Читать онлайн Тень сомнения, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень сомнения - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень сомнения - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень сомнения - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Тень сомнения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Кейн прекрасно понимал, что будь у него в голове хоть капля мозгов, он оставил бы Клер в покое. От Холландов лучше держаться подальше, и за примером далеко ходить не надо: Кейну стоило только взглянуть на своего старика, чтобы убедиться, что бывает с человеком, связавшимся с Холландами.
Установив сосновое полено на старом пне, служившем ему колодой для колки дров, Кейн поднял топор, крепко рубанул и расколол полено на две половины. Пот струйкой бежал у него по спине, плечи уже начали ныть, но он поднял еще одно полено и установил на пне. Оскар, старый отцовский пес, глухо тявкнул с крыльца, когда почтовый фургон остановился в конце подъездной дорожки.
– Пойди забери почту! – Небритый, с седыми волосами до плеч, Хэмптон выкатил свое кресло на колесах на крыльцо, схватил палку, оставленную у двери, и застучал по старым половицам, согнав несчастного пса с насиженного места.
Размахнувшись топором, Кейн расколол последнее узловатое полено и направился к дороге. Было пятое число – самое время для поступления ежемесячного анонимного чека. Он шел, ощущая сердитый и непримиримый взгляд отца, сверливший ему спину. Хэмптон никогда не скрывал от сына своей зависти.
– У тебя есть пара сильных ног, – часто говорил он, злобно поблескивая красными от беспробудного пьянства глазами. – А ну-ка, принеси мне еще бутылку.
Бывали у него и приступы слезливости, тогда он пускался в рассуждения:
– Знаешь, я ведь любил ее! Ну, то есть твою маму. Любил больше, чем вообще стоит мужчине любить женщину. Но для нее я был недостаточно хорош, особенно когда остался без ног. Не-е-ет, она не желала быть замужем за калекой! Уж лучше быть шлюхой толстосума!
Кейн стискивал зубы и терпеливо сносил оскорбления отца, потому что жалел старика, который раз за разом переживал заново несчастный случай, изменивший всю его жизнь.
– Помни, это все дело рук Датча Холланда! Почему, ты думаешь, лопнул канат на моей связке, пока я грузился на южном склоне? Потому что оборудование было ни к черту, это я тебе говорю. А они выплатили мне жалкую компенсацию, как подачку бросили. – Хэмптон смотрел налитым кровью взглядом на дом Холландов, всегда сверкавший огнями на другом берегу, как рождественская елка. – А ведь у него полно денег! Жена у него этакая фря, вся из себя важная, и три дочки, совсем еще сопливки, а уже дерут нос перед такой голытьбой, как мы. Что я получил, горбатясь на него целый век, а? Жалкий клочок земли, пару грошей в обмен на подорванную спину, да еще вот это! – заорал он, колотя своей бесполезной палкой по железной раме инвалидной коляски. – Надеюсь, Бенедикт Холланд сгорит в аду!
Конверт оказался на месте. Тонкий, но плотный, он заметно выделялся в пачке счетов, которым, вероятно, не суждено было быть оплаченными в ближайшие полтора месяца. Зато в этот вечер Хэмптон Моран будет танцевать со своей любимой дамой по имени «Черный бархат», а завтра позовет в гости своего лучшего друга «Джека Дэниэлса». К среде же он снова вернется к сивушному пойлу и так дотянет до пятого августа.
Кейн выгреб всю почту из ящика и поднес конверт к носу, надеясь почуять запах духов или хоть дымка от папиросы – чего-нибудь, что напомнило бы ему о матери. Но от конверта ничем не пахло. Тогда он хмуро побрел к крыльцу, заранее зная, что в этот вечер ему предстоит укладывать отца в постель.
– Пошли, Оскар, – позвал он пса, обнюхивающего кусты у дороги.
В одном отец был прав: Бенедикт Холланд – и впрямь отъявленный сукин сын. Но каким-то образом ему удалось способствовать появлению на свет самой прекрасной девушки, когда-либо встречавшейся Кейну.


Что-то явно пошло не так – Клер ощущала это всем нутром. Какая-то фальшь прозвучала в словах Харли, а особенно в паузах между словами. Повесив трубку в парадном холле, она почувствовала внутри пустоту и уже не в первый раз задумалась: может, сестры и отец были правы, предупреждая ее, что не стоит с ним встречаться?
– Размолвки в райских кущах? – осведомилась Тесса, влетевшая в эту минуту в холл. В руке младшая сестра сжимала полупустую бутылку диетической пепси-колы, ее бронзовое тело, намазанное маслом для загара, лоснилось после двух часов, проведенных у бассейна.
