, а Дери с беспокойством уставился сначала на него, а затем на едва различимые в темноте строения во дворе. Все было тихо, кроме мерного стука шагов и скрипа досок, по которым над их головами взад и вперед ходил охранник. К тому времени, как вернулась Кэрис с дубинкой Телора, старой арфой, самой маленькой лютней и узлом, завязанным в одеяло, Телор с Дери были уже вне себя от беспокойства и отчаяния, хотя и старались сдерживаться. Увидев, за чем ходила девушка, они чуть не набросились на нее. Ведь то, ради чего она рисковала жизнью, ничего не стоило по сравнению с угрозой смерти, все еще висевшей над ними черной тенью. Но прежде чем друзья смогли вздохнуть с облегчением, Кэрис положила на землю все, что принесла, кроме своего каната – с ним она поклялась никогда больше не расставаться, – и снова куда-то умчалась.
На этот раз она вернулась довольно быстро и, к величайшему удивлению Телора, прильнула к нему и обвила его руками. Он почти тотчас же обнял Кэрис, и в какую-то минуту он даже решил – столь неожиданный порыв девушки вызван сожалением, что он так и не любил ее. Но потом менестрель понял – тело девушки сотрясают беззвучные рыдания.
Он склонил голову к ней, но, даже коснувшись губами уха девушки, не решился заговорить. Телор боялся, что даже самый тихий шепот может услышать охранник, который ходил над ними. Приподняв голову, Телор прислушался. И вдруг понял, что тяжелые шаги над головой больше не раздаются. Неужели этот человек услышал их и теперь стоит и ждет, когда они выдадут себя. Телор старательно прислушивался и не сразу осознал, что Кэрис пытается освободиться из его объятий. Он отпустил ее и почувствовал руку девушки на своей руке. Она была влажной и какой-то липкой, и Телор вдруг понял, почему больше не слышит шагов стражника.
Он хотел вырвать свою руку из руки Кэрис, перепачканной кровью, но напомнил себе, что стражник погиб только для того, чтобы он, Телор, мог освободиться. И неважно, кто держал нож. И не Кэрис пыталась убить нового хозяина Марстона и навлекла тем самым на них неприятности. Но женщина, способная убивать так тихо, так быстро, с такой легкостью... Нет, поправил себя Телор, убивать ей вовсе нелегко. Кэрис все еще рыдала. Даже указав рукой на лютню и арфу и показав жестом, чтобы он повесил все это через плечо, она продолжала беззвучно плакать. Потом девушка дала знак Дери взять дубинку, а сама подняла узел с вещами. Карлик вздохнул, поскольку хотел нести и узел, но Кэрис решительно замотала головой и сделала знак следовать за ней.
Через минуту они добрались до лестницы, которая вела на деревянный настил. Кэрис поднялась по лестнице впереди Телора, сердце которого уходило в пятки при мысли, что он может оступиться и наделать шума. Он осторожно переставлял ноги со ступеньки на ступеньку, стараясь подниматься быстрее. Вдруг он услышал странные, довольно громкие шаги, словно приближающийся охранник чеканил шаг, стараясь делать это погромче. Телор остановился в тот момент, кoгдa голова его поравнялась с настилом, и огляделся, определяя, чьи это шаги. Так как он не имел ни малейшего представления, где Кэрис, то не знал, что ему делать дальше и боялся, что охранник вот-вот заметит его и поднимет тревогу. Хотя, возможно, охранник пройдет мимо, ничего не увидев, ведь в его обязанность входит наблюдение за внешней стороной стены на случай нападения извне.
Шаги приближались. Когда они раздались совсем рядом, Телор так ужаснулся, что едва не вскрикнул и не отпустил руку, а не упал только потому, что ладонь его словно примерзла к последней ступеньке лестницы. У охранника не было головы!
Это странное существо подходило все ближе, ступая все так же громко, будто нащупывая дорогу. От страха у Телора перехватило дыхание – существо наклонилось и потянулось к нему. Он не мог оторвать глаз от руки, пытавшейся нащупать его, руки, которая схватила его за волосы и резко дернула вверх, заставляя взобраться на настил.
Зажмурив глаза и сжав зубы, Телор подался головой вперед, пока не ударился о настил. Ему было больно, но менестрель решил, что его тупость вполне заслуживает этого, ведь только так он мог удержаться от дикого хохота, который рвался у него из горла.
