Читать онлайн Красавица, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красавица - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красавица - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красавица - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Белль молча смотрела, как его лицо, мужественную красоту которого не портил даже шрам, придвинулось ближе. Широкие плечи Стивена закрыли от нее свет, и все, что она сейчас чувствовала, — это тяжесть его горячего тела, когда он опрокинул ее на подушки. Жар, сжигавший Стивена, опалил ее кожу. Зря она пила это проклятое бренди, мелькнуло у нее в голове, наверняка это оно виновато в том, что у нее совершенно не было сил сопротивляться, даже язык отказывался повиноваться ей, и слова, которые нужно было сказать, так и остались несказанными. А ведь порядочные женщины просто не имеют права участвовать в собственном соблазнении, даже если очень привлекательный джентльмен просит их об этом.
Правда, будь она и в самом деле порядочной женщиной, вряд ли ей сейчас пришлось бы тратить столько сил, чтобы справиться с собственным желанием. Вместо этого она бы яростно защищалась, и огонь страсти, сверкавший в потемневших глазах Стивена, не имел бы над ней никакой власти. Даже в своем нынешнем жалком состоянии Белль отдавала себе отчет, что борется в первую очередь с собой — только для того, чтобы не сдаться немедленно.
Лицо Стивена придвинулось ближе, и Белль закрыла глаза. Ей показалось, что он колеблется, но в тот момент, когда она почувствовала, что напряжение стало уже невыносимым, губы его мягко и неожиданно нежно прикоснулись к ее обожженному плечу. Побежденная, Белль вздохнула и прекратила борьбу.
Он ласково поцеловал ее чуть выше ключицы, потом губы его неторопливо двинулись дальше, к аппетитной ямочке на шее, где беспорядочно трепетал пульс, спустились вниз. И вот он уже припал лицом к упругим полушариям груди, едва удерживаемой корсажем.
Белль конвульсивно сглотнула, сердце ее молотом стучало в груди. Ей казалось, еще немного, и она просто не выдержит. Она едва сознавала, что происходит, руки и ноги ее стали ватными, и когда рука Стивена пробралась ей под юбки и горячие пальцы стиснули ее бедро, Белль только вздрогнула.
— Неужели ты так и не подаришь мне улыбку, Белль? — спросил он, игриво пощекотав ее под коленкой.
Белль чуть слышно ахнула и судорожно дернулась под ним, изогнувшись дугой.
— Стивен! — вскрикнула она.
Она готова была поклясться, что он улыбался, пока его проворные руки поспешно поднимали ей юбки. Но так и не решилась открыть глаза, чтобы убедиться, что не ошиблась. «Да и зачем?» — подумала она. То, что она испытывала сейчас, было слишком прекрасно чтобы рисковать испортить все в одну минуту.
— Ах, Белль, — пробормотал он, нежно лаская ее кожу. Пальцы его осторожно продвигались вверх по ее ноге. — Сладкая моя, я знал, что смогу тебя убедить. Ну как, я прав — ведь именно этого ты ждала все это время? По крайней мере за себя я могу ручаться — как раз об этом я и мечтал!
«Убедить»?! Она совсем не чувствовала себя убежденной в чем-то. А что до того, чего она будто бы ждала все это время… нет, это невозможно! Не мог же он в самом деле Догадаться о той детской любви, при одном только воспоминании о которой ее сердце сжималось?! Конечно, нет! Наверняка он имеет в виду чисто физическое наслаждение.
И все же этот взрослый, возмужавший Стивен, казалось, обладал способностью читать в ее душе, знал все ее тайные желания, и к тому же… сейчас он возбуждал ее чувства куда сильнее, чем тот неловкий мальчуган много лет назад. Наверняка с того времени ему довелось разбить немало женских сердец! Белль была уверена только в одном: она ни в коем случае не должна признаваться, что он прав.
Из груди ее вырвался вздох. Нет, конечно, у нее язык не повернется сказать ему о горячей волне желания, властно поднимавшейся внутри ее, однако это и не обязательно. Разве она не может как-нибудь по-другому дать понять Стивену, что она чувствует? Забыв обо всем, Белль нежно коснулась ладонью его щеки и сама подставила ему губы для поцелуя.
