Читать онлайн Красавица, автора - Джексон Мелани, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красавица - Джексон Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красавица - Джексон Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красавица - Джексон Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Мелани

Красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Обед, как уверила мужа Белль, был выше всяких похвал: закуски великолепны, а селезень просто пальчики оближешь! Однако сам Стивен мог думать только о том, что его ждет потом, поэтому ему кусок не лез в горло. К тому времени как они вернулись из сада, вся его радость растаяла как дым — мысль о том, что скоро, возможно, решится его судьба, обдавала его холодом, и он, как ни старался, не мог проглотить ни крошки.
Встав из-за стола, Стивен подсел к камину и принялся рассеянно ворошить угли каминными щипцами. И с чего бы Белль любить его? — мрачно думал он. Какое у него право даже мечтать об этом? Правда, она стала его женой, но разве по своей воле? Только жестокая необходимость заставила бедняжку дать ему слово — ему, незаконнорожденному, мужчине, который до сих пор оставался для нее почти чужим. Да, они были близки, но что с того? Тем хуже! Остается только гадать, какое унижение она испытывает сейчас при одном лишь воспоминании об этом кошмаре.
Он разрушил ее планы. Довел до того, что она принялась швырять в него посудой. Вся ее жизнь с тех пор, как он встал на ее пути, превратилась в сплошную цепь унижений и обид.
Уж не сошел ли он с ума, что вздумал молить ее о любви? Или она просто околдовала его? Опутала золотом волос, сковала по рукам и ногам сладкими чарами своего восхитительного тела и теперь только ждет, пока он, побежденный, утонет в глубине ее глаз?
Возможно ли это? Стивен глухо застонал. Да если бы кто-то осмелился поступить с ним так, как он — с Белль, уж он бы не знал покоя ни днем ни ночью, пока собственными руками не вырвал бы у мерзавца сердце из груди!
И все же, с неожиданной робостью напомнил себе Стивен, наверное, он все-таки не совсем уж безразличен ей. Ведь она сама подарила ему свою невинность, и это случилось еще до того, как их обвенчали! Конечно, заниматься любовью с незнакомцем — в этом нет ничего удивительного. Для женщины, искушенной в этом, есть даже определенный соблазн. Но чтобы так поступила девушка, и девушка, несомненно, порядочная, — нет, что-то тут не так. Видимо, для Белль это было очень важно.
И при этом она собиралась удрать от него — уже после того, как они стали любовниками! Да еще упрямо твердила, что хочет защитить его. А тогда, на постоялом дворе? Она же попросту соблазнила его! А как она набросилась с кулаками на Куинси?!
Но как ни старался Стивен объяснить себе все происходящее, глядя на жену, он видел, что мысли ее витают где-то далеко, что за ее гладким лбом кроется целый мир недоступных ему чувств. Он жаждал знать о ней все: ее мысли, ее планы, ее чаяния и надежды.
«Даже если тебе нет в них места? — с сомнением спросил он себя и тут же ответил: — Да, даже если так».
Лицо его потемнело.
— Что тебя тревожит, Стивен? — спросила Белль, когда убрали со стола и слуги исчезли за дверью. — Ты весь день просто сам не свой.
— Тревожит? Ничего, — ответил Стивен, отвернувшись от камина и позволив себе полюбоваться женой.
Выглядела она очаровательно — платье цвета темного шерри с такого же цвета лентой в волосах шло ей необыкновенно. На губах Белль, которые она с такой радостью протягивала ему для поцелуя, играла смущенная улыбка.
Его снова с неудержимой силой потянуло к ней, но Стивен усилием воли заставил себя сдержаться. Да, он желал ее, Бог свидетель, как сильно он желал ее! Но сегодня на карту было поставлено нечто большее, и он просто не имел права позволить себе вновь поддаться соблазну.
— Я подумал, что сегодня мы могли бы попробовать шраб — у них тут великолепный бренди…
— Я уже догадалась, — пробормотала Белль, выразительно покосившись на стоявший на столе изящный графинчик.
Немного расслабившись, Стивен улыбнулся. Белль обладала чудесным даром — одно ее слово без следа развеивало мрачные мысли, терзавшие Стивена.
— Стало быть, заметила ту железную клетку возле пруда, да?
