Читать онлайн Повелитель, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Повелитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— В прессе сообщалось об убийстве Санты в торговом пассаже. И хотя вчера по радио об этом не говорилось, к настоящему времени уже, вероятно, всем известно об исчезновении детей, — сообщил Ник Ледяному Джеку утром за завтраком.
Посмотрев видеозапись смерти Санты по Интернету, он испытал смешанные чувства: и радость, и тревогу одновременно. Беспокойство вызывало то, что вскоре радость могла омрачиться — ему предстояло участвовать в жестокой битве. Пытаясь отвлечься чтением стихов, он вскоре заметил, что в найденной книге больше говорится о страданиях и совсем мало о том, что приносит счастье. Вероятно, потому что счастье зачастую эфемерно, а страдания могут длиться вечно.
— Возможно, но я держу пари, что детали, как всегда, замалчиваются. Лутин не нужна огласка, а власти стремятся избежать паники. Они заботятся о спокойствии родителей детей, уверяя их, что преступники скоро потребуют выкуп, — сказал Ледяной Джек.
— Итак, люди и гоблины собираются ждать, во всяком случае, держать язык за зубами? — заключил Ник. Его хорошее построение начало портиться.
— Подозреваю, что так и есть. Тем не менее в планы Квазима такая реакция людей не входит. Хобгоблину нужно, чтобы пресса вовсю кричала о происшествии, и тогда он предложит им якобы эффективный вариант — в качестве приманки. И если этот вариант примут, они станут сообщать обо всем, что Квазим пожелает.
Внезапно у Ника пробежал мороз по коже, от радостного настроения не осталось и следа.
— Мы должны найти этих детей, и как можно скорее.
— Должны! — подтвердил, входя в комнату, Томас Мэрроубон.
Он принес несколько стопок бумаг и разложил их на столе.
— Абриал и Роман возвращаются. Взгляните на это. Предположения Ниссы подтверждаются фотографиями, переданными спутником-разведчиком. Квазим направляется в сторону Лос-Анджелеса в сопровождении двухсот детей.
— Фотографии сняты спутником-разведчиком?
Улыбнувшись, Томас признался:
— Иногда я беру взаймы игрушки у правительств людей.
— Кавалерия тоже прибыла. Ник, познакомься с моим дядей Фарраром, — произнес Абриал, прежде чем Ник успел что-то сказать.
Ночной демон показал рукой в сторону создания, похожего на гигантского кентавра. Существо было полупрозрачным, и Ник задал себе вопрос, была ли это голограмма или обычное привидение. Но кем бы ни являлся Фаррар, он находился здесь. Нисса вызвала его из места, которое называлось «вчера».
Жена Абриала находилась в другой комнате, она пребывала в глубоком трансе, и за ней присматривала ее мать. Стены комнаты, в которой лежала Нисса, были сделаны из темного стекла, включающего в себя крупные черные кристаллы. Идя на военный совет, Ник на мгновение заглянул в эту необычную комнату. Нисса лежала на боку на стеклянном алтаре, а ее тонкая рука была прижата к выпирающему животу. Беременная казалась совершенно беззащитной, и это придало Нику еще больше решимости, он во что бы то ни стало должен был найти и остановить Квазима, пока хобгоблин вновь не причинил боль своей дочери.
— Рад познакомиться, — сказал Ник Крысолову, но это было неправдой.
Не разобравшись, какие чувства у него вызвал кентавр, Ник нашел отвратительным яркий плащ Фаррара, к которому были прикреплены искусно сделанные чучела крыс.
— В самом деле? — съязвил кентавр, глядя на нового знакомого.
Его глаза дико вращались. Ник не мог понять, случайна ли такая реакция Фаррара.
Племянник Крысолова не обратил внимания на странное поведение своего дяди. Впрочем, для Фаррара подобное попечение могло быть обычным.
Абриал раздал всем находящимся в комнате нечто похожее на свистки стоимостью в пенни, только без отверстия. Каждый свисток был нанизан на длинный ремешок. Все повесили свистки поверх одежды. Ник попробовал посвистеть и не услышал тука, хотя был уверен: что-то все-таки исходило из свистка.
— Тихо, молодой человек, — предупредил Фаррар, подходя ближе.
Волоски на руках Ника вздыбились, и воздух наполнился запахом озона. Вспомнилась цитата из «Макбета»: «Стоит разныться пальцу большому — злой человек уж торопится к дому». Глаза Фаррара вспыхнули огнем, будто кентавр догадался о его мыслях и нашел их забавными.