– Все в порядке, – сквозь зубы пробормотала Клер.
Ей было неприятно, что младшая сестра с ходу читает ее мысли в самый неподходящий момент.
– В самом деле? – спросила Тесса, и ее глаза озорно блеснули. – А знаешь, я позавчера опять видела Харли в обществе Кендалл.
У Клер защемило сердце, ей захотелось крикнуть в лицо Тессе, что она лжет, но хватило ума прикусить язык.
– Где?
– В яхт-клубе. Могу тебя утешить: они явно ссорились. Но они точно пришли туда вместе, а не случайно встретились.
Она отхлебнула из бутылки и побежала вверх по ступенькам, едва не столкнувшись на площадке со спускавшейся Мирандой.
– Опять ты к ней пристаешь? – строго спросила Миранда, бросив на Тессу свой фирменный «взгляд старшей сестры», столь хорошо знакомый и самой Клер: ей тоже частенько приходилось попадать под его прицел.
– Просто дала дружеский совет.
– Кажется, с нее уже хватит.
Клер не поверила своим ушам. Ранда всегда беспокоилась о младших сестрах, говорила, что они рискуют понапрасну вместо того, чтобы думать головой, и вечно попадают впросак. А вот сегодня она сама казалась беззаботной и даже легкомысленной. На ней были шорты и легонькая блузка без рукавов. Из перекинутой через плечо пляжной сумки выглядывало махровое полотенце и зачитанный до дыр экземпляр «Полета над гнездом кукушки».
Тесса перегнулась через перила.
– Просто я считаю, что, если уж Клер так нравится встречаться с одним из Таггертов, пусть лучше переключится на Уэстона.
Миранда замерла на ходу.
– Ты шутишь!
– И не думала. У Уэстона Таггерта есть все, чего лишен Харли. Красавец, спортивный, сексуальный...
– ...мерзавец первой статьи, – дополнила Миранда внезапно побелевшими губами.
– А может, мне нравятся мерзавцы! – вызывающе бросила Тесса.
– Только не такой, как он. Я не шучу, Тесса.
– Ты же его совсем не знаешь. Миранда вспыхнула:
– Повторяю, он законченный мерзавец! С большой буквы!
Тесса захихикала, довольная тем, что ей удалось вывести из себя никогда не теряющую самообладания Миранду.
– Поверь мне, этот человек приносит беду.
– Подумаешь, какая новость! – Тесса снова отхлебнула из бутылки.
– Харли – милый мальчик, – продолжала Миранда, коснувшись руки Клер. – Если он тебе нравится, я могу это понять, хотя твои встречи с ним вызывают большое недовольство в нашем доме. Но Уэстон... – Ее глаза, холодные, как арктическое море, встретились с глазами младшей из сестер. – Зависеть от такого человека – самое страшное горе для женщины. И это не имеет никакого отношения к глупейшей войне наших отцов.
– Ой, вы только поглядите, кто это говорит! Наша старшая сестра, которая даже на свидания никогда не ходит.
– Это удар ниже пояса, Тесса, – вмешалась Клер.
– Но это же правда! – пожала плечами Тесса. – Как может наша Ранда судить о мужчинах? Что ей о них известно?
Миранда открыла было рот, но передумала и покачала головой, словно поражаясь глупости младшей сестры.
– В общем, она хотела сказать, что Уэстон Таггерт нам не по зубам, – добавила напоследок Тесса и опять двинулась вверх по лестнице.
– Держись от него подальше! – предупредила Миранда, потом взглянула на свои часики и опрометью бросилась к двери.
– Что это с ней? – удивилась Клер, глядя, как Миранда бежит по газону, не обращая внимания на усердно вращающиеся головки оросительной установки.
– Понятия не имею, и, честно говоря, меня это не колышет. Ранда всегда была занудой.
– Просто она смотрит на жизнь серьезно.
– Только не сегодня! – Через окно на площадке второго этажа Тесса увидела, как безупречно чистый «Камаро» Миранды пролетел по выездной аллее. – В последнее время она сильно изменилась. – Тесса задумчиво вытянула губы трубочкой. – Может, она все-таки с кем-то встречается по секрету?
– Миранда? – Клер попыталась вообразить старшую сестру на романтическом свидании, но не сумела. – Да нет, она, наверное, спешит взять новую книгу в библиотеке.
– В библиотеку так не спешат, – сказала Тесса, наблюдая за оседающей на аллее пылью. – Могу поспорить, она помчалась на свидание.
