Читать онлайн Английская наследница, автора - Джеллис Роберта, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Английская наследница - Джеллис Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.96 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Английская наследница - Джеллис Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Английская наследница - Джеллис Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеллис Роберта

Английская наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

На следующий день, когда Роджер пересчитал оставшиеся деньги, отъезд уже не казался ему таким простым. Смеркалось, они долго ехали и в полночь остановились на перекрестке дорог из Семур-эн-Аксо. Роджер считал, что они слишком близко от Салю, но ехать ночью по сельским дорогам тяжело. По мнению Роджера, люди, которые путешествуют ночью, кажутся подозрительными, поэтому они остановились у изгороди. Они могут казаться новичками, которые не знают, что в нескольких километрах отсюда есть город.
Укрытая плащом Роджера, удобно расположившись карете, Леония счастливо улыбалась:
— А потом мы будем респектабельными людьми? О, какое разочарование. Я думала, что мы прикинемся лудильщиками. — Она взглянула на звездное небо. — Так хорошо ночевать под открытым небом.
Роджер засмеялся:
— Да, когда погода теплая и сухая, но вряд ли это долго продлится. — Он знал, что такое холодные влажные ночи, когда он прислонялся к спине пони, ожидая вестей от Пьера. — Замечательно спать в кровати, и, по правде говоря, я с удовольствием отдохнул бы в тепле.
— Кровать? А что это? — подшучивала Леония.
Роджер поражался ее беззаботности, способности переносить физические лишения. Бодрость ее была такой трогательной. Он сказал себе, что она не будет больше страдать.
— Следующей ночью ты будешь спать в кровати, — сказал он, — даже если мне придется застрелить хозяина гостиницы.
— Я пошутила. — Леонию испугал его ответ. — Мне все равно где спать, и я боюсь, что тебе действительно придется застрелить хозяина гостиницы, чтобы он впустил меня.
Несмотря на мягкость ее тона, Роджер заметил, что Леония почувствовала затаенную агрессию в его словах и забеспокоилась.
— Возможно, — ответил он, улыбаясь, делая вид, что пошутил, — но, мне кажется, будет лучше, если я куплю тебе приличную одежду.
Леония надолго замолчала, борясь с собой. Она не думала, что желание быть чисто и прилично одетой может быть столь сильным. За месяцы пребывания в тюрьме она разобралась, что действительно необходимо, красивые платья здесь ни к чему. Она закусила губу, чтобы не закричать: «О, да!»
— Деньги, — она пересилила себя и говорила спокойно, — ты же говорил, что у нас мало денег. Ты потратишь их на одежду?
— Это не такая уж ненужная трата, — заверил ее Роджер. — Это поможет нам чувствовать себя в безопасности. Если из Салю придет известие, что ты и отец убежали, мы не должны соответствовать имеющемуся описанию. Я не похож на твоего отца, но ты блондинка, а это необычно. Однако если ты оденешься как добропорядочная дочь торговца и наденешь местный головной убор, я не думаю, что на нас будут оглядываться.
— Дочь торговца! — воскликнула Леония. — Да они оглянутся сто раз, если ты собираешься объявить меня своим отцом.
— Да, мы не похожи, — согласился Роджер. — Но так бывает. Я тоже не похож на своего отца.
— Не глупи, — сказала Леония. — Я не говорю о внешнем виде. На сколько лет ты старше меня? На десять?
— Я старше тебя больше чем на десять лет, — жестко ответил Роджер.
— Но этого недостаточно, — сказала Леония, заливаясь смехом. — Это могло случиться, — продолжала она, игнорируя выражение лица Роджера, — только если ты женился на моей матери под дулом ружья. Добропорядочные торговцы рано не женятся.
Роджер не сдержался и захохотал.
— Ты поражаешь меня, — возразил он, и это было почти правдой. Юные дочери его друзей и родных или не знали или делали вид, что не знают, как получаются дети.
— Я? — неуверенно спросила Леония. — Мне жаль. Я буду помалкивать, но мама и папа…
— Нет, конечно, нет, — быстро ответил Роджер. — Я не имел в виду, что ты шокируешь меня, но следи за тем, что ты говоришь… — Он усмехнулся. — Добропорядочные торговцы не отличаются манерами гнилой аристократии.
