Читать онлайн Повелитель, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Повелитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

С Санта-Клаусом в торговом центре явно что-то было не так. Маленький Джефф в этом не сомневался. Он долго за ним наблюдал, фактически шпионил, и пришел к выводу, что Санта — вампир. Говорят, вампиров невозможно встретить днем, и Джефф не видел, чтобы Санта кого-нибудь укусил. Однако в этом парне и вправду было что-то странное, из-за чего мальчик сильно перепугался.
Джефф положил одолженный бинокль на край кадки с пышным растением, за которым он прятался. Этот хороший бинокль стал казаться слишком тяжелым. Колени мальчика тоже болели от сидения на корточках, но он был слишком заинтригован, чтобы так быстро уйти. С ним никогда не случалось ничего подобного, пока он жил в Лонг-Бич.
Все знают, что настоящий Санта очень занят всякими делами на Северном полюсе и ему приходится посылать в магазины помощников-эльфов. Джефф предполагал, что эльфы могут быть немного странными, но рот у этого Санты-эльфа имел какую-то необычную форму. Мальчик это видел там, наверху Ему показалось, что внутри этого слишком большого рта находится огромный язык, зеленый сверху и черный снизу. Под чересчур маленькой бородой Джефф увидел неестественно бледную блестящую кожу. Она походила на недоваренный яичный белок — именно так и должна выглядеть кожа вампира, ведь они никогда не выходят на солнце. Иногда контактная линза на левом глазу Санты соскакивала, и Джеффу удалось заметить, что глаз под линзой желтый. Желтых глаз не бывает у людей, даже если они эльфы. Они есть только у кошек и, возможно, у ящериц. И вампиров. Или, наверное, у вампиров глаза красные. Мальчик точно этого не знал.
Что Санта-эльф очень странный, не замечал никто. Именно это окончательно убедило Джеффа в том, что дело нечисто. Неважно, желтые глаза или красные — только вампир мог заворожить целую толпу людей и сделать их слепыми и глупыми.
Джефф снова посмотрел на свои наручные часы — подарок от дедушки в день рождения. Мама считала его слишком маленьким для того, чтобы иметь собственные часы, но мальчик постепенно научился ими пользоваться. У него еще было немного времени до того, как надо будет уходить. Ему можно побыть здесь, пока маленькая стрелка не подойдет к четырем, а большая — к двенадцати. Тогда нужно будет вернуться домой и играть в видеоигру, а то И-Эм, новый друг его мамы, сойдет с ума. Он наверняка в любом случае сойдет с ума, так как Джефф взял бинокль без его разрешения. Это бинокль настоящего папы мальчика, но И-Эм считает, что теперь в этом доме все принадлежит ему.
Джефф не любил И-Эма. Мальчик не сомневался, что он террорист, такой же, как те, кого показывают по телевизору. Джефф обсуждал это со своим лучшим другом Мэттом, и они решили, что И-Эм — террорист. Джефф пожалел, что Мэтта сейчас нет рядом. Они могли бы поговорить об этом Санте. Мэтту уже почти семь, и он видел гораздо больше телепередач, чем Джефф, и знания его обширнее. Он бы понял, является ли Санта каким-то вампиром или он всего лишь странный эльф.
Джефф снова посмотрел в бинокль.
Вот это да! И-Эм утверждал, что праздника Рождества у них больше не будет. И мальчик собирался бросить ему вызов и пригласить Санту к себе домой, попросив принести в их дом Рождество. Но теперь он понял, что сегодня этого не сделает. Мальчик не мог дождаться завтрашнего дня, когда он пойдет с дедушкой в этот торговый центр. Возможно, здесь появится другой Санта. А если нет, Джефф напишет письмо настоящему Санте на Северный Полюс. Ему поможет дедушка или Мэтт. Лучше Мэтт, потому что только ему можно рассказать про вампира, а настоящему Санте необходимо знать, что здесь происходит.
Вдруг глаза подозрительного Санты повернулись в сторону Джеффа. Он будто услышал, о чем мальчик думает. Необычные глаза эльфа ярко засияли, и злой желтый свет пробился сквозь линзы.
«Здравствуй, Джефф, — раздался глубокий пугающий голос. — Какой умненький, наблюдательный маленький мальчик! Хочешь поиграть?»
Джефф, задыхаясь от страха, начал пробираться подальше от кадки. Спасаясь бегством, он чуть не уронил бинокль. Мальчик даже не понимал, что убегает от аркады, где его должна была ждать мать. В тайных уголках его разума зазвучал смех, и это испугало Джеффа больше, чем что-либо другое.
