Читать онлайн Повелитель, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Повелитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

— Я думаю, мне лучше уйти от тебя. — Зи шагнула к Нику. Она была напряжена, ее глаза наполнились и страхом, и гневом. Зи совсем не походила на себя и выглядела очень обеспокоенной. — Если я захочу уйти, ты согласишься? Магия меня отпустит?
— Я…
Ошеломленный вопросом, Ник хотел ответить утвердительно и отпустить ее, но не смог произнести этих слов. Все пи у три него сжалось при одной только мысли о расставании, он внезапно покраснел, а биение сердца участилось за мгновение. Кровяное давление стало угрожающе высоким, но Ник ниш, рассеянно отметил это.
Он понял, что так и не сможет поспать. Расстроившись, Ник просил рубашку на кровать и, повернувшись, посмотрел в лице Зи. Он заметил, что ее взгляд скользит по нему. В глазах читались гнев, страх и что-то еще. Те же чувства испытывал и Ник.
На одно мгновение он подумал, что не мешало бы проконсультироваться у психиатра, но отбросил эту идею, сомневаясь, что в Кадалахе есть волшебники-психиатры. Сомневался он и в том, что местная клиника для душевнобольных может предложить сеансы парной терапии. И ему, и Зи нужна была помощь, чтобы они могли справиться с обрушившейся на них новой реальностью. Но вряд ли они могли рассчитывать на такую помощь.
— Послушай, — начал Ник, пытаясь сохранять спокойствие, — не важно, отпущу ли тебя я. Я говорил с Ледяным Джеком понял: что бы ни управляло этим местом, оно не отпустит тебя без борьбы. Ни тебя, ни меня.
— Но ты бы отпустил меня? — настаивала Зи, делая ударение на слове «ты». — Ты разрешил бы мне уйти, если бы я попросила?
Потрясенный Ник уставился на любимую. Зи хочет, чтобы он ее отпустил? Правда ли это? Когда они только прибыли сюда, ей здесь понравилось, поэтому он предположил, что этот вопрос был задан для проверки его чувств. Ведь известно, что женщины делают подобные вещи, если не уверены, что любовные отношения серьезны. Возможно, Зи просто потрясена, как и он, и начала паниковать, когда все прояснилось? Или пыталась представить, что случится, если они уедут отсюда, с их будущими детьми, как они будут жить среди обыкновенных людей?
В его сознании всплыл образ матери. Семья Ника не давала развиваться его воображению. Теперь-то он понял, что тяга к магическим играм, необычным фантазиям — не просто детское увлечение. Мать Ника не желала своим детям страданий, но они не избежали их. Она хотела скрыть тайну их крови навсегда. Почему?
Она отрицала свою природу и всю жизнь из-за этого страдала. Она боялась всего, что было связано с волшебством — и того, что происходило вокруг, и того, что было внутри нее, она не позволяла магии пробудиться в себе и в своих родственниках.
Но была ли веская причина для ее страхов? Знала ли она, что, если впустить в себя магию, та станет управлять ею и детьми? Что ее волю похитят, и нельзя будет уйти с выбранного пути?
Потом Ник подумал о другом: вероятно, его мать отказалась от волшебства только после того как увидела предназначенного ей мужчину, и этот союз показался ей ужасным?
И любила ли мать своего мужа-человека или просто пыталась избежать судьбы волшебницы? Если все так, почему был выбран именно этот человек? Черт возьми, но кто еще мог бы стать ее второй половиной по закону магии?
Ник вздохнул. Наверняка об этом никогда нельзя будет узнать.
Он хотел как-то успокоить Зи, но его ум был пустым, Ник не мог логически мыслить, в голове смешались бесконечные вопросы, он чувствовал себя совершенно истощенным морально и физически. Его мозг анализировал слишком многое за слишком короткое время, не находя ответов — ни хороших, ни плохих. Ник не мог сосредоточиться ни на чем другом, кроме своей усталости и невероятно притягательного запаха Зи. От нее обычно исходила очаровывающая смесь запахов засахаренного апельсина и сладкого шоколада, усиленная нотками мускуса. Муки страсти сделали ее запах жарким и совсем другим. Теперь она приятно пахла шоколадом, но помимо этого ощущался сильный, почти звериный аромат пачули, и этот запах порабощал Ника. Человеческие феромоны — ничто по сравнению с ним.
