Читать онлайн Повелитель, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Повелитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Ник, Зи и дети, проникнув по дорогам фэйри в глубь Кадалаха, познакомились с его гостеприимными жителями. Зи немного удивилась, когда счастливо улыбающихся детей увела молодая женщина по имени Хло. Зи осталась с Ником в комнате, полной волшебников. Казалось, дети ничему не удивлялись, а вот для Зи все было неожиданным. Во-первых, то, что Ник немного пикси. Неизвестно, как к этому относиться. Конечно, это хорошо, хотя…
А потом хозяева Кадалаха. Томас не являлся главным волшебником — им был Ледяной Джек. Волшебники не соответствовали ее представлениям о них. Обладая неземной красотой и магическими силами, как ей и рассказывали, все же во многих отношениях они казались просто людьми. Совсем как ее отец. В сущности, в Хло вообще нельзя было заметить ничего магического.
Сам Кадалах — другое дело. Зи и представить себе не могла более чудесного места. Она считала, что образ жизни волшебников такой же, как и у гоблинов их общины, но в шийне все было по-другому. Поразительные растения в саду не имели сходства с растениями в тех садах, которыми она когда-либо наслаждалась — или представляла в своем воображении. Зи готова была держать пари, что для этих цветов и деревьев не существовало времен года. Эти сады вечные: они есть и будут всегда. Такое место люди называют Эдемом.
Зи сидела в беседке, едва вспоминая о своих спутниках, ошеломленная ароматами неземной красоты цветов. Ей казалось, будто что-то в ней — ее волшебная часть — пыталась вступить в контакт с жизненной силой, щедро разлитой вокруг. Это все было чудесно, но почти нереально. Многообразие великолепных пейзажей и ароматов поражало. Неподалеку она увидела террасы, ниспадающие каскадом. Каждую покрывал водопад сияющих цветов сказочно красивых оттенков, с тонким нежным ароматом. Все казалось знакомым, но Зи не могла вспомнить ни один цветок. Это походило на прогулку во сне по какому-то таинственному месту вне человеческого мира и мира лутин.
Но сады поражали не только красотой и экзотическими запахами. Тихое пение птиц сливалось с еле слышным звучанием музыкальных инструментов. Мелодия словно рождалась из спокойно текущего ручья с водой легкого лазурного оттенка. Он извивался по пещере, находясь всегда рядом с ними, где бы они ни шли. Легкий ветерок иногда обсыпал волосы Зи дождем лепестков, еще более нежных, чем материнская ласка, которой в детстве Зи так не хватало. Здесь все словно обращалось с любовью к той маленькой Зи, постоянно чувствовавшей себя никому не нужной, не находящей нигде себе места. На ее истерзанное сердце будто проливался целебный бальзам. Она знала, что может стать частью этого ни с чем не сравнимого мира.
Ей вдруг захотелось рассказать Нику о нахлынувших ощущениях, но… Зи только беспомощно оглянулась по сторонам. Некоторые чувства невозможно выразить словами, по крайней мере, обычно употребляемыми словами. То, что она испытывала, было словно ответом на тайную молитву. Много раз после смерти отца Зи пыталась молиться Богине, которой он поклонялся, но не чувствовала отклика.
Ее снова окутал дождь лепестков, прошептавших, что Богиня услышала робкий зов Зи, приняла и полюбила ее. Теперь она принадлежит Богине и можно уже ни о чем не беспокоиться, доверив ей управление своей судьбой.
Зи готова была заплакать. После всех испытаний, уже не надеясь на это, она наконец-то обрела свои корни, свою родину. И сады узнали ее, приняли и полюбили. Ник помог ей обрести этот мир. И всего за два какие-то дня она будто дважды получила благословение. Но, возможно, ей вскоре придется распрощаться со своим неожиданным счастьем. Надеяться, что ей разрешат здесь остаться, — это было бы уж слишком. Тем не менее, уехав сейчас, она почувствовала бы себя изгнанной.
А Ник… Он сдержал свое слово и привез Зи в Кадалах, но вдруг все, что здесь произошло, оттолкнет его? Трудно представить, как относится Ник к тому, что он не совсем человек.