* * *
Николас Энтони знал, что в больнице его прозвали Эбенезером Скруджем. Но в одном он был полностью согласен с этим диккенсовским персонажем: несмотря на клятву Гиппократа, Николас был бы рад, если бы всех рождественских пьяниц сварили в сливовом пудинге и похоронили с ветвями остролиста, вонзенными в сердце.
Каждый год происходило одно и то же. До Дня благодарения мир казался разумным и целесообразным. А затем, поздно вечером в злополучную пятницу, Рождество врывалось в каждый город Америки и начиналась торговля. Безвкусные украшения вешали именно там, где они могли ушибить людей, проходящих мимо. Даже костюмы статисток не настолько безвкусны, как золотистая мишура, фальшивые рождественские елки, мигающие лампочки. И куда бы он ни пошел, громко кричащие зазывалы навязчиво предлагали ему украсить комнаты и желали счастливого Рождества. Но неукрашенных комнат уже не осталось. В больнице даже в туалетах висели пышные гирлянды и разноцветные мигающие лампочки. А вот найти спокойное место… ха! Даже в ванной невозможно было укрыться от звона колокольчиков и рождественской музыки.
А как насчет этих звонарей? Ник верил в милосердие, но фальшивые Санты, таящиеся в засаде в городском супермаркете, казались ему зловещими. Они преследуют людей, звоня в свои колокольчики и причиняя мучения. Эти пронзительные звуки бьют по барабанным перепонкам, словно металлические шипы. Ник был уверен, что каждый, кто проходит от них на расстоянии, не превышающем двадцать футов, страдает хронической потерей слуха. И он рассматривал их с таким же энтузиазмом, с каким смотрел бы на ведьм, склонившихся над котлами с ядом. В неприятные дни декабря Ник задумывался над тем, не является ли звон рождественских колокольчиков частью эксперимента по промыванию мозгов людей. Возможно, правительство решило узнать, насколько быстро население можно сделать недееспособным. В приятные дни… нет, приятных дней в декабре не бывает.
Испытывая отвращение к Рождеству, Ник явно не имел единомышленников. Почему весь остальной мир не замечал, что почти все, связанное с этим теперь искусственным праздником, таило в себе потенциальную опасность? Наверное, ему следовало попытаться выступить в ток-шоу Опры или Ларри Кинга. Больницы получают результаты статистических исследований. Согласно этим данным, в прошлом году в пункты первой помощи обратилось более четырех тысяч человек из-за несчастных случаев, связанных с рождественскими фейерверками. Даже такие на первый взгляд безобидные вещи, как рождественские открытки, могут причинять людям боль. Сумки почтальонов в период Рождества вдвое тяжелее, чем обычно, поэтому почтальоны растягивают себе мышцы и связки, скользя и падая на замерзших дорогах. Одна женщина, отправляя рождественские открытки, облизала целых семьсот конвертов. Потом ей пришлось лечиться в больнице от опасной аллергии на клей.
Поцелуи под омелой? Верный способ распространения гриппа и других простудных заболеваний!
Ник сам лечил четверых от растяжения мышц шеи, возникшего в результате их попыток поставить огромные рождественские елки в маленькие подставки.
А вся эта еда и напитки! Оставим в покое телесные повреждения, связанные с алкоголем. Общее количество холестерина в стране бьет все рекорды каждый декабрь. Каждое Рождество выпивают двадцать один миллион галлонов подливки, засоряющей артерии. Только в Соединенных Штатах съедают двадцать пять миллионов фунтов шоколада. А этот яичный коктейль! Он не настолько плох, как коктейль бабушки. Ник пил этот напиток с виски «Шивас ригал» и считает, что к нему можно привыкнуть. Но для организма это вредно. И последний вопиющий факт: ежегодно покупаются пять миллионов фунтов сахарных кексов с изюмом или смородиной. А покупающие эти кексы даже не любят их! Им приходится съедать кексы со своими родственниками, иначе говоря, испытывая сезонную семейную депрессию. Будь люди умнее, они бы не шли домой, к семье, которую презирают, а брали отпуска и проводили Рождество с теми, кого действительно искренне любят.
А как насчет давки у переполненных прилавков с рождественскими товарами? Тысячам людей наносятся травмы, их даже убивают каждый год, когда временные служащие занимают автономные грузоподъемники и начинают перевозить большое количество мебели. Ник сам лечил двух сестер, на которых упал диван.
Еще пистолеты с шариками. Трудно поверить, что некоторые безответственные родители до сих пор покупают их своим детям. Они всегда удивляются, когда дети попадают шариками друг другу в глаза.