Поцелуй потряс ее. Как он был не похож на те торопливые, неуклюжие ласки, которыми иной раз преследовали ее возможные претенденты на ее руку — в основном помощники ее отчима! Губы Стивена были нежными, а поцелуй — почти изысканным. Аромат бренди, оставшийся у них на губах, внезапно стал другим — мягче и нежнее. Удивленная, Белль без сопротивления позволила Стивену завладеть ее губами, и потом, когда он без слов попросил впустить его, она, не колеблясь, охотно приоткрыла губы и сама поцеловала его — тем дразнящим поцелуем, когда сливаются не только губы, но и души.
Скромность была забыта. Желание, которым горел Стивен, казалось, вместе с поцелуем передалось и Белль. Приоткрыв отяжелевшие веки, она наконец решилась взглянуть ему в лицо. И поразилась тому, какие красивые у него глаза — цвета самого лучшего шерри. Она вдруг почему-то вспомнила, как мать рассказывала ей, что эти глаза достались ему в наследство от бабки — надменной французской аристократки, так и не признавшей незаконного внука, хотя он и был единственным сыном герцога, ее сына.
Стивен молча ждал. Его взгляд обжигал ее, и Белль вдруг почувствовала, что ее воля, и без того не слишком твердая, плавится, словно воск в жарких лучах солнца. Осмелев, она позволила себе коснуться ладонями его лица, после чего со вздохом наслаждения зарылась ими в густой шелк его темных волос. Голова у нее кружилась, и у Белль даже не хватило сил протестовать, когда рука Стивена двинулась вверх по ее бедру вплоть до самого края шелковых чулок. Движения его были упоительно нежными. С каким-то благоговейным восторгом Стивен ласкал ее гладкие бедра и округлые ягодицы. Белль не стала протестовать, даже когда он, легко раздвинув ей бедра, попытался проникнуть внутрь. Вместо этого, согнув одно колено и обхватив его ногой, она сама притянула его ближе к источнику этого странного жара, который сжигал ее сейчас. Башмачок ее, соскользнув с ноги, бесшумно свалился на ковер, но она, казалось, даже не заметила этого.
— Закрой глаза, любовь моя, — попросил он. — Это просто сон. Не надо бояться, моя красавица. Все будет хорошо.
Успокоенная мягкими звуками его голоса, Белль закрыла глаза, позволив наслаждению унести себя в безоблачные дали. Ее сжигал неведомый до сих пор внутренний огонь, и то, что происходило с ней, было невообразимо прекрасно.
А он без устали ласкан ее, снова и снова повторяя ее имя, шептал на ухо о ее красоте, которая заставила его окончательно потерять голову. Как будто жидкое пламя опалило тело Белль, и глухой стон сорвался с ее губ. Руки Белль вцепились в его волосы, и она услышала, как дыхание со свистом вырвалось у него из груди. А вслед за этим будто что-то ослепительно яркое взорвалось у нее перед глазами, и новый вихрь наслаждения, закружив Белль, заставил ее конвульсивно содрогнуться в сладкой судороге.
— Белль, — услышала она шепот Стивена. Взрыв страсти, унесший ее под самые небеса, потихоньку улегся, но, подобно огненной птице Феникс, вместо того чтобы рухнуть на землю прежде, чем снова возродиться из пепла, Белль вдруг почувствовала, как легко, словно перышко, опустилась вниз — прямо и объятия Стивена.
— Как это прекрасно! — прошептал он. — Нет ничего в мире прекраснее, когда женщина сдается на милость победителя.
Ей пришло в голову, что она непременно должна что-то сказать, но те единственные слова, которыми она могла бы выразить то, что с ней происходит, все равно показались ей слишком бледными и ничтожными по сравнению с обуревавшими ее чувствами. Это было и страшно, и прекрасно одновременно. Так и не найдя что сказать, Белль страстно выдохнула его имя. С губ его сорвался торжествующий смешок. И этого оказалось достаточно, чтобы мир, воцарившийся в ее душе, вдруг разлетелся вдребезги. Нескрываемое ликование, переполнявшее Стивена, вмиг вернуло Белль к реальности.
«Сдается на милость победителя!» Белль с трудом заставила себя разлепить отяжелевшие веки и увидела по-прежнему прикованный к ней взгляд Стивена. Лицо его пылало, все черты его заострились, и сам он, со взъерошенными волосами и сбившимся на сторону галстуком, выглядел диковато.