Будто почувствовав ее состояние, Ник протянул к ней руку и ободряюще улыбнулся.
— Я понимаю, что вы устали, — останавливаясь возле каменного стола со стеклянными стульями, тихо произнес Томас Мэрроубон. — Но нам нужно знать все, что вам известно об атом хобгоблине Квазиме. Что-то из этой неприятной истории уже понятно, но этого хитрого ублюдка трудно преследовать. Любая помощь, оказанная вами, поможет решить нашу задачу.
— Да, конечно, — согласилась Зи, пытаясь собраться с мыслями.
Это было трудно. Единственное, чего она хотела, так это погрузиться в очарование волшебства окружающего ее мира. Это гораздо лучше, чем столкнуться лицом к лицу со своими страхами. Томас обнадеживающе улыбнулся ей.
— Остальные…
— Мы здесь, — объявил волшебник с серебристыми волосами и проницательным взглядом. Зи интуитивно поняла, что это главный волшебник, Ледяной Джек. — Садитесь, пожалуйста. Мы начнем без Ниссы. Она совершает прогулку во сне, пытаясь определить местонахождение Квазима. Абриал охраняет ее, пока она там, но вскоре он присоединится к нам.
— Квазим — это чудовище, напугавшее Зи? — уточнил Ник. — Фальшивый Санта в торговом центре?
— Да. Он хобгоблин. Повелитель хобгоблинов и воистину отвратительный результат экспериментов. — Ледяной Джек что-то налил в кубки, стоящие на столе, и раздал их. — Выпейте этот напиток до дна, он взбодрит вас на некоторое время. Мы быстро все обсудим, а потом вы отдохнете.
Зи попробовала напиток, предложенный Джеком. Она знала, что это сильнодействующее средство, но все же решилась и сделала большой глоток. Ей надо сосредоточиться, чтобы вспомнить все об этом существе.
Ледяной Джек мягко заговорил с ней:
— Вы правильно поступили, придя к нам, это позволит вам остаться в живых, а мы займемся Квазимом, который знает о вас все. Начни с того момента, когда вы с детьми увидели его в магазине. И не беспокойся, что мы тебе не поверим, даже если рассказ будет неточным. Ты можешь воспринимать то, что недоступно обычным чувствам. Просто изложи свои впечатления.
Успокоившись, Зи начала рассказывать. Но даже взбодрившись после выпитого и сжимая руку Ника, она с трудом говорила об этом. Упоминание имени Квазима, казалось, могло вызвать его дух. Но она продолжала, собрав все свои силы.
— Это все правда, — заключил Ледяной Джек через несколько минут после того, как Зи закончила говорить. Пока другие обсуждали услышанное, он сидел молча, склонив голову набок, будто к чему-то прислушиваясь. — Квазим обманом увел человеческих детей и держит их где-то в районе Долины Смерти. Нисса продолжает искать его логово даже сейчас. Больше всего меня беспокоит неопределенность. Непонятно, как он собирается дальше поступить с похищенными детьми. Зи, что ты знаешь о его дальнейших намерениях?
— Я… — Она замялась. — Мне нечем это подтвердить, но кажется, Квазим собирается принести малышей в жертву. Одного похищения недостаточно, чтобы спровоцировать людей на войну. А я думаю, что именно этого он и хочет.
— Он может так поступить? — спросил Ледяной Джек Абриала. Найтдемон проскользнул в комнату несколько минут назад. — Он бы убил сотни человеческих детей, чтобы развязать войну?
Абриал, помрачнев, посмотрел на младенца, которого держал на руках. Это был сын Романа, Иннис. Абриал часто возился с детьми, стараясь как можно лучше подготовиться к появлению собственного ребенка, и теперь мог без труда контактировать с этими крошечными частичками будущего, заключенными в маленькие тельца.
Он поднял голову, а потом кивнул и тихо произнес:
— Да, думаю, он может их убить.
Иннис зашевелился, и Абриал вернул ребенка Роману, не желая негативно воздействовать на него своей темной природой.