Леония ответила улыбкой, но глаза ее были серьезными.
— Короче говоря, не пытайся выставить меня своей дочерью. Я не такая юная и не веду себя таким образом.
На мгновение Роджер потерял дар речи. Леония, действительно, видела слишком много для юного создания, а перенесенные голод и лишения добавили ей лет десять, но это также объяснило Роджеру его реакцию. Он испытывал отвращение к себе за вожделение к этой девочке. Он был чист в этом. Несмотря на юный возраст, она выглядела и вела себя как женщина, а не как девочка.
— Моей сестрой, наконец, — согласился он.
— Нет! — резко ответила Леония, сама не зная почему. — А почему это не подходит? — спросил Роджер, слегка раздражаясь.
Леония вдруг поняла, почему возражала так яростно. Она не хотела, чтобы Роджер думал о ней как о сестре. Ни на секунду. Такая мысль сделает невозможным другой тип отношений. Ясно, что Роджер не испытывал к ней братских или отцовских чувств. Леония понимала, что с ними произошло в подземелье, она хотела, чтобы все так и оставалось. Но ей не хотелось объяснять это Роджеру.
— О, Роджер, если нужно, я могу носить эти мерзкие лохмотья, но если выбирать между приличной одеждой и ночлегом в гостинице, я с радостью посплю в поле. У тебя достаточно денег, чтобы оплатить две комнаты и одежду?
— Вероятно, нет, — медленно сказал Роджер. — Может, продать ружье?
Но он не хотел этого. Это значило искать покупателя, обратить всеобщее внимание на то, что у него оружие, а это подозрительно. По последним данным, хаос во Франции усиливается.
— Нет, — возразила Леония, думая о том же. — Плохо уже то, что ты будешь покупать мне одежду. Мужчину, покупающего женскую одежду, запоминают. А продавать что-то так же небезопасно.
— Так, черт побери, что нам делать?
— Скажешь, что я твоя жена. — Леония видела, что Роджер готов возражать, и перебила его. — Пожалуйста. Дело не только в деньгах, Роджер. Даже если бы у нас было достаточно денег, я предпочитаю, чтобы ты сказал, что я твоя жена. Я боюсь разлучиться с тобой. А вдруг я как-нибудь себя выдам, и все заподозрят, что я аристократка. Я не хочу быть одна в комнате, где меня могут похитить.
— Боже мой! — воскликнул Роджер. — Я совсем не подумал об этом. Ты права. Как я не додумался до этого раньше! Я скажу, что ты моя жена, а ты должна говорить как можно меньше, чтобы не выдать себя.
Глаза Леонии не выдали ее чувств. Она была почти правдива, лишь слегка преувеличив свое волнение. Ей удалось переубедить Роджера в том, что прежде он считал неуместным, и вызвать чувство реальной опасности. Больше не нужно говорить об этом, решила она, пусть ему кажется, что он решил все сам. К счастью, он решил проблему, достав кошелек, а из него кожаный бумажник с ассигнациями. Он отложил их, сказав Леонии, что боится разменивать деньги в таком маленьком городке, так как они слишком велики.
— Мы потратим их в Париже, — сказала Леония.
— Но мы не собираемся. Мы должны…
Голос Роджера дрогнул, когда он увидел, что кроме ассигнаций в кошельке есть лишь несколько монет. В Париже может быть очень опасно. Будет ли менее опасно продать оружие, чтобы выручить немного денег? Леония тем временем тоже думала о Париже. Она видела там ужасные вещи, но они не касались ее, и она не боялась города. Вдруг она вспомнила, что ее отец привез их в дом лорда Говера, когда кварталу, в котором они жили, угрожало разрушение.
— Но ты англичанин! — воскликнула она. — Ты же можешь обратиться за помощью к лорду Говеру? Почему он, наконец…
Взрыв смеха прервал, ее и Леония огорченно спросила: — Это очень глупо?
— Я глуп, а не ты, — ответил Роджер, смеясь. — Я самый глупый и упрямый из всех классических ослов. Ты нашла верное решение. Мне не приходило это на ум, так как я стандартно мыслю. Раз я приехал с Пьером, то и вернуться должен с Пьером. Но это сущая чепуха! Лорд Говер без труда посадит нас на корабль, направляющийся в Англию. Хорошо, это по-другому освещает все события. Нам хватит денег, чтобы добраться до Парижа. Мы не будем роскошествовать в пути, но комфорт я обещаю.