Еще ни разу в жизни ей не доводилось видеть на лицах мужчин столь откровенного, неприкрытого желания, но сейчас Белль достаточно было только заметить полыхавший в глазах Стивена огонь, чтобы догадаться обо всем. В эту минуту он походил на дикого зверя, который только казался ручным и домашним, но вот он сорвался с цепи — и горе тому, кто встанет у него на дороге. И он хотел ее, хотел безумно, несмотря на кажущееся спокойствие его голоса.
— Белль, красавица моя, — нежно прошептал он, и зубы его сверкнули в улыбке. — Как бы я был счастлив, если бы мог сделать тебя своей любовницей, а не женой!
— Почему? — с трудом выговорила она, изо всех сил стараясь, чтобы голос ее звучал как можно равнодушнее.
— Потому что тогда я мог бы овладеть тобой прямо сейчас. И все же я не жалею ни о чем. Боги и так были милостивы ко мне, бросив тебя в мои объятия. И я ни за какие сокровища в мире не откажусь от их щедрого дара.
— Не откажешься? — повторила она машинально, чувствуя себя окончательно сбитой с толку. Голова у нее все еще кружилась. Белль почему-то никак не могла взять в толк, как это можно жалеть — или не жалеть — о том, что только что произошло между ними.
Потрясенная новыми и необычными для себя ощущениями и стараясь собраться с мыслями, она заставила себя оторвать взгляд от его пылающих желанием глаз и принялась смущенно разглядывать шрам палевой щеке Стивена. Осмелев немного, Белль даже легко коснулась его кончиком пальца.
— Как это случилось? — чуть дрожащим голосом спросила она. — По-моему, раньше его не было.
Стивен застыл, лицо его потемнело и стало жестким. Отвернувшись, он легко поцеловал ее ладонь, а потом решительно отвел ее руку от своего лица.
— Это была дуэль, — ответил он.
Легкий вздох сожаления сорвался с его губ. Закрыв глаза, Стивен тряхнул головой и сел. Воцарилось молчание. Словно желая укротить бушевавшего в груди зверя, он несколько раз глубоко вздохнул.
— Дело чести? — осмелилась спросить она, дрожа от охватившего ее непонятного волнения. — Ты дрался на дуэли из-за женщины?
Теперь, когда Стивен уже не сжимал ее в объятиях, Белль, как ни странно, почувствовала себя одинокой.
— Дело чести? Нет, скорее просто идиотская выходка желторотого юнца. Да, я думал, что пытаюсь защитить честь женщины, только вот штука в том, что чести-то у нее как раз и не было.
Голос Стивена сразу стал не то чтобы холодным — скорее он звучал как-то на редкость сдержанно и сухо. В нем уже не было и следа той пронзительной нежности, от которой еще недавно трепетало сердце Белль. Похоже, ему все же удалось справиться с сжигавшим его желанием.
— Пошли, Белль. Думаю, лучше поскорее вернуться в дом.
— Почему? — удивилась она, однако уцепилась за его руку и встала.
Ноги у нее подгибались, и без помощи Стивена ей вряд ли удалось бы сохранить равновесие. Самое странное было то, что в его присутствии она вдруг почувствовала себя обнаженной — как будто, сбросив с себя одежду, готовилась принять ванну. А это было совсем уж непонятно — учитывая, что сейчас она была совершенно одетая. К тому же она была абсолютно уверена, что ей совсем не хочется думать о той женщине, когда-то вставшей на пути Стивена.
— Потому что в саду бродит чертова пропасть народу. Может быть, у них до сих пор и хватало деликатности не заглядывать в беседку, но, думаю, нам с тобой все-таки лучше исчезнуть до того, как кто-то вздумает сунуть сюда нос.
Сейчас голос Стивена звучал так сухо и деловито, будто он отдавал распоряжения одному из своих подчиненных. И это заставило Белль внезапно похолодеть от страха. На какой-то миг она даже усомнилась: уж не приснилось ли ей то, что произошло между ними?
Рассеянным жестом поправив вырез платья, Белль неуверенно шагнула к двери. Ей вдруг отчаянно захотелось очутиться в саду — как будто царившая там темнота могла служить хоть каким-то залогом безопасности и тайны.
— Подожди, дай мне выйти первым, — проговорил Стивен, слегка отстранив ее.