«Почему же вам опять не броситься в объятья друг другу? Вдохни снова ее запах и даже попробуй на вкус. Ты же знаешь, что хочешь ее. Она тоже тебя хочет», — нашептывал голос, не принадлежавший призраку. Волоски на руках Ника припомнились, но он этого не замечал.
Идея была чудесной. Но захочет ли этого Зи? Похоть Дьяволицы была слаще меда. Сам того не желая, Ник продолжал слушать ее громкий голос. Но могли он дать волю своим чувствам?
«Да! Бери ее! Ты ведь этого хочешь».
Впервые Ник понял, что желание — это существующее внутри него чувственное живое существо. И, как сказал Ледяной Джек, оно овладеет им, если он позволит. Эта мысль немного пугала и в то же время раздражала. Новый голос оказался еще хуже призрака, постоянно преследующего Ника и навязывающего ему свой план действий.
— Интересно, что произойдет, если ты попытаешься уйти? — невольно вырвалось у Ника. Он едва смог произнести эти слова из-за напряжения в груди, осознавая, что рядом с ними присутствует магия, словно темный архангел, и, как и архангелы Ветхого Завета, она выполняла свою миссию. Боясь ее разгневать, Ник открыл рот, желая забрать свои слова обратно, но опоздал.
— Прекрасно.
Зи повернулась, сделала два шагав сторону двери и вдруг зашаталась. Она шагнула еще раз, и еще, но дальше она не смогла идти. Зи отпрянула от двери, словно ее сдул сильный вихрь, хотя не ощущалось и слабого дуновения ветерка.
— О Богиня, за что это мне! — Задыхаясь, она медленно опустилась на колени.
Голубое сияние вокруг них становилось все более насыщенным. Вдруг вспыхнула молния. Ник не нуждался в объяснениях Зи, он ощущал эту силу, но не испытывал ни обычного страха, ни священного ужаса. Этот архангел явился, чтобы пробудить в них похоть. Ник понимал, что творилось в душе любимой. Ее предали — не Ник, а сам шийн. Зи искала здесь помощь и убежище, и теперь Кадалах требовал заплатить за все.
Поняв это, Ник решил, что желание тут же пропадет, но этого не произошло. Жар охватил его тело. Желание, совсем не похожее на то, что Ник когда-либо испытывал, ревело внутри, расширяя одни кровяные сосуды и сужая другие. Хотя температура его тела стала ненормально высокой, он чувствовал каждую свою сокращающуюся мышцу и то, что, напрягшись, выпирало в нижней части тела. Нервные клетки плавились, а артерии, доставляющие кровь к его половым органам, расширились, но при этом не происходило ничего, способного вызвать желание, разве что Зи упала на четвереньки. Но это не должно было его возбуждать, ведь он не хотел вести себя грубо, как зверь.
Дрожа от ярости и наверняка ругаясь про себя на языке лутин, Зи попыталась ползти к двери. Возбуждение, охватившее Ника, стало более интенсивным, и он не знал, хорошо это или плохо. Ник тоже упал на колени и пополз к Зи, но не для того, чтобы помочь ей. Не видя своего тела, он был уверен, что больше похож на крадущегося зверя, чем на человека. Бесспорно, магия, о которой говорил Ледяной Джек, похитила его тело и пыталась уничтожить ум. Понимая это, Ник все же не мог заставить себя остановиться. Древняя магия, живущая в шийне, демонстрировала свою силу, и он за мгновение усвоил, что они с Зи не смогут преодолеть ее.
Только прекратив борьбу с чувственным желанием, он мог избавиться от страданий. Надо было сдаться и выполнять волю магии. Конечно, от них не потребуют невозможного, шийн не сделает им больно.
— Зи! — грубо окликнул он девушку. — Хватит сопротивляться. Хватит или… — Или что? Он накинется на нее? Мог ли он стать насильником из-за желания, которое невозможно было превозмочь? Неужели магия вынудит его сделать это? Он боялся, что это случится. — Перестань, Зи, или тебя лишат сознания.
Задыхаясь и плача, она свалилась на пол.
— Магия меня не отпустит — она ничем не лучше гоблинов, — сказала Зи сквозь слезы и свирепо посмотрела на Ника, извиваясь, как кобра.