Хватило на лишнюю щетку, расческу, на два платья, полотенце и нижнее белье. Роджер выбрал одно платье, полотенце и огромный чепец, под которым Леония могла спрятать волосы. Он покупал все в разных магазинах как «подарок для своей жены». В другом городе Леония выбрала остальные вещи, коверкая и путая слова, чтобы скрыть аристократический акцент. По дороге они услышали, что на войне дела совсем плохи. Прусские войска пересекли границу девятнадцатого августа, разрушили Лонгви и двадцать третьего числа он пал. Сейчас серьезному нападению подвергался Верден. Роджеру это было на руку. Они могут прикинуться беженцами из военной зоны, если возникнут вопросы, когда они будут въезжать в Париж.
Потребовалось время, чтобы приобрести Леонии новую одежду, не вызывая подозрений, поэтому в первый день они проехали не очень много. Темнело, и Роджер уже стал подумывать о ночлеге в фермерском доме. Встретившийся им человек сказал, что рядом находится город Тонне. Он еще меньше, чем Салю, но там есть гостиница, где они могут получить комнату. Роджер попросил дешевую комнату. К его радости она оказалась достаточно чистой, но очень маленькой. По прежним ценам Роджер ожидал, что комната будет другой. Обычно в ней стояли удобные стулья или скамья, на которых он спал. Здесь же не оказалось ничего, кроме кровати, шаткой подставки для кувшина и тазика для умывания:
Роджер застонал в душе и приготовился спать на полу. Они накормили Фифи и оставили ее около сундуков, потом спустились и хорошо поели — второй раз за этот день, остановив свой выбор на омлете, густом луковом супе со свежим хлебом.
Роджер отметил, как мило выглядела Леония. Новое платье было сшито из грубого материала, но у Роджера был наметанный глаз, и он выбрал мягкий чистый голубой цвет, оттеняющий золотой свет ее глаз. Он также прекрасно знал размеры. Жена одевалась сама, но шлюхи и даже достойные женщины становились любезнее, получив в подарок прелестное платье. Таким образом, новое платье Леонии сидело на ней как волшебно сшитое. Солнце и свежий воздух сделали смуглой ее кожу, а напряженные морщинки на ее лице разгладились. Стало не по себе, когда он подумал о ночи в этом крошечном номере, а Леония превращала это в кошмар. По их замыслу, она должна быть застенчивой, сидеть рядом с ним и опускать голову на его плечо при разговоре.
Хорошее питание и отдых усложняли ситуацию. Освобождение от пережитых волнений стимулировало Роджера, физически он чувствовал себя хорошо, слишком хорошо. Вначале он хотел оставить Леонию одну в номере, но в пустом коридоре вспомнил свое обещание не оставлять ее ни на минуту одну. Хотя подозрительных лиц не было, он не думал, что его уход обрадует Леонию. Ему пришлось остаться.
Когда дверь закрылась, Леония сорвала чепец и встряхнула головой.
— Слава Богу, ты пришел. Если бы мне пришлось играть в сморщенную фиалку еще минуту, я совершила бы что-нибудь отчаянное. Мне эта роль совсем не подходит.
Это слишком напоминало роль, которую она играла для Луи, и Леонию трясло от этого.
— У тебя хорошо получается, — сказал Роджер.
Он чувствовал себя ужасно неловко и не знал, что делать. Они были одни в подземелье, но это проще, чем быть одним в спальне. Как только он сел на кровать, Леония вскрикнула:
— Нет!
Роджер подскочил, а она выхватила свою шляпу из-под Фифи, которая решила, что ее объемная основа и оборки послужат прекрасным местом для сна. Роджер почувствовал себя лучше, когда понял, что Леония не заметила его реакции, и подошел к маленькому окну. Леония смеялась и ласково журила Фифи.
— У нее хороший вкус, — сказала она Роджеру, приказав собаке лечь на пол под кроватью. — Я думаю, что чепец — прекрасная кроватка для собачки.
