Читать онлайн Повелитель, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Повелитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Оставив детей и Зи любоваться подарками, Ник вышел из хижины. Он сел в машину, включил радио и, слушая новости, ждал, когда печка нагреет салон автомобиля. Прием радиоволн оказался некачественным, но услышанное поразило Ника. Часть рассказа Зи была абсолютной правдой. Человека, играющего роль Санта-Клауса в торговом центре «Вид на пустыню», убили и украли его костюм. Предполагалось, что какой-то Санта-самозванец занял его место и стал развлекать детей в торговом центре.
Ник дрожал, слушая скрипучий голос диктора и думая о том, что Гензель, Гретель и Зи находились рядом с убийцей.
«Что ты сейчас будешь делать?» — спросило привидение, мелькнувшее в боковом зеркале.
«Мы отправимся к фэйри».
Ник вздрогнул от этой странной мысли и выключил зажигание. Этот план ему не нравился, но снег растаял, и он уже вернуться на главную дорогу. Нравилось ему или нет, пора было ехать. Ник вытащил мобильный телефон, надеясь, что батарейка не села и он сможет дозвониться. Он решил, что вообще не поедет к родным на Рождество. Пора было ошеломить сестру этой новостью. Ник был удивлен тому, что родные восприняли его слова спокойнее, чем он ожидал.
Чтобы разместить детей и Зи в машине, не потребовалось много времени. Еще до того, как Ник вынес свой вещевой мешок, «ягуар» был полностью загружен пассажирами и багажом. Суматоха перед отъездом была веселой. Дверь хижины закрылась за ним с грохотом, прозвучавшим, как заключительный аккорд. Хотя Ник и не был суеверным, он все-таки почувствовал, что это маленькое убежище теперь для них закрыто, и у них нет другого выбора, кроме как двигаться дальше.
Они должны были найти более подходящее место. Осторожный Ник обычно действовал более осмотрительно, но оглядываться на сожженные мосты было уже поздно. Зи улыбалась ему, словно рыцарю в сверкающих доспехах, заставляя чувствовать себя немного героем. Она открывала в нем те качества, о существовании которых он даже не догадывался.
Нику нравилось ощущать себя человеком широких взглядов, совершающим решительные поступки, но это изменение произошло уж слишком внезапно. Не стремясь к резким переменам в своей жизни, стараясь всегда действовать по плану, Ник молился, чтобы на этот раз у них все получилось.
* * *
Сначала они ехали медленно. Непривыкшая ездить в автомобилях, Зи была очень довольна, а дети потихоньку привыкали к передвижению по дороге на колесах. Ник осторожно вел машину по тающему снегу, направляясь к главной дороге, стараясь не сбиться с пути. После поворота на восток началась мощеная дорога, ведущая в Неваду, а потом сворачивающая на юг, туда, где жили волшебники. Они будут двигаться по направлению к пустыне вдоль подножия горы в поисках любой пещеры, трещины или излома, которые могут указать вход в Кадалах.
Зи все еще нервничала, держалась настороженно, однако усталость давала о себе знать. А Ник, когда дело дошло до управления машиной, чувствовал себя уверенно. Зи находилась в состоянии между сном и бодрствованием.
Она еще не спала, когда «ягуар» проезжал через первый городок. По описаниям Ника городок представлялся красивым, на самом же деле это оказалось всего лишь расширением дороги с несколькими зданиями по обе стороны.
— Мне не нравится это место, — пробормотал Гензель.
Зи оно тоже не понравилось. Здесь было мрачно, пустынно, а единственный светофор зажигал свои огни для автомобилей, которые здесь практически не ездили. От всего этого бросало в дрожь. Дома были странно темными. Вагончик-кафе и заправочная станция были закрыты, хотя гирлянда огней в мини-маркете станций включалась и выключалась через равные промежутки. Листья, опавшие из-за мороза, заледеневшие, громко шуршали, быстро проносясь мимо машины, едва касаясь ее. Поднятые внезапным порывом ветра, они проплывали над безлюдной улицей, а их сухой шелест почему-то пугал.