Он никогда не видел такого проявления животного желания. По ее коже каплями стекал пот, а щеки и губы покраснели и стали цвета темной розы. Сквозь блузу, мокрую от пота, просвечивались соски. Но глаза Зи были наполнены гневом и страхом.
— Не подходи! А то… я сделаю тебе больно. Я хочу тебя, и я слишком сильная. Иногда лутин кусаются. Они… мы… любим кровь.
Снова нахлынул ее запах — темный, сильный — это был запах возбужденной Зи. Пьянящий запах заставил Ника забыть о своей усталости.
«Пожалуйста, причини мне боль! — мысленно взмолился Ник. — Пей кровь, делай все, что хочешь!» От диких чувств у него кружилась голова. Зи говорила правду. Ее руки крепко вцепились в пол, ее пальцы изогнулись, как когти, а глаза сверкали. Это была не та Зи, которую он знал. Нежная возлюбленная превратилась в животное.
И все равно он пополз к ней. Она казалась неотразимой.
— Скажи, что ты этого не хочешь, — прошептал Ник.
— Конечно, я этого хочу — но не так, — огрызнулась Зи, приблизившись к нему. От ее дыхания зашевелились волосы на его голове, и он остро ощутил запах ее пробудившегося желания, пропитывающего все ее тело.
— Не надо играть словами, Зи. Просто объясни мне, почему ты этого не хочешь. У меня в сумке есть лекарства, которые помогут нам победить себя.
На самом же деле Ник не знал, сможет ли он доползти до сумки, лежащей в дальнем углу комнаты. В ту минуту это казалось немыслимым.
— Разве это возможно? — Глаза Зи расширились. Ее страх и гнев немного ослабели.
— Я не хочу причинить тебе боль, но, если ты и дальше будешь сопротивляться, это может случиться, — признался Ник, чувствуя, что говорить стало легче. Невероятное возбуждение исчезало — не полностью, но формулировать свои мысли он уже мог. — Не знаю, насколько я силен и каковы мои собственные силы.
— Ник. Я все еще… я все еще люблю тебя. — Она облизнула губы, а он жадно проследил за этим движением. — Я не хочу из-за того, что магия принуждает нас. Наша любовь должна быть настоящей, а не по принуждению волшебной силы. У магии есть какая-то цель — не знаю точно, какая. И неизвестно, чем это обернется для нас.
Ник засмеялся, глядя вниз, на выпирающую часть своего тела. Его одежда в том месте чуть ли не рвалась от напряжения.
— Мне это кажется классным.
— Но если это не твое желание? — настойчиво уговаривала его Зи. — Вдруг это все-таки магический трюк, и ты потом пожалеешь об этом?
— Но в любом случае мы испытаем наслаждение, — заявил он, придавая своим словам шутливую интонацию.
— Ты не понимаешь? Я не хочу близости без любви! И не позволю магии распоряжаться мной! Меня постоянно используют те, кто не любит!
Сильно задрожав, Зи бросилась к порогу.
Сумасшедшая похоть в то же мгновение снова охватила Ника. Прежде чем он смог себя контролировать, его тело прыгнуло на Зи. Используя свою силу, он прижал Зи к полу.
Отполированный тяжелый камень был не грубым и не холодным; оглушенная своим желанием, Зи лежала на нем, распластавшись. Ей было трудно дышать, так как Ник своим весом давил на грудь. Его запах окутывал ее облаком, проникал в легкие. Жар его тела, казалось, обжигал ее спину, но это доставляло ей наслаждение.
Зи больше не сопротивлялась. Он мог поступить с ней как угодно, и она, вероятно, позволила бы ему все. Эта мысль на мгновение пробудила в ней ярость, но желание, бьющееся в жилах, было настолько сильным, что ей хотелось кричать, рвать и метать.
Невыносимо долгое мгновение Ник молчал. Зи слышала, как он сдерживал дыхание, борясь с собой. Постепенно он стал дышать спокойнее, но желание обладать Зи не уменьшалось.
Конечно, она хотела не этого, но трепетала в его руках. Зи чувствовала, что он на грани сумасшествия. Она вспоминала ощущение его губ на своей коже и вкус его рта при поцелуе.
Испытав многое в своей жизни — горе, ужас, боль и, наконец, любовь — она поняла, что это чувство больше всего напоминало любовь.