Но Клер не поверила Тессе, и ничего удивительного в этом не было: она всегда относилась к любым словам младшей сестры с изрядной долей скепсиса. На Миранду Клер смотрела как на источник мудрости и знаний обо всем на свете, за исключением человеческих существ мужского пола, а вот Тессу считала невероятно ограниченной и поверхностной. Тесса была так поглощена собой, что даже не подозревала о существовании иных вещей, кроме голливудских сплетен, мальчиков и маленького городка Чинук. Он стал центром ее жизни, несмотря на все старания матери приобщить своих дочерей к светским манерам, необходимым, чтобы вращаться в соответствующих кругах Портленда, Сиэтла и Сан-Франциско.
Миранда проводила свою жизнь за книгами, стараясь набраться знаний, Тесса же, напротив, как будто стремилась выбросить из головы все то полезное, что туда случайно залетело за пятнадцать лет, проведенных ею на этом свете. Она ни минуты не сомневалась, что является особой королевской крови, принцессой из сказки, причем не лишенной строптивости. Хотя Клер была уверена, что Тесса сама не знает, зачем восстает против отца, потакающего всем ее желаниям и капризам.
Все еще размышляя над последними словами Тессы, Клер вышла из дома и пробежалась по дорожке до причала. Моторная лодка ее отца, пришвартованная к сваям, тихонько покачивалась на воде. Клер отвязала лодку и села к рулю. Мотор завелся плавно, ни разу не кашлянув, и Клер направила лодку к островку в дальнем конце озера. Островок представлял собой выступающий из воды клочок суши, поросший травой и редкими деревцами, цепляющимися прямо за прибрежные валуны. Но он был со всех сторон окружен водой и необитаем, поэтому, когда домашние особенно досаждали ей, Клер отправлялась сюда, чтобы спокойно подумать.
Рыба резвилась в прозрачной воде, над головой кричали чайки. Ветер трепал волосы Клер, она полной грудью вдыхала свежий, пахнущий влагой воздух. Замедлив ход, она направила лодку к песчаной отмели и заглушила мотор, а потом пришвартовала лодку к искривленному деревцу, ветви которого стлались прямо над водой.
Взбираясь по тропинке, Клер думала о Харли. С тех самых пор, как они начали встречаться, ей приходилось постоянно опровергать упорные слухи о том, что он все еще так или иначе связан с Кендалл.
– Чушь! – пробормотала она вслух, но так и не сумела заглушить тихий голос сомнения, точившего ей сердце.
Клер бы ничуть не удивилась, если бы обнаружила, что эти слухи исходят от ее отца. Он никогда не скрывал, что хочет положить конец ее отношениям с сыном Нила Таггерта. Из всей семьи одна только мать отнеслась к ее увлечению с сочувствием.
– Харли Таггерт хорош собой и богат, – однажды летним утром заметила Доминик, расставляя розы в высокой хрустальной вазе на обеденном столе. – Он всегда сумеет позаботиться о тебе. Мало кому из женщин в жизни так везет. – На мгновение ее руки замерли, она подняла голову и устремила взгляд на обшитую старинным кедром стену, украшенную ее же собственными картинами. – И тут дело не в любви, это вопрос выживания.
– Что?
– Знаю-знаю. Ты вообразила, что влюблена в младшего из Таггертов, – Доминик улыбнулась усталой и грустной улыбкой много повидавшей женщины. – Может быть, и так, хотя наверняка ты это сделала просто из духа противоречия. Отец запрещает тебе с ним видеться, и поэтому мальчик кажется тебе особенно привлекательным.
– Нет, мама, я люблю...
– Ну конечно, любишь! Но только давай рассуждать трезво, не возражаешь? Если ты выйдешь за Харли или за другого парня с такими же деньгами, тебе в жизни не придется даже пальцем шевельнуть. Не надо будет искать работу или думать, где бы раздобыть себе еды. Даже если брак окажется неудачным, ты ничего не теряешь.
– Дело вовсе не в деньгах.
– Нет? – Доминик сорвала увядший лист со стебля одной из роз. – Что ж, прекрасно. Но и деньги не помешают, поверь мне. Твои сестры могли бы брать с тебя пример. Вот, скажем, Миранда... ну, она просто чудачка. Корпит над книгами день и ночь, а зачем? У меня это в голове не укладывается! А Тесса – наоборот. Господи, иногда мне кажется, что этой девочке нужно прописать валиум
type="note" l:href="#n_9">[9]
, честное слово. Она такая... ну, мягко говоря, непослушная. Все делает наперекор, а чего добивается, сама не знает. – На лбу у матери появились морщины озабоченности. – Тесса меня очень тревожит. То есть я тревожусь обо всех вас, но у тебя, по крайней мере, кажется, есть цель в жизни. И ты понимаешь, что судьбу женщины решает удачный брак.