Он привел в порядок свою собственную одежду и шагнул к двери. Слегка разочарованная тем, что он даже не попытался поцеловать ее на прощание, Белль отодвинулась, выпустив его руку. Она молча смотрела, как он, осторожно приоткрыв дверь, высунулся наружу, внимательно вглядываясь в темноту. Вновь возродившееся в душе воспоминание о первой любви как-то разом угасло, сменившись совсем другими чувствами. И сейчас ей вдруг впервые стало по-настоящему страшно.
— Никогда в жизни больше не притронусь к бренди, — поклялась она, прекрасно понимая, что на самом деле жалеет лишь об одном — что снова возвращается к реальности.
— Что ж, разумно, — кивнул Стивен. — На редкость пакостное занятие.
Вспомнив о графине, он вернулся за ним, решив не оставлять в беседке никаких следов своего пребывания здесь. Белль внезапно обнаружила, что потеряла туфельку, и кинулась искать ее. Пришлось обшарить все углы. Красноречивое доказательство ее распутного поведения нашлось под оттоманкой на пушистом ковре. Покраснев от смущения. Белль несколько минут дрожащей рукой пыталась поправить кружева на груди, прежде чем решилась выскользнуть из беседки. Поскольку ни она, ни Стивен сейчас уже не могли вспомнить, через какие двери они вышли в сад, то, поколебавшись немного, двинулись к тем, что были открыты и возле которых, насколько они могли судить, не было ни души.
Вскоре они оказались в оружейной — это была та самая комната, которую лорд Дункан благоговейно называл «Моя святая святых». Именно здесь он хранил свою знаменитую коллекцию старинных французских и испанских доспехов, которая хотя и не принадлежала его предкам, однако была приобретена довольно давно — в те самые времена, когда романтическое прошлое и военные трофеи вновь неожиданно вошли в моду. Естественно, лорд Дункан предпочел, чтобы на стенах его оружейной демонстрировались английское оружие и английские доспехи. Однако к тому времени, как он начал собирать свою коллекцию, его более удачливые соперники успели раскупить все, что только возможно, а то, что еще оставалось, стоило таких денег, что ему волей-неволей пришлось отступить. Утешало его только парадное кресло главы рода, покрытое искусной резьбой, — настоящая семейная реликвия.
Белль неожиданно пришло в голову, что изящный и не много кокетливый орнамент, украшавший стены комнаты, его рисунком в виде цветов жимолости, переплетенных с виноградной лозой, и эксминстерские ковры на полу как-то in-вяжутся с развешанным по стенам оружием. «Но зато долги ми зимними вечерами здесь, наверное, очень уютно», — решила она. К тому же, когда мода на доспехи пройдет и вме сто оружия появится обычная мебель, комната станет просто очаровательной. Эта несколько прозаическая мысль окончательно развеяла последний налет романтики, еще сохранявшийся в ее душе.
И конечно, Белль моментально заблудилась. Если бы не Стивен, отлично ориентировавшийся в этом лабиринте комнат, она бы совсем потеряла голову. Благодаря его указаниям она вскоре отыскала заднюю лестницу, возле которой не было ни души. Взобравшись на второй этаж, Белль наконец-то сообразила, где она находится, и очень скоро отыскала предназначенную ей комнату. Каково же было ее удивление, когда Стивен, не говоря ни слова, вслед за ней вошел в спальню и плотно закрыл за собой дверь.
Чья-то заботливая рука развела в камине огонь, что было несколько неожиданно, учитывая, что для апреля погода стояла на редкость теплая, однако Белль обрадовалась: к этому времени она окончательно пала духом и к тому же промерзла до костей.
Поставив графин с остатками бренди на туалетный столик у постели, Стивен зажег стоявшие на трюмо свечи, предусмотрительно отодвинув их сначала от стены, чтобы пламя свечей не коснулось тяжелых портьер на окнах.
— Возможно, это будет ошибкой, — проговорил он, улыбаясь ее отражению в большом зеркале, — но, может быть, выпьем еще по бокалу, прежде чем расстаться?
— Стивен, — неуверенно начала Белль, чувствуя страшное смущение и какую-то непонятную робость, — мы ведь не помолвлены. То есть, я хочу сказать, мы не жених и невеста в полном смысле этого слова.