— Тебе гораздо лучше без нее, — согласился Роджер, глядя в окно. — Я выбирал ее, чтобы скрыть твои волосы, а не для красоты. Леония удивленно посмотрела на его напряженную спину. До сих пор Роджер всегда добродушно отвечал на ее подшучивание. Она заметила, что он очень тих в течение обеда, но считала это предосторожностью.
— Я не хотела критиковать твой выбор, — мягко сказала она. — Я только пошутила. Не сердись.
— Я не сержусь, — проворчал Роджер, пугаясь своего тона.
— Ты не выглядишь счастливым, — справедливо заметила Леония. — Если я чем-то расстроила тебя, пожалуйста, скажи мне, потому что я очень волнуюсь. Я ценю все, что ты сделал для меня, и не хочу тебя огорчать.
— Я не злюсь, — еще свирепей ответил Роджер и вздохнул. — Извини, — сказал он, но уже не так резко. — Я не злюсь на тебя, Леония. Ты ни в чем не виновата.
— Это не так, — спокойно отметила Леония. — Что-то случилось или это связано со мной. Ты здесь только из-за моей семьи. Действительно, — добавила она, поворачиваясь к свету. — Ты не мог вдруг вспомнить, что забыл задуть свечи и твой дом в Англии сгорел.
Она не достигла своей цели и не рассмешила Роджера. Он молчал, прислонившись лбом к оконному стеклу. Все, что она делала и говорила, делало ее еще желаннее. Она была самой прекрасной женщиной из всех, встречавшихся ему. Но эта добродетель и бесчестие, которое она перенесла, делали близость с ней невозможной. Он в отчаянии подумал, что в городе должны быть проститутки, которые облегчат его страдания, и он перестанет терзать Леонию своим поведением. Но ведь он не сможет сделать это. У него на это нет денег. Кроме того, как он найдет женщину? Что подумают, если муж молодой и прекрасной жены пойдет искать проститутку? Роджер громко застонал.
— Что случилось? — взмолилась Леония. Она подошла к нему и положила руку на плечо.
— Не трогай меня! — зарычал Роджер.
Леония отошла. Ее опять мучила раздвоенность, как тогда в подземелье. Она хотела Роджера, но не могла предложить себя и не допускала мысли, что он может попросить ее отдаться. Он почувствовал, как упала ее рука, и услышал шаги. Он не догадывался, что нежелание отказать ему так замедлило ее движения.
Для Роджера ее уход казался уходом дикого зверя, пойманного на краю леса, который шаг за шагом удаляется таким образом, что его движения не заставят крадущегося охотника действовать перед последним, мягким прыжком в безопасное место.
Роджер повернулся.
— Мне жаль, что я напугал тебя, — сказал он глухо и пожал плечами. — Я выйду. Мы почти поссорились. Я посижу наверху до закрытия бара, а потом посплю на скамье в пивной. Никто не схватит тебя. Я буду начеку.
— Нет! — вскрикнула Леония. — Я не боюсь тебя. Повторяю это снова и снова. Только нужно придумать, как будет лучше.
— Я могу отдать тебе деньги, лошадь и карету, — проворчал он.
— Не будь смешным, — отрезала Леония. — Чем это лучше для тебя — остаться здесь без денег, а для меня быть одной?
— Это невозможно. Вот почему я не предлагаю это. Так как мы не можем разлучиться, ты должна простить меня и смириться с моим дурным нравом.
— А ты? С чем ты должен смириться?
Роджер взглянул на нее, удивленный. Голос ее был тверже, чем когда-либо, но это не было кокетством. Она выглядела взволнованной и озабоченной. Он опустил глаза. Небезопасно так долго на нее смотреть.
— Не беспокойся обо мне, — сказал он угрюмо. — Я понял, как мучительно желать того, что не можешь иметь.
Последовало короткое молчание. Леония почти собралась уйти.
— Это не стоит таких мучений, — прошептала она, наконец. — Мне нечего терять — я не откажу тебе.
— Леония! — воскликнул Роджер. Он ужаснулся своим словам, болезненной жалости к себе, своему предательскому требованию. Леония неправильно истолковала отвращение в его голосе. Краска бросилась ей в лицо, она резко обернулась к нему, вызывающе глядя в его глаза. Однако она поняла, что он не презирал, а лишь восхищался ею.