Вдруг в памяти Ника всплыло наихудшее воспоминание о Рождестве. Он и его друзья Дэвид и Джейсон тогда еще учились в колледже. В том году на Рождество они решили не ехать домой, страстно желая хотя бы раз насладиться каникулами подальше от сумасшедших, опостылевших родственников. Результат превзошел все ожидания. Друзья купили в складчину елку — искусственную, но сделанную со вкусом, с разумным количеством лампочек и без протертых шнуров. Они пили яичный коктейль и даже слушали «Рождественский альбом бурундучков», чтобы создать себе праздничное настроение.
Но в канун этого светлого праздника троих друзей посетил не рождественский ангел, несущий свет и добро, наоборот, к ним заглянул темный дух пищевого отравления и вселился в яичный коктейль, приготовленный Джейсоном. Яичный коктейль! Просто чудо, что Ник его все еще пьет. Только Дейв избежал ужасной участи. Но той ночью он пережил другое несчастье. Девушка, которую он любил всю жизнь, больше не хотела его видеть. К тому же ему сообщили, что его отец при смерти.
Тошноты и горя было предостаточно, чтобы друзья запомнили это Рождество надолго. Ведь помимо этого весь город остался без электричества из-за толстого слоя льда, скопившегося на обледеневших, обвисших, рвущихся проводах. Отопление не работало, и вода замерзала в туалетных бачках в покинутых общих спальнях. Более хрупкая сантехника рассыпалась на осколки. Это продолжалось пять долгих дней и ночей и привело к перегруженности местного лазарета, а многим затем пришлось делать дорогой ремонт в своих домах.
Это был последний раз, когда Ник пытался отмечать Рождество.
Врач покачал головой. Несмотря на пережитые несчастья, он, Дейв и Джейсон остались друзьями и даже еще больше сдружились. Ник постоянно звонил своим приятелям после рождественских праздников, и сейчас его звонок никого не удивил бы. Но они будут слишком заняты, пытаясь отказаться от ненавистных кексов. Ведь родственники и друзья никак не могут понять, что некоторые люди не ощущают магию Рождества так, как другие.
Джордж Бернард Шоу не ошибся, назвав Рождество «жестоким прожорливым субъектом». Оба эпитета совершенно точные.
«Не все с тобой согласны, Ник. Рождество — не только погоня за наживой и глупость пьяных. Ты забыл о «всем мире на земле»?»
— Вот так вздор! Какой мир? — обратился Ник к надоедливому отражению в боковом зеркале автомобиля.
В последние дни оно постоянно его сопровождало и всегда ело что-то сладкое и липкое. Это видение любило поговорить. Впервые Ник его заметил рано утром, когда шел, спотыкаясь, в ванную. Он еще не совсем покинул царство снов и поэтому сделал ошибку, обратившись к своему отражению и спросив, кто оно и что ему нужно.
«Слово «призрак» ничуть не хуже любого другого, — ответило видение. — Или привидение из потустороннего мира. Я предпочитаю считать себя духовным вестником, посланным твоей старшей и более мудрой душой. Признаюсь, я немного переборщил, называя себя так, но в том, что я здесь, тебе некого винить, кроме самого себя. Ты настолько отдалился от своей души, что обычные сообщения, посылаемые в снах, уже не срабатывают. Ник, мальчик мой, ты живешь в мире материального изобилия, но твоя душа, твои чувства умирают от голода. Пора освободить душу из застенков и присоединиться к празднику жизни. Это будет тяжело для нас обоих — ты всегда нуждался в очевидных доказательствах, чтобы в чем-то убедиться, но на этот раз тебе придется принять кое-что на веру».
Вера… да, замечательно! Ник повращал глазами и вернулся в кровать. Он не обратил особого внимания на этот странный разговор, приняв его за очень необычный сон, приснившийся в результате чрезмерного количества рождественских блесток на работе и истощения организма.
Но когда Ник проснулся через час, привидение и не думало исчезать. С тех пор оно всегда оставалось с ним и то ворчало, то льстило ему, то просто ело.
Вспомнив бессмертные слова Шоу об обжорстве, Ник посмотрел на корзину, стоявшую на заднем сиденье автомобиля, снова и снова задавая себе вопрос, что с ней делать. Выиграть рождественскую корзину Нику было приятно, тем более что ему никогда раньше не доставались призы. Может, это знак того, что скоро капризная судьба ему улыбнется? Но кто из родных Ника обрадуется машинке, управляемой по радио, плюшевой медведице с комплектом одежды из двадцати пяти платьев или модному бриллиантовому кулону в форме сердца? Ни один из этих подарков не подойдет членам его семьи. Если бы Ник предложил медведицу своей племяннице с сережкой в носу, она посмотрела бы на своего дядю, как на монстра, у которого выросла вторая голова. А насчет трех фунтов снеговиков из белого шоколада… С нервным мужем его сестры, дантистом, случился бы припадок, если бы Ник дал это его дочери или сыну — юным созданиям, страдающим потерей аппетита. Потребовалась целая вечность, чтобы привести их зубы в идеальное состояние.