– Сразу видно, что ты не состоишь в рядах НОЖ! – заявила Миранда, вошедшая в столовую именно в этот момент. – Знаешь, что это такое? Национальная организация женщин.
– Знаю. Жалкая кучка хнычущих дур, не нашедших себе места в жизни.
– Неужели тебе никогда не хотелось почувствовать себя свободной?
– Боже упаси! – засмеялась Доминик. – Когда-нибудь ты поймешь, Миранда, что мужчины и женщины не могут быть равны.
– Их права должны быть равны.
– На мой взгляд, вовсе нет. Все эти феминистки просто мутят воду. Представь себе, например, что будет, если твой отец со мной разведется? По идее, я должна получить алименты. Но я их не получу, если эти истеричные фурии настоят на своем.
– Ушам своим не верю! Мама, на дворе 1980 год, а не Средние века!
Доминик ее слова не убедили.
– Мужчины должны обеспечивать женщин, какой бы год ни стоял на дворе. И женщины всегда будут в этом нуждаться.
– Только не я, – прошептала Миранда.
– Умная женщина может всегда позаботиться о себе, удачно подобрав себе партнера.
– Как ты, например? – съязвила Миранда, и глаза Доминик наполнились болью.
– Да, – сказала она с гордостью.
– То-то я вижу, как ты счастлива!
Клер стало не по себе. Ну почему Ранда так жестока с матерью?
– Я слышала, как ты плачешь по ночам, – уже мягче продолжала между тем Миранда. – Я знаю, что тебе нелегко.
Доминик выпрямилась, ее спина как будто окаменела.
– А ты предпочла бы бедствовать и быть готовой на все, лишь бы выжить? – Она поджала губы и решительно повернулась к дочери, позабыв о цветах. – Если не веришь мне, подумай об Элис Моран, ну, помнишь ту женщину, что жила на другой стороне озера?
– Ты ее знала? – спросила пораженная Клер. Она была уверена, что ее родители даже не подозревают о существовании семейства Моран.
– Я о ней наслышана. Ее муж... Я полагаю, они все еще формально женаты, хотя она бросила его и их сына. Ну, словом, Хэмптон до сих пор судится с твоим отцом из-за несчастного случая. А Элис Моран – это просто пример того, как женщина вышла замуж за бедняка и теперь расплачивается за свой выбор.
– В таком случае ты – пример того, как женщина вышла замуж за богатого и теперь расплачивается за свой выбор, – бросила через плечо Миранда, выходя из столовой.
– Не слушай ее, – предупредила среднюю дочку Доминик. – Боюсь, бедная Ранда получит от жизни жестокий урок. А ты продолжай встречаться с Харли Таггертом, если хочешь. Все как-нибудь наладится.
Но ничего не наладилось. Дела шли из рук вон плохо и с каждым днем все хуже. Клер уже не могла припомнить, когда в последний раз встречалась с Харли. Кажется, это было сто лет назад. Зато она несколько раз встречалась с Кейном – вот до чего дошла! Кейн Моран вдруг стал попадаться ей на каждом шагу, и, хотя Клер было неприятно признаваться в этом даже себе самой, ее тянуло к нему. Ну, не то чтобы сильно, совсем чуть-чуть. В нем было все, чего так недоставало Харли: он был беден, дерзок, плевал на все правила и запреты. Он олицетворял собой общественный вызов, а его глаза как будто заглядывали ей прямо в душу, ища подлинную Клер, скрытую за видимой всем оболочкой. Рядом с ним ей становилось не по себе, она нервничала и почему-то постоянно ощущала необходимость оправдываться. Ей даже пару раз пришло в голову, каково бы это было – поцеловаться с ним, но она гнала от себя подобные мысли, вспоминая о Харли. О парне, в которого была влюблена. За которого собиралась замуж.
Клер стиснула зубы, намереваясь раз и навсегда выбросить из головы всяческие бредовые мысли о Кейне Моране. Но у нее ничего не вышло, потому что он был тут как тут.
Клер преодолела последний виток тропинки, и на самой высокой точке каменистого островка перед ней предстал ее мучитель – нахальный мальчишка, поставивший под сомнение все, о чем она в жизни мечтала. Кейн Моран. На нем была пара старых, обрезанных выше колен джинсов и больше ничего. Его волосы еще не просохли после купания. Он лежал, лениво растянувшись на большом валуне.
У Клер перехватило дыхание, в голове даже промелькнула соблазнительная мысль о бегстве, но он уже заметил ее и прищурился так, словно давно поджидал ее тут. Клер хотелось возмутиться и спросить, что он здесь делает. В конце концов, этот остров – собственность ее отца! Но она решила, что не стоит выглядеть мелочной. К тому же он и раньше нарушал границы чужих владений, о чем ей было отлично известно.