— Эта маленькая волынка умеет многое, не только звать детей, — промолвил Крысолов.
В комнату вошел Роман. Пука, необычно спокойный, удостоил Фаррара лишь взглядом.
— Итак, наш план таков, — начал Ледяной Джек. — Фаррар околдует похищенных детей и разделит их на три группы. Каждый из нас возьмет по одной группе и выведет из древних пещер, где Квазим их прячет. Постараемся держаться вместе, когда будем убегать, ведь дороги запутаны и ненадежны, а кое-где даже установлены мины-ловушки. Но если понадобится, мы разойдемся.
— Дракон попытается остановить Квазима, а Кира, Лирис и Ио осуществят ложные атаки, запланированные нами на тот случай, если гоблины станут мешать освобождению детей. Лучше бы этого не случилось, но они могут заметить, что мы перешли границу их территории. Тогда они пошлют поисковые группы, чтобы преградить нам путь. Гоблины тоже охотятся за Квазимом и захотят схватить его до нас, если решат, что мы спятили и помогаем Квазиму. В лос-анджелесской общине почти все параноики, они нисколько не доверяют жителям Кадалаха.
— И, конечно, необходимо держаться подальше от команды Лобинью.
— Помните, ребята, нужно остерегаться их дротиков. Не забудьте взять с собой противоядие. Если в наши организмы попадет этот яд, он выведет нас из строя на несколько часов.
— Лучше остерегаться гоблинов, которые запросто могут отрубить голову, — проворчал Фаррар, но тут же наткнулся на испепеляющий взгляд Абриала.
— Почему на три группы? — поинтересовался Томас.
— Потому что, кроме Киры, никто из нас не может околдовать магическими чарами столько умов сразу и руководить ими, оставаясь при этом с ясным рассудком, ведь придется столкнуться с врагами и противостоять им. Кроме того, у детей, пораженных волшебством, могут возникнуть негативные последствия. — Ледяной Джек посмотрел на Ника и обратился к нему: — Ты когда-либо слышал об одержимых людях? Это вид пристрастия к магии фэйри, возникающий после того, как волшебник опутал человека сильными чарами. Дети особо уязвимы, а лекарства от этой болезни не существует. Зараженные станут магическими наркоманами и всю жизнь будут искать волшебные силы, приводящие их в восторг и очаровывающие. Для людей это хуже всего. По правде говоря, было бы гуманнее позволить детям умереть сейчас.
— Как только ты станешь волшебником, пути назад не будет, — пошутил Роман, но шутка не получилась.
Очевидно, пука беспокоился из-за того, что их план был опасен. Хотя, по общему мнению, музыкальные чары Фаррара не могли принести детям большого вреда.
Ледяной Джек покачал головой и сказал, предваряя следующий вопрос Ника:
— Нет, у Киры не получится околдовать детей, не причинив себе боли. В последнее время у нее начинаются судороги каждый раз во время колдовства. Так будет продолжаться, пока мы не восстановим ее шкуру селки. Поэтому Фаррар с его музыкальными чарами — наш лучший и, возможно, единственный вариант.
Этот вариант Нику не нравился, но он кивнул, так как понимал, что другого способа вывести такое количество перепуганных детей из берлоги хобгоблина через туннели гоблинов не существует. Ник мысленно молился, чтобы их не обнаружили. Проходя ускоренный курс обучения, врач понял, что общины гоблинов — это непригодные для жизни, ужасные места, намного хуже пещер великанов. И потом, возможно, дети уже поражены волшебством. Не существует способа узнать, достаточно ли осторожен был Квазим. Зи считает, что его способ контролировать умы детей довольно хитроумный. Квазим не вселял в них страх и не причинял им боль. Она это чувствовала, когда он готовил похищение. Хотя неизвестно, как хобгоблин поступил со своими жертвами позднее. Возможно, малыши так ослаблены, что не осилят долгого пути. Эту ситуацию никто из волшебников не предусмотрел, а их слишком мало, чтобы можно было просто перенести двести детей в безопасное место.
— Придумано неплохо, но не стоит обольщаться. Не забывайте, войны выигрываются победой в одном сражении, — напомнил Ледяной Джек.
Ник подумал, что в этом предостережении нет необходимости. Предстоящая битва никому не казалась легкой.
— Не забывайте и то, — добавил Абриал, — что мы обязаны выиграть все битвы. Мы будто живем в карточном домике. Один раз поддадимся врагу, и весь наш мир разрушится. Нравится нам это или нет, все мы зависим друг от друга.