— Ты самая любимая, самая щедрая. — Он засмеялся. — Но я не… Умоляю тебя, не говори так. Я не могу. Я не могу принять этот дар.
Леония не знала, то ли заплакать от благодарности к Роджеру, то ли дать ему пощечину. Он отвернулся к окну. Леония размышляла, что же ей теперь делать? Такое благородство прекрасно, но оно поставило ее в ужасное положение. Леония знала, чего она хочет, но не могла сформулировать, почему она этого хочет.
— Тогда возникает вопрос, как мы будем спать? — сказала Леония.
— Кровать для тебя, пол для меня, — четко ответил Роджер, не меняя позы.
— Это несерьезно! — закричала Леония.
Роджер не смог удержаться от смеха. Странно, но он страдал меньше до того, как Леония предложила ему себя. Атмосфера становилась все напряженнее, а он смотрел в окно, боясь, что даже его одежда не скроет возбуждения, боясь посмотреть на Леонию, которая вызвала это состояние. Он физически страдал от желания, но не чувствовал себя униженным и несчастным, как было всегда, когда Соланж отказывала ему.
— В чем-то это серьезно, — ответил он. — Утром я сказал, что предпочитаю спать на кровати, но, по крайней мере, я помню, как она выглядит. Ты заявила, что забыла даже это.
— Ты знаешь, я только пошутила, — возразила Леония.
— Да, хорошо, — Роджер снова засмеялся. — Ты хочешь быть доброй, но я уверяю тебя, что буду крепче спать на полу, чем с тобой в кровати.
Леония мочала. Она знала, что происходит. Ей хотелось броситься Роджеру на шею. Не было смысла предлагать ему, чтобы она спала на полу. Он еще раз над ней посмеется.
— Я думаю, лучше пойти в кровать, — сказала она, наконец. — Мы ведь хотим встать рано и уехать.
— Мне уйти, пока ты приготовишься?
В этом глупом вопросе был заключен ответ, подумал Роджер, задав его. И когда Леония быстро ответила, что это не обязательно, он молча сжал зубы. Что еще она может сказать, после того как уверяла его, что не боится? Что с ним не так? Долгие горькие годы с Соланж научили его способам, снимающим страстное желание и неудовлетворенность. Какого дьявола он просто не сказал, что выйдет, вместо того, чтобы задавать вопросы? Сейчас он должен прислушиваться к ее движениям, шелесту одежды, когда она снимала платье и сорочку, надевала мягкие тапочки вместо туфель.. Мысленным взором он следил, как она раздевается, слепо глядя в темноту окна.
Не желая провоцировать Роджера, Леония медленно раздевалась и все время напряженно думала. Было ясно, ей не стоит тревожиться, что Роджер потребует плату за свои услуги. Этот вопрос мучил ее прежде. Она предложила — он отказался, он понял, что она предложила. Оставалась другая сторона проблемы. Если Роджер не возьмет ее, считая безупречной, то как она получит его, не оказавшись проституткой в его глазах?
Вздохнув, Леония скользнула под одеяло. Роджер услышал скрип кровати и сжал зубы. Через мгновение Леония мягко сказала:
— Я забыла задуть свечу.
Роджер молча погасил свет. В темноте он снял пальто и обувь, взял свой плащ, лежащий поверх дорожной сумки, и лег у окна.
— Возьми одну из подушек, — посоветовала Леония. Пока он брал валик, который она ему протянула, их руки встретились, сильное желание охватило Леонию, Казалось, что его пальцы задержались, но, может, она лишь хотела в это верить. Вдруг она испугалась, что если не вынудит его заняться любовью этой ночью, то между ними возникнет преграда.
Она понимала, что каким бы добрым ни был Роджер, он не будет страдать бесконечно. Несомненно, как только они доберутся до лорда Говера, он оставит ее под защитой английского посольства и уедет, чтобы она не искушала его. Она слышала, что он лег как можно дальше от кровати.
Чувство одиночества охватило ее, и она заплакала.
— Что случилось, Леония?
— Я не знаю, — всхлипнула ока. — Я не могу смириться с тем, что ты на полу.
— Это не важно, — сказал Роджер после паузы. — Правда, это лучше для меня.