— Тогда все понятно. — Ледяного Джека ужаснул ответ Абриала, но он этого не показал. — Следующий вопрос: какую общину Квазим выберет для осуществления своего коварного плана? Зная об этом, мы бы могли ограничить крут поисков. Ведь он наверняка уже выбрал место для совершения ритуала.
— Его первейшая цель — родовое гнездо короля Карбона, повелителя лос-анджелесской общины, — заявил Абриал без колебаний.
— Но Карбон мертв! — напомнил ему Ледяной Джек. — А гоблины сосредоточили свои силы на севере.
— Да. Но лос-анджелесская община его отвергла. Она тоже хочет господствовать. Квазиму нужна хорошо известная людям община.
— Тогда нам тоже надо начинать действовать, — сказал Ледяной Джек. — Я немедленно пошлю туда разведчиков. Кира и Ио отправятся вместе. Нужно, чтобы Лирис вернулась из Сан-Франциско. — Зи вспомнила, что Лирис — жена Романа, но она с ней еще не встречалась. Ледяной Джек продолжил: — Лирис займется проверкой записей, используя свои человеческие источники. Она действует лучше любого хорька, когда нужно что-то найти. А Томас…
— Нужно идти по следу денег, — отозвался Томас. — Я его обнаружил. Но не ожидай многого. Вряд ли Квазим использовал кредитные карточки. В его стиле сразу брать то, что он хочет, и он убивает любого, кто встанет на его пути.
— Я знаю. Но ведь твоя лаборатория оснащена компьютерами, и если он воспользовался кредитными карточками каких-то банков, ты сможешь отследить это.
— Неужели вы думаете, что Нисса не найдет детей в царстве снов? — Абриал не сомневался в способностях своей беременной жены. — Квазим, вероятно, ввел их в состояние транса. Она сможет определить местонахождение детей — столько умов, пребывающих в состоянии транса, находятся на небольшой территории в пустыне, их нельзя не заметить.
— Если никто их не найдет, Нисса наверняка сможет сделать это. Но Квазим способен прятаться очень хорошо, ведь он несколько месяцев назад исчез, не оставив ни малейшего следа. А нам всем нужно морально подготовиться и держать магические силы наготове, чтобы остановить его на жертвенном участке только в том случае, если произойдет самое плохое. Я не разрешаю вам с Ниссой одним вступать с ним в битву. — Ледяной Джек кивнул, снова общаясь с кем-то или чем-то невидимым. — На этом пока все. Зи нужно отдохнуть, а остальные пусть займутся составлением плана.
— Квазим использует сердце Мэбигон? — спросил Роман Абриала после того как Ио пошла с Зи и маленьким Иннисом укладывать их спать. Когда мужчины остались одни, они организовали что-то вроде военного совета. Ледяной Джек налил всем еще вина, а Лирис, уже вернувшаяся из Сан-Франциско, принесла поднос с фруктами и ушла. Нику стало интересно — дискриминация по полу здесь обычное явление, или женщины выполняли какое-то другое задание. Он не мог понять, почему мужчины не хотят, чтобы женщины были посвящены в детали предстоящей операции — ведь они были разведчицами. Конечно, Ник не собирался что-то скрывать от Зи.
— Это мое предположение, — ответил Абриал, — с помощью сердца Квазим, вероятно, овладел некоторыми из ее самых отвратительных способностей. — Лицо ночного демона немного расслабилось. — И все-таки я думаю, лучше, если сердце использует Квазим, а не Мэбигон. Она и мертвая представляла для нас угрозу. Он оказал нам услугу, отобрав силу у этой негодяйки.
— Ты с такой нежностью о ней говоришь! — заметил Роман. — Видимо, она доставила тебе настоящее удовольствие.
— Радуйся, что не ты испытал на себе это удовольствие. Я никогда не знал более эгоистичного и безжалостного создания.
— Мэбигон? Кто это? — поинтересовался Ник.
— При жизни она была королевой Сил Тьмы — королевой черной магии, — объяснил Абриал. — И наглядным подтверждением справедливости старого афоризма о том, что абсолютная порочность всегда неразделима с абсолютной властью.