Зи устремила пристальный взгляд на Ника, который тоже взглянул на нее, а потом внимательно посмотрел вверх, на трубы домов. Эту странность заметил и он. В каминах не горел огонь, в окнах не мелькали лица. Не было видно никаких следов на тающем снегу аллей, тянущихся вдоль немногочисленных домов городка, словно здесь жили привидения. Зи вспомнился лес, где она искала сосну для Ника. Здесь тоже все живое спряталось или убежало.
— Рождество… — буркнул Ник сам себе.
Зи понимала, о чем он думает. Вероятно, все жители уехали на праздники к родным и друзьям. Только часы на фонарных столбах да видеокамеры создавали видимость жизни.
— Все уехали отсюда? — тихо спросила Зи, чтобы не напугать детей. — В этом есть что-то необычное?
Ник потер виски. Она пыталась его поддержать. От постоянной болтовни детей у нее явно болела голова. Но они оба почувствовали внезапный прилив нежности друг к другу.
— Мой мозг превращается в Вавилонскую башню, — пожаловался Ник. Ему казалось, что он все лучше понимает свою любимую. — Видимо, все уехали из города одновременно.
— Правильно. Но не стоит останавливаться, — вдруг попросила Зи, нежно кладя руку на его ногу. Мышцы Ника подпрыгнули. — Какой-то… неприятный город.
Ник согласно кивнул. По-видимому, оба интуитивно ощущали одно и то же. Игнорируя требование светофора остановиться, «ягуар» проехал через перекресток на красный свет.
— Нам нужен бензин, — сказал Ник. — Но через двадцать миль будет другой городок. Остановимся там.
— Хорошо, — согласилась она. — Разбуди, когда приедем туда.
Вызванное видом странного города неприятное, пугающее чувство пропало, как только городок исчез из виду. Внезапно ощутив непреодолимую усталость, Зи закрыла глаза. Но сон не стал для нее убежищем. Пришлось проснуться, как только дорога расширилась, а Ник увеличил скорость. Каждая клеточка организма вопила, что Зи попалась в ловушку. Ей казалось, что она находится в каком-то мрачном подземелье, в месте более ужасном, чем община, и больше похожем на могилу. И хотя Зи видела, что она и дети в безопасности, на поверхности земли, потребовалось какое-то время, чтобы успокоиться.
Но образы из ночных кошмаров продолжали проноситься перед глазами. Среди них было то чудовище, ужасное существо из магазина! Оно приближалось — тот хобгоблин, который пытался похитить ее мечты. Он пристально посмотрел в глаза Зи, улыбнулся и объяснил: «Я в меру жадный — менее жадный, чем большинство исполнителей, о которых ты знаешь. И я делаю достойное дело. Присоединяйся ко мне. Неужели ты не хочешь, чтобы за тебя отомстили?»
Отчасти она поняла слова, звучащие в ее голове, оставляющие холодный след зла. Вдруг ей захотелось поверить ему.
«Это всего лишь сон», — внушала себе Зи. Но это ей совсем не помогло.
«Откуда ты знаешь, что это сон? Может, это из твоего сердца?» — заспорил неизвестный грубый голос.
— Ты что-то слышишь? — шепотом спросила она Ника.
— Ничего. Только шум мотора, — отозвался он.
Зи слышала вовсе не гудящий мотор. Чудовище снова заговорило, запинаясь. Этот голос присутствовал раньше в каком-то другом ночном кошмаре. Голос становился громче… а потом монстр появился рядом! Чувствовался запах чудовища, а его бледное отражение проявилось на лобовом стекле.
Возникли и другие видения. Следя за отражением, она увидела, что в конце какого-то длинного коридора происходило что-то ужасное. Не в силах отвести глаза, она наблюдала за тем, как крохотные гоблины, выглядевшие очень странно, скакали под неслышимую музыку. Угадывающийся ритм музыки был характерен для одной из общин. Вдруг Зи поняла, что маленькие гоблины не танцевали, а корчились от боли на полу пещеры, покрытом зеленой пылью. Зи не знала точно, как выглядели лица гоблинов в обычной жизни, чтобы понять, искажены они экстазом, или эти лутин страдали от боли. Но интуиция подсказывала ей, что от той зеленой пыли гоблины умирали, и чудовище в стекле было виновно в этом.
«Но может, так и должно быть?» — зудел в ушах Зи грубый голос, не исчезая даже после пробуждения. Этот голос звучал все громче, яснее и ближе.