— Ее трудно не заметить. Возможно, следует намекнуть хозяевам, что не слишком-то умно с их стороны оставлять ее на виду.
— Я уже намекнул.
— Конечно, я не одобряю контрабанду… — смущенно начала Белль.
— Конечно, нет. Мне такое и в голову бы не пришло, — ехидно добавил Стивен.
— Просто мне нравятся Кларкхэмы, а начать новое дело стоит немалых денег. Ведь пошлины на спиртное просто… просто чудовищные! А береговая охрана — сущие разбойники — только и ждет, чтобы наброситься на несчастное суденышко. Мой отчим говорит, что это стервятники какие-то — не отступятся, пока всю кровь из бедняги не выпьют!
— Так оно и есть. Нисколько не сомневаюсь, что многие моряки с радостью с ним согласятся, — кивнул Стивен. И, не желая, чтобы его втянули в политическую дискуссию, поспешно добавил: — Кстати, прелестное платье! Тебе очень идет!
Белль заморгала:
— Спасибо. Я специально выбрала его — ведь оно такого же цвета, как твои глаза, — И, прежде чем он нашелся что ответить, добавила: — Я раньше пробовала шраб, но только с ромом. Моему отчиму не слишком нравится бренди.
Одобрительно хмыкнув, Белль откинулась назад и смотрела, как Стивен наполнил два больших бокала.
— Благодарю тебя от имени моих глаз, — улыбнулся Стивен, стараясь сдержать так и бьющую через край радость и успокаивая себя тем, что Белль лишь желала ему польстить. — Будь я поэтом, я и сам посвятил бы им оду.
— Ну, если кто-то должен чувствовать себя польщенным, так это мое платье, — весело ответила Белль. — Так что же, выходит, у тебя есть поэтический дар, а ты его прячешь? Не отказалась бы послушать оду — в честь твоих глаз или моего платья, не важно.
— Послушаешь как-нибудь, только сомневаюсь, что моя ода доставит тебе удовольствие. Я так никогда и не научился соблюдать определенный размер стиха. — Прокашлявшись, Стивен сделал еще одну попытку переменить тему: — Думаю, шраб по моему рецепту покажется тебе намного мягче, чем с ромом. Бренди не такой крепкий и поэтому не перебивает сладость и аромат апельсина.
— И в самом деле. Пахнет чудесно, — вежливо поддакнула Белль.
Но легкое облачко затуманило ее лицо, когда она украдкой бросила взгляд на Стивена. Протянув Белль полный бокал, Стивен молча отсалютовал ей. И снова смущенно откашлялся.
— Я тут подумал… может, сыграем вечером в карты?
— Вот как? — неуверенно улыбнулась Белль. — Что ж, хорошая мысль. Только ты, кажется, забыл, что еще не рассчитался со мной за прошлые проигрыши. Насколько я помню, ты должен мне новую шляпку. И еще миниатюру со своим портретом.
— Я все помню, — успокоил ее Стивен. — Ты их получишь.
— Ладно. Итак, во что будем играть? Как обычно?
— Нет. Сегодня мы поиграем в другую игру — в ландскнехт.
— Боюсь, я не знаю, как в нее играть. Название звучит как итальянское, а в иностранные игры меня не учили играть, ведь мой отчим признает только все английское, — призналась Белль. Рассеянно взглянув в сторону, она вдруг воскликнула: — Что за чудесная резьба на креслах! Это же произведение искусства! Сидеть на них. — настоящее преступление!
Стивен поднялся, чтобы принести колоду и поставить на стол канделябр со свечами.
— Нет, это честь для них, дорогая. Принять вас в свои объятия — что может быть лучше? — галантно ответил Стивен.
Румянец смущения, вспыхнул на щеках Белль и тут же исчез.
— Не надейся, что тебе удастся заморочить мне голову своей безбожной лестью. Или ты вздумал посвятить оду еще и креслу, на котором я сижу? Нет уж, не надо. А поэтому брось эти китайские церемонии и объясни мне лучше, как играть в ландскнехт.
— Я так церемонно веду себя? — с деланным удивлением спросил Стивен, прекрасно зная, что призвал на помощь светские манеры лишь для того, чтобы не обнаружить терзавшее его желание.