— Достаточно справедливо. Но Квазим — не бойскаут. Что делает его особенно ужасным — отсутствие свойственных людям и волшебникам моральных ограничений и неуравновешенность, — заметил Томас. — Да и с какой стати ему придерживаться моральных принципов? Ведь он не человек и отнюдь не волшебник. Это словно иметь дело с психопатом, не полностью потерявшим разум. То есть, мозги у него работают, и он веками планировал, как совершит возмездие.
— А как Нисса все это воспринимает? — Ледяной Джек взглянул на Абриала. — Из наших с ней разговоров мне это непонятно. В последние дни она полностью ушла в себя.
Найтдемон развел руками.
— Нисса страдает. Несмотря на все, что ей сделали Квазим и Мэбигон, она все-таки надеется, что ее отец не способен уничтожить детей.
Слова Абриала ошеломили Ника. Квазим — отец Ниссы? Он знаком с Бисше, матерью Ниссы. Тогда Квазим по отношению к Бисше… кто? Уж точно не муж!
— Нисса также подумывает об уничтожении сердца Квазима, которое находится в Кадалахе, — продолжал Абриал. — Ее и Бисше удерживает только мысль о том, что сердце Квазима может стать козырем в игре. Мне известны ее намерения, но не думаю, что мы можем пойти на это. Он и с сердцем Темной Королевы слишком опасен. Его не остановить, если он снова получит свое собственное. По его поступкам видно, что он вовсе не безобидный ягненок и ему не место в стаде.
— Зато ты — кроткая овечка, — фыркнул Роман.
— Абриал, на чьей стороне ты будешь в грядущей битве? — Джек обернулся, глядя в лицо своему другу. Ночной демон ответил не сразу, и Ледяной Джек уточнил: — У Квазима теперь сердце твоей прежней королевы. Означает ли это, что ты не сможешь с ним бороться?
Абриал замялся.
— Не знаю. Думаю, я попытаюсь найти это сердце. В конце концов, он украл его у Мэбигон. Теоретически я должен вернуть ей сердце — даже если она мертва.
— Надеюсь, что Квазим не знает о том, что твои возможности ограничены и мы не окажемся в беде. — Томас помрачнел. — Ведь он не знает ни что такое благородство, ни что такое честь и, не задумываясь, нанесет удар.
— Это так, — согласился Абриал. — Но в царстве снов есть тот, кто сможет меня заменить в случае, если я не смогу при помощи магии напасть на Квазима. Он может помочь спасти детей.
— Твой дядя Фаррар? — уточнил Ледяной Джек. — Он сделал много хорошего, но мудро ли сейчас привлекать его? На этот раз мы имеем дело с детьми.
— Дети и Крысолов из Гамельна — замечательное сочетание. Все равно что выползти из сковородки в огонь. — Роман от ужаса закатил глаза.
Ник моргнул. Крысолов из Гамельна? Наверное, из-за действия вина он не очень удивился этому.
— Дети погибнут, если срочно не остановить Квазима, — настаивал Абриал.
Ледяной Джек не спорил. Абриал больше не предлагал вызвать Крысолова из Гамельна.
— Знаете, чем дольше я всех вас слушаю, тем больше начинаю нервничать, — медленно произнес Ник. — Я не трус, но мне кажется, что ситуация становится все хуже.
Роман кивнул.
— Светлая голова. Если Квазим осуществит намеченное, опасность будет угрожать и всем гоблинам. Знаете, в последние дни у меня такое чувство, что мы имеем дело с самыми грязными и отвратительными Силами Зла, когда-либо извергнутыми в наш мир подземельем. Вот что я хочу знать. Когда, наконец, начнется что-нибудь веселое — заводная музыка, танцы, в общем, праздник?
Глаза у Романа были грустными, а голос — нет. Ник заметил, что Роману всегда удается казаться веселым — в любой ситуации.
— Подлые Силы Зла? — Обычно вяло реагирующий на происходящее Томас Мэрроубон, сказав это, засмеялся, и Ник немного успокоился. Значит, все было не так плохо.