Леония зарыдала сильнее. Его голос звучал спокойно, как будто он смирился с ситуацией, справился со страстью, которую испытывал к ней. Он оставит ее, когда поймет, что она в надежных руках, без всякого сожаления. Он станет избегать ее, когда будет в Англии. Может быть, она никогда не увидит его больше.
— Я так одинока, — прошептала она.
— Все хорошо, Леония. Не плачь. Не бойся, я выйду. Закрой за мной дверь. Ты в безопасности.
— Нет! — закричала Леония. — Ты не понял!
Как мужчина может быть таким слепым, недоумевала Леония. Почему он настаивает, что она боится его, когда она повторяет ему снова и снова, что это не так?
Вдруг она поняла. Это из-за того, что Маро и другие сделали с ней! Роджер думает, что она боится, что все мужчины, любые мужчины причинят ей такую же боль. Да, конечно, он говорил что-то, связанное с этим, тогда в подземелье.
Но это же смешно. Роджер не знал о Луи. И она действительно боялась вначале, когда Луи сказал, что хочет ее. Она была в холодном поту, тряслась от ужаса, заставляя себя согласиться ради матери и брата. Но Луи не сделал ей больно, прошло время, она привыкла, и ей стало все равно.
Но ведь Роджер не знал этого. В конце концов, решение пришло к ней. Она вздохнула, сдерживая улыбку, и услышала, как Роджер сел.
— Я ничего не понимаю, — сказал он напряженно. — Леония, я не могу слышать, как ты плачешь. Скажи, что тебе нужно, я попробую…
— Ты нужен мне.
— Что?
— Я не боюсь тебя, — прошептала Леония. — Я не знаю, почему, но не боюсь. Возможно, потому, что в подземелье ты не тронул меня. Когда я ложусь в эту кровать для двоих, я хочу разделить ее с человеком… Я одинока. Я буду одинока всю жизнь, если ты не поможешь мне.
— Дитя, я ничем не могу помочь тебе, ничем. Только…
— Я не дитя! — завопила Леония. — Я женщина и я никогда не узнаю, что я женщина, потому что боюсь.
Роджер поднялся и неуверенно шагнул к кровати.
— Я тоже боюсь, — сипло прошептал он. — Я боюсь оставить тебя одну в твоем горе и боюсь причинить еще большую боль.
— Я не боюсь тебя, — убеждала его Леония. — Научи меня не бояться этого. Научи меня, Роджер. Помоги мне.
Он бросился к ней, но остановился, встал на колени и обнял ее.
— Боюсь, что я плохой учитель, — с болью сказал он. — Я научил мою жену лишь ненавидеть меня.
Леония задохнулась. Она понимала, что, вероятно, Роджер женат, но страх ее усилился. Роджер почувствовал напряженность ее позы и ослабил объятия. Чувство потери охватило Леонию, и она воскликнула:
— Нет, не отпускай меня. Будет ли твоя жена…
— Она умерла.
В голосе Роджера было что-то странное, но Леония не думала об этом. Она услышала то, что хотела услышать, — Роджер свободен, и ее возросшая страсть смыла все остальное.
— Видишь, — пробормотала она, обвивая шею Роджера. — Я не боюсь. Мне не холодно и я не дрожу. Иди ко мне.
Он заколебался, затем подвинулся и сел позади нее, не выпуская ее рук:
— Ты уверена?
Где-то в глубине сознания он понимал, что это не только насилие, но и глупость. Он чувствовал, что щедрость Леонии заставляет ее принести себя в жертву. Она была слишком молода для него и слишком богата. Он не должен позволить себе взять ее, потому что после этого его страсть лишь усилится. Ему станет еще хуже. Но стремление быть с ней пронизывало его тело, кровь его кипела. Была слабая надежда, что она сказала правду. Если все правда, и он откажет ей, это будет очень жестоко.
— Да, я уверена, — прошептала она. — Я не боюсь тебя, и я хочу тебя.
Он встал и стал медленно, снимать рубашку, бриджи, носки, периодически замирая, давая Леонии шанс остановить его и прогнать. Она наблюдала за ним, он видел мерцание ее глаз в лунном свете, льющемся через незанавешенное окно. Однако не видел выражения ее лица и не мог знать, застыла ли она от ужаса и страха или ей просто любопытно. Его бы очень удивило и обрадовало, если бы он понял, что Леония чувствовала нетерпение и жажду.
