Читать онлайн Красавица, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красавица - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красавица - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красавица - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Стало быть, вы и вправду не шутили, — упавшим голосом пробормотала Белль, когда Стивен учтиво проводил ее в спальню, где вся обстановка была выдержана в кричаще-синих тонах.
— Не шутил, — кивнул Стивен, бросив в ее сторону быстрый взгляд, в котором ей почудился какой-то намек на раскаяние.
Он запер дверь на засов, и Белль догадалась, что на этот раз Стивен не потерпит никаких выходок, хотя интуиция подсказывала ей, что все это ему самому не слишком по душе. Звук задвигаемого засова нарушил стоявшую в комнате тишину и заставил Белль почувствовать себя неуютно.
— Проклятие, Белль, — с виноватым видом проговорил Стивен. В глазах его было отчаяние. — Неужели вы не понимаете, что прошлой ночью вам просто повезло? Думаю, вы отлично знаете, что я отнюдь не какой-нибудь там насильник или любитель совращать малолетних. Перестаньте так смотреть на меня! Можно подумать, вы боитесь, что я вас изобью!
— Продолжайте в том же духе, Стивен, — посмотрим, может, еще одно демонстративное проявление силы или очередные издевательства заставят меня переменить свое мнение о вас! — фыркнула Белль. Но потом, сделав над собой усилие, все же заставила себя улыбнуться. — Простите, если моя бледность невольно ввела вас в заблуждение. Хотя мои нервы, по-видимому, крепче, чем положено иметь настоящей леди, однако то, что им пришлось выдержать в последнее время, все же даром не прошло.
Стивен с облегчением вздохнул:
— Да уж, досталось вам изрядно! Любая другая женщина на вашем месте уже валялась бы в обмороке или в лучшем случае утопила бы меня в слезах. Не могу не восхищаться вашим мужеством и выдержкой, Белль. Поверьте, я искренне благодарен вам за это.
Сделав несколько шагов к Белль, он торопливо взял ее руку в свои и слегка пожал, не сводя со смущенной девушки глаз. Она отвернулась. Белль высвободила руку и подошла к огню. Теперь, когда оба замолчали, стало отчетливо слышно, как дождь оглушительно барабанит по крыше.
— А дождь все идет. И какой сильный! Похоже, он и не Думает прекращаться, — задумчиво пробормотала она, протягивая руки к огню в камине, который почти погас. Она по-прежнему избегала смотреть на Стивена. — Ненавижу такую погоду. А уж сейчас тем более.
Стивен решительно двинулся к ней.
— Белль, послушайте, — тихо сказал он, сделав вид, что не заметил ее попытки перевести разговор в другое русло, — неужели вы до сих пор так и не поняли, что только немедленный брак может вытащить нас обоих из этой кошмарной ситуации?
Белль беспомощно пожала плечами:
— Может быть, вы и правы. Однако тот рыцарский порыв, что заставил вас кинуться спасать мою честь, когда-нибудь пройдет. Что тогда останется? На чем будет держаться наш с вами брак? Потребуется что-то еще, иначе мы оба очень скоро убедимся, что совершили непоправимую ошибку. А любые попытки поправить дело только туже затянут петлю, в которую мы сейчас готовы сунуть голову, — пробормотала она. И с подкупающей наивностью добавила: — Ей-богу, мне кажется, что судьба просто преследует нас!
— Под петлей вы подразумеваете узы супружества, так надо понимать? А я уж было решил, что вы имеете в виду кандалы. Боюсь, сегодняшняя прогулка под дождем, да еще в такой холод, изрядно притупила свойственный мне острый ум. — С тяжелым вздохом Стивен подтащил к камину еще одно кресло. — Однако нет худа, без добра, дорогая. По крайней мере теперь у вас будет в запасе немного времени, чтобы узнать меня получше и привыкнуть к мысли, что вы станете моей женой. Надеюсь, со временем, Белль, вы убедитесь, что это не такая уж плохая мысль. Вот увидите, мы с вами отлично поладим!