– Надо же, кто к нам пожаловал! Никак сама Принцесса!
Кейн приподнялся, опираясь на локоть, солнечные блики играли на его гладкой загорелой коже, янтарные глаза медленно скользили по ней.
Клер невольно выпрямилась.
– Сколько раз тебе говорить: я не принцесса.
– Ах да, верно. – Кейн плавным кошачьим движением поднялся на ноги.
– Что ты здесь делаешь?
– Обдумываю свое житье, – ответил он серьезно, но тут же улыбнулся одним уголком рта. И Клер рассердилась на себя за то, что находит эту кривоватую усмешку чересчур привлекательной.
– Неужели? – усомнилась она, прячась от солнца в тени единственного росшего тут кедрового деревца.
Ей вдруг пришло в голову, что Кейн всякий раз появляется на ее пути, потому что хочет выведать, как продвигаются дела с последним иском, выдвинутым его отцом против семьи Холланд.
– По правде говоря, я тут размышлял, не нуждается ли во мне Дядя Сэм.
– Ты собрался в армию? – Эта мысль ужаснула Клер, хотя она сама не понимала – почему. Ей даже стало холодно, и она бессознательно обхватила себя за плечи, но вдруг заметила, что он не сводит с нее глаз, и еще больше смутилась. – Хочешь завербоваться?
Кейн пожал плечами:
– А почему бы и нет? Войны вроде не предвидится, все тихо.
– Если выберут Рейгана, все может измениться.
– Да что ты понимаешь в политике?! – засмеялся Кейн.
– Не так уж много, но...
Кейн Моран всегда жил на другом берегу озера – сколько она себя помнила. И хотя они были почти незнакомы, Клер почему-то считала его постоянной принадлежностью маленького городка Чинук, откуда люди все время уезжали. Некоторые кончали школу и поступали в колледж или находили работу на стороне, другие обзаводились семьями и искали мест побогаче. Но по какой-то странной причине, о которой ей самой не хотелось задумываться, Клер считала – нет, даже надеялась, – что Кейн всегда будет рядом. Его постоянное присутствие тревожило и раздражало ее, но в то же время давало ощущение стабильности.
– Но почему в армию?
– Разве не понятно? – Его улыбка исчезла также внезапно, как и появилась. – Чтобы выбраться отсюда. Я получу возможность увидеть мир, заработать деньги на колледж и прочее, и прочее. Всю эту чушь мне выложили на призывном пункте.
– А как же твой отец? – спросила Клер, не подумав.
– Он справится, – усмехнулся Кейн, но между бровей залегли две глубокие морщины, и он отвернулся. – Он всегда справляется. – Кейн поддал ногой камешек, и тот покатился с холма, пока не шлепнулся в воду. – А где же твой герой-любовник?
– Что?
– Таггерт, – пояснил он.
Краска горячей волной разлилась по щекам Клер.
– Не знаю. Наверное, на работе.
– Ну, если ты называешь это работой... – Кейн покачал головой и невесело рассмеялся. – На лесопилке у Таггертов все работают без дураков, надрываются, жилы тянут. А Харли и Уэстон, сыночки и наследнички, уже имеют собственные кабинеты с застекленными дверями, и на дверях сусальным золотом выведены их имена. Уэстон указывает пятидесятилетнему бригадиру, как валить лес и грузить бревна, а Харли... – Он потер кулаком подбородок и покачал головой. – Что именно он делает для своей фирмы?
– Не знаю, – призналась Клер.
– Держу пари, если ты спросишь об этом у Харли, окажется, что он и сам не знает.
– Мы не говорим о его работе.
– Нет? – переспросил Кейн, подняв одну бровь. Внезапно он в мгновение ока пересек разделявшее их, залитое солнцем пространство и остановился нос к носу с ней в тени невысокого кедра. Его лицо было так близко, что Клер уловила слабый аромат мятного крема для бритья, смешанный с запахом дыма. Она не могла отвести глаз от его напряженного лица и даже заметила капельки воды, стекающие с волос ему на шею. Ей вдруг стало трудно дышать.
– Так о чем же вы говорите – ты и Принц Харли?
– Тебя это совершенно не касается. Харли...
– Да плевать я хотел на Харли! – Его дыхание теплым ветерком обдало ее лицо. – Но ты... – Кейн поднял руку и накрутил на свой мозолистый палец прядь ее волос. – По какой-то дурацкой причине, сам не знаю почему, но мне не все равно, что будет с тобой. Должно быть, это мне в наказание за грехи.