— Еще как! Ты просто пугаешь меня. Последний раз ты вел себя так, когда пытался увлечь меня в сад лорда Дункана, рассчитывая соблазнить без помех.
— Клянусь, что у меня и мысли нет снова увлечь тебя в сад, — торжественно пообещал Стивен.
— Не придирайся к словам, — саркастически хмыкнула Белль, крутя на пальце обручальное кольцо. — Просто объясни мне, как играть в эту игру.
Немного сбитый с толку, Стивен послушно принялся объяснять:
— Ты угадала, это действительно итальянская игра, но потом она стала очень популярна и во Франции. Правила довольно простые.
Вернувшись к столу, Стивен перетасовал колоду и принялся сдавать. Поскольку делать ей было нечего, Белль поерзала в кресле, потом немного подвинула канделябр и рассеянно отхлебнула из своего бокала.
— М-м-м… вкусно, — похвалила она.
— Кажется, где-то в столе я видел чернила и бумагу. Я был бы крайне признателен, если бы ты пока отыскала их.
Белль выразительно вскинула брови, и Стивен сообразил, что со своими церемониями становится действительно смешон.
— Пожалуйста.
— Выходит, сегодня снова будем писать свои ставки? — немного удивленная, спросила Белль.
— Да. Сегодня вечером, в такой торжественной обстановке, особенно необходимо соблюдать все формальности. — Стивен старался говорить спокойно, но не был уверен, насколько ему это удалось.
Кровь с таким шумом стучала у него в висках, что он почти не слышал собственного голоса.
— Ладно. — Белль встала, чтобы отыскать бумагу и чернила. — Порвать бумагу на четыре части, как обычно? Стивен покачал головой:
— Нет, просто пополам. Каждый запишет только то, что хотел бы получить, если выиграет.
Голос его звучал как-то необычно, и чуткое ухо Белль сразу уловило это. Она украдкой покосилась на Стивена:
— Странно… у меня такое чувство, будто я собираюсь стреляться на дуэли, а не сыграть партию в карты.
— Может, потому, что это тоже своего рода поединок.
— Приятно слышать, — пробормотала Белль. — Может, заодно пригласить секундантов? Пусть проверят карты, прежде чем начнем.
— Это уже нелепо. К тому же я ведь ничего особенного не имел в виду. Ну что, начнем?
Стиснув зубы, Стивен нацарапал на своем листке то, чего он хотел бы от Белль. Всего несколько слов, очень простых, но от волнения все расплывалось у него перед глазами. Убедившись, что все в порядке, он быстро сложил листок и отложил его в сторону. Для сомнений уже не было времени.
Белль тоже явно волновалась. Покусывая губу, она помедлила, потом торопливо черкнула несколько слов и снова заколебалась. И так несколько раз. Только на третий она наконец решилась написать свое желание. Дрожащими руками она сложила листок и нерешительно отодвинула его в сторону. Все это было так странно, что Стивену показалось, он сходит с ума. Сейчас он отдал бы все на свете, чтобы узнать, что же загадала Белль.
Вдруг он очень пожалел, что не выбрал другую игру — такую, где все зависело бы от мастерства игрока, а не от слепого каприза судьбы. Только полный идиот вроде него мог поставить на кон свое счастье!
— Готово, — объявила Белль, сделав большой глоток, чтобы успокоиться.
Это еще раз подтвердило подозрение Стивена, что она тоже волнуется.
— Отлично. Итак, в ландскнехт играют следующим образом. Я кладу на стол две карты, по одной каждому из нас.
Перевернув одну карту, Стивен выложил перед Белль даму червей. Ему самому выпал пиковый валет.
— Хорошие карты? — поинтересовалась Белль. В голосе ее появилась легкая нотка тревоги.
— В этой игре не существует определенной стратегии и ни одна карта не приносит своему обладателю какое-то количество очков. Все карты равны. Успех в этой игре зависит только от удачи.
— Тогда я вообще не понимаю, в чем состоит смысл игры.
— Ну, понять, может, и трудно, но возможно, — ответил Стивен. — Как бы там ни было, с этого самого момента мы оба, ты и я, играем вместе, открыто и честно, согласна?