— Смерть каждого убивает и меня, — вспомнил Томас строчку у из стихотворения Джона Донна.
Ник никогда не ощущал столь тяжелого бремени ответственности. Нужно было спасти детей и этим остановить войну между людьми и гоблинами. Кроме того, следовало предотвратить развязывание войны между волшебниками и постепенно объединяющейся империей гоблинов. Судьба никогда не требовала столь многого.
Может, и лучше, что они отправлялись почти немедленно. Друзья Ника, служившие в армии, рассказывали, что на нервы действует не стрельба, а ожидание. Именно тогда неуверенность перерастает в страх и человек начинает сомневаться в своих способностях и целях.
Подбадривало разве что отсутствие призрака. Казалось, дух появлялся, только когда ситуация становилась катастрофической или если Ник мог совершить ошибку.
— Не знаю, как это отразится на наших планах, но появилась новая информация о Лобинью. — Томас взял в руку пачку распечаток. — Похоже, несколько кладбищ в Новом Орлеане систематически раскапывались — включая могилы Марии Лаво и Мальвины Латур, королев вуду.
— Раскапывались? — Между бровей Ледяного Джека возникла глубокая морщина. Ник почувствовал, как по его рукам побежали мурашки, захватывая шею и плечи.
— Как и могила короля Тута, — добавил Томас. — Ни в одном из склепов не осталось и слуховой косточки. Они вычищены дочиста.
— По-моему, Квазима нашли таким же способом? Вдруг кто-то разыскивает других живых хобгоблинов? — предположил Роман. — Или они гоняются за волшебной силой магии вуду?
Томас покачал головой.
— Не знаю. Что бы ни искали, они вынесли все содержимое могил — очень много костей.
Ледяной Джек сохранял спокойствие.
— Лучше всего быть готовым к всевозможным сюрпризам. Неясно, почему, но каким-то образом эти раскопки имеют отношение к нашей операции. Нужно об этом помнить. — Он поочередно посмотрел на каждого. — У нас еще есть время попрощаться с близкими — на всякий случай. Сделайте это. Помиритесь со всеми, с кем были в ссоре. Нам скоро выходить, я чувствую, как сгущается тьма. Сегодня ночью человеческий Новый год, будет и кровавая луна, и лунное затмение. Кроме луперкалий
l:href="#n_4" type="note">[4]
в феврале, Квазиму никогда больше не представится лучшего времени сделать свое темное дело.
Помириться. Именно так Ник собирался поступить: зайти к Зи, лечь снова в их кровать и прижать к себе любимую. Вдохнуть ее аромат и наполнить ею свои чувства перед тем, как идти на войну.
Команда разошлась, за исключением довольного собой Фаррара. Усевшись на стол, кентавр нетерпеливо постукивал копытом, пока в комнату не вошла Бисше. Ее присутствие вызвало у Крысолова улыбку.
Ник вошел в комнату, где была Зи, и обрадовался, увидев, что она еще в постели, а ее золотистые волосы рассыпались по подушке.
— Прекрасно, что ты еще здесь, — сказал Ник, опускаясь на меховое одеяло, и нагнулся, чтобы поцеловать ее.
Веки Зи затрепетали и открылись, она вздохнула, возвращая поцелуй.
— Конечно здесь. Раз постелила постель — ложись. Так гласит пословица, да? — Зи улыбнулась.
— Да.
Если бы Ник захотел, она могла бы лежать перед ним распростертая, привязанная к кроватным спинкам. Но тут же его игривое настроение прошло и он сообщил:
— Мы готовимся к войне. Детей нашли, и Ледяной Джек утверждает, что надвигается опасность. Нужно уходить сейчас.
Взгляд Зи омрачился, и она села, поглаживая Ника и прижимаясь к его груди.
— Да будет с вами всеми Богиня! — прошептала она, запустив руку в волосы любимого. — Возвращайся ко мне, Ник. Ко мне, Гензелю и Гретель. Мы еще не закончили. Я… я признаюсь тебе кое в чем важном, когда вернешься домой.
Домой. Мог ли он назвать Кадалах домом? Во многих отношениях их теперешнее пристанище походило на дом больше, чем его квартира, расположенная рядом с больницей. Наверняка эти ощущения возникли из-за присутствия Зи.
— Я вернусь, не бойся, — искренне пообещал Ник.