Единственной полезной вещью в корзине оказался мешочек с двумя фунтами сушеных абрикосов. Они могли бы помочь мужу его сестры стать менее озлобленным. Ник был уверен, что этот ворчун никогда не согласится с ежегодно произносимыми дядей Альбертом словами о том, что рождественский клюквенный пунш улучшает настроение.
Как могла сестра выйти замуж за этого кретина, абсолютно лишенного чувства юмора? Но они с сестрой родились в семье, где ни у кого не было этого качества, и, возможно, такой брак был неизбежным.
Хотя яичный коктейль его семья могла бы оценить по достоинству. В этом году Ник принял меры предосторожности, принеся свои собственные продуктовые запасы и рецепт. Как и любой мужчина, он хранил верность традициям и пытался сберечь те немногие ритуалы, которые соблюдались в его семье. Но рецепт его бабушки должен с быстротой молнии исчезнуть с лица планеты и никогда, ни при каких обстоятельствах больше не упоминаться. Даже вечно недовольное привидение в зеркале не могло бы с этим поспорить. Хорошо, что они хоть в чем-то были согласны друг с другом.
Привидение мрачно кивнуло.
«Красивая дама, но отвратительный кулинар».
Ник испытывал некоторое беспокойство из-за этих странных разговоров с призраком и от всей души надеялся, что после праздников незваный гость из потустороннего мира исчезнет. В книге Диккенса все произошло именно так, поэтому врач ждал своего окончательного освобождения.
«Но Скрудж увидел свет и спасся, — возразило привидение. — А ты до сих пор не включил свои лампочки».
«Скрудж галлюцинировал из-за тромба в мозгу», — сердито подумал Ник, а потом тяжело вздохнул. А вдруг и у него тромб? Страшно об этом подумать, но привидение могло появиться и по более серьезной причине, чем нервное расстройство. Желательно после праздников проверить свой мозг с помощью МР-интроскопии, если призрак никуда не денется после второго января.
«Я обиделся».
— Какой ты надоедливый!
Привидение немного отличалось от персонажа «Рождественской песни в прозе». На нем часто были нелепая корона из остролиста и зеленый купальный халат, отделанный золотыми блестками — нечто вроде королевского одеяния бедняка. И все же незваный гость был не просто каким-то духом из другого мира или призраком кого-то из умерших, вернувшимся, чтобы являться Нику. Это он почти смог бы понять. Для привидения такого типа существуют определенные правила поведения. А этот призрак был очень похож на живого человека. Ник знал это наверняка, ведь из зеркала на него смотрело собственное лицо. Его лицо, только старше, более морщинистое и мрачное. И выглядело привидение весьма странно, особенно в этом смешном халате, расшитом блестками. За последние недели Ник приобрел привычку избегать зеркал и всех отражающих поверхностей. Ему надоело постоянно слушать лекции о впустую растраченной жизни, превратившейся в настоящий ад.
Ради Бога! Он совсем не отрицал, что его жизнь немного потеряла равновесие.
«Тогда сделай что-нибудь», — с крайней раздражительностью отозвалось привидение.
— Ты можешь помолчать, пока мы не проедем через горы? — буркнул Ник. — Я еще не мертв, и мне необходимо следить за дорогой.
Призрак грустно кивнул.
«Я видел трупы, у которых было больше рождественского духа, чему тебя. Твоя душа ссохлась, мой мальчик. Она почти мертва от истощения. Тебе лучше всего проснуться, пока не слишком поздно».
Ник промолчал, не сводя глаз с мокрой дороги. Обычно он любил дождь и перестук падающих капель. Нику нравилось, что на этот звук не нужно было реагировать — ведь это не голос и не какой-нибудь сигнал. Погоду он не в силах изменить, да и не нужно этого делать. Ник любил слушать дождь и чувствовать себя беззаботным и безответственным, как в праздничные дни.
«Как это грустно, грустно, грустно!» — Призрак покачал седой головой, на которой сверкали золотистые блестки.
— Замолчи, пожалуйста.
За два часа до рассвета над горами Сьерра-Невада разразилась сильная гроза, принеся с собой град размером с шарики для пинг-понга. Крупный дождь со снегом начал мешать работать дворникам на лобовом стекле «ягуара» Ника.