Клер нервно облизнула губы, и Кейн поймал взглядом это движение. Чертыхнувшись себе под нос, словно освобождаясь от чар, сковавших их обоих, он выпустил ее локон, отвернулся и быстро зашагал прочь. Напряженные мышцы заиграли под гладкой кожей у него на спине.
– Кейн!..
О господи, ну зачем она его окликнула?! Их ничто не связывало, и все же было в нем что-то, находившее отклик в каком-то самом потаенном уголке ее души.
Кейн обернулся через плечо, и на лице его отразилось такое смятение, что у Клер сжалось сердце. Куда-то исчез нахальный мальчишка, готовый помериться силами со всем миром. Перед ней стоял взрослый человек, полный горечи, сознающий свое бессилие.
– Оставь, Клер, – сказал он, потом подошел к краю утеса, взмахнул руками и нырнул в спокойную воду озера с двадцатифутовой высоты.
Это был красивый и чистый прыжок. Заслоняясь рукой от солнца, Клер проследила, как он вынырнул и ровными, уверенными взмахами поплыл к берегу, где стояла его убогая хижина.


Харли бросил взгляд на часы и забарабанил пальцами по столу у себя в кабинете. Он ненавидел эту комнату. Расположенный в одноэтажном здании через дорогу от лесопилки, забитый дешевой конторской мебелью кабинетик был мал и тесен. Эту конуру ему навязал отец.
Харли ослабил узел галстука. Пот каплями стекал у него по груди и по спине, хотя врезанный в подоконник кондиционер работал на полную мощность, кряхтя и выплевывая в тесное пространство струйки охлажденного воздуха.
Черт возьми, он сам прекрасно понимал, что ему здесь не место. Он же не слепой! Он отлично видел, как рабочие в касках бросают косые взгляды, случайно сталкиваясь с ним в пересменок или в обеденный перерыв. Они начинали усердно жевать плиточный табак, пытаясь скрыть улыбки, но Харли ясно различал насмешку в их глазах. Они без всяких слов и объяснений понимали, что он не создан быть их начальником.
Однажды, когда Харли шел после работы к машине, он застукал Джека Сонгберда, одного из местных рабочих, когда тот пытался вскрыть карманным ножом замок автомата с содовой, установленного позади одного из сушильных сараев. Харли встретился глазами с Джеком, нахмурился, но не решился поднимать шум и отвернулся в тот самый миг, когда замок поддался.
Автомат был сломан, выручка (что-то порядка двадцати долларов мелочью) перекочевала в карман Джека, и с тех самых пор всякий раз, как Харли приходилось сталкиваться с Джеком, он видел в темных глазах индейца издевку и презрение. Надо было уволить краснокожего ублюдка прямо тогда же, застав на месте преступления! Но он растерялся, и теперь присутствие Джека вечно кололо ему глаза, напоминая о собственной слабости. Как же он будет командовать рабочими, если любой из них может двумя пальцами переломить ему позвоночник?
Нет, он не создан для этой работы!
Харли еще сильнее дернул узел галстука и бросил на стол папку с делом «Пиломатериалы Беста». Этот самый Джерри Бест, владелец пяти терминалов, разбросанных вокруг Портленда, решил вдруг изъять свой заказ из фирмы «Таггерт Индастриз». Бест был их клиентом в течение многих лет, но по какой-то непонятной причине вознамерился отныне вести дела с кем-то другим. Не исключено, что с Датчем Холландом. Сукин сын, наверное, перебил их цену, хотя владел всего лишь жалкой пилорамой неподалеку от бухты Коуз. Вот подонок!
Теперь Харли предстояло уговорить Джерри Беста не расставаться с «Таггерт Индастриз» – своим старым, надежным, проверенным годами партнером. Ну и работенка! Он взялся за телефон, после долгих колебаний набрал номер и ощутил огромное облегчение, когда секретарша сообщила ему, что мистер Бест не вернется на работу до понедельника. Положив трубку на место, Харли заметил, что на ней остались следы от его потных пальцев.
Он снова взглянул на часы, вытирая вспотевшие ладони о брюки, и решил, что с него хватит. Уэстон почему-то мог появляться на работе в любое время и исчезать когда вздумается, а старик все это принимал как должное. С ним же все было иначе. В отличие от старшего брата он никогда не показывал блестящих результатов – будь то в школе, на футбольном поле или на работе. Поэтому от него требовалось прилежание. Он должен был стараться проводить больше времени на работе, целовать всех в задницу.
К черту все! Сегодня вечером у него назначено свидание с Клер, и ему плевать, что думает по этому поводу его отец.
Харли вскочил на ноги и уже успел подойти к двери, когда в интеркоме раздался голос секретарши отца:
– Мистер Таггерт?
– Да.
– Вам звонят по второй линии.