— Слушайте, неужели нельзя поговорить о чем-то еще?! — возмущенно перебила она. — Может быть, во всем виноват этот проклятый дождь, не знаю, но я бы все-таки посоветовала вам не испытывать моего терпения!
— Вы не устали? — заботливо спросил Стивен, вглядываясь в ее красные, припухшие глаза. Темные круги говорили о том, что девушка отчаянно нуждается в отдыхе.
Украдкой бросив опасливый взгляд на единственную в комнате постель под пологом, стоявшую в углу, Белль решительно замотала головой. Стивен поморщился.
— Что ж, раз так… может, тогда сыграем партию в карты?
— А вы играете в карты? — удивилась Белль.
— Да, к тому же должен признать, что в карты я играю намного лучше, чем в шахматы. Как удачно, что у меня с собой есть колода. — Поднявшись, Стивен направился к гардеробу, где в трогательном согласии друг подле друга висела на плечиках их одежда.
— Мы уедем утром? — спросила Белль, дождавшись, когда Стивен, закрыв дверцы гардероба, поставил небольшой столик, на котором было удобно играть в карты.
— Да. Супруги Смит заранее предупредили, что уедут рано утром. Хорошо бы, чтобы начиная с завтрашнего дня наша поездка была организована с максимальными предосторожностями. Иначе говоря, разумнее будет путешествовать под чужими именами до того дня, пока мы не выедем из Англии.
— А если будет по-прежнему лить как из ведра? Все равно поедем? — удивленно спросила Белль.
— Придется. Чем скорее мы уберемся подальше от Ормстед-Парка, тем лучше. Мало ли кого может в такую погоду занести в трактир! Это может оказаться кто-то, кто знает нас обоих. Всякое бывает, знаете ли. Самое большое беспокойство мне внушают именно такие стечения обстоятельств.
— И к тому же я не доверяю лорду Дункану, — пробормотала Белль. — Ничуть бы не удивилась, если бы ему вдруг взбрело в голову позабавить своих гостей. Еще, чего доброго, додумается написать Куинси, чтобы поведать ему о том, что произошло.
— Ну знаете ли, мои нынешние чувства в отношении наших любезных хозяев также мало похожи на восхищение, однако не думаю, что лорд Дункан настолько повредился в Уме, чтобы рискнуть сунуть нос в наши дела. А уж тем более ему не придет в голову втянуть в эту историю такого труса, как Куинси, — уверил ее Стивен. — Ну а насчет погоды… думаю, не стоит бояться дождя — сейчас он наш союзник. Я уже позаботился, чтобы остальную часть путешествия мы проделали в карете.
— Что ж, разумно. На такое и денег не жалко, учитывая, что дождь, возможно, и дальше будет лить как из ведра, — согласилась Белль.
— Да. Может быть, она не такая красивая и путешествие в карете займет больше времени, чем верхом, однако дороги скоро размоет, и ехать в легком экипаже или верхом было бы просто безумием.
— А как же ваш Король? — поинтересовалась Белль.
— Я пересяду на него, как только это позволит погода. Терпеть не могу путешествовать в закрытых экипажах, — признался Стивен.
— Укачивает? — жалостливо спросила Белль. В качестве подтверждения Стивен только крякнул, водрузив между ними карточный столик.
— Мою матушку просто выворачивало наизнанку, когда ей случалось путешествовать в карете, — призналась Белль.
— Ну, со. мной, слава тебе, Господи, все не так серьезно — просто я терпеть не могу проводить много времени в закрытых помещениях, — откровенно признался Стивен. — Поэтому путешествие по морю вечно становилось для меня проблемой. Сейчас я стараюсь избегать плавания в зимнее время, когда ты волей-неволей обречен подолгу сидеть в каюте.
— Понятно.