Белль кивнула. Лицо ее стало серьезным, потемневшие глаза не отрывались от Стивена. И ему внезапно пришло в голову, что Белль совершенно права — глядя на них обоих, никто бы не подумал, что они просто мирно играют в карты. Сейчас это в самом деле куда больше напоминало дуэль.
— А теперь я буду открывать карты. И в зависимости от того, какая выйдет первой — валет или дама, — станет ясно, кто из нас победил.
— И это все? — недоверчиво протянула она.
— Да. Ты готова?
— Готова, — с напускным спокойствием ответила Белль. Но лицо ее заметно побледнело, и где-то в глубине глаз мелькнул страх.
Одна за другой с мягким шорохом на стол ложились карты, с каждой секундой напряжение все росло, и даже Стивен в конце концов был вынужден сознаться, что безобидная игра в карты для него лично превратилась в пытку. Даже стреляться с тридцати шагов сейчас, наверное, показалось бы ему детской забавой.
Что-то вдруг сдавило ему горло, стало трудно дышать. Стены комнаты надвинулись со всех сторон. Время тянулось нестерпимо долго, минуты стали часами, и каждый вздох давался ему с трудом. И вот наконец судьба сделала свой выбор — на стол упал второй валет.
Со свистом втянув в себя воздух, Белль без сил упала в кресло. Рука ее легла на грудь, словно для того, чтобы удержать неистово бьющееся сердце. Она так сильно побледнела, что Стивен перепугался — в тусклом свете свечей она походила на привидение.
— Белль? Что с тобой? Ты в порядке?
— Все хорошо. Просто чтобы играть в эту игру, видимо, нужны нервы покрепче, чем у меня.
— Это в последний раз, обещаю, — поклялся он, надеясь, что Белль немного развеселится.
— Спасибо. Я надеюсь.
Сам Стивен не позволил себе так явно выразить радость и облегчение, что игра наконец закончилась, ведь для него самое трудное было впереди. Единственное, что выдало его, — это глубокий вздох, да еще поспешный жест, с которым он поднес к губам бокал.
— И чей же листок нужно развернуть? — слегка дрожащим голосом спросила Белль.
Стивен, уже протянувший руку за своим собственным листком, внезапно понял, что его застигли врасплох. Вспомнив, как странно вела себя Белль, когда он случайно взял ее бумажку вместо своей, он задумался, гадая, не совершает ли ошибку.
Очень медленно, не отрывая взгляда от лица Белль, он протянул руку к своему листку. И с удивлением увидел, что ее лицо разом просветлело. Он снова замер — заинтригованный и даже слегка встревоженный, — а потом решительно протянул руку к сложенному листку бумаги.
Белль резко дернулась, словно намереваясь выхватить у него листок, но Стивен оказался быстрее. И рука Белль, задрожав, опустилась на колени.
— В этот раз ты получишь то, что хотел, — с каким-то отчаянием в голосе пробормотала она. — Что ж, ты выиграл, а значит, это только справедливо. Можешь выбрать желание.
— Но мне казалось, это и есть то, чего я хочу.
— Нет. — Белль покачала головой, глаза ее молили. Она вдруг заторопилась, словно испугавшись, что он не даст ей договорить. — Это не то… это не может быть то, чего ты хочешь. Должно быть, я сошла с ума, когда написала это. Это все шраб виноват… Не читай, прошу тебя, Стивен! Зачем тебе лишняя обуза?
— Но я хочу прочитать, Белль! И пусть это сумасшедшее желание, но мне хочется узнать его, — мягко проговорил он. — И потом, просто представить себе не могу, что ты такое можешь попросить, что бы непременно стало для меня обузой.
— Стивен…
— Доверься мне, Белль.
— Хорошо, Стивен. Конечно, я предпочла бы, чтобы ты выбрал другой листок, но раз ты сам так захотел…
Сдавшись, Белль съежилась в кресле, глядя на Стивена широко раскрытыми, испуганными глазами. Чувствуя себя так, словно тянул за усы беспомощного котенка, Стивен медленно развернул листок — четыре коротеньких слова: «Мне нужна твоя любовь!»
— Мне хотелось знать, смог бы ты полюбить меня хоть немного вместо того, чтобы воспринимать наш брак как какую-то почетную обязанность, — едва слышно прошептала она.