«Почему ты убегаешь от меня? Я тебя почти вижу». Внезапно монстр протянул к ней когтистую руку из ветрового стекла машины. Рука замерла прямо возле ее подбородка, пытаясь прикоснуться к Зи.
Внутри нее начал возникать крик, который, вырвавшись, мог разорвать горло и легкие! Он заполнит собой машину и разобьет ветровое стекло…
Ник схватил руки любимой и сжал их, и чудовище отпрянуло и исчезло, огорченно зарычав. Еле сдерживаемый страх Зи также исчез, улетучился, как воздух из воздушного шарика. Стена белого шума воздвиглась между ее просыпающимся умом и подсознанием, но ужасный голос больше не слышался. Ей удалось заставить себя проспать весь оставшийся отрезок пути.
— Тебе снились кошмары? — прошептал Ник.
— Да. — Она крепко сжала его руку. — Но страшные сны закончились.
Зи, успокоившись, улыбнулась заботливо смотревшему на нее Нику.
В это верилось с трудом, но самочувствие Зи улучшалось после его прикосновений — она словно становилась сильнее и умнее. Просто… лучше. Обыкновенный человек, не обладающий магическими способностями, смог отогнать этот ужас. Значит, что-то было в его человеческой природе, что могло приструнить призраков и заставить ужасный голос покинуть ее мозг.
Когда Зи медленно выдохнула, мышцы, до того словно завязанные в узел, наконец расслабились. Автомобиль быстро мчался по дороге, и Зи удивлялась, откуда взялся пессимизм, почему ее охватил ужас?
Не было причин для страха. Они двигались к Кадалаху на высокой скорости. Ник верит ей и поможет объяснить волшебникам, что произошло. Чудовищу не удастся совершить ужасное преступление. Фэйри сделают безопасными ее сны и сны детей, пока монстр не умрет. Все будет в порядке.
— Все будет в порядке, — с нежностью в голосе убеждал ее Ник, будто читая мысли Зи. — Обещаю. Все закончится прекрасно.
И Зи ему верила.
Ник чувствовал себя странно: в основном неплохо, но непривычно. А с другой стороны — просто ужасно. Он устал и ясно ощущал, что его тело состоит из множества костей и суставов, которым уже не хватало гибкости. Особенно неприятные ощущения были в позвоночнике. Весь скелет жаловался небезосновательно, но позвонки протестовали громче всего, не желая спать на полу в хижине, хотя Ник лежал на деревянном полу, а не на битых стеклах и не на гвоздях. И, вероятно, протесты будут продолжаться, пока он что-нибудь не предпримет. Единственное, что могло заставить позвоночник замолчать, — это двойная порция ибупрофена, который Ник не хотел принимать, пока не найдет место, где можно будет переночевать. Ибупрофен хорошо справляется с болью, но, как и многие лекарства, действует и как снотворное.
С другой стороны, Ник не помнил себя таким живым по меньшей мере последние десять лет или даже дольше. Ему не хотелось, чтобы эти чувства притупились после приема ибупрофена.
Признавая с небольшой охотой правоту призрака, Ник ощутил острее, чем когда-либо, что в последние годы он не жил настоящей жизнью. Каждое завтра просто принимало форму каждого сегодня, совсем такого же, как каждое вчера, и во всем ощущалась пустота. Спасая множество людей, возвращая им самый великий из даров, ему все еще не с кем было делиться самыми важными мыслями. Никто не смеялся вместе с ним над тем, что казалось смешным ему, никто так же, кик он, не любил сливочное мороженое с кофе мокко и с карамельным сиропом или прогулки под дождем босиком.
Его жизнь была самой обыкновенной. Он был полезен людям, вполне обеспечен материально, но жил, не ставя себе какую-то конкретную цель. Все казалось бессодержательным, одним и тем же, каждый день повторял предыдущий, и так могло продолжаться до конца его жизни. Зачем прилагать усилия, прокладывая дорогу в никуда? Случится только то, что уготовано судьбой, — так считал Ник.
К счастью, отсутствие дорогих увлечений позволило ему погасить кредит на учебу и даже скопить деньги на черный день. Сейчас эти сбережения могли пригодиться. Он бы с радостью отдал все заработанные деньги, и, возможно, даже свою жизнь, чтобы спасти Зи и детей.