— А что до Короля, придется ему смириться с тем, что его привяжут к карете. Конечно, это будет страшный удар по его гордости, но тут уж ничего не поделаешь. Особенно если будет так же лить, как сейчас.
— Думаю, после того как вы столько времени проводили вместе, он почувствует себя страшно одиноким, — ехидно хмыкнула Белль.
Взяв со стола колоду карт, она принялась тасовать их. И вдруг застыла — в одной из карт зияла дыра. Несомненно, это был след от пули. Белль с недоумением вскинула на Стивена глаза.
— Сувенир на память, — объяснил он. Хотя в тусклом свете камина трудно было сказать наверняка, но Белль готова была поклясться, что он покраснел. — Дурацкое пари, однако на кон была поставлена большая сумма. Я выиграл и благодаря этому получил возможность купить корабль.
— О! — Белль смешала карты. — Тогда, вероятно, ваше сердце сейчас в Дувре? Помните, как это поется в песенке: «Твое сердце там, где сокровище, которое ты считаешь своим».
Покачав головой, Стивен чуть заметно улыбнулся.
— Может быть, это и было бы правдой, если бы для меня в целом свете не было ничего дороже моего корабля. Но уверяю вас, это не так. Во всяком случае, готов поручиться, что сердце мое отнюдь не в Дувре. И даже не в Лондоне, где в доках стоит моя «Русалка».
Будь это сказано с большим пылом, Белль имела бы все основания считать это неуклюжим комплиментом. Но его деловой, даже будничный тон сбивал ее с толку. Она растерялась.
— Так во что будем играть? В «оллфорс»? — в свою очередь, ехидно поинтересовался Стивен.
— Если вы рассчитываете смутить меня, сэр, вынуждена вас разочаровать: это не сработает. Мой отчим заядлый картежник, при этом из всех карточных игр он всегда предпочитал наиболее вульгарные. Он годами вынуждал меня быть его партнершей. Так что, сказать по правде, играть я умею и ничуть не стыжусь этого. — Почувствовав под ногами твердую почву, Белль немного расслабилась.
— Карточная игра для двоих, была особенно распространена в графстве Ланкашир.
— Правда? Итак, раз уж тут собрались сильные игроки, не будем тратить время на такие пустяки, как игра по четверть фартинга с носа?
Откинувшись на спинку стула, Стивен вытянул длинные ноги к камину. Он казался совершенно невозмутимым, никак не отреагировав на бесстыдную похвальбу Белль по поводу ее успехов в столь двусмысленном занятии, как карточная игра. Судя по всему, опускаться до объяснений, где он сам научился играть, да еще в такую игру, он тоже не собирался.
— Как пожелаете. Стало быть, играем вдвоем и только до одиннадцати очков, вы согласны? — Белль, перетасовав колоду, сдала каждому по шесть карт. — Какие ставки? Впрочем, предупреждаю честно: у меня при себе ничего нет. То есть ничего из того, что могло бы представлять для вас хоть какой-то интерес. Разве что сапоги для верховой езды… но, боюсь, вряд ли они придутся вам впору.
— Мне кажется, где-то наверху я видел бумагу и чернила, — проговорил Стивен. — Могу принести их, если хотите. Думаю, они нам пригодятся.
— Неужели вы согласитесь принять от меня вексель? — удивилась она, польщенная и одновременно сбитая с толку.!
Белль никогда прежде не доводилось играть на слово, ! Подумав немного, она неожиданно решила, что идея ей нравится.
— Конечно, соглашусь, — кивнул он. — Но это будет не: совсем обычный вексель. Не такой, как вы думаете.
— Тогда на что же вы предлагаете играть? — спросила заинтригованная Белль.
— Думаю, сделаем таким образом: возьмем листок бумаги и разорвем его на четыре части. Каждый из нас возьмет! себе две половинки. На одной напишет то, что хочет получить в случае выигрыша — естественно, договоримся сразу, что в данном случае речь не пойдет о чем-то оскорбительном! для партнера или же незаконном. А на другом каждый из нас напишет, что он сам может предложить в случае проигрыша. Это может быть все, что угодно, какой-нибудь пустяк — безделушка, песенка… — взгляд Стивена остановился на губах Белль, и он добавил: — или поцелуй.