У Харли все заледенело внутри. А вдруг это Джерри Бест? Что он может сказать такому человеку, как Джерри? Как спасти заказ? Он не умеет торговаться и никогда не научится.
– Это мисс Форсайт, – добавила секретарша.
Харли захотелось забиться в угол и умереть. Это еще хуже, чем притворяться, что ему небезразличны цены на пиломатериалы. Почему Кендалл так упорно его преследует? Неужели она не понимает, что все кончено?
– Привет, – выдавил он из себя, схватив трубку.
– О, Харли, я так рада, что успела тебя застать!
Он ясно представил себе ее лицо: невинные голубые глаза, румяные щечки, надутые губки.
– В чем дело?
Ему совершенно не хотелось знать, в чем там дело. Он начал рассеянно выковыривать кусочек грязи, забившийся под ноготь.
– Дело в том, что... Ну, в общем, мне надо тебя видеть.
– Кендалл, не начинай. Я тебе уже сказал...
– Это важно, Харли. Иначе я не стала бы звонить тебе на работу.
О черт, неужели она беременна?! У Харли подкосились ноги, он привалился к столу, чтобы не упасть.
– Что случилось?
– Я не хочу обсуждать это по телефону. Приезжай сегодня вечером в наш пляжный домик.
– Я не могу. Пауза.
– Ну, пожалуйста!
– У меня другие планы. Ее голос начал срываться:
– Харли, послушай, это вопрос жизни и смерти! – Ну так и есть. Ребенок. Она беременна и постарается сделать все, чтобы заставить его жениться. – Давай встретимся в восемь.
– Я не могу.
– А куда ты денешься! У тебя нет выбора! – крикнула она, задыхаясь, и бросила трубку.
На секунду Харли показалось, что он сейчас потеряет сознание, перед глазами все поплыло. Но постепенно ему удалось взять себя в руки. Кендалл права: надо с ней встретиться.
Дрожащими пальцами пригладив волосы, Харли вышел из кабинета и на ходу помахал женщине из машбюро, считавшейся его секретаршей. Линда, раздобревшая сорокалетняя блондинка, была в общем-то довольно милой, но до того деловитой, что рядом с ней он чувствовал себя полным идиотом, и ее улыбка часто была предназначена не ему, а его ошибкам. «Хватит ныть, Таггерт, – сказал он себе. – Ты здесь хозяин».
Его мягкие мокасины итальянской кожи захрустели по гравию раскаленной от солнца автомобильной стоянки. Вокруг не осталось ни единого дерева, все было давно распилено на брусья толщиной два на четыре дюйма. От всепоглощающей вони сгоревшей солярки, к которой примешивался запах свежих опилок, Харли замутило. Как же он все это ненавидел!
Как и Датч Холланд, его отец был президентом корпорации со множеством подразделений. Эта лесопилка являлась всего лишь одной из многочисленных мелких компаний под крышей холдинга «Таггерт Индастриз». Поэтому Харли казалось вдвойне обидным торчать на лесопилке, когда можно было управлять отелем или рестораном на курорте. Но Нил почему-то решил, что во время летних каникул он должен работать именно здесь.
– Тебе это пойдет на пользу, – заметил он. – Потрешься среди людей, составляющих хребет компании. А на следующий год можешь поработать на курорте в Сисайде. «Пустые слова», – подумал Харли, нацепляя на нос солнцезащитные очки. Как раз в эту минуту красный «Порш» Уэстона с ревом вкатил на стоянку. На пассажирском сиденье блестящей спортивной машины сидела Кристи Сонгберд, младшая сестра Джека. Ее пальцы выбивали ритм «Голодного сердца» Брюса Спрингстина, рвущегося из динамиков, черные волосы отливали синевой в ярких лучах солнца. Она не обратила на Харли никакого внимания, зато сам Уэстон, как только его увидел, пулей выскочил из машины и бросился к нему, стиснув кулаки.
Он был зол как черт, у него даже губы побелели, и Харли сразу напрягся, готовясь к очередным неприятностям. – Где отец? – потребовал Уэстон.
– Здесь его нет.
– Точно знаешь? – подозрительно переспросил Уэстон и вдруг, не сдержавшись, забормотал: – Сукин сын! Я звонил в контору в Портленде и... черт побери, они сказали, что он здесь!
– Да что на тебя нашло?
Уэстон провел обеими руками по волосам и покосился через плечо на Кристи, но она была занята собой: разглядывала свое отражение в зеркале заднего вида и невозмутимо проводила помадой по губам.
– То же, что и всегда! – Уэстон вытер пот со лба тыльной стороной ладони. – Но на сей раз, кажется, слухи подтверждаются.