Ник понимал, что это ранее неведомое ему чувство резко меняет его жизнь, но это чувство было настоящим, тем, чего Ник ждал. Его обыденное «я» отсутствовало уже несколько недель. И появление привидения было здесь ни при чем.
Привидение в этот момент решило прочистить горло.
«Что? — Ник насторожился. — Неужели ты не видишь, что я задумался? Прояви немного уважения и позволь мне побыть наедине с собой».
«Да, я знаю, что ты задумался. Давай об этом с тобой поговорим — о том, как тебе жить дальше».
«О чем мы будем говорить?» — подумал Ник, вглядываясь в боковое зеркало автомобиля. Отражение немного смахивало на пациента клиники для алкоголиков и наркоманов. «Ты болен? — спросил он у призрака, и в его голосе прозвучала озабоченность. — Ты как-то постарел».
«Что-либо доказывать — тяжелая работа. — Привидение вздохнуло. — Но сейчас я чувствую себя лучше. Не беспокойся обо мне. Нам нужно поговорить о том, что для тебя в жизни приемлемо, а что — нет. Ведь чувства, испытываемые к Зи, — это нечто необыкновенное при данных обстоятельствах. Не так ли? Никто из тех, кого я знаю, не окунался с головой в эмоциональный омут любви с первого взгляда, которая и есть настоящая любовь. Поэтому не рассказывай мне, что кто-то еще испытывает это глубочайшее чувство, мне об этом не известно. И среди твоих знакомых нет ни одного человека, способного на такое, — их просто нет. Ник, ты не такой, как твои друзья. Вернее, не совсем такой. Понимаешь, ты не стопроцентный человек», — подытожило привидение.
«Это самые подлые из всех твоих слов! — возмутился Ник. — Только потому, что я полностью отдаюсь своей работе и не очень общителен…»
«Нет, не поэтому. Мне известно, что ты, Ник, не человек. В буквальном смысле. Во всяком случае, не полностью человек».
«О чем ты говоришь, черт побери?»
«Это весьма трудно для понимания…»
«Просто продолжай. Как это — я не человек?» — Ник до боли сжал руль.
«Один из твоих предков, живший три поколения назад, был влюблен в могущественную пикси и тайно встречался с ней. Это был отец твоей матери».
С пикси! Машина вильнула в сторону, и Зи бросила на Ника слегка встревоженный взгляд. Он попытался успокоить ее улыбкой и пробормотал:
— Мне показалось, что на дороге птица.
Потом обратился к привидению: «Смотри, что я чуть не натворил из-за тебя! Хватит выдумывать разные небылицы, хорошо? Хотя бы пока я веду машину».
«Извини, но я не вру. Это была пикси. Она безумно влюбилась и… от этой большой любви родился ребенок. С тех пор ее семья пытается сделать все, чтобы это не имело нежелательных последствий. Долгое время твои предки-волшебники находятся в изгнании. Помнишь, мать всегда выворачивала наизнанку карманы твоих брюк, когда ты собирался выйти из дома?»
Ник нахмурился, глядя на призрачное лицо в стекле. Он хорошо помнил, что это его страшно раздражало, так как другие дети постоянно дразнили Ника. Ему приходилось запихивать карманы обратно, как только мать не могла его видеть. Но иногда он забывал их снова вывернуть перед возвращением домой, и тогда с матерью обязательно случался припадок. Иногда она кричала, а иногда плакала. В конце концов все закончилось тем, что мать начала зашивать карманы в одежде его и сестры и заставляла их всегда носить с собой соль.
«Что ж, это был способ не подпускать к себе пикси, — пояснило привидение. — Твоя мать всегда боялась, что они могут объявиться и забрать тебя, так как ты первый отпрыск Мужского пола в роду. Вот почему ты прожил столько времени с родственниками отца. Они старались держаться подальше от магических существ и умели защищаться от волшебников. — Призрак внезапно спросил: — Помнишь сказку о Питере Пэне? Там фея умирала каждый раз, когда кто-то говорил, что не верит в ее существование. Что ж, в этом есть доля правды. Семья твоего отца была чем-то вроде…»
«Дешевого мотеля для волшебных существ», — закончил Ник за него. Это умозаключение, хотя и не очень приятное для него, многое проясняло в том, что касалось образа жизни родственников. Ник всегда подсознательно ощущал это. Вспоминалась постоянная бдительность всех членов семьи и их крайне неодобрительное отношение к разговорам его и сестры о волшебстве и к их играм с амулетами. Это объясняло, почему ему всегда казалось, что он задыхается от этих запретов, а временами Ник даже заболевал от этого.