— Да, — продолжал Роман, — ты знаешь, о ком речь. Но приверженцев Сил Зла матери с развитым чувством гражданского долга не задушили в колыбелях, их не отравили предусмотрительные одноклассники и не поразила молния, посланная заботливыми небожителями. Ничего этого не произошло. Но они сами постоянно совершают ошибки: роняют в ванну электроприборы, пробивают автомобилями заграждения над обрывами, мчась со скоростью сто двадцать миль в час, принимают чересчур большие дозы фруктов гоблинов…
— Думаю, эффектные автокатастрофы и передозировки припасены судьбой для рок-звезд. Хотя мне нравится, когда в ванной есть телевизор, — Томас продолжал посмеиваться. — Вы решили, что Квазим, как персонаж мыльной оперы, смотрит телепередачи в ванной?
Роман покачал головой, внимательно глядя при этом на Ника.
— Я рад, что кто-то считает отсутствие равновесия во вселенной смешным. Итак, что добавит пикси? Ты тоже можешь высказываться как участник нашей борьбы.
Он в этом участвует? Конечно, Ник так и думал.
— Я мало что могу предложить, — ответил он. Хорошо было бы прописать Роману лечение от перепадов настроения. Кое-какие из человеческих лекарств были бы весьма эффективны. — Обычно я за решение проблем без насилия. Но чудовище похитило детей, и у него очень дурные намерения. Зи в этом уверена. А наткнувшись на… гм…
— Подлые Силы Зла… — Роман ухмыльнулся. — Говори прямо. Все в порядке. Мы здесь все достаточно взрослые.
— С точки зрения хронологии, — уточнил Томас, и они с Романом улыбнулись.
— Да. Я врач и смогу тяжело ранить Квазима и злобных гоблинов, преследующих нас, — добавил Ник. — Хотя до сих пор не представляю, в чем смысл этой погони. Неужели гоблины не хотят остановить Квазима? Зачем они пытаются помешать нам?
— Тяжело ранить? А это не будет похоже на открывание банки с шумом, мальчик-пикси? — насмешливо спросил Роман.
— Не обращай внимания на Романа, — раздался новый голос. В комнату только что вошел Зэйн. Насколько понял Ник, этот стройный волшебник был кадалахским врачом. Желая как можно больше узнать о строении организмов гоблинов и волшебников, Ник с нетерпением ждал возможности поговорить с ним на медицинские темы.
— Он пука, — продолжил Зэйн. — Мы держим его здесь только для веселья, а еще он вносит разнообразие в нашу жизнь.
Роман засмеялся.
— О, тогда все в порядке.
Ник надеялся, что у него вид осведомленного человека. Но кто такой пука, черт возьми? К длинному списку непонятного добавился еще один вопрос.
Ледяной Джек заговорил и этим отвлек от Ника внимание.
— Нужно понимать ситуацию с гоблинами. Их политические игры такие же сложные и непредсказуемые, как и везде на Среднем Востоке. Общинам гоблинов следовало бы объединиться, чтобы стать сильнее, но, к счастью, они не уживаются вместе. Наш же дорогой Квазим нашел в Новом Орлеане союзника-гоблина, который взялся помочь ему задать как следует некоторым общинам — это отец Лобинью. Безусловно, Лобинью еще не понял, что с кем поведешься, от того и наберешься. Или еще хуже. Ведь он никогда не сможет ни сдерживать, ни контролировать Квазима, и хобгоблин наверняка рано или поздно убьет его.
Отец Лобинью? Так называют священников? Ник собирался расспросить о нем подробнее, но тут вмешался Томас:
— А Зи играет в этом какую-то роль? Шийн наверняка хотел, чтобы она была здесь.
— С течением времени все прояснится, — ответил Ледяной Джек. — Но ее и Ниссу необходимо как следует охранять, пока мы разыскиваем Квазима.
Ник очень хотел, чтобы Зи находилась как можно дальше от напугавшего ее монстра, и вздохнул с явным облегчением. Он даже не представлял, что присутствие чудовища может на нее так подействовать. Увидев Квазима даже на расстоянии, она упала в обморок. Теперь этот монстр, если пожелает, может врываться в ее сны и делать их кошмарными.
— Почему? — задал вопрос Роман Ледяному Джеку. — Здесь есть какая-то тайна?