– Какие... Ах да, ты все о том же, – наконец догадался Харли. – Наш папа и его внебрачные детки?
Самое смешное, что как раз в эту минуту Брюс Спрингстин выводил:
У тебя жена и дети в Балтиморе, Джек!
– Меня интересует только один из этих «деток». Сын.
– С каких пор ты стал верить слухам? – Харли был совершенно равнодушен к сплетням об амурных похождениях Нила Таггерта. – Я, во всяком случае, не собираюсь из-за этого терять сон.
– Неужели до тебя не доходит, что, если это правда, если этот ублюдок, наш сводный брат, когда-нибудь заявит о себе, он может потребовать свою долю всего имущества «Таггерт Индастриз»?
– Ну и что?
– Черт подери, Харли, ты и впрямь такой кретин или ловко притворяешься?
Харли вспыхнул:
– Я просто не желаю даром тратить время на то, чему все равно не могу помешать. Где ты на этот раз подхватил столь ценную информацию? В баре «Западный ветер»? Или в «Камне Иллахи»? Датч Холланд всегда готов выложить очередную гадость об отце. А может, от одного из бездельников, слоняющихся вокруг кофейни?
– Нет. – Уэстон с презрением взглянул на младшего брата. – На этот раз я услышал новость от мамы.
Харли засмеялся.
– Что ж, замечательно! А ты забыл, как ловко она умеет тебя доставать? Не знаю, что там вы с ней не поделили, но мама обожает тебя злить и посылать в погоню за призраками.
– Нет, Харли, ты безнадежен! – Уэстон зажмурился и покачал головой, словно не понимая, что между ними может быть общего.
– А ты гоняешься за тенью. Интересно, что бы ты сделал, если бы папа был здесь? Обвинил бы его в том, что у него где-то есть вторая семья?
– Я просто потребовал бы от него правды.
– Чтобы тебя тут же вычеркнули из завещания? Ерунда, Уэст. Ты только хорохоришься. На самом деле мы оба знаем, что ты ничего не сделаешь, чтобы подставить под удар свой кусок пирога. Ты не станешь рисковать.
– По крайней мере, я не отсиживаю себе зад, ожидая, что этот кусок сам свалится мне в руки! Ладно, поговорили – забыли. Я позже разыщу отца.
– Когда найдешь его, не забудь передать от меня привет нашему сводному братцу.
– Иди ты к черту, Харли.
Уэстон вернулся к своей спортивной машине, где его по-прежнему ждала Кристи, и Харли засмеялся ему вслед. Не часто ему удавалось одержать верх в словесной пикировке с Уэстоном, и сейчас бессильная досада старшего брата согрела самые темные уголки его сердца.
Как раз в ту минуту, когда Уэстон выкатывал свой блестящий «Порш» со стоянки, раздался пронзительный свисток, возвещавший конец смены и начало новой. Харли поспешил к своей машине: ему не хотелось общаться с рабочими. «Нет, дело тут вовсе не в снобизме, – сказал он сам себе. – Просто у меня нет с ними ничего общего».
Отперев дверцу изумрудного «Ягуара» последней модели – предмета своего обожания и гордости, – Харли сел за руль и включил двигатель. Его мощный автомобиль рвался вперед, как горячий конь. Вот сейчас он вырулит со стоянки и помчится по шоссе под пение шин, чувствуя себя хозяином своей судьбы.
А потом, черт побери, ему придется встретиться с Кендалл.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тень сомнения - Джексон Лиза

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Эпилог

Ваши комментарии
к роману Тень сомнения - Джексон Лиза



Долго думала читать этот роман или нет, а начав уже не смогла оторваться. Потрясающий детектив, читается на одном дыхании, неожиданная развязка и хеппи-энд. Читайте не пожалеете.
Тень сомнения - Джексон ЛизаМари
27.03.2012, 1.10





бесподобная вещь,абсолютно отличается от большинства слезливых романчиков, любовь и детектив и все настолько плавно переплетено что трудно сказать любовный этот роман или все-таки детектив и очень жизненно
Тень сомнения - Джексон Лизаарина
16.04.2012, 15.26





Syper
Тень сомнения - Джексон ЛизаLika
19.07.2012, 19.59





Столько скелетов в шкафу мне еще не доводилось лицезреть. Спасибо автору.
Тень сомнения - Джексон Лизаren
4.01.2015, 3.06





очень даже................ стоит потраченного времени.
Тень сомнения - Джексон ЛизаКетрин
4.01.2015, 19.12





Неплохо. Можно 1 раз прочитать.
Тень сомнения - Джексон ЛизаПинна
5.01.2015, 5.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100