— А потом? — спросила Белль.
Сейчас она была даже рада, что в комнате царит полумрак, а слабый красноватый отблеск огня в камине скроет от пытливого взгляда Стивена предательский румянец на ее щеках.
— А потом начнем игру. Тот, кто выиграет, выберет любую из четвертушек бумаги, на которой записаны ставки, а проигравший заплатит проигрыш — в точности как по векселю.
Белль немного подумала. Ей страшно хотелось сыграть, но она почему-то подозревала, что тут наверняка кроется ловушка.
— А если там будет что-то такое, что проигравший не сможет выполнить? — спросила она.
Стивен пожал плечами. Лицо его было бесстрастным.
— Условия есть условия. А долги надо платить. Тем более карточные. Это, так сказать, вопрос чести.
Задумчиво покусывая нижнюю губу, Белль смотрела на разбросанные на столе карты. Сказать по правде, в картах она давно уже не имела себе равных. Ну а Стивен… Стивен и в самом деле отвратительно играл в шахматы.
«И потом, — ехидно добавил тихий голосок, который она уже не раз слышала раньше, — ты ведь не будешь возражать, если он вновь поцелует тебя, верно, дорогая?»
— Что ж, очень хорошо, — решилась она. — Несите перо и бумагу. Будем играть по вашим правилам!
Торжествующий огонек, сверкнувший в его глазах, подтвердил, что ее подозрения не напрасны, однако Белль зашла уже слишком далеко, чтобы отступать. Вместо того чтобы попусту тратить время и волноваться заранее, она поворошила поленья в камине, чтобы разжечь пожарче огонь, а потом поставила на столик еще один канделябр — так, чтобы каждому из игроков хватало света.
Нефигурные карты отложили в сторону. Белль проводила их задумчивым взглядом. Вот и еще одна сторона его жизни, которая так неожиданно приоткрылась перед ней — будто украдкой приподняли край театрального занавеса. Вначале этот шрам на щеке, напоминание о давнишней дуэли, а вот теперь и эта пробитая пулей карта — подтверждение того, что Стивен так же ловко владеет пистолетом, как и шпагой. «Да, — подумала она, — с тех пор как мы расстались, его жизнь была явно богата приключениями».
Стивен вернулся и, усевшись в кресло, быстро и ловко разорвал лист на четыре части. После этого он галантно поднес Белль перо, чтобы она могла первой написать свою ставку.
Старое гусиное перо было плохо отточено и страшно царапало бумагу, но ей все-таки с грехом пополам удалось написать несколько коротеньких слов.
Белль почти сразу пожалела, что поторопилась. «Нельзя быть такой легкомысленной!» — упрекнула она себя. Но потом махнула рукой: что зря терзаться, раз она все равно выиграет! И решилась написать о том, что ей давно хотелось получить — миниатюрный портрет Стивена. Скорее всего портрета у него при себе нет, зато при желании его достаточно легко достать. Белль не решилась задать себе вопрос, с чего ей вдруг взбрело в голову попросить на память его портрет, но она предпочла не думать об этом. Решив, что будет играть честно, в качестве проигрыша она предложила именно то, чего хотел Стивен, — поцелуй.
Нацарапав последнюю букву в слове «поцелуй», Белль отдала чернильницу и перо Стивену, постаравшись принять при этом самый непринужденный вид, какой только могла. Потом подула на бумагу, чтобы чернила высохли, и, убедившись, что все в порядке, сложила листок и принялась ждать, пока Стивен сделает то же самое.
— Вы сказали — до одиннадцати? — переспросил он, взяв в руки карты и поудобнее усаживаясь в кресле.