Он нервничал и, возможно, даже был слегка напуган. Ведь им предстояло отправиться в земли гоблинов и отнять детей у чудовища, о котором рассказывала Зи. Но он почему-то знал, что вернется с войны живым. Здесь, в Кадалахе, она будет в безопасности, а значит, все закончится хорошо.
— Мне жаль, что приходится уходить, когда все… так чудесно. Словно во время медового месяца внезапно выяснилось, что мы плывем на «Титанике».
Зи покачала головой, и ее волосы заскользили по его рукам.
— Ты должен идти. — В ее голосе чувствовалась печаль, но Зи уже смирилась с неизбежным. — Наши роли в этой пьесе расписаны давным-давно, и мы должны исполнить желание судьбы.
— Должны? — Ник посмотрел ей в глаза. Он никогда не слышал от любимой столь фатальных слов.
— Иногда. И это как раз такой случай. — Зи наклонилась и снова поцеловала Ника.
— С тобой все в порядке?
Ник недоумевал, почему он задал этот вопрос. Почему у Зи что-то должно быть не в порядке? В Кадалахе она в безопасности, и со здоровьем у нее нет проблем. В любом случае у него нет причин для беспокойства, ведь гоблины никогда не доберутся до крепости волшебников.
— У меня все в полном порядке, — уверила его Зи. — Не волнуйся. Судьба приготовила кое-что и для меня, без сомнения. Но мне не угрожает серьезная опасность.
Ник кивнул и встал.
— Зи, я… — начал было он, но не мог подобрать слов. — Просто береги себя. Я скоро вернусь. У нас впереди еще масса времени для разговоров.
— Масса времени, — повторила Зи, отводя взгляд.
Ник глубоко вздохнул и нашел в себе силы отвернуться. Чем быстрее он уйдет, тем быстрее возвратится.
Квазим пристально смотрел на спящих детей, прижавшихся друг к другу на полу пещеры, и думал о своем. Этим вечером его посетили тяжелые, неприятные воспоминания. Он размышлял в основном о своей тюрьме.
Тюрьма. Какое неподходящее слово для ада, куда его заточили на целых два века! Этот ад оказался даже ужаснее, чем задумал Гофимбель. Хобгоблина посадили в тюрьму, находящуюся в сердце дерева фэйри, где он фактически не спал, даже когда наступала пора зимней спячки, и не мог умереть. Квазим замерзал и, оставаясь в сознании, вопил не всем своим существом, так как был лишен голоса. Мучаясь от голода и жажды, он медленно сходил с ума, пока древесина врастала в его мышцы, проникала в мозг. И так двести долгих лет.
Что было хуже всего — хобгоблину казалось, что эти невообразимые муки никогда не закончатся. Он познал крайнее отчаяние и за это возненавидел Гофимбеля и его наследников-гоблинов лютой ненавистью.
Руки Квазима сжались в кулаки, а когти вонзились в ладони, но он не замечал физическую боль, несравнимую с муками разума. Его братья, вероятно, до сих пор испытывают страдания, уверенные, что их заточение вечно. Спрятанные в деревьях и внутри камней, несчастные хобгоблины голодают, вопят и молят о смерти, которая, как им известно, никогда не придет.
А все из-за проклятой крови волшебников, крошечной их частички, которой наделил хобгоблинов Гофимбель. Украв прядь волос короля Финварры, он смог поместить его частики в свои создания, сыграв с ними злую шутку. Это не давало хобгоблинам умереть, пока они пребывали в волшебных деревьях или камнях, не давало стареть, не давало спать. Никогда. Они мучились от голода, могли сойти с ума — но не могли умереть. Это благословение одновременно являлось проклятием. И только представитель Сил Света, в чьих жилах течет кровь рода Финварра, сможет удалить из них эту неприятную примесь и вернуть похищенную магию фэйри.
Квазим бы с радостью отказался от крови волшебников и ее силы ради свободы своих братьев. Он жил только для этого. В результате своих поисков он узнал, что все Финварры умерли во время Великой Засухи. Итак, был лишь один способ освободить своих измученных братьев.
Взгляд Квазима остановился на спящих детях. Выражение его лица не изменилось, но во взгляде мелькнуло сострадание. Возможно, при других обстоятельствах хобгоблин мог расчувствоваться.
Но такие обстоятельства не были возможны, поэтому он повернулся и отошел от детей. Пора было начинать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель - Джексон Мелани



муть не понравилось
Повелитель - Джексон МеланиЮлия
9.12.2013, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100