«Твои предки изничтожали волшебников и все волшебное. Не оружием, а своими мыслями. Жизнь всего рода строилась ни отрицании парапсихологических явлений. То есть они, собственно говоря, антисущности волшебного мира. Люди с экстрасенсорными способностями также не могут действовать вблизиних. Родные твоего отца нейтрализуют магию в любом месте, в любой форме. Кровь последующего поколения по отцовской линии была разбавлена кровью пикси. Общение с его семьейне было физически смертельным для тебя и сестры, но они были достаточно сильными антимагами, чтобы пикси немогли и близко подойти».
Пикси и один старый веселый эльф. Неудивительно, что Рождество всегда было таким безрадостным. Что за праздник без волшебства — даже если это волшебство, порожденное верой? Теперь было понятно, почему Ник считал своих родных вредными и неприятными людьми, хотя все их любили и уважали.
«Точно, — согласился призрак. — Они вредны для тебя. Не потому, что не верили предостережениям твоей матери. Наоборот, понимая это, родственники боялись за тебя и твою сестру. На самом деле они заботились о тебе, Ник. И если бы существовала возможность очистить вашу кровь от крови волшебного народа, они бы это сделали».
Ник был ошеломлен, он даже похолодел от ужаса.
«Так вот почему мать осталась с отцом, постоянно страдая из-за частых размолвок и побоев. Он оберегал детей от волшебников».
«Да».
«Проклятие! Почему мне об этом никто ничего не говорил? Почему нас с сестрой оставили в неведении? Мы имели право это знать!»
«Не знаю, почему они молчали… Возможно, боялись того, что ты и Пруденс захотите отведать запретного плода. В детстве вы с сестрой всегда с большим упрямством нарушали правила поведения. Возможно, ваши родители открыли бы впоследствии вам эту тайну, если бы они не умерли».
Действительно, Ник и Пруденс были изобретательными и своенравными детьми. Убежать, чтобы поиграть с пикси, показалось бы им заманчивым и необычным приключением.
«Итак, что все это для меня значит? Почему я узнал правду только сейчас? Или просто звезды расположились роковым образом?»
«Нет, небеса спокойны, как и всегда. У тебя есть другая причина отправиться на поиски волшебников. И не потому, что Меркурий занял на небе определенное положение или еще что-то вроде этого, а потому, что ты впервые встретился с волшебным существом и это пробудило некую спящую внутри тебя силу. Наконец-то зажглись свечи твоей души. Настало время просветления и знания».
Ник задумался.
«Зи — волшебное существо?»
«Да, она не просто отчасти гоблин, а еще и немного волшебница. Род Финварра даже древнее, чем она думает».
«И все-таки надо повидаться с фэйри. Правда, моя мать препятствовала таким контактам, и на то были весомые причины. Похоже, Зи и дети тоже боятся фэйри».
«Пожалуй, сейчас это единственное, что можно сделать. Хотя тебе никогда раньше не приходилось сталкиваться с этим. К тому же с течением времени твои чувства к Зи станут только сильнее, и их труднее будет контролировать».
Призрак прав. Все это — его чувства, Зи, чудовище, о котором она говорит, — находится за пределами того, с чем Нику приходилось когда-либо сталкиваться. И ему нужна помощь.
«Поэтому ты тут, не правда ли? — спросил Ник у привидения. — Ты здесь не для того, чтобы вернуть мне рождественский дух или даже спасти мою душу, а чтобы удостовериться, что я…»
«Что ты выбрал правильный путь и наконец осознал свою сущность. Ты сейчас на распутье, Ник, и тебе нужно решить, кем ты будешь. Мы однажды ошиблись, и я не хочу, чтобы это повторилось».
«О чем идет речь? Неужели я раньше уже встречал Зи и ушел от нее?»