— Да, как обычно, — кивнула Белль, разглядывая карты и прикидывая, сколько у нее на руках козырей.
Партия обычно не занимала много времени, поскольку ни особенного хладнокровия, ни умения трезво взвешивать шансы тут не требовалось. Они еще не успели доиграть до конца, как вдруг усталым умом Белль овладело какое-то безумие. Соглашаясь играть, она нисколько не сомневалась, что выиграет, и была твердо намерена сделать все, чтобы добиться победы: во-первых, потому, что терпеть не могла проигрывать, а во-вторых, ей страшно хотелось иметь портрет Стивена. Но, разглядывая великолепный набор карт, который она держала в руках — полный комплект козырей, дававший несомненную уверенность в том, что победа у нее в кармане, — она вдруг почувствовала внезапное и неизъяснимое желание узнать, что же поставил на кон Стивен. Впрочем, не было нужды гадать, чего он хотел от нее — вернее, она была абсолютно уверена, что угадала, — просто Белль сгорала от любопытства увидеть своими глазами, что именно он счел вполне приемлемым штрафом в случае, если она проиграет.
Кроме этого, было еще одно препятствие, мешавшее ей ответить на вопрос, какой же листок бумаги выберет сам Стивен в том случае, если она слукавит и победа достанется ему. Вначале Белль нисколько не сомневалась, что тогда уж он наверняка развернет свой собственный листок, чтобы потребовать от нее поцелуй. Но тут вдруг ею овладели сомнения. Что, если она ошиблась? В конце концов, получить поцелуй можно каким-нибудь другим способом. А что, если и его сейчас тоже снедает жгучее любопытство? Что, если и Стивен сгорает от желания узнать, что написано на ее половинке листка? Возможно ли, чтобы неизвестность оказалась более заманчивой, чем неприкрытое желание, ясно читавшееся на его лице?
Глядя, как Белль задумчиво покусывает нижнюю губу, Стивен, в свою очередь, гадал, о чем она думает. Девушка явно пребывала в растерянности, и это сбивало его с толку, потому что в самом начале игры уверенности ей было не занимать. Она явно предвкушала, как выиграет эту партию, разбив его в пух и прах, — это было просто написано у нее на лице. Даже сейчас она, пожалуй, не столько боялась проиграть, сколько просто обдумывала какую-то хитрость.
Пришло время выложить карты на стол. Стивен начал первым, но на карты он не смотрел — взгляд его ни на секунду не отрывался от лица Белль. А та, затаив дыхание, не спускала глаз с его рук. У Стивена на руках оказалось девять козырей.
— Вы выиграли, — выпалила она, даже не взглянув на карты.
Потом небрежно сбросила свои — рубашкой вверх. И только потом подняла на него глаза. Лицо ее сияло таким простодушием, такой невинностью, что Стивен насторожился. Заподозрив, что дело нечисто, он подозрительно разглядывал Белль, гадая, зачем ей понадобилось врать.
— Неужели выиграл?
Поколебавшись немного, он наконец решил оставить все как есть. К чему ловить ее на заведомой лжи и выпытывать у девушки, почему она вдруг так неожиданно прекратила игру.
— Да… так что можете выбрать бумажку со ставкой… любую, какую хотите.
Ему внезапно показалось, что она нервничает. Рука Стивена ненадолго задержалась над одним из двух клочков бумаги, которые писал он сам. Но потом вдруг, повинуясь неясному импульсу, он взял расписку Белль.
— Тут написано, что бы я хотела от вас в случае выигрыша, — предупредила Белль.
Стивен, ни на мгновение не спускавший с нее глаз, заметил, что она буквально просияла от радости, и сообразил, что сделал правильный выбор. Улыбнувшись, он весело бросил:
— Признаюсь честно, именно это я как раз и хотел узнать. Любопытство — это недуг, которым я страдал с самого детства.