— Всем веселого Рождества, — проворчал врач небесам. — Господи, ты хорошо подшутил над теми, кто путешествует в праздник. Количество несчастных случаев на дорогах вскоре сравняется с количеством пищевых отравлений.
«Это не шутка, а перст судьбы. — Привидение вдруг заговорило с воодушевлением. — Я надеялся, что это случитcя. Все знаки указывали на этот путь. Скажи: «Аллилуйя!» Мы спасены!»
— Спасены от чего? Слушай, помолчи немного. Мне действительно нужно сосредоточиться. Дорога скользкая и грязная.
Ник мысленно обругал этих ублюдков из бюро погоды, клятвенно уверявших, что ночь будет безоблачной. По их совету он не взял с собой цепи для колес машины. К счастью, по такой пустынной дороге он мог ползти черепашьими темпами, но вскоре даже это стало невозможным. Колеса постоянно проскальзывали по дорожному полотну, покрытому льдом. Ник начал осматриваться в поисках места, где можно было бы остановиться.
«Это место вот-вот покажется. Притормози еще немного, иначе пропустишь его».
— Тихо, черт тебя побери! А то сам будешь вести машину.
Но обрадованный призрак оказался прав. Совершенно неожиданно, как только гроза превратилась в снежную бурю, вдруг показалась еле заметная грунтовая дорога. Она вела в лес, где было еще темнее.
«Вот это место! — Призрак буквально взмолился: — Это должно быть оно!»
— Понимаю. — Ник поехал еще медленнее.
При обычных обстоятельствах он не стал бы рисковать поцарапать свой «ягуар» в узком туннеле из острых ветвей. Ник всегда следовал правилу: если нет проезда, то и не стоит туда ехать. Но непрекращающийся град был намного опаснее, чем грунтовая дорога, а мрачные вечнозеленые растения могли стать надежным укрытием от ненастья. Поэтому Ник быстро свернул направо и поехал по едва видимой дороге в непроглядную тьму.
«Если пойдешь сегодня в лес — лучше не ходи один…»
— Замолчи, — рассеянно произнес Ник.
Он не возражал бы против пения призрака, если только двойнику не пришло бы в голову распевать рождественские гимны, но на протяжении всего времени, пока Ник сидел за рулем, привидение хранило полное молчание.
Надежда на то, что кто-то мог жить в таких дебрях, была мала. Состояние дороги не добавляло оптимизма. Ник ожидал найти здесь старую заброшенную лачугу горняка, или хижину лесоруба, или притон заядлых самогонщиков, или нелегальную плантацию, где выращивают марихуану. В этом районе их было много. Но он обрадовался бы любому строению, где смог бы переждать грозу вместе с «ягуаром». Град оставлял все больше отметин на покрытии машины, а дорога превращалась в непроходимую реку грязи.
«Не беспокойся, мальчик мой! Думаю, кто-то есть дома и ждет нас. Я вижу отсюда огонек».
Призрак явно был чрезвычайно доволен собой, и это злило Ника. Он всегда считал появление привидения проявлением болезни в легкой форме, голосом нечистой совести. Но если ли это не так? Насколько ослабленной может оказаться его психика?
Может быть, ему лучше повернуть назад, а не пытаться ехать дальше. Горы становились все ниже. Лед растает, как только потеплеет…
Но, будто услышав его мысли, град стал вдвое сильнее, а потом еще вдвое. Густой туман окутал автомобиль, закрывая свет луны плотной белой пеленой. На затылке Ника волосы встали дыбом.
«Проклятие! Какой может быть туман здесь, высоко в горах, да еще в бурю с градом? Так бывает только в долинах», — подумал Ник.
«Лучше не пытаться продолжать путь. В такой туман вести машину слишком опасно».
Хотя Ник и не желал соглашаться с призраком, он вынужден был признать, что тот прав. Ехать в подобную погоду мог только камикадзе.
Нащупав свой мобильный телефон, врач стал молить Бога о том, чтобы связь работала. Сестра могла обидеться, но на свой первый за несколько лет рождественский визит придется опоздать.
— Мне следовало бы заставить тебя все объяснить моей сестре.
«Я это сделаю, если смогу. Вперед! Приободрись, Ник! Ведь ты все равно не хочешь ехать к сестре. Тебя ждет более приятное путешествие и настоящее приключение».
— А теперь угомонись. Я говорю по телефону.
Приключение! Нику это не понравилось настолько же, насколько он не терпел Рождество.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель - Джексон Мелани



муть не понравилось
Повелитель - Джексон МеланиЮлия
9.12.2013, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100