Читать онлайн Самозванка, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самозванка - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самозванка - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самозванка - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Самозванка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Портленд, штат Орегон. 1993 год
В памяти было все так живо, словно это случилось вчера.
– Бог мстит за грехи, Одри.
И восемнадцатилетняя девушка отвечает:
– Это не мой бог, это твой бог, мама. Твой!
За этим следует пощечина, один из немногих ударов, которые пришлись на долю Одри. Шэрон Нэш редко поднимала руку на свою приемную дочь, но тем больнее бывало девочке.
– Не смей никогда говорить так. – В дыхании Шэрон смешивались запахи кофе и джина. – Сейчас же иди умойся и забудь об этом парне. Ты не должна с ним встречаться. Марк Кеннеди ничтожество, ты слышишь меня? Как и его мать. В его жилах течет испорченная кровь.
– А какая кровь течет в моих жилах? – вызывающе спросила Одри.
– Мы не знаем, и тебе не нужно это знать.
– Мне нужно! Я хочу знать!
– Пути господни неисповедимы, он привел тебя к нам. Грешно сомневаться в его мудрости. Не смей больше задавать глупые вопросы.
Одри повернулась на пятках и побежала по лестнице в свою маленькую комнату под крышей.
Это было несколько лет назад, но кажется, что еще вчера. Одри не случайно вспомнила этот разговор в неуютной комнате мотеля на 82-й улице Портленда, перебирая в памяти стычку с Закари Дэнверсом, еще одним человеком из тех, кого, по мнению ее приемной матери, следовало избегать приличным девушкам.
Хотя она говорила с ним всего несколько минут, Одри довольно много читала о нем и не была разочарована.
Закари всегда был в семье чужаком. В шестнадцать лет отец выгнал его из дома и не раз вычеркивал из завещания. Зак предпочитал делать все по-своему, ему было плевать, чего от него ожидали другие. Благодаря своему духу противоречия он вполне мог стать на ее сторону и помочь ей узнать правду.
А может, и нет. За год до смерти отца Закари помирился с Уиттом. Тем не менее Одри инстинктивно чувствовала, что только он может быть ее союзником в семье, остальные готовы перегрызть горло за наследство Уитта.
А может, Закари такой же, как все? Если это так, то ей придется еще труднее, чем она представляла.
Одри посмотрела на свое отражение в мутном зеркале и прикусила губу. Что, если она затеяла бесполезную войну? Как она могла надеяться выиграть что-то у всесильной семьи Дэнверс? И почему Закари Дэнверс, ее сводный брат, показался ей таким привлекательным?
Одри всегда нравились парни, против которых возражала ее приемная мать. Импульсивные, мужественные, мятежные. Как Закари Дэнверс.
Именно Зак был единственным из семьи Дэнверс, к которому Одри инстинктивно тянулась, единственный, кому она готова была верить.
– Ты дура, – сказала Одри своему отражению. – Верить Заку – все равно что верить леопарду, выслеживающему добычу.
Девушка нашла копию видеокассеты, которая привела ее в Портленд, и положила ее в сумочку. Машинально застегивая «молнию», Одри задумалась, почему она никак не может усвоить такой важный урок о мужчинах.
Хотя Зак мог оказаться ее единокровным братом, но это не значило, что он безопасен для нее. Он был хищником с дикими замашками и животной привлекательностью, грубым и сексуальным. Рядом с ним так же безопасно, как в пороховом погребе с сигаретой.
Ничего удивительного, что Одри тянуло к нему. Всю жизнь ее привлекали именно такие мужчины.
– Только идиоты не учатся на своих ошибках, – объяснила она снова своему отражению, стоя босиком на потертом оранжевом коврике.
Но если она не может доверять Закари, тогда кому из оставшихся членов семьи? Ни одному из них. И никто из них не поверит ей.
Оставшись в белье, Одри отправилась в крошечную ванную, где на крюке, вбитом в дверь, висело ее платье. Она нашла его в магазине среди ношеных вещей; белое шелковое платье с меткой известного дизайнера идеально подходило ей. У нее никогда раньше не было ничего подобного, но Одри никогда и не платила столько за одно платье.
Ее приемная мать была суровой верующей женщиной, не признающей никаких украшений, кроме обручального кольца и креста. Одри одевали в неяркую практичную одежду и покупали ей прочную крепкую обувь.
Отец был совсем другим. В отличие от жены, Виктор был мечтателем, всегда ожидал большего урожая, чем могла дать его земля, и верил, что следующий год будет лучше нынешнего.
Но Одри поверила ему. Когда она узнала, что Виктор считал ее пропавшей дочерью миллионера Дэнверса, Одри проглотила блестящую наживку и до сих пор надеялась доказать это.
Она проделала огромную работу, прочла буквально все, что появлялось в печати о Дэнверсах и о похищении Ланден за эти годы на всем побережье. Изучила старые бумаги в столе отца, звонила бывшей секретарше своего умершего дяди Эзры, чтобы найти хоть какие-нибудь доказательства за или против. Именно Эзра Нэш, юрист, известный своим умением обходить закон, занимался в свое время ее удочерением. Но либо он не вел архивы, либо они были давно уничтожены, либо он намеренно стремился скрыть обстоятельства ее появления в семье Нэш.
Одри ощутила безумное возбуждение, когда узнала, что может оказаться Ланден Дэнверс, пропавшей дочерью миллионера. Наконец-то она узнает что-то о своих родителях, своей семье. И хотя Одри твердила себе, что шансы на это ничтожно малы, в конце концов она все-таки направилась в своем стареньком автомобильчике в Портленд, родной город Ланден. Девушка почти убедила себя, что она пропавшая когда-то Ланден Дэнверс, поверила, что обретет потерянную семью и, когда у ее родных пройдет первое потрясение от встречи, они откроют ей свои объятия.