Громко топающим безголовым стражником оказалась Кэрис, на голове которой лежал узел, завязанный в одеяло, делал ее выше ростом. Девушка прошла ярдов десять вперед, повернулась назад и пошла обратно. К тому времени Телор уже осторожно продвигался вдоль стены, за ним следовал Дери. Карлику удалось избежать шока, который испытал Телор. Встревоженный шагами, Дери приготовился спрыгнуть с лестницы и потащить за собой менестреля, но когда тот сначала стоял, не двигаясь, а потом начал взбираться на настил, невзирая на охранника, Дери понял – тревога оказалась ложной. Более того, он стоял достаточно близко к Телору и успел рассмотреть на его лице усмешку, когда к ним снова стал приближаться безголовый стражник.
Кэрис задержалась на одном месте, как если бы охранник всматривался в темноту, но в действительности она обматывала один конец каната вокруг опоры настила и делала двойную петлю, в которую Телор мог бы просунуть ноги. Показав ему это, девушка закрепила канат петлей, молча продемонстрировав Дери, как канат медленно скользнет вокруг бревна, когда Телор опустится вниз. Потом, опасаясь, что другие стражники могут что-то заподозрить, девушка вновь принялась изображать охранника, в беспокойстве кусая себе губы. Когда она вернулась к тому месту, где висел канат, все было тихо, а Дери с Телором уже спустились вниз. Ухватившись за канат, Кэрис подняла его и, закрепив в петле узел с вещами, опустила его.
К тому времени нервы у нее были уже на пределе, и она едва сдерживалась, чтобы не закричать во весь голос и не броситься вниз с настила. Почувствовав, что узел уже снят, Кэрис рывком втащила канат наверх и размотала его с опоры. Отметив на глаз середину каната, она набросила его на опору, опустив оба конца вниз, ухватилась за них руками и начала проворно спускаться. Кэрис знала – канат, сложенный вдвое, не достанет до земли, но рассчитывала, что оставшееся расстояние вряд ли окажется слишком уж значительным, поэтому, почувствовав под ногами пустоту, она отпустила один конец и стала просто падать, продолжая тянуть канат за собой. Это слегка замедлило ее спуск.
Кэрис подхватила пара сильных рук, руки другого человека тоже поддержали ее, и девушка почувствовала, как ее губ коснулись мужские губы. Но почти незамедлительно ее облегчение сменилось яростью. Кэрис показалось, что их радость еще слишком преждевременна. Им угрожала опасность, да еще посерьезнее прежней, поскольку стражники внимательно вглядывались именно по эту сторону стены. И мешкая сейчас, они могли потерять драгоценные минуты, которые сделали бы их передвижение в темноте незаметным. Поэтому Кэрис увернулась от губ Телора и оттолкнула его изо всех сил, несколько раз с жаром повторив, что им нужно поскорее убираться подальше от Марстона.
Телор неловко отшатнулся назад, смущаясь и чувствуя себя полным идиотом. Он обнял Кэрис без всякой задней мысли, в порыве радости и благодарности, но как только его губы коснулись губ девушки, он почувствовал, как его начинает охватывать сильное желание, заставляющее забыть и о времени, и о месте, где они находятся. Он пришел в негодование, оттого что Кэрис в этот момент не захватило то же безумие, и сознавая, как неуместны и даже нелепы его чувства в подобных обстоятельствах, рассердился еще сильнее на Кэрис, на себя, но больше всего на Орина, которого считал виновным во всем. Менестрель весь дрожал от ярости и негодования и с трудом взял себя в руки. Он осмотрелся по сторонам с мрачной решимостью.
Сэр Ричард лишился Марстона потому, что никогда не был хорошим воином. Это принесло Телору определенные неприятности, но, с другой стороны, поможет и избавиться от них. Не сознавая опасности, сэр Ричард не желал очистить окрестности своего поместья от разного рода разбойников и вырубить кусты вблизи замка, где те могли спрятаться. И поскольку Кэрис убила одного из стражников, пространство непосредственно перед той частью стены, с которой они спустились, не будет тщательно осматриваться до тех пор, пока не заметят отсутствия стражника.
Телор вспомнил, что Орин боялся нападения со стороны Креклейда, но их темница и та часть стены, где они сейчас стояли, располагались к востоку, на значительном расстоянии от ворот, выходящих на дорогу к Креклейду. Значит, безопаснее всего, если в их побеге вообще что-нибудь можно назвать безопасным, идти именно в этом направлении, оставшемся без надзора. Опершись спиной о стену, Телор всматривался вдаль, пытаясь наметить какой-нибудь ориентир, который не дал бы им сбиться с пути. И хотя было еще слишком темно, чтобы быть в чем-то абсолютно уверенным, но немного к северу от прямой линии, по которой они должны идти, виднелись три высоких силуэта.