— Почетную обязанность?! Похоже, мы снова не поспеваем за событиями. Ну же, Белль, давай. Прочти, что там написано.
Вздох облегчения вырвался из груди Стивена. Перегнувшись через стол, он щелчком подтолкнул к Белль свой листок.
Негнущимися пальцами Белль развернула листок и пробежала его глазами. Лицо ее вспыхнуло. И когда она подняла на Стивена сияющий взгляд, в глазах ее вспыхнула надежда.
— Моя любовь и так уже принадлежит тебе, Белль, — тихо пробормотал Стивен, не в силах отвести от нее взгляд. — И сердце мое тоже. Впрочем, оно стало твоим с первой минуты.
Белль затрясла головой, то ли не в силах поверить его словам, то ли отрицая всякую возможность этого.
— Невозможно. Ты просто хотел жениться на девушке благородного происхождения. — Губы не слушались ее. — Мы поженились, только чтобы избежать скандала.
Стивен кивнул:
— Да, это правда, но не совсем. Не знаю, в чем тут дело — может, виноват проклятый бренди лорда Дункана, несколько притупивший мои честолюбивые амбиции, или письмо Констанс… одного его, думаю, было вполне достаточно, чтобы представить себе все прелести брака по расчету. Короче говоря, не знаю, что тому виной, однако с первой же минуты, как я увидел тебя, мне стало ясно, что жизнь моя изменилась навсегда. Я смотрел на тебя и чувствовал, как все мои планы медленно тают как дым, сменяясь ощущением чего-то чудесного, что ждет меня впереди. Да, кстати, уж коли речь зашла о том, что твое происхождение якобы недостаточно благородно для меня… чтобы я больше не слышал от тебя ни о каких сомнениях на этот счет. Ты поняла?
— Стивен? — дрожащим голосом проговорила Белль, протянув к нему руку, на которой сверкнуло подаренное им кольцо.
Накрыв ее руку своей, Стивен нежно пожал ее пальчики.
— Я буду вечно благодарен судьбе за то, что в тот день она свела нас вместе. Ты веришь мне, Белль? Если бы не ты, я имел бы глупость запутаться в паутине собственного непомерного тщеславия и навеки погубил бы свою жизнь. Ты спасла меня от участи худшей, чем смерть.
Помолчав немного, Стивен выпустил ее руку. А потом отвел глаза в сторону и смущенно откашлялся.
— А ты, Белль? — каким-то тусклым, невыразительным голосом спросил он. — Что тебе подсказывает твое сердце? Сможешь ли ты когда-нибудь полюбить меня?
Вскочив со стула, Белль едва ли не бегом бросилась к нему. Мягко прошелестели шелковые юбки, и через мгновение она уже была в его объятиях. Обхватив его лицо ладонями и сияя счастливой улыбкой, Белль покачала головой:
— Ах, Стивен, ведь по меньшей мере наполовину мое сердце давно уже принадлежало тебе! Еще с того времени, как мы оба были детьми!
— А теперь, Белль?
— А теперь оно твое, Стивен! Отныне и навсегда. Я долго сопротивлялась этому, считая, что поступаю правильно, однако все было напрасно. Сердце подсказывало мне, что я совершаю ошибку. И теперь я счастлива, что послушалась его. Я люблю тебя, Стивен, люблю всем сердцем.
Эти нежные слова сопровождались поцелуем, который сделал их еще слаще. У Стивена словно гора свалилась с плеч. Сомнения, страх, неуверенность, терзавшие его столько дней и ночей, исчезли, сменившись огромным счастьем. Слова любви, которые шептала ему Белль, были словно луч света, прорезавший непроглядную тьму отчаяния, где все это время томилась его душа.
— Благодарю тебя, Господи! — благоговейно вздохнул он, еще крепче прижимая жену к груди. — Конечно, я не заслуживаю такого счастья, но все равно — спасибо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красавица - Джексон Мелани



Мне интересно, сама автор читала то, что написала? То потеряла она шляпку, то уже снимает мокрую с головы.... В общем, больше 40 страниц не осилила. Я понимаю, что любовный роман не интеллектуальное чтиво, но мозги на этой книжке решила не ломать
Красавица - Джексон МеланиAshala
12.12.2012, 22.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100