— Ты не понимаешь? Вы все забыли о пророчестве? — Никто не ответил, и Ледяной Джек напомнил: — Проклятие Гофимбеля. То, что его мощную империю лутин победит полукровка. Возможно, это Зи, ее брат или сестра. А может, и ребенок Ниссы. Подумай об этом: есть причина, из-за чего томнафурач привел этих женщин сюда, нечто такое, что нам еще не раскрылось. Поэтому мы оградим их всех от неприятностей, пусть они исчезнут из поля зрения Квазима, пока мы не узнаем их роль в будущем.
Зи спала на кровати из стекла, укутавшись в мягкие меховые шкуры, и видела странный сон. Он не походил ни на один из снов, приходящих к ней когда-либо раньше. Сначала ничего не снилось. Вместо видений ей на ухо что-то нашептывал низкий таинственный голос, а сознание словно плыло в теплой темноте.
Он приносил свою добычу к ступеням,
На которых часто совершал жестокие обряды с жертвоприношениями.
И идя вверх, и зная о его могуществе,
Они пришли к горе и остановились перед священным камнем,
Руины были красными и окровавленными, они словно напоминали о том, что здесь происходило,
Как одного за другим пленников переправляли на землю гоблинов.
Внезапно в ее воображении появился образ существа: хобгоблин, опутанный темными цепями из потускневшего серебра, врезающимися в его плоть. А рядом с ним она увидела короля гоблинов, Гофимбеля.
Оба видения молчали, но глаза пленника горели ненавистью. И все-таки, когда король дал хобгоблину топор, тот его взял, потом отвернулся и, таща за собой цепи, взобрался на ступени алтаря.
Ужасная картина исчезла, и появилась новая, которая успокоила Зи. Она увидела Кадалах, населенный чистокровными волшебниками, каким он был в далеком прошлом — ошеломляющим, полным удивительных садов и света. Сияющий свет возникал благодаря волшебству и очарованию каждого из существ, живущих в холме фэйри, и поэтому был лучше, чем свет Солнца и Луны.
В голове Зи снова раздался приглушенный голос. Вслед за словами проплывали беспорядочные образы, но они совсем не напоминали людей с оружием из холодного железа. Казалось, само Солнце, лучи которого стали нестерпимо жгучими, почти смертельными, заставило чистокровных волшебников уйти с поверхности планеты. Солнце вынудило и гоблинов уйти под землю. Это было время ожесточенных войн. До засухи магические расы существовали под одним небом, и когда-нибудь они снова смогут жить вместе — на это надеялся шийн. Они воевали по своей воле, а не по воле Богини, не из-за магии земли, воздуха и неба. Зи повезло, что она была отчасти гоблином, отчасти человеком и отчасти волшебницей. Если она захочет, сможет заставить всех их мирно сосуществовать и не станет воевать сама с собой.
Не успев уловить весь смысл этого сообщения, Зи проскользнула в следующий сон. Она гуляла обнаженной по пустыне ночью, из-за темной тучи появилась ярко-красная луна. Вниз спустилось малиновое сияние, окутавшее Зи. Вдруг захотелось убежать, но прекрасный мягкий теплый свет обволакивал ее кожу. К тому же кровавая луна любила ее всю: и как человека, и как гоблина, и как волшебницу — как свое дитя. Луна поведала ей, что у нее есть цель.
Зи упала навзничь на мягкий песок. Свет медленно путешествовал по ее телу, становясь ярче, прижимая ее к земле, раздвигая ее руки и ноги. Проникнув внутрь ее и прикасаясь к чему-то в животе, он заставил все ее мускулы напрячься до предела. Голос в ее голове твердил:
«Ты станешь матерью великого единения. Ты принесешь согласие и мир всем расам».
Зи задрожала во сне, ведь, хотя свет был прекрасным, он предвещал ей какую-то мрачную судьбу, и это было неотвратимо. Она попыталась сесть, но мышцы не слушались ее, пыталась проснуться, но сон не отпускал.
Когда вошедшая Хло попыталась разбудить Зи, она задрожала и начала стонать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель - Джексон Мелани



муть не понравилось
Повелитель - Джексон МеланиЮлия
9.12.2013, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100