Белль, опустив глаза, ждала, пока Стивен, развернув записку, поднес ее к свету. Как ни странно, он так ничего и не сказал. Убедившись, что ждать ответа бесполезно, Белль подняла на него глаза.
— Думаю, если вам не терпится получить мой портрет, мы без труда найдем в Йорке кого-нибудь, кто напишет его для вас лениво проговорил Стивен. Его взгляд, по-прежнему прикованный к лицу девушки, завораживал. — Ну а если особой срочности нет, то я немного знаком с Элизабет Ле Брюн. Я могу попросить ее написать для вас мой портрет — когда мы вернемся в Лондон после свадебного путешествия.
— Я подожду, — заверила его Белль, улыбнувшись такой ослепительной улыбкой, что Стивен зажмурился. А потом, видимо, припомнив, что это будет только после их медового месяца, вдруг спохватилась: — Но вы даете слово, что закажете для меня миниатюру, да, Стивен? Что бы ни случилось!
— Конечно. Уверяю вас, я ни в коем случае не забуду это сделать, я всегда привык платить свои долги.
— Спасибо, Стивен. Так помните, вы обещали!
Стивен в знак согласия молча кивнул, но что-то в ее словах не давало ему покоя. Смутное чувство подсказывало ему, что в этом непонятном желании получить его портрет явно крылся какой-то подвох. Но Белль так сияла и казалась такой счастливой и довольной, что Стивен постарался отогнать от себя подозрения и тоже развеселился. Конечно, улыбка Белль была прекрасна, но она не могла заменить поцелуй, а именно о поцелуе он мечтал. Но почему-то он не чувствовал себя обманутым. Да и с чего бы, раз ему преподнесли другой, не менее ценный подарок. Похоже, Белль не совсем уж равнодушна к нему — иначе с чего бы ей вдруг захотелось получить его портрет? Возможно, она собирается даже носить его на груди. Разве это не говорит о том, что его дела идут на лад?
Даже сгорая от любопытства — как он только что честно признался Белль, — Стивен по-прежнему боялся, что девушка каким-то образом узнает, что он сам написал на своем листке. Поэтому он поспешно сгреб со стола все четыре бумажки, скомкал их и зашвырнул в камин. И на душе у него стало легче. После столь возвышенного и романтического желания, которое высказала Белль, его собственная просьба о поцелуе могла бы показаться грубой и приземленной. А Стивену меньше всего хотелось разочаровать свою невесту.
— Не хотите сыграть еще партию? — спросила Белль.
Она бросила взгляд в камин, где скомканные листки бумаги вспыхнули ярким пламенем. На лице ее выразилось столь явное разочарование, что Стивен усмехнулся:
— Только не сегодня. Нам с вами нужно как следует выспаться, ведь день предстоит нелегкий, а до рассвета всего несколько часов. — Стивен поднялся. — Пойду выйду на улицу — немного подышу перед сном свежим воздухом. А вы пока успеете приготовиться ко сну. Послать вам служанку?
— Нет, не надо. Думаю, я справлюсь сама, — ответила Белль.
До нее наконец дошло, что этой ночью им со Стивеном придется спать в одной постели, и в груди девушки зашевелилась тревога. Сохранять невозмутимый вид стоило ей немалого труда.
Но она как-нибудь справится, поклялась про себя Белль, хотя вот уже вторую ночь подряд ей придется спать одетой. На этот раз она стянет волосы в тугую косу и поплотнее завернется в одеяла. И пусть ее глупенькое сердечко мечтает совсем о другом — Белль дала себе слово, что не допустит повторения того, что произошло между ними прошлой ночью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красавица - Джексон Мелани



Мне интересно, сама автор читала то, что написала? То потеряла она шляпку, то уже снимает мокрую с головы.... В общем, больше 40 страниц не осилила. Я понимаю, что любовный роман не интеллектуальное чтиво, но мозги на этой книжке решила не ломать
Красавица - Джексон МеланиAshala
12.12.2012, 22.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100