«Да, ты ушел от нее. И мы с тобой всегда об этом жалели. Я точно не знаю, что тебя ждет на этом пути, но доверься мне. Непроторенную тропу легче будет пройти, преодолев все препятствия, если принять правду о самом себе. Вспоминается пословица: дом, разделенный на две части, не сможет противостоять буре».
«Итак, ты не знаешь, что случится с Зи и со мной?»
«Нет, но сейчас я полон надежд, не то что раньше».
И Ник тоже надеялся на лучшее, но он понимал, что ему понадобится помощь, и вряд ли ему сможет помочь его приятель Джейс или это привидение, если оно говорит правду.
«Я сделаю все, что смогу. Мертвые обладают способностью заглядывать в будущее», — произнес призрак.
«Спасибо».
Ник резко выдохнул. Сейчас, кроме помощи призрака, ему не мешало бы принять кофеина. Человеку трудно справиться с такими откровениями без небольшого допинга.
Он стал вглядываться в проносящиеся мимо пейзажи и с сожалением подумал о том, что у него не было джипа или другого транспортного средства, которое могло бы взобраться на почти отвесные скалы. Обладая большой мощностью и развивая высокую скорость, «ягуар» со своей низкой посадкой больше походил на скаковую лошадь, а сейчас нужна была горная козочка.
Привидение прервало его мысли:
«Итак, у меня теоретический вопрос, Ник. Смог бы ты убить гоблина? Ты говорил, что пожертвовал бы своей жизнью ради Зи. А смог бы ты отказаться от своих жизненных принципов?»
Ник задумался. Врачи должны помогать людям, они дают клятву Гиппократа. Он всегда выступал за правду, справедливость и гуманность, но убить кого-то… даже гоблина… Черт возьми, ему даже охота не нравится!
«Эй, Ник! Ты меня еще слушаешь?»
«Да, я смог бы, но в самом крайнем случае», — наконец с неохотой произнес Ник. Врачи не убивают. Тем не менее, если бы пришлось убить гоблина, чтобы защитить Зи, детей или жизни других людей, он не будет сомневаться, как ему поступить.
«Хорошо. Я надеялся, что ты это скажешь». Призрак говорил тихо и выглядел усталым. Он постарел по крайней мере на десять лет с тех пор, как они сели в машину.
«Ты совсем неважно выглядишь, — заметил Ник, вдруг почувствовав смутную тревогу. — Все в порядке?»
Призрак устало пожал плечами.
«Мое время истекает».
«Как это понять? — Ник внезапно ощутил тревогу и уныние. — Как твое время может истечь? Ведь ты дух, а духи бессмертны».
«Конечно, духи бессмертны, но это не значит, что я должен сопровождать тебя вечно, не так ли? — Призрак улыбнулся. — Послушай, ты же читал Диккенса и знаешь, как это происходит. Когда ты меняешься, становясь кем-то другим, я исчезаю».
«Но…»
«А теперь выше голову! Мы въезжаем в городок, а об этом поговорим позже. Мне надо осмотреться, пока ты запасешься бензином. Этот городок вызывает неприятные ощущения».
«Осмотреться?» — переспросил ошеломленный Ник, но призрак уже исчез.
Он был прав: «ягуар» вскоре въехал в селение. Ник увидел за деревьями заправочную станцию и сбавил скорость, чтобы свернуть туда. Снег пока не шел, но холодный ползучий туман уже завис над придорожными деревьями, показавшимися пылкому воображению Ника духами умерших лесных нимф.
«Что? Настоящих привидений тебе уже мало?» — удивленно прозвучал далекий голос, но в стекле призрак не появился.
«Не упрекай меня. Ведь это ты забил мою голову всякой ерундой», — ответил Ник.
Он понемногу стал привыкать к странному, нелепому утверждению, что он отчасти волшебник. За последние двенадцать часов его мозг несколько перестроился. В нем появилось место для таких понятий, как подружка-полугоблин и предки-пикси. И привидение.
«Я это ценю. Раньше таким мыслям не находилось места и твоей голове», — пошутил призрак.
— Мы здесь остановимся? — поинтересовалась Зи. Бензин был еще не на нулевой отметке, но заправочные станции, встретишь не часто, а на пустынных территориях и тем более. Кроме того, Нику хотелось подышать свежим воздухом и наконец-то выпить кофе.