Телор вздрогнул, когда его схватили за руку. Оглянувшись, он увидел встревожено смотревшего на него Дери и понял, что они с Кэрис уже готовы идти. Кэрис смотала свой канат, Дери как-то удалось закрепить узел у себя на спине, дубинку он держал в руке. Телор сжал руку Дери и указал ему на высокие силуэты, четко вырисовывающиеся на фоне уже начинавшего светлеть неба. Он видел, что Дери взглянул в ту сторону, а потом опять на него, загнул пальцы карлика – один, два, три – и снова показал в ту сторону. Телору пришлось еще два раза повторить это, прежде чем Дери энергично закивал головой и сам показал на три темных вершины. Телор кивнул и повернул карлика к Кэрис. Ему отчаянно хотелось использовать этот же прием для объяснения девушке своего плана и под этим предлогом коснуться ее, но eму стало стыдно своего желания, и он рассердился на себя. Кэрис не хочет его, сказал Телор себе и, увидев, как Дери объясняет девушке, куда идти, отвернулся от них. Почему он не может до конца оставаться мужчиной и обуздать свою страсть к этой девушке?
Телор снял с плеча лютню и арфу, отвязал с одного инструмента ремень и закрепил их вместе на одном ремне. От этого ремень стал как будто короче и туже натянутым, но к этому Телор и стремился. Кэрис довольно быстро поняла, что двигаться они будут по одному в направлении трех высоких силуэтов; Дери отвернулся от нее, и Телор потянулся за своей дубинкой. Карлик с готовностью вернул ее, потому что для него самого дубинка была несколько длинновата и идти с ней ему было бы неудобно, а Телор пристроил ее между лютней и арфой так, чтобы она не выскользнула. Потом, изловчившись, он дотянулся до своей ноши и крепко привязал ее к себе еще одним ремнем. В конце концов, осторожно коснувшись Дери и приподняв руку, желая показать, чтобы они подождали, как условились, Телор согнулся почти вдвое и очень медленно вышел из-под прикрытия стены, осторожно делая каждый шаг, стараясь не наступить на сухой сучок или ветку и не выдать себя.
Дери и Кэрис удивленно смотрели на него. Они ожидали, что Телор быстро побежит, чтобы как можно скорее преодолеть открытое пространство между стеной и ближайшим кустарником. Дери прикусил губу. Его сжигало желание бежать. Каждый нерв, каждый мускул его тела, казалось, кричит, требуя немедленного освобождения от тишины и страха, нависшего над ними, и это чувство владело Дери уже давно. Он понимал – силы его на исходе, и он уже не выдержит даже нескольких минут этого гнетущего напряжения.
Невольно протянув руку, Дери коснулся руки Кэрис и понял, что девушка чувствует себя не лучше. Ее сотрясала такая сильная дрожь, что Дери не понимал, как она вообще держится на ногах. Он взглянул на нее и увидел бледный овал лица и на нем едва заметные блестящие дорожки, которые оставили слезы. Этот быстрый взгляд не принес Дери облегчения. Первый раз, с тех пор как он стал что-то значить в компании Телора, карлик почувствовал, как эгоистичен менестрель. Из-за того, что его ноги все еще оставались слабыми, Телор обрек своих друзей на медленную пытку. Но когда Дери взглянул вперед, намереваясь броситься бежать со всех ног, невзирая на предупреждение Телора, то обнаружил, что менестрель уже скрылся из виду.
Какое-то время карлик стоял, вглядываясь в темноту, но, даже будучи абсолютно уверенным, что смотрит в нужном направлении, он мог поклясться Телора не видно. Сжав еще раз руку Кэрис, Дери кивнул в ту сторону и потянул ее. Он видел, как девушка повернула голову, тоже пытаясь разглядеть Телора, и отступила на шаг от стены. Дери на минуту задержал дыхание, но Кэрис не побежала. Карлик сделал несколько осторожных шагов и тоже вышел на открытое пространство.
Так же долго, как они выбирались из своей темницы, как ждали Кэрис, спускались с настила, так же мучительно длился их переход. Дери казалось, что его прекрасно видит каждый охранник на крепостной стене. И испытал истинное облегчение, когда в Марстоне послышался чей-то крик и можно было броситься бежать со всех ног. Пробежав не больше десяти шагов, Дери едва не налетел на дерево. Обхватив его руками, карлик прильнул к стволу и зарыдал, испытывая одновременно облегчение и страх за свою жизнь, которая стала для него дорога, особенно теперь, когда их скоро начнут преследовать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Канатная плясунья - Джеллис Роберта



жестокий,но любопытный роман.читается,правда,несколько тяжеловато.8-моя оценка.
Канатная плясунья - Джеллис РобертаВерониктор
29.03.2013, 10.49





Нудноватый каккоц то. Я читала очень долго этот роман. Обычно мне хватает полтора дня на такой объем а на этот у меня ушли все 3 дня слишком много обдумываний, каких то мыслей.
Канатная плясунья - Джеллис Робертанека я
11.05.2013, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100