Любовь? Это она переживала сейчас? Один из видов любви?
Она полагала, что так оно и было.
Эта идея вклинилась в ее голову, как лом в механизм настенных часов. Любовь… Зи пыталась как-то осмыслить происходящее с ней, но не могла.
Зи дважды глубоко вдохнула, чтобы прояснить мысли.
Она любит Ника. Как и предсказывал отец, их магии встретились и соединились. Это случилось еще до приезда в шийн. Желание, сумасшедшее вожделение, охватившее все ее существо, без любви не возникло бы.
Потом Зи стало ясно, что каким-то образом любовь и сумасшедшее желание слились воедино. Вместе они лавиной обрушились на нее, подавляя гнев и сопротивление. Магия использовала любовь и вожделение для своей цели. Одного желания для достижения этой цели было мало, ведь не любя можно было бы уйти отсюда — или уползти. Никакая магия, даже самая сильная, не остановила бы ее. Она смогла бы сохранить самообладание, и это стало бы щитом и доспехами Зи — ее святым Граалем. Для нее было бы возможным все.
Но она не могла контролировать любовь, а значит, самостоятельно решать свою судьбу.
Даже без вмешательства магии Зи мечтала снова заняться с Ником любовью. Глупо было противиться этому — оба испытывали от этого боль. Убегать бессмысленно — тогда она лишилась бы любви Ника.
— Не делай этого снова, — наконец смог он сказать. Потом добавил свое обычное: — Пожалуйста!
— Хорошо!
Зи заставила себя расслабиться, а потом вздохнула. Вздох прозвучал, как исповедь и одновременно как согласие сдаться. Понял ли он? Любит ли он ее? Следует ли ей заговорить и открыть ему душу?
— Зи? — Ник встревожился.
Она откинула голову и закрыла глаза. Ее тело сказало «да». Ее вздох сказал «да». Само ее дыхание сказало это — и разве сейчас было необходимо произносить «Я люблю тебя»?
— Ник… — Зи замялась. Подходил ли этот момент для признания в любви? Ник мог решить, что это магия принуждает ее.
— Давай просто немного полежим, — предложил он, устраиваясь между ее ног. — Может быть, это пройдет.
Зи застонала, когда он прильнул к ней, снова желая принадлежать ему. Возможно, это успокоило бы сумасшествие чувств, сделавших ее слабой и растерянной. Она мечтала о близости с Ником. Страх прошел, а непреодолимое желание опустошало ее, доводя до экстаза. Возможно, позже они будут сожалеть об этом, но что мешает поддаться этому чувству сейчас?
Она инстинктивно приподнялась и потерлась о нижнюю часть его туловища. Удовольствие разлилось по ее телу.
— Это не помогает, — проговорил Ник, скрежеща зубами.
— Поможет, если ты разденешься.
У Ника перехватило дыхание. Он облегченно вздохнул, поняв, что она больше не сопротивляется.
— Не знаю, почему ты так решила, но я рад. — Он слегка куснул ее за затылок.
— Позже все объясню. — Она задыхалась. Слова путались из-за дрожи, волнами сотрясающей тело.
Ник приподнялся, расстегнул змейку на брюках и поднял юбку Зи до талии. Холодный воздух коснулся ног Зи, но это была просто еще одна ласка, заставившая ее застонать. Потом Ник прижался к ней всем телом, упираясь твердой плотью в ее мягкую кожу. Магия билась между ними, радостная и жадная, ожидая завершения.
Его левая рука изогнулась под ней, приподнимая и ставя ее на колени. Зи одновременно и предвкушала наслаждение, и ощущала свою уязвимость. Ей казалось, что Ник едва себя контролирует, и в то же время она чувствовала, что его желание уже не такое сумасшедшее. Очевидно, причиной тому были нежные чувства Ника к ней — если они у него действительно были. Он реагировал уже не как неконтролирующее себя животное.
Все приближалось. В пояснице что-то пульсировало в такт с биением ее сердца. Если бы он проник в нее, ей стало бы легче. Сейчас! До того, как она умрет.
Рука Ника опустилась ниже, лаская ее. От первого же прикосновения она почувствовала маленький взрыв удовольствия, туманящего взор. Внутренние мышцы сжались.
— Я рад, что внимательно слушал на уроках анатомии, — весело прошептал Ник.