— Нам нужно купить бензин. Кто-нибудь голоден? — Он надеялся, что виду него вполне нормальный. Ник уже привык разговаривать с привидением, но понятия не имел, как обрушить новость о своих необычных качествах на любимую девушку. Хотя кто, как не Зи, мог в это поверить?
— Мы можем где-нибудь купить собачьих галет? — спросил Гензель, когда машина остановилась. — Коробка почти пустая.
— Собачьи галеты! — Гретель радостно захлопала в ладоши.
— Теперь вам не придется есть собачьи галеты, — мягко произнес Ник, оглядываясь. — Есть столько вкусных вещей, которые вы сможете попробовать! Как насчет овсяного печенья или настоящих галет? Держу пари, тебе понравится печенье «Фиг ньютоне».
— Но я не знаю, что такое «Фигньютс», а собачьи галеты мне очень нравятся, — заметил Гензель, прижимая к груди картонную коробку. — Это хорошие галеты, не такие, как для большой собаки.
Ник не хотел продолжать этот разговор.
— Я люблю рождественские деревья, но это не значит, что я их ем. — Он внезапно вспомнил, что мать предвидела, как трудно ему будет воспитывать собственных детей.
Лицо Гензеля вытянулось от огорчения. Ник вздохнул и взглянул на Зи. Она, еле сдерживая улыбку, пожала плечами и ничего не сказала.
— Пойду посмотрю, есть ли там собачьи галеты, — сдался Ник.
— Именно такие собачьи галеты, — настаивал Гензель, показывая коробку с улыбающимся терьером и толкая ее в сторону Ника.
— Хорошо. — Не стоило так беспокоиться. Диета, основанная на собачьих галетах, вероятно, наименьшая из проблем, которые Нику предстояло решить. — Зи, как насчет кофе? — предложил он.
— Это было бы чудесно. И побольше сахара, пожалуйста.
Ник вспомнил еще кое о чем.
— Гм… Позади заправки находятся туалеты, если кому-то нужно умыться или… гм… — Он замолчал, чувствуя себя глупо.
Ведь Ник врач! Почему же он запинается, говоря о естественных потребностях организма? Конечно, и Зи, и детям пора воспользоваться туалетом. Мозг Ника, казалось, начал плавиться, и произнесенные слова прозвучали тихо:
— Я вернусь через минуту.
Он вздрогнул, почувствовав сигнал тревоги, поднимающийся вверх по его позвоночнику, но проигнорировал его и, разозлившись на самого себя, направился к крохотному мини-маркету с запотевшими окнами. Через эти окна едва можно было разглядеть интерьер магазинчика, такой же мрачный, как и его фасад. Возможно, владелец экономил на электроэнергии.
Ник опасался, что заправочная станция может быть закрыта, а мини-маркет вообще не работает. К счастью, это было не так. Двойные стеклянные двери легко открылись от толчка. «Хо-хо-хо», — раздалось из-за прилавка при появлении Инка. Воздух в помещении был прохладным, а что-то в прозвучавшем голосе заставило подняться волоски на руках и волосы на голове Ника. Он медленно обернулся, чтобы всмотреться в лицо служащего.
«Какого черта?» — этот вопрос стал его первой и единенной законченной мыслью.
Ник лихорадочно пытался осмыслить то, что видел перед собой. Три вещи в явно бесполом существе, которое обращалось к нему, были угрожающими. Это ружье, небрежно сжимаемое мощными когтями, четыре кисти существа, каждая из которых принадлежала отдельной руке, соединяющейся с удлиненным торсом. Наконец, что, впрочем, было наименее важно, на его зеленоватого цвета туловище совсем не было одежды, только ярко-красная шапочка Санты на чрезмерно большой голове с оскаленной пастью.
Ник впервые видел чистокровного гоблина, огромного и отвратительного.
— Этого только не хватало! — упрекнул Ник привидение, предложившее здесь остановиться, но его дружка духа нигде не было видно.
— Ты с-сейчас у меня получиш-шь! — прошипел гоблин. — Попрощ-щайся с ж-жизнью, человечиш-шка! Пришел день расплаты, и я наконец-то буду вознаграж-жден!
Бесполое существо вскинуло ружье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель - Джексон Мелани



муть не понравилось
Повелитель - Джексон МеланиЮлия
9.12.2013, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100