Стивен нахмурился. Между бровями у него залегла недовольная складка.
— Черт, совершенно забыл об этом. Впрочем, это не так уж важно. Официальной частью я займусь утром, — решительно сказал он. А потом поднес к губам почти пустой графин и повернулся к ней: — За нашу свадьбу, Белль. Это будет нечто грандиозное, клянусь тебе.
— Стивен, — слабым голосом проговорила Белль.
Она снова попыталась остановить его, но он даже не услышал ее. Белль была в отчаянии — ее мутило, все плыло у нее перед глазами, и к тому же она едва стояла на ногах.
— Да? — Неуверенной рукой Стивен с грохотом поставил графин на столик и шагнул к ней. — Ты поцелуешь меня на прощание, Белль? Само собой, это типичный мазохизм, но тут уж я ничего не могу с собой поделать — уж очень хочется, лежа в постели, чувствовать вкус твоих губ.
— Не уверена, что это хорошая мысль, Стивен. Я… я просто разваливаюсь на куски. А твои поцелуи так смущают меня…
— Если честно, я тоже едва держусь на ногах, — кивнул он, обхватив одной рукой ее за талию и притянув к себе.
Как-то так получилось, что они тесно прижались друг к Другу, и опять ее охватило то же странное чувство — ей вдруг захотелось полностью отдать себя этому человеку.
«Нет, это невыносимо», — подумала Белль. Она либо больна, либо просто бредит!
— Ах, моя прекрасная Белль, понимаешь ли ты, что делаешь со мной? Ты свела меня с ума, заставила забыть обо всем. Конечно, это сумасшествие, но разве это не прекрасно? — пробормотал он.
Горячие губы Стивена прижались к ее уху. Он легко сдул непокорную прядку, выбившуюся из ее прически, и глубоко вздохнул.
— Да, но… — Белль вдруг показалось, что она падает. Она не сразу поняла, что это вовсе не результат выпитого ею бренди. Потеряв равновесие, Стивен навалился на нее всей тяжестью своего тела. Не удержавшись на ногах, оба свалились на кровать.
— Стивен! — ахнула она, тщетно пытаясь высвободиться из-под его тяжести. Белль окончательно смутилась. К тому же он был такой тяжелый и горячий, что она едва могла дышать. — Очнись же, Стивен! Не может быть, что ты настолько пьян, что ничего не соображаешь! Ты должен немедленно встать! Убирайся в свою комнату! Иначе я попросту задохнусь! Ты меня слышишь, Стивен?!
Ответом ей послужил раскатистый храп. Каким-то чудом, извиваясь и толкая его руками, она умудрилась откатить в сторону его бесчувственное тело. Переведя дух, Белль попыталась вытащить из-под него подол платья и переместиться на другой конец кровати, которая сейчас показалась ей неожиданно узкой и весьма ненадежной.
— Стивен, ты меня слышишь? Очнись же! — воскликнула она, встряхивая его за плечо, но он только невнятно что-то пробормотал, поглубже зарывшись головой в подушку.
Это какой-то чудовищный кошмар! У нее промелькнула мысль опрокинуть на голову своему без пяти минут любовнику стоявший на туалетном столике кувшин с холодной водой, но она отбросила ее. «Может быть, просто спихнуть Стивена на ковер, а потом взять его за ноги и перетащить в другую комнату — в какую угодно?» — подумала она. Однако от этой заманчивой идеи пришлось отказаться: пол комнаты вдруг угрожающе вздыбился, словно решив поменяться местами с потолком, а сама комната бешено закружилась перед ее глазами.
Потерпев поражение, Белль устало закрыла глаза и уронила голову на подушку.
— Сейчас, только минуточку отдохну, — заплетающимся языком сообщила она камину, — а потом непременно встану, вылью Стивену на голову воду из кувшина и вытолкаю его из комнаты!
Ответа, естественно, не последовало. Но Белль об этом так и не узнала — через мгновение она уже спала мертвым сном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красавица - Джексон Мелани



Мне интересно, сама автор читала то, что написала? То потеряла она шляпку, то уже снимает мокрую с головы.... В общем, больше 40 страниц не осилила. Я понимаю, что любовный роман не интеллектуальное чтиво, но мозги на этой книжке решила не ломать
Красавица - Джексон МеланиAshala
12.12.2012, 22.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100