Зи повернула голову и, опьянев от страсти, укусила его за левую руку. Ей пришлось сдержать себя, чтобы не прокусить мышцу до кости.
— Хватит дразнить меня, — попросила она сквозь зубы. — Пожалуйста!
— Ты не готова.
— Готова.
— Ты не…
— Я готова, черт побери! Ник, я этого хочу! — Зи лежала перед ним, радуясь, что может перевести дух.
— Будь по-твоему. — И Ник со стоном притянул ее к себе.
Зи быстро поняла, что Ник прав: она была не совсем готова. Она вспотела, а плоть Ника была плотной, жесткой, жаркой и непоколебимой. Это произошло не так, как в первый раз, и Зи испугалась, что страсть Ника может сделать ее сумасшедшей, если Зи не испепелит сжигающий ее изнутри огонь.
Он продвинулся дальше. Ощущение боли нравилось ей. Он был в ней полностью. Ее нервы трепетали от радости. Ее плоть ощущала чужое тело, и грубые волоски на бедрах Ника доставляли удовольствие ее возбужденной коже. Его резкое горячее дыхание поднимало волосы на затылке Зи. Она испытывала бесконечное наслаждение.
Ник отступал, а потом снова занимал утраченные позиции, двигаясь медленно, но непреклонно. Желание сжимало ее в когтях, грозя сломать.
Всхлипывая от счастья, Зи протянула руку вниз и крепче прижала руку Ника к своему бедру. Он продолжал ласкать ее, и крохотные искорки вспыхивали за ее прикрытыми веками, а желание загорелось сверхновой звездой. Вскрикнув от неистовой судороги, сотрясающей ее тело, она едва слышала крик Ника, потерявшего самообладание.
Они рухнули на пол, но глубокие мощные конвульсии бесконечные мгновения еще сотрясали их. Вдруг Зи ощутила, как что-то разлилось в ее теле. Магия успокоилась. Она получила все, чего хотела. Зи поняла, что только что зачала ребенка. Возможно, знание этого заставит ее ужаснуться, но это будет потом. А пока она была еще слишком ошеломлена бурей чувств.
— Зи… — прошептал Ник. Его голос снова был знакомым и родным.
Зи пришла в себя и уже контролировала свое тело. Достигнув своей цели, магия отступила. Только остро ощущался запах секса и чего-то еще.
— Наконец я поняла, почему французы называют это маленькой смертью, — прошептала Зи, довольная, что снова может произносить слова.
Какое-то время она была способна лишь стонать и кричать, но все заглушало безумное биение сердца. Раз она могла говорить, значит, вернулся разум и она уже держала себя в руках.
— Это нельзя назвать незначительным. — Голос Ника стал звучать немного громче, но в нем все же ощущалась усталость. Когда дыхание восстановилось, он прошептал ей на ухо:
— Зи, пожалуйста, никогда не бросай меня. Это будет подобно смерти.
— Какой хороший финал! — пошутила Зи, но шутка ей самой показалась плоской.
Оба они не чувствовали себя беззаботными. Зи вздохнула и, повернув голову, поцеловала укушенную руку Ника. Она смутилась при виде следов крови.
— Что нам делать, черт возьми? — через мгновение воскликнул Ник. — Знаешь, ты права. Нас действительно свела магия. Не то чтобы мне жаль! Верь мне, я не жалею. Но это кажется неправильным, словно мы — жертвы чьей-то великой интриги. Меня раздражает, что нечто может иметь над нами такую огромную власть. Надо быть осторожнее и предохраняться. Ледяной Джек утверждает, что внутри этого холма волшебники могут зачать ребенка.
Сердце Зи сжалось от обидных слов Ника. Значит, он чувствует себя попавшим в ловушку?
Она медленно выдохнула и свернулась калачиком, согреваясь теплом его тела. Лихорадка страсти прошла, и стало холодно. Зи думала, рассказать ли Нику о своих подозрениях? О зачатии? Следует ли даже упоминать слово любовь, раз Ник считает это чем-то другим?
Нет. Сейчас не время говорить ни о возможной беременности, ни о своей любви. Зи охватила дрожь.
— Зи! — Ник притянул ее к себе. Голос потеплел. — Что-то не так? Я тебя обидел?
— Я в порядке. Просто не знаю, что правильно, а что нет. И что делать дальше, — наконец, сказала она.