Когда Роджер снял нижнее белье с бедер, Леония чуть не закричала от нетерпения. К счастью, для слуха Роджера, привыкшего к благопристойным выражениям, она так боялась, как бы он не подумал о ней дурно, что не издала ни звука. Он повернулся спиной, снимая нижнее белье, затем перевел дух, ожидая, что Леония закричит от страха. Она издала легкий сдавленный звук — Луи был невысоким парнем, а Роджер прекрасно сложенным рослым мужчиной — и она крепко схватила его за руку.
Он ответил ей, склонившись, чтобы коснуться ее губ. Губы Леонии были подставлены для поцелуя, как у ребенка, это еще раз убедило Роджера в том, что она невинная девушка. Это не было притворством с ее стороны. Луи никогда не утруждал себя поцелуями, и она знала только нежные поцелуи отца, матери и брата. Но рот Роджера был другим, жестким, горячим, он не отпускал ее. Губы ее затрепетали под его натиском и раскрылись.
Он коснулся ее волос, погладил шею, щекоча за ухом и ниже. Леония вздохнула, ее объятия разомкнулись, и рука нежно пробежала по его руке.
Странно, но после агонии мучительной неудовлетворенности Роджер сейчас не спешил. Его страсть не погасла, но он был так увлечен Леонией, что сдерживал себя, все делая только для нее. Когда ее рука медленно обвила его шею, поцелуи Роджера стали более страстными. Его язык коснулся ее раскрытых губ, проник между зубами. Его рука скользнула от ее шеи к груди. Леония задохнулась.
Роджер остановился, но рука вокруг шеи обвила его крепче, и он стал ласкать ее грудь, нежно-нежно водя ладонью по возбужденным соскам.
Леония отшатнулась от него в странном непроизвольном движении. Она спокойно двигалась, когда Луи взял ее, приспосабливаясь к его ритму, но ничего не чувствовала. Все это было по-другому, лишь удовлетворение потребностей Луи. Чтобы не мучить Роджера, а, может быть, в порыве страсти или страха рука Леонии обвилась вокруг него и конвульсивно прижала к себе. Роджер был в затруднении, убрать одеяло с Леонии или самому залезть под него. Он думал об этом, когда ложился, но не хотел коснутся ее обнаженным телом. Он боялся, что если нарушит гармонию момента и Леонию охватит страх, то он потеряет ее, и поэтому стал снова ласкать ее.
Пока Леонии удавалось лежать тихо, она только обнимала Роджера, но это становилось все труднее и труднее. Она попыталась захватить его ногами. Одеяло расхолаживало ее. Чувствуя, что момент настал, Роджер освободил свои бедра.
— Ты уверена? — прошептал он.
— Да, да! — закричала Леония. Он быстро соскользнул с кровати, сорвал покрывало и лег на нее. Он знал, что должен дать ей возможность передумать, но чувствовал, что позволить ей уйти — выше его сил. Он должен верить, что она хочет этого, но боялся, что возьмет ее силой против ее воли. Он еще не забыл слова Леонии и причину, по которой она просила его соединиться с ней. Он не взял ее глубоко и сильно, не стал получать быстрое удовлетворение, которого он ждал годами.
Медленно, томительно, он стал овладевать ею, пока ритм ее движений не начал подгонять его все быстрее, сильнее и не привел к кульминации, и они оба издали стон блаженства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Английская наследница - Джеллис Роберта



Не понравилось, много жестокости и насилия
Английская наследница - Джеллис Робертанатали
29.04.2012, 20.45





не понравилось , нудно и как то наивно , дочь и за дочь и за сына , а отец какой то слабовольный все ждет , что за него дочь заступится .
Английская наследница - Джеллис РобертаОксана
28.09.2013, 21.33





Мне понравилась история и любовь
Английская наследница - Джеллис Робертаольга
23.03.2014, 10.59





Мрачноватый роман.
Английская наследница - Джеллис РобертаКнигоманка.
26.10.2016, 10.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100