Одри покачала головой, и циркониевые капельки в ее сережках засверкали, как настоящие бриллианты.
«Это дешевая подделка, – подумала Одри. – Может быть, как и ты сама?»
Нет, она не собиралась верить грязным слухам о своем происхождении, которые ей всю жизнь приходилось слышать в маленьком городке, где она выросла.
Одри с ожесточением потрясла головой, чтобы отогнать воспоминание о самом мерзком эпизоде своего детства. Ей тогда было одиннадцать, а Томми Синклэйру, крупному прыщавому подростку, на два года больше. Он загнал Одри в угол на школьной площадке для игр и пытался потискать ее на глазах у своих приятелей.
Она дралась, как разъяренная дикая кошка, царапалась, лягалась и кусалась, тогда он схватил ее под мышки и, зажав ей рот, утащил с площадки за мусорные баки на пыльный берег пересохшего ручья. Там не было ни души, и почти не слышны были крики и смех играющих детей. Томми бросил девочку на землю и уселся на нее сверху.
Одри сильно ударилась головой, и у нее перед глазами поплыли круги, но она пыталась кричать.
– Заткнись, – довольно засмеялся мучитель. – Тебе это понравится, маленькая грязная шлюшка!
– Пусти сейчас же! – закричала Одри в ужасе.
– Я только посмотрю, что у тебя там в трусиках и здесь в лифчике.
Он так сильно давил ей на ребра, что Одри не могла вздохнуть, но она пыталась извиваться и царапаться.
– Держите ее за руки, – крикнул поцарапанный Томми своим дружкам, Бену Уиттэкеру и Билли Аккерману, которые стояли в кустах и зачарованно глазели на развертывающуюся перед ними сцену.
Бен сказал неуверенно:
– Но, Томми, может, все-таки не надо?..
– Я сказал, возьми ее за руки и держи!
Неохотно Бен подошел и присел на корточки рядом с головой Одри. Томми схватил девочку за руки и прижал их к земле за ее головой.
– Держи крепче, – бросил он приятелю.
Бен послушался и сел Одри на руки. Как она ни пыталась вырваться, у нее ничего не получалось: парень был слишком тяжелым.
– Не делай ей больно, Том, мы же только шутим.
– Заткнись! Это вообще была твоя идея.
– Пустите! Помогите! – закричала Одри.
Но Томми закрыл ей рот ладонью и пересел с ее ребер на колени. Теперь она не могла ни двигаться, ни кричать. Она пыталась извиваться, но ее движения, видимо, только возбуждали. Свободной рукой Томми разорвал на Одри блузку и лифчик и обнажил ее крошечные грудки с большими розовыми сосками.
– Ой, – притворно засмеялся парень, потрогав соски, – у нее и сисек-то нет.
– Давай дальше, Том, – закричал тонким голосом Билли, другой парнишка. Он покраснел, как рак, и держался за ширинку. – Посмотрим, что у нее в трусиках.
Одри было так тошно, что она хотела умереть. Стыд и ярость душили ее. По щекам текли слезы. Она снова и снова пыталась высвободить руки, сбросить с себя тяжелое тело Томми или укусить его жесткую ладонь, но все было напрасно. Наконец ей удалось ущипнуть Бена между ног.
– Да она совсем дикая, – завопил он, подпрыгнув, но не выпустил ее рук.
Том в это время гладил ее грудки и щипал соски.
– Плоская, как доска, – сказал он. Билли захихикал.
– Ну кончай, Том, – опять предложил Бен.
– Как бы не так, веселье только начинается, – хрипло ответил приятель.
Одри согнула ноги и попыталась стряхнуть с себя Томми, но он посмеялся над ней и расстегнул «молнию» на ее шортах.
– Нет! – пыталась крикнуть Одри, дергаясь изо всех сил, но борьба была слишком неравной: он был гораздо сильнее и тяжелее ее.
– Ты незаконнорожденная, Одри; знаешь это? Одна шлюха залетела и родила тебя. Она даже не знала, кто твой отец.
Его толстые пальцы полезли к ней в трусы, а на губах появилась бессмысленная ухмылка.
– Точно знаю, – продолжал он бормотать. – Твоя мать была шлюхой и давала всем подряд за пару баксов. Переспала со всеми мужиками и не по одному разу. И ты будешь делать то же самое, как только у тебя вырастут сиськи.
Рука грубо раздвинула ей ноги, пальцы Томми царапали, нажимали, ей было больно, невыносимо стыдно и страшно.
«Господи, если ты существуешь, убей его! Умоляю тебя! Я всегда буду хорошей!»
– Слушай, может, все-таки хватит, – испуганно сказал Бен.
– Еще нет. Надо рассмотреть, что у нее здесь, между длинных цыплячьих лап. Что она будет предлагать нам всем..
Одри изо всех сил сомкнула челюсти, и ей удалось прокусить его ладонь. Томми взвыл и отшатнулся от нее. Девочка воспользовалась моментом, согнула ногу и ударила его коленкой.
– Сука! – завопил он. – Шуток не понимаешь! Сейчас я сделаю это с тобой по-настоящему.
Он схватился за «молнию», и Одри, к своему ужасу, заметила, что его брюки в паху словно надуты. Она завизжала, получила сильный удар по голове и почти отключилась.
– Прекрати, Том! – закричал Бен, вскакивая на ноги и освобождая ее руки. – Оставь ее.
– Ну, нет. Она такая же шлюха, как ее мать. Ей это понравится.
– Нет! – закричала Одри, вырываясь.
– Пошли, ребята, хватит. – Голос Бена дрожал.
– Он прав, – присоединился к приятелю Билли. – Пошли. О, черт!
Одри увидела мальчика, который налетел на Томми как торпеда и ударил его ногой в зад, освобождая ее. Девочка вскочила и в ужасе смотрела, как маленький Марк Кеннеди сцепился с крупным Синклэйром. От сильного удара Марк отлетел в сторону и упал, но быстро перекатился на живот и встал между Томом и Одри.
– Оставь ее в покое, жирный придурок!
– Вали отсюда, Кеннеди! – тяжело дыша, закричал Том, размазывая рукавом кровь по лицу.
Со стороны игровой площадки послышался свисток.
– Черт! Перемена кончается. – Билли перепрыгнул через низкую ограду и побежал к школе, Бен поспешил за ним.
Но Томми задержался. С ненавистью глядя на Одри, он выпалил:
– Весь город знает, что твоя мать тебя не хотела. Она отдала тебя этим старикам-фермерам, потому что ей было насрать на тебя.
– Нет!
– Она была шлюхой, ей нравилось давать всему городу. Она даже не знала, кто твой отец.
– Заткнись! – закричал Марк. Томми переключился на него.
– Ты ее защищаешь, потому что такой же, как она. Твой отец пьяница, а мать пошла по рукам!
Марк сжал кулаки и бросился на Томми, но тот перемахнул через ограду и убежал. Кеннеди несколько раз лягнул загородку, выплескивая накопившуюся злость, затем повернулся к Одри.
– Ты как, в порядке?
Она кивнула, пытаясь не плакать.
– Не обращай внимания на Томми, он просто козел. Сам не знает, что говорит.
Одри проглотила слезы.
– Это правда? Что все знают, кто моя мама? Марк вытер нос тыльной стороной руки.
– Нет, конечно. Он просто кусок дерьма. Ты сама знаешь, какой он придурок.
– Я его ненавижу!
– Знаю. Я тоже его ненавижу. Одри не могла смириться с обидой.
– Я докажу, что он врет!
– Конечно, докажешь. А потом я его убью.
– Я... – Неожиданно ей не хватило слов. – Спасибо тебе, ты...
Марк шмыгнул носом и покачал головой.
– Нечего меня благодарить, я давно хотел вытрясти дерьмо из Синклэйра.
С этого началась любовь Одри к Марку Кеннеди и ее поиски настоящих родителей. Ей всегда хотелось узнать о своем прошлом, хотя она ничего не предпринимала для этого. Но после издевательств Томми эта цель захватила девочку, и Одри начала действовать.
Она начала приставать к родителям с расспросами о своей настоящей семье, но Шэрон Нэш ничего не собиралась рассказывать приемной дочери. Ее вопросы служили источником вечного раздражения. Иногда Одри казалось, что Виктор готов что-то поведать, но сердитый взгляд жены заставлял его придержать язык. И обстоятельства ее рождения оставались для девушки тайной. Одри постоянно чувствовала неудовлетворенность, ее мучили догадки, мерещились страшные тайны. Она никогда не забывала о том, что чужая на этой ферме, и попеременно представляла себе родной дом в виде то бедной хижины, то роскошного дворца. Если бы она только знала правду!
Одри перерыла все документы, хранившиеся в нижнем ящике отцовского письменного стола, но не нашла ничего интересного. В ее жизни наступило сложное время. Отношения с Марком начали принимать сексуальный характер, и ей все время приходилось бороться со своими желаниями. Но особенно ее выматывали постоянные стычки с матерью.
Шэрон, казалось, ненавидела Марка, как и всю его семью. Она запретила Одри встречаться с ним, хотя и не объяснила почему.
Однажды, когда их маленькая семья собралась за крашеным кленовым столом и мать разлила кофе, Одри набралась храбрости и спросила:
– Мама, что ты имеешь против Марка?
Кровь бросилась Шэрон в лицо, она часто заморгала и чуть не уронила чашку.
– Ничего я против него не имею. Одри надоели постоянные недомолвки.
– Это неправда, мама, – сказала девушка, пытаясь сохранить спокойствие. – Ты позвонила его отцу и сказала, чтобы Марк держался от меня подальше.
– Я ничего такого не...– Шэрон оборвала оправдания на полуслове, выпрямилась и строго сказала: – Я не должна ничего объяснять тебе, Одри. Я потратила много лет, чтобы вырастить тебя достойным человеком. Я ничего для тебя не жалела. Даже позволяла тебе больше вольностей, чем считала нужным. Ты скакала на лошадях и лазила по горам, и я не возражала. И теперь ты просто не имеешь права, – ее голос дрожал от гнева, – подвергать сомнению мой авторитет!
– А ты не имеешь права скрывать от меня правду!
– Я ничего не скрываю!
– Тогда скажи, за что ты ненавидишь Марка? И кто мои настоящие родители? Ты ведь знаешь, кто они?
– Господи! – Шэрон буквально трясло. – Я отдала тебе всю свою любовь...
– Мы сейчас говорим не о любви, мама. Я хочу знать правду. Ты всегда твердишь о боге, я думаю, что он хотел бы, чтобы я знала правду!
Зарыдав, Шэрон вскочила и выбежала из комнаты.
– Черт побери, – пробормотал отец и побежал за ней.
Одри понимала, что должна пойти за ними и извиниться перед матерью, но не смогла себя заставить. Она была в бешенстве.
Одри поднялась к себе в комнату и устроилась на широком подоконнике. Отсюда ей были видны звезды, и легкий ветерок остужал ее горящие щеки.
Родители были в саду, недалеко от окна. Одри слышала, как Шэрон тихо плачет и жалуется мужу:
– Я всегда старалась делать как лучше. Бог знает, как я была счастлива, когда Вирджини привезла девочку. Это было ответом на мои молитвы.
Одри вся обратилась в слух. Кто такая Вирджини?
– Я знаю, дорогая, успокойся, – утешал Виктор.
– Все эти годы я боялась, что она вернется и заберет девочку. Я так боялась, Виктор, я постоянно молилась.
Одри старалась не упустить ни слова. Значит, ее мать звали Вирджини? Девушка замерла. Она знала, что ее удочерили, что документы оформил дядя Эзра, но никогда не слышала имени своей матери. Вирджини. А фамилия?
– Никто не собирается забирать ее. Ты, Шэрон, напрасно беспокоишься. Никто не знает, что случилось с Вирджини. Она пропала.
Шэрон громко всхлипнула.
– Неважно, Вирджини ее заберет или кто-то другой, вроде этого ужасного парня. Я столько мечтала о ее будущем, Виктор. Я знала, что Одри когда-нибудь выйдет замуж, у нее будет своя семья, и я этого хочу, но...
– Но ты не хочешь, чтобы она вышла за Марка.
– Да, не хочу!
Виктор снова начал успокаивать жену:
– Не волнуйся, дорогая, они же еще дети, они просто радуются жизни и...
– Я думаю, что она уже спит с ним!
Одри виновато покраснела. Хотя они с Марком не перешли еще последней черты, но были близки к этому: он настаивал, а она любила его и готова была уступить.
– Ну как тебе только пришло это в голову!
– Этот парень такой же испорченный, как и его мать. Все, что ему надо... ну, здесь нечего объяснять. Если они еще не спят вместе, это скоро случится.
– Иисус! Подумай, что ты говоришь, Шэрон!
– Не поминай имя господа всуе, Виктор! – гневно воскликнула Шэрон.
– Извини, дорогая. Все совсем не так плохо. Одри – хорошая девочка. Мы просто должны верить ей, вот и все.
– И молиться за нее. Она всегда была дикой, Виктор, ты сам знаешь. И ты ее поощрял. Она носилась по округе, как дикий индеец, а ты вел себя так, словно у тебя не дочь, а сын. А какая она упрямая! Господи, я никогда не видела такой упрямой девчонки. Она совсем не похожа на эту милую Элис Уэбер.
Одри думала, что ее стошнит. Элис была двуличной подлизой. Последний человек, на которого Одри согласилась бы быть похожей.
– Элис Уэбер просто притворщица, – ответил отец.
– По крайней мере, она не огорчает своих родителей, встречаясь с таким негодяем, как Марк Кеннеди. Я не удивлюсь, если узнаю, что именно он скачал бензин на колонке Причарта две недели назад и залез в июне к Макалистерам, когда они уезжали навестить родных в Канзас-Сити.
Одри прикусила язык, чтобы удержаться от ответа на эту возмутительную ложь.
– Никто не знает, кто это сделал, Шэрон, – возразил Виктор.
– Все равно. Мы оба знаем, что от него одни неприятности и что он нравится Одри. Виктор, мы должны молиться. Много молиться.
Несмотря на запреты, Одри не прекратила видеться с Марком и не перестала выяснять правду о своей настоящей семье. Обрывки разговоров, которые она подслушивала, шепот за закрытыми дверями, виноватые взгляды, которыми обменивались родители, когда она снова затрагивала запретную тему, – все это только разжигало ее азарт. И наступил момент, когда она не смогла больше терпеть неизвестность.
Однажды утром она спустилась в кухню и села за стол на свое место.
– Давно пора, ты уже опаздываешь в школу, – неодобрительно встретила ее мать. Она посмотрела на тесно облегающие джинсы, но в первый раз за все время смолчала. – Садись, отец прочтет молитву.
Пока отец читал молитву, мать постоянно поправляла его.
– Пусть он читает, как считает нужным, – не выдержала Одри, после этого Шэрон замолчала, но сверлила девушку холодным взглядом, пока Виктор не закончил.
Намазывая тост маслом, Одри размышляла о том, как несправедлива к ней жизнь.
– Почему вы никогда не рассказывали мне о моих настоящих родителях? – неожиданно выпалила она.
Шэрон уронила желток на тарелку, и он растекся желтой лужицей.
– Мы же сказали тебе, что ты родилась в семье, которая не могла тебя содержать.
– Как их фамилия?
Мать нервно облизала губы.
– Мы ее никогда не знали.
Одри посмотрела на отца, который не отрывал глаз от тарелки.
– Папа?
– Все сделал твой дядя Эзра.
– Я хочу знать своих настоящих родителей! – упрямо сказала Одри. Она хотела сделать им так же больно, как больно было ей.
Наступило тяжелое молчание. У Одри было тяжело на сердце, она вела себя эгоистично и жестоко по отношению к людям, от которых не видела ничего, кроме добра.
– Я посмотрю, что можно узнать, —пообещал Виктор.
– Но все архивы сгорели при пожаре, – быстро вмешалась Шэрон. Ее лицо было бледным, как бумага.
– Я хочу знать.
Одри делала им больно, но не отступала. Ей нужна была правда.
– Мне кажется, вы знаете имя моей матери. Я слышала, как вы говорили о Вирджини.
– О боже! – Шэрон закрыла лицо руками.
– Кто она?
– Одри, хватит, – попросила Шэрон слабым голосом, для нее это было адской пыткой. Виктор положил вилку и наконец поднял на Одри глаза.
– Вирджини – это моя родственница, троюродная сестра. Она не могла растить тебя одна.
– А кто мой отец?
– Этого я не знаю.
– А она? Она знала, кто мой отец? – с замиранием сердца спросила Одри.
– Мы ее никогда об этом не спрашивали, – сказал Виктор.
– А где она сейчас? Как мне с ней увидеться?
– Ты не можешь с ней увидеться, – отрезала Шэрон. – Это невозможно.
– Я старался найти Вирджини, – спокойно ответил дочери Виктор, – но не смог. Честное слово.
– Но я имела право знать! – Одри безумно разозлилась. – Вы никогда не рассказывали мне об этой женщине, вы говорили, что мои родители умерли.
– Мы твои родители, – прошептала Шэрон.
– Мои настоящие родители, – безжалостно поправила Одри.
Виктор тронул ее за локоть.
– Мы не лгали. Мы не могли найти Вирджини и никогда не слышали о твоем отце – о твоем настоящем отце. Мы сами предполагали, что они умерли.
– Разве вы не понимали, что я хочу знать правду? – спросила Одри.
– Нам хотелось верить, что это несерьезно. – Виктор виновато вздохнул. – Я попробую найти Вирджини. Я постараюсь.
У Одри больше не было времени спорить с ними. Она проглотила печенье и запила его кофе. Шэрон с начала разговора не съела ни куска.
– После школы – сразу домой, – строго сказала она. Одри молча подхватила учебники и выскочила из дома.


Теперь, через много лет, она была близка к ответам на так мучившие ее вопросы. Одри расчесала волосы и занялась укладкой своих длинных черных кудрей. «Ведьмины космы», – называла их Шэрон, когда девушка не собирала волосы в прическу и не заплетала косу, а распускала их по плечам.
Одри собиралась появиться на торжественном открытии отеля «Дэнверс» после реконструкции. Пришла пора встретиться с семьей. После встречи с Закари она несколько раз пыталась поговорить с ним по телефону, но его не звали и он не отвечал на ее просьбы перезвонить. Она не пробовала связаться с кем-нибудь другим из Дэнверсов. Закари был единственным, кому нечего было терять при появлении пропавшей наследницы, единственным из всех детей Дэнверса, у которого было свое дело, остальные – Джейсон, Триш и Нелсон – оставались в тени Уитта и, как стервятники, ждали его смерти.
Зак совсем не похож на них, он всегда был другим. Не случайно ходили слухи, что он не сын Уитта. Дикие выходки, стычки с законом и, наконец, загадочный скандал с отцом, после которого Уитт выгнал сына из дома и вычеркнул из завещания. Только недавно, перед смертью старика Дэнверса, Зак помирился с семьей.
Одри считала, что только Зак, который много лет был изгоем, мог быть ее естественным союзником. Что ж, значит, она ошибалась.


«Это просто еще одна авантюристка», – подумал Зак. Он мог учуять обман за милю, эта черноволосая женщина с загадочными голубыми глазами и дерзкой улыбкой такая же охотница за наследством, как и другие, приезжавшие до нее.
Но почему Заку не удавалось выбросить ее из головы? Как он ни пытался, он снова мысленно возвращался к их встрече, и хрупкая девушка, так похожая на Кэт, вставала перед глазами.
Настроение у него и так было ни к черту из-за предстоящего открытия отеля. Со стаканом виски в руке он расхаживал по тому же самому номеру, в котором их разместили с Нелсоном много лет назад, когда похитили Ланден, и хотя здесь многое изменилось, но память упорно возвращала Зака к событиям той страшной ночи.
Ему было некогда предаваться воспоминаниям, и он злился на Одри за то, что она воскресила боль давно прошедших дней. Больше всего Заку хотелось убраться отсюда подальше. Он выполнил свою часть договора, перестроил отель и хотел получить честно заработанную награду, которую старик обещал ему перед смертью.
Сцена была тягостной. Отец пытался помириться и признать, что был не прав, но не мог заставить себя произнести нужные слова, и они снова поругались. Когда разъяренный Зак был уже на пороге, Уитту удалось вернуть его обратно.
– Ранчо твое, если хочешь, Зак, – сказал отец, обращаясь к спине сына.
Зак замер в дверях.
– Мне ничего не нужно.
– Но ты ведь хочешь получить ранчо?
Зак повернулся к отцу и принялся сверлить его взглядом.
– Ты всегда получал то, что хотел, если я правильно помню.
– Я ухожу.
– Подожди, – попросил отец. – Это ранчо стоит несколько миллионов.
– Мне плевать на деньги.
– Ну конечно, ты всегда был гордецом. – Уитт стоял у окна со стаканом виски в руке. – Но ты хочешь это ранчо. Интересно, почему? – Он поднял бровь. – Может быть, это ностальгия?
Укол достиг цели, но Зак не подал виду.
– Это неважно. Уитт хмыкнул:
– В любом случае оно твое.
Зак отлично знал, что за это придется заплатить и цена будет немалой.
– И что я должен сделать?
– Ничего особенного. Восстановить отель «Дэнверс».
– Что?
– Я не прошу ничего сверхъестественного. У тебя строительная фирма в Бенде. Перетащи ее сюда или найми других людей. Деньги – не проблема. Я хочу, чтобы отель стал как новый.
– Ты с ума сошел. Это будет стоить целое состояние.
– Сделай мне одолжение. Это все, о чем я прошу, – тихо сказал Уитт. – Ты любишь ранчо, а я – этот старый отель. Когда-то он был лучшим. Я хочу снова увидеть это.
– Найми кого-нибудь другого.
Уитт допил виски и посмотрел сыну в глаза.
– Я хочу, чтобы это сделал ты. Чтобы ты сделал это для меня.
– Иди ты к черту!
– Уже был. И не без твоей помощи.
У Зака сжалось горло. Отец предлагал ему мир. И по этому мирному договору отдавал то, чего Заку хотелось иметь больше всего на свете.
– Не позволяй своей гордости стоять на пути к мечте, – сказал Уитт, читая мысли сына.
– Гордость здесь ни при чем, – солгал Зак.
Уитт протянул ему свою большую, еще сильную руку.
– Ну, что ты скажешь?
Зак колебался всего долю секунды.
– Я согласен, – наконец ответил он, и отец с сыном пожали друг другу руки впервые за много лет.
После этого Зак начал работать над реконструкцией отеля, а Уитт изменил свое завещание. Работа по перестройке старого здания и восстановлению былого великолепия заняла два года. Уитт умер задолго до ее окончания, так и не дождавшись воплощения своей мечты. До марта этого года Зак имел возможность проводить на ранчо много времени, но затем ход работ потребовал его постоянного присутствия и ему пришлось переехать в Портленд.
Зак с отвращением повязал галстук. Он откроет чертов отель, устранит последние недоделки и пошлет к черту этот город с его проблемами.
«А как же Одри?» – неожиданно подумал Зак.
Черт, почему он не мог перестать думать о ней! Как будто она постоянно рядом, как когда-то было с Кэт. Проклятье, вот что это. Но нравилось это Заку или нет, Одри была фантастически похожа на его мачеху. Эти черные волосы, ясные голубые глаза, острый подбородок и высокие скулы. Живая копия Кэтрин Дэнверс. Правда, Одри гораздо выше ростом, но обладает той же удивительной грацией, которую он не встречал ни у одной женщины, кроме Кэт.
Зак вспомнил о фантастической ночи, проведенной с мачехой, и помрачнел еще больше. Страсть, опасность, счастье – ничего подобного у него не было с другими женщинами. При одном воспоминании у него разливался огонь в крови. Кэт соблазнила его, стала его первой женщиной и ввела в ворота рая, из которого он попал прямо в ад и не забудет этого до самой смерти. Но Зак ничего не хотел бы изменить.
Но почему короткая встреча с Одри Нэш воскресила эту старую историю, о которой он старался не вспоминать? Зак не видел Одри после их первой встречи, но знал, что девушка вернется. Как фальшивая монета. Они всегда возвращались. Она пыталась дозвониться ему, но он не отвечал. Не хотел подавать ложных надежд. Одри – не первая авантюристка, объявившая себя Ланден Дэнверс, и она не будет последней.
Сунув палец за тесный воротник парадной рубашки, чтобы хоть чуть-чуть ослабить давление, Зак поморщился. Зачем он вообще оделся в этот обезьяний наряд? Он всегда ненавидел формальности. Его заранее тошнит от предстоящего вечера.
Зак взглянул на стоящие в углу номера сумки: его вещи уже были собраны, чтобы завтра в поддень он мог уехать на ранчо.
– Наконец-то, – пробормотал Зак, выходя в коридор и направляясь к лифту.
Никому из своей семьи он не рассказал о визите Одри. Зачем? Они еще больше распсихуются. Дела с наследством Уитта далеко не закончены, и если они узнают, что появилась новая претендентка... Зак ехидно улыбнулся, нажимая кнопку нужного этажа. Что, если бросить сейчас эту бомбочку? Но Зак сразу же отказался от этой мысли. Он уже вырос из того возраста, когда ему нравилось дразнить своих братьев и сестру, чтобы полюбоваться их реакцией.
Наконец лифт остановился, и Зак заглянул в открытые двери бального зала. Гости уже начали собираться. Когда Зак услышал шуршание шелка, звон бокалов, звуки смеха, ему показалось, что он перенесся в прошлое. Уже двадцать лет в этом зале не было никаких вечеринок. Последней было пятидесятилетие Уитта Дэнверса.
Заку стало не по себе, как будто и сегодня должно было произойти что-то неприятное.
Пианист в углу играл на концертном рояле, который блестел, как зеркало. Зак узнал мелодию из последнего кинофильма. Шампанское било фонтаном и стекало в огромную вазу с ледяной скульптурой, изображающей скачущую лошадь, символ отеля «Дэнверс». Розовые розы в хрустальных вазах. Накрахмаленные до хруста скатерти. Сердце Зака сжалось. Слишком похоже. Словно воскресло прошлое.
Он доверил Триш все приготовления, только равнодушно взглянул на список гостей. Она подбирала музыкантов, дизайнеров, официантов. Сама занималась организацией всей чертовой вечеринки. Зак велел ей делать все, что она хочет. Он выполнил свою часть соглашения, восстановил проклятый отель и даже явился на его открытие.
Теперь он понял, что выпустил демонов наружу. Праздник как две капли воды был похож на вечеринку по случаю пятидесятилетия Уитта, которую устроила Кэт.
Зак прошел мимо столов с закусками к бару, оставив без внимания призыв Джейсона, окруженного друзьями. Все они были аккуратно пострижены у дорогих парикмахеров, безукоризненно одеты, их туфли сияли, а фигуры поддерживались в идеальном состоянии в лучших спортивных клубах. Зак готов был держать пари, что они младшие партнеры юридических фирм. Кому они нужны, эти зазнайки?
Бармен, молодой парнишка с симпатичными маленькими усиками, подстриженной бородкой и серьгой в ухе, приветливо улыбнулся Заку.
– Что вам предложить?
– Пива.
– Простите? – растерялся парень.
– Пива. Любого. В банке или в бутылке, все равно. То, что у вас есть.
– Мне очень жаль, сэр, но у нас нет...
– Так достаньте, – прорычал Зак, и испуганный бармен побежал к распорядителю, который немедленно помчался к служебному лифту.
– Привет, Зак! Отличная работа. Отель выглядит потрясающе, – послышался сзади женский голос, но Зак проигнорировал комплимент.
Другая женщина, видимо журналистка, профессионально подхватила его под руку.
– Всего несколько вопросов, мистер Дэнверс, об этом отеле.
– Моя сестра разослала пресс-релизы во все издания.
– Конечно, но я хотела бы задать несколько вопросов. Зак не трудился быть вежливым.
– Поговорите с Триш Маккитрик. Она занималась внутренним дизайном.
Зак отошел, оставив даму с ее вопросами. Он нетерпеливо взглянул на часы. Джейсон собирался выступить с небольшой речью. Затем он примет поздравления от мэра, губернатора и президента исторического общества. Зак собирался переждать все это, затем сфотографироваться с семьей и уйти.
Зак подошел к окну. Ему хотелось, чтобы вечер уже оказался позади. Не надо было оставаться. Черт, он становится мягкотелым. Раньше он послал бы Джейсона подальше и уехал. А может, ему хочется принять свою долю поздравлений по поводу реконструкции отеля?
«Ты такой же, как и они, Дэнверс. Хочешь получить свою часть славы», – подумал он.
– Мистер Дэнверс?
Зак вернулся к действительности. Перед ним стоял официант с серебряным подносом, на котором стояла высокая бутылка пива и замороженный бокал. Зак взял бутылку и, указав на бокал, сказал:
– Это мне не нужно. – Он отвернул крышку, бросил ее на поднос и добавил: – Но одной бутылки мне мало.
– Пиво в баре, сэр. Как только вам потребуется.
– Спасибо.
Зак с наслаждением отпил из бутылки и почувствовал себя лучше. Он выглянул в окно и увидел целую процессию сверкающих лимузинов, которые по очереди выгружали из своих кожаных недр мужчин в смокингах и женщин в мехах, шелках и бриллиантах. Это были гости Дэнверсов, элита Портленда.
Все как двадцать лет назад. Похоже на идиотский розыгрыш.
Ему захотелось курить, хотя он давно бросил эту привычку. Облокотившись о подоконник, он продолжал смотреть в ночь. И увидел ее. Она показалась ему тенью из прошлого. На другой стороне улицы появилась Одри Нэш. Зак смотрел, как она переходит улицу, пробирается между лимузинами, скопившимися у отеля, и приближается к дверям. Значит, у нее хватило духа прийти.
Одним глотком он прикончил пиво, поставил бутылку на столик и быстро пошел к выходу сквозь толпу гостей. Несколько человек пытались остановить его, но Зак никого не замечал. Он подошел к входу в отель как раз в тот момент, когда Одри пыталась убедить работника отеля, что у нее есть приглашение.
– Вы сказали, ваша фамилия Нэш? – переспросил клерк, просматривая список гостей.
– На самом деле моя фамилия Дэнверс.
– Дэнверс? Значит, вы родственница.
– Да…
– Все в порядке, Рич. Она со мной. – Закари с мрачным видом взял Одри за ледяную руку.
Девушка взглянула на него ясными голубыми глазами, которые, казалось, смотрели прямо в душу.
– Спасибо, Зак, – сказала она так, словно они были знакомы всю жизнь.
Зак чувствовал, что совершает огромную ошибку, но он провел Одри в гардероб, помог снять плащ, и они поднялись в зал. Он чувствовал себя предателем почти в такой же степени, как в ту ночь, когда переспал со своей мачехой. Но, несмотря ни на что, позволил Одри опереться на его руку.
Их появление привлекло внимание. Девушка была не менее красива, чем Кэтрин в свое время. Она изящно уложила густые черные волосы. Ее белое платье, перехваченное в талии поясом, оставляло одно плечо обнаженным, облегало бедра и достигало пола.
– Что ты здесь делаешь? – спросил Зак, когда они отошли туда, где их не могли слышать.
– Я член семьи, и здесь мое законное место.
– Чушь!
Она загадочно улыбнулась.
– Почему ты пришел мне на помощь?
– И не собирался.
– Если бы ты не подошел, меня бы не пропустили.
К ним подошел официант и предложил напитки. Одри взяла бокал с подноса, и парень растворился в толпе.
– Не обманывай себя, Зак. Ты меня выручил.
– Я хотел избежать скандала. Ее улыбка была чарующей.
– Значит, ты считал, что я устрою скандал?
– Я это знал.
– Ты ничего обо мне не знаешь.
– Кроме того, что ты очередная кладоискательница.
– Тогда почему ты не дал мне устроить скандал и не полюбовался, как меня выбрасывают на улицу? Она снова улыбнулась и отпила из бокала.
– Журналисты не пропустили бы это.
– С каких пор тебя волнует пресса?
– Эта семья пережила достаточно скандалов, – ответил Зак.
– Думаю, что тебе абсолютно наплевать на честь семьи и все такое.
– Ну почему же.
Он внимательно наблюдал за девушкой. Она была совсем не так уверена в себе, как стремилась показать. Такая же красивая, как Кэт, с полными губами, высокими скулами, стрелами бровей над загадочными голубыми глазами, она казалась земной и чувственной. И все-таки ее облик говорил о невинности, которой и не пахло в радиусе мили от Кэтрин Ларуш Дэнверс. Даже в самые тяжелые минуты жизни Кэт играла роль, старалась выжать максимум из своей сексуальной привлекательности и манипулировала людьми.
– Ты можешь доказать, что ты Ланден? – спросил Зак, решив, что пора перейти к сути.
– Могу и докажу.
– Это невозможно.
Она пожала обнаженным плечом и отпила из бокала. Пианист заиграл старую мелодию «Битлз», мелодичные звуки поплыли по залу и, смешиваясь со смехом, поднимались к потолку к тысяче огней, отбрасываемых антикварными хрустальными люстрами. Все как двадцать лет назад.
Зак с усилием вынырнул из прошлого.
– Думаю, ты должен познакомить меня с остальными членами семьи, – предложила Одри.
– Ты для этого сюда пришла сегодня?
Ее улыбка была такой сексуальной, что Заку стало жарко.
– Я пришла, чтобы увидеть тебя, Зак.
Совсем как Кэт. Но теперь ему уже не шестнадцать лет, и его не проведешь, как мальчишку.
– Сомневаюсь. Не пытайся льстить мне, это не сработает.
Она смотрела на него, словно зная, что это не так.
– Ты единственный, к кому я могла обратиться, только ты мог бы поверить мне, дать мне шанс.
– Ты ошиблась, сестренка. – Последнее слово Зак произнес с издевкой. – Я тебе абсолютно не верю. Мне плевать, кто ты и какую игру ведешь, но я не верю, что ты Ланден. Можешь, если хочешь, рассказать свою историю репортерам и остальным членам семьи, но мне на это глубоко плевать.
– Ты врешь, Закари.
От ее уверенного тона Заку стало не по себе. Он подумал, что она хорошо подготовилась и знает о нем намного больше, чем он о ней.
– Прекрасно, добро пожаловать в семью. Ты будешь очарована.
Зак схватил девушку за руку и поволок сквозь толпу гостей. Их провожали заинтересованными взглядами.
Что бы Одри ни думала об этом, она молча повиновалась Заку. Она знала, что, появившись здесь, на этом празднике, она сможет привлечь внимание всей семьи Дэнверс, и продолжала лелеять слабую надежду, что найдет, себе союзника, что кто-то из них захочет вести честную игру. Именно Зака она надеялась увидеть в этой роли. Одри знала, что после похищения Ланден Уитт лишил его наследства. Что Зак всегда был не в ладу с отцом. Что он сам обеспечивал себя и заработал небольшое состояние, возглавив строительную фирму, оказавшуюся на грани банкротства, и сделав ее прибыльной. Что бы ни случилось, Зак крепко стоял на ногах.
Одри узнала Джейсона по фотографиям в прессе, которых просмотрела не одну сотню. Высокий, ширококостный, с каштановыми волосами, отливающими медью, в которых уже появилась седина, с серьезным лицом. Захваченный разговором с тощей как жердь девушкой вдвое младше его, он на секунду отвел глаза от собеседницы, посмотрел на Одри и застыл. Его загорелое лицо побледнело, кадык задергался, словно он пытался проглотить что-то, и прошло не меньше минуты, прежде чем он вернул себе прежнее спокойствие, хотя бы внешне.
Одри не удивила такая реакция. Она знала, что очень похожа на женщину, которую считала своей настоящей матерью, и видела по изумлению, мелькнувшему в глазах Джейсона, что он потрясен этим сходством.
– Думаю, тебе нужно кое с кем познакомиться, – сказал Зак брату.
– Извини, пожалуйста, я ненадолго тебя оставлю, – церемонно обратился Джейсон к тощей блондинке. Девушка подозрительно осмотрела Одри. – Только на минуту, Ким, обещаю тебе.
Ким капризно оттопырила нижнюю губку и не двинулась с места. Зак так крепко держал Одри за руку, словно боялся, что она убежит.
– Это Одри Нэш, а это мой брат Джейсон. – Он представил их друг другу с соблюдением всех формальностей.
– Мы могли встречаться раньше? – спросил Джейсон.
– В другой жизни, – ответил Зак. – Одри думает, что она Ланден.
Рот Ким округлился от удивления, но Джейсону удалось улыбнуться.
– Еще одна Ланден. Замечательно, очень кстати. – Голос Джейсона был таким же холодным, как и его глаза. – Позволь мне угадать, ты пришла сюда сегодня, чтобы сразу поднять большой шум? Здесь много репортеров и фотографов, они так и ухватятся за сенсацию. – Джейсон сделал глоток шампанского, наблюдая за Одри поверх бокала. – Я угадал?
– На самом деле она появилась на прошлой неделе, – сказал Зак, выпуская наконец ее руку. Джейсон повернулся к брату.
– И ты до сих пор молчал?
– Я думал, она уедет.
– Ну да, просто возьмет и уедет. – Джейсон пробормотал что-то нелестное про безголовых идиотов. На его виске пульсировала синяя жилка. – Как ты сюда прошла?
– Я сказал, что она со мной, – снова вмешался Зак.
– Ты ее пустил сюда, не зная, что она собирается делать? Или ты тоже в этом участвуешь? – разозлился Джейсон. Зак не затруднил себя ответом, только пожал плечами.
– Хотел поиздеваться над нами? – продолжал Джейсон.
– Она самозванка, – сказал Зак. – Пусть делает что хочет.
– Не здесь. И не сейчас. – Джейсон понизил голос, заметил, сколько любопытных взглядов обращено на их маленькую группу. – Разве ты не понимаешь, что скандал нам сейчас навредит?
Горящие ненавистью голубые глаза уставились на Одри, и ей пришлось собрать