Желание рассказать Нику о своих чувствах еще не прошло и отзывалось болью. Зи поняла, что не способна на признание.
— Мы должны остановить Квазима. Вот что сейчас важнее всего.
Ник кивнул.
— Да. Несомненно. Мы найдем его, пока он не развязал войну, в которой не будет победителей. Все остальное второстепенно.
Второстепенно. Зи не понравилось, что она для Ника теперь на втором месте.
Квазим шагнул наружу и глубоко вдохнул ночной воздух. Он любил проводить рождественские деньки в пустыне. Запах костров, распространяющийся на целые мили в холодном чистом воздухе, будил приятные воспоминания. Он напоминал хобгоблину о великой чуме, о бесконечных погребальных кострах, в которых жгли днями и ночами трупы его врагов, умерших от этой страшной болезни. Языки пламени согревали Квазима в зимние холода, когда он, изгнанный из общины, блуждал по окраинам человеческой цивилизации. В то время он опасался питаться жертвами чумы. Но с ним ничего не случилось, правда, костный мозг умерших приобретал вкус сырого баклажана.
Хобгоблин сел на камень, сломал кусок мескитового дерева и начал грызть его, точа зубы. Клыки отросли и чесались.
А дети, уставшие после долгого путешествия через пустыню, мирно спали — все двести человек. Они не проснутся, пока не наступит пора принести их в жертву. А жаль! Если бы они бодрствовали, он смог бы подкормиться их маленькими умишками. Но, если принести в жертву истощенных, усталых детей, эффект будет не таким мощным, а богам нужно мясо, а не овощи. И поэтому он не будет пить энергию малышей до совершения ритуала.
Квазим испытывал непреодолимый голод, который не могли утолить ни кролики, ни койоты, ни змеи. Вскоре придется как-то с этим бороться. Острое чувство голода мешало ему здраво рассуждать. А теперь нельзя было совершать ошибки, особенно после того, как он почувствовал, что волшебники затевают что-то серьезное. В магическом поле произошли изменения, и новые волны ощущались даже на довольно большом расстоянии. Появился новый игрок. Друг это или враг, Квазим пока не мог решить, но ему было понятно, что этот кто-то очень мощный, поэтому Квазим должен был в точности знать расстановку сил.
В любом случае, надо было помешать новому игроку предпринять что-либо. Внимание людей легко отвлечь — особенно современных. Многие заняты лишь тем, что потакают своим слабостям, и это отнимает у них все время, что совсем не способствует выработке характера. Словно пшеница под косой, они надают перед любой бурей. Жаль, что он не может выбрать себе другую армию.
Тем не менее изредка попадаются люди упорные и последовательные в своих действиях. Если обратиться к Ветхому Завету, там вы найдете много решительных личностей. Например, Иисус и его вендетта против города-порта Тира:
За то, что так говорит Господь Бог; вот я на тебя, Тир, и подниму многие народы, как море поднимает волны свои. И разобьют стены Тира и разрушат башни его; и вымету на него прах его и сделаю его голою скалою. Местом для расстилания сетей будет он среди моря; ибо я сказал это, Господь Бог: и будет он на расхищение народам. И разграбят богатство твое, и paсхитят товары твои, и разрушат стены твои, и разобьют красивые дома твои, и камни твои, и дерева твои, и землю твою бросят в воду. И прекращу шум песней твоих, и звук цитр твоих уже не будет слышен. И сделаю тебя голою скалою, будешь местом для расстилания сетей: не будешь вновь построен, ибо я сказал это, говорит Господь Бог.
Какие замечательные слова! Может, с чрезмерным количеством повторов, но чудесные. Безусловно, в конце концов город уничтожил не Иисус, а старина Навуходоносор. Немногие знают, что царь царей был оборотнем. Ему потребовалось тринадцать лет, чтобы разгромить Тир. Он потерял столько времени, потому что не учитывал фазы Луны. Но Навуходоносор в конце концов победил, несмотря на то что использовал людей. В то время человеческая раса еще была сильна, эту силу просто нужно пробудить и использовать для достижения святой цели.




Часть III. Последняя битва



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель - Джексон Мелани



муть не понравилось
Повелитель - Джексон МеланиЮлия
9.12.2013, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100