Читать онлайн Повелитель, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Повелитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Этим вечером Нику явно не везло. Он поскользнулся на замерзшей тропинке и упал в сугроб, присыпанный градом. Гензель и Гретель подумали, что это такая игра, и тут же с радостными криками прыгнули вслед за ним. Ник крякнул, когда дети приземлились на него. К счастью, они ничего ему не повредили. К тому же снег под ним немного ослабил силу удара. Дети походили на мешки с песком, и это отличало их от других малышей, с которыми он когда-либо сталкивался. Их тела были очень твердыми.
Зи упрекнула своих брата и сестру и оттащила их от сугроба, но Нику показалось, что ее глаза радостно вспыхнули, когда она увидела его в снегу. Стараясь выглядеть достойно, Ник поднялся на ноги и отряхнулся. Зи и дети помогли ему. Гензель и Гретель были полны энтузиазма. Они наверняка отлично справились бы с детским праздничным набором подарков, подвешенным в глиняном горшке. Его нужно было найти и разбить с закрытыми глазами.
Ник достал свой вещевой мешок и запасы продуктов для яичного коктейля. Он чуть не схватил корзину с заднего сиденья, но вдруг ему в голову пришла блестящая идея. Дети не могли бодрствовать долго. Когда они лягут спать, Ник, словно добрый Санта, приготовит им подарки. Наверное, Гензель еще мал для радиоуправляемой машинки, а Гретель не сумеет одеть миниатюрную медведицу без посторонней помощи, но все равно они получат подарки рождественским утром. Может, Ник найдет какие-нибудь носки — или даже воспользуется своими собственными — и положит в них немного белого шоколада и сушеных абрикосов.
Вдруг ощутив восторг из-за того, что оказался отрезанным от мира в канун Рождества, Ник захлопнул багажник своего автомобиля и осторожно пошел к хижине.
— Ник, отведи детей в дом, — попросила Зи. — Я хочу набрать еще дров.
— Подожди, я тебе помогу, — предложил он.
— Нет! — Зи произнесла это резко и слегка взволнованно. — Я знаю, где лес. Это недалеко отсюда. Дети не должны оставаться одни, им ведь пришлось многое испытать.
Ник как раз остановился у двери хижины и, обернувшись, Ник смотрел на Зи, держа в руках свою коробку с припасами. Он хотел поспорить с ней, но она метнула быстрые взгляды сначала на детей, а потом на темный лес, и Ник понял, что сейчас момент был неподходящим. Она не хотела, чтобы Гензель и Гретель шли в лес, но оставлять их одних тоже боялась. Нельзя было оставлять детей одних у открытого огня. Но ему не правилось, что Зи пойдет в лес одна — ведь ее явно что-то беспокоило. Вряд ли у нее был фонарик и оружие.
Неожиданно Нику в голову пришло разумное объяснение. Охотничий сезон еще не наступил, но это не мешало браконьерам убивать оленей. Возможно, поблизости лежит разлагающийся труп оленя и Зи не хочет, чтобы дети его увидели.
— Давай я пойду вместо тебя, — осторожно предложил он. — Расскажи мне, где это.
— Я знаю, где лес, — повторила Зи, качая головой. Из-за огня камина, отражающегося в окне, ее длинные распущенные полосы загадочно блестели. — Ты не найдешь в темноте.
— Тогда хотя бы подожди, пока я принесу фонарик из машины.
— Все в порядке, небо прояснилось. — Зи указала вверх открытой ладонью. И, как ни странно, она не ошиблась. Буря закончилась поразительно внезапно. В ночном небе ярко сияли крупные звезды.
— Свет луны освещает дорогу.
— Хорошо, — наконец согласился Ник, почувствовав, что его ноги коченеют, а все тело дрожит от холода. — Но не задерживайся. Если не вернешься через десять минут, я пойду тебя искать.
— Я не задержусь, — пообещала Зи, прикоснувшись к его руке и наградив благодарной улыбкой.
Хотя Нику не терпелось побыстрее согреться, он не сводил с нее глаз, пока она не скрылась в лесу. Зи походила на прекрасную фею, исчезающую в сказочном зачарованном лесу. На одно безумное мгновение Нику показалось, что она бросает его с детьми и никогда уже не вернется.
— Это Рождество? — Гретель понюхала коробок, который доктор держал в руках. — Хорошо пахнет.
Забыв о своей странной фантазии, Ник посмотрел вниз.
— Это часть Рождества, — пояснил он. — Пойдемте в дом. Я переоденусь, а потом покажу вам, как готовить яичный коктейль. Ваш первый яичный коктейль, — поспешно добавил врач.
* * *
Вскоре вернулась Зи с тяжелой охапкой дров. Чтобы собрать дрова, которые будут греть их до самого утра, ей пришлось углубиться в лес. Зи обрадовало то, что дети приятно проводили время с нежданным гостем. Но все же она сильно удивилась, зайдя в лачугу и увидев, что Гензель и Гретель вертятся, словно дервиши, буквально отскакивая от стен. Ведь они выглядели подавленными с тех пор, как столкнулись в магазине с этим… существом, выдававшим себя за Санта-Клауса.
Ник повернулся к Зи, вошедшей в дом. Он подбежал к ней, чтобы помочь сложить дрова. Врач успел сменить рубашку, но его брюки еще не высохли. Он выглядел слегка обеспокоенным.
— Клянусь, мой яичный коктейль безалкогольный, — уверял Зи Ник. — Не знаю, почему они так себя ведут.
— Не беспокойся. Это не из-за алкоголя, — пояснила Зи.
— А из-за чего? Из-за сахара?
— Нет, это то, что ты называешь… мускатный орех.
— Мускатный орех? — удивился Ник.
— Мускатный орех.
— Что ж, позор на мою голову! Никогда раньше не слышал о такой аллергической реакции. — Ник вздохнул, глядя, как дети буквально громят стены и мебель и заливаются смехом, сталкиваясь друг с другом. — Это ничего, что они так бесятся?
Зи посмотрела на полупустые чашки.
— Ничего. Скоро они крепко заснут.
— Николас Энтони! — позвала Гретель из-под расшатанного стола, стоящего посредине комнаты. — Можно нам попить еще Рождества?
— Не сейчас. — Ник сложил дрова на безопасном расстоянии от камина. — А это называется яичный коктейль. Почему бы тебе не вылезти из-под стола? Я расскажу еще о Рождестве.
— Хорошо.
Гретель что-то прокричала брату на их родном языке. Дети тонко захохотали, а потом послушно подошли к Нику, сидящему у камина. Гензель не удержался и сделал по пути еще одно сальто.
— Что еще бывает на Рождество? Мальчик прыгнул с шумом на одеяло.
Зи понимала, что Нику неловко сидеть на одеяле в мокрых брюках. Но все же он там оставался, пока Гретель не подсела к нему и брату.
— Знаете, Рождество — это пора любви.
— Любовь! — с презрением фыркнул Гензель. — Кому нужна любовь? Это для девчонок.
— Я говорю о братской любви, — поспешно уточнил Ник. — Мир на Земле и доброжелательность ко всем.
— Братская… то есть только к мужчинам? — Гретель обиженно выпятила нижнюю губу. — Это несправедливо.
— И к женщинам тоже, — добавил Ник. — И к детям.
— Как насчет лягушек? И рыб? — поинтересовался Гензель. — И кузнечиков?
— Да, и к ним. Мир на Земле для всех, — торжественно произнес Ник.
Внезапно он вспомнил об одной особенности детей. Он понял, что брат и сестра часами будут называть различных существ, если их не остановить.
Зи дала Нику чашку ароматного травяного чая. Он рассеянно поблагодарил. Девушку это рассмешило. Дав чай детям, она подсела к ним, бросив на пол второе одеяло. Ей явно нравилось сидеть поближе к огню и смотреть, как языки пламени играют с чертами лица Ника, заставляя его глаза блестеть, делая их цвет необычным — золотисто-зеленым. На ее родине глаза у всех были темными.
— Что еще бывает на Рождество? Я люблю еду, — заявил Гензель. — Расскажи нам о ней.
— Знаете, на Рождество принято есть определенные блюда, — сообщил Ник.
— Леденцовые палочки! — Зи вспомнила название конфеты, которую попробовала один раз, приехав в город.
Она пошла тогда с городскими детьми посмотреть на толстяка в красном костюме, пришедшего в торговый центр. Это было в декабре. Дети называли его Санта-Клаусом, но Зи знала, что они ошибаются. Настоящий Санта — это эльф. Мать иногда пугала ее им.
— Да, перечная мята — рождественский вкус, — согласился Ник.
— И яичный коктейль? — добавила Гретель.
— Пирог с поганками? — быстро вставил Гензель, чувствуя себя вне игры.
— Э… нет, — возразил Ник. Потом, увидев обиженное выражение лица мальчика, улыбнулся и добавил: — Это блюдо подойдет скорее для Хэллоуина.
— Хэллоуина? — переспросили Гензель и Гретель одновременно.
Зи назвала этот праздник на гэльском языке, и дети закивали. Они знали о некоторых языческих пиршествах, которые устраивали жители ближайшего города.
— Когда начинается Рождество? — поинтересовалась Гретель. — И когда оно закончится?
Вылавливая из своей памяти беспорядочные сведения о праздниках, Ник пояснил:
— В некоторых местах Рождество отмечают двенадцать дней, а в других празднуют всего один день.
— Почему? — удивился Гензель.
— Не знаю точно, но есть песня о двенадцати днях Рождества.
— Спой ее! — попросили дети в один голос.
Ник любезно согласился. Он прочистил горло и запел о серой куропатке на грушевом дереве. Детям очень понравилось, Как он поет. Они начали ему подпевать, когда Ник дошел до того места, где говорится, в какой очередности дарят подарки.
Когда они допели, Ник выпил залпом чай. На его лбу выступили капельки пота. Зи смотрела на него, совершенно очарованная.
— Спой нам еще песню, — попросила Гретель.
— Гм… хорошо… я знаю еще одну. О лапландском олене с красным носом.
Когда Ник начал петь, Зи потянулась за чайником, стоящим на камине. Она налила ему, брату и сестре еще чаю. Это был довольно вкусный напиток. К тому же травяной чай мог избавить от внезапной острой боли в желудке, притупить голод. Зи страдала из-за того, что дети были голодными, но она до утра не могла пойти на охоту, и если они не попьют чаю, то будут до завтра испытывать чувство голода.
Гензель и Гретель одобрили и эту песню, хотя даже после подробных описаний Ника не совсем поняли, что такое олени.
— Еще песню! Еще песню! — потребовал Гензель, хлопая в ладоши. — Песню о еде!
— Ну… — Ник выпил очередную чашку чаю и задумался. — Я знаю еще одну. В ней есть и о еде. — И начал петь.
Ник запел красивую песню. Но, услышав слова «Ледяной Джек щиплет тебя за нос», дети открыли рты от изумления и посмотрели на врача, округлив глаза. Он перестал петь.
— Что случилось? Что-нибудь не так? Зи быстро объяснила:
— Ледяной Джек… Ты можешь представить себе страшное привидение?
— Да.
— Мы называем его Ледяной Джек.
— О, извините! — Ник был растерян.
— Все в порядке. Это всего лишь легенда. Я уверена, что на самом деле Ледяной Джек добрый. — Зи говорила так ради детей. Она много раз их клятвенно уверяла, что отправиться к волшебникам — это вовсе не опасно. Зи с радостью обсудила бы это с Ником. Но если он не слышал о лутин, то, вероятно, ничего не знает и о волшебниках.
— Ник, продолжай петь, пожалуйста. Это красивая песня.
— Нет. Я не помню все слова, — смутился он.
Зи снова налила чаю.
— Что еще бывает на Рождество?
Глаза Гретель еще светились, но пик действия мускатного ореха уже миновал.
Ник чувствовал себя неловко, говоря на эту тему. Все-таки он хотел бы честно, разумно и основательно рассказать о Рождестве. Он не верил в целесообразность лжи детям, он не собирался от них ничего скрывать.
— Для многих людей Рождество — это совершенно необычное празднование дня рождения. Вы когда-нибудь слышали об Иисусе? — спросил он.
Зи тихо пояснила детям, кто такой Иисус, и они закивали. Успокоившись, Ник увлеченно рассказал о Марии и Иосифе, о том, как они отправились в город под названием Вифлеем. В самом начале рассказа Гретель снова его перебила.
— И у них не было дома, как у нас, — грустно заметила девочка, и ее глаза наполнились слезами. — Бедная Мария! Ей тоже пришлось пойти к эльфам?
Удивленный и немного смущенный, Ник продолжал рассказ.
— К эльфам? Нет! Не волнуйся! Они нашли себе жилище в Вифлееме. А после рождения младенца пришли мудрецы и принесли им чудесные подарки. Хотя… это лишь одна часть празднования Рождества. В наше время оно связано и с Санта-Клаусом.
— Санта-Коготь? — Гензель понизил голос, поднял руки перед собой и скрючил пальцы, изображая птичьи когти.
— Клаус, а не коготь. Его также называют Крисом Крингле или Рождественским Дедом.
— Крис Крингле, — повторил Гензель. Когда мальчик выговаривал букву «к», у него получался какой-то горловой звук. С сомнением в голосе он добавил: — Похоже на имя эльфа. Настоящего.
— Он и есть «именно тот старый веселый эльф», — засмеялся Ник.
— Настоящий эльф? — воскликнула Гретель с тревогой в голосе, перестав плакать. — Добрый или злой?
— О, конечно, добрый! И он любит детей. Приносит им подарки, всякие сладости и кладет под рождественскую елку или в детские носки. Вот почему мы празднуем его появление на Рождество.
Дети смотрели на рассказчика с удивлением. Ник выглядел Таким уставшим, что Зи наконец вмешалась:
— Пора спать, — заявила она. — Завтра Ник расскажет нам новые истории.
Ник встал и помог Зи сложить одеяла так, что они стали напоминать спальные мешки. Внезапно мгновенное движение, замеченное краем глаза, заставило его быстро повернуться в сторону потемневшего окна.
— Что там? — встревожилась Зи, посмотрев вслед за ним в окно. Темное ночное небо начинало светлеть, как будто наступал какой-то неестественный рассвет. — Там кто-то есть?
— Никого, — успокоил ее Ник.
Это снова было его собственное отражение. Оно советовало рассказать Зи историю Эбенезера Скруджа, упомянув и о том, что даже для скряги в конце концов все заканчивается хороню. Пришлось отвернуться от стекла. Идея неплохая, но подсказки призрака не нравились Нику, особенно если они касались его взаимоотношений с Зи.
— Послушайте, дети! Думаю, Санта придет к нам. И тогда вы увидите, что он вовсе не злой, — весело произнес он, сев на корточки рядом с Гензелем и Гретель, свернувшимися калачиками на своих жестких постелях.
Зи оказалась права. Действие мускатного ореха заканчивалось, и детей одолевал сон.
— Он сегодня придет? — Гретель обрадовалась и, широко зевнув, добавила: — Ведь эльфы живут далеко.
— Он появится, когда вы заснете.
— Нет, я хочу увидеть доброго эльфа, — сказал недоверчивый Гензель. — По-моему, эта история — просто выдумка.
— Детям нельзя видеть Санту. Это не разрешено, — возразил Ник. — Но не волнуйся, ведь вы с сестрой будете здесь, и он обязательно принесет вам подарки. — И, сам того не ожидая, протянул руку и пригладил взъерошенные волосы мальчика. — А теперь спи. Приятных тебе сновидений. Когда проснешься, наступит Рождество.
— Хорошо. Но я голодна, — заявила Гретель. — Хочу куропатку с грушевого дерева, как в песне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель - Джексон Мелани



муть не понравилось
Повелитель - Джексон МеланиЮлия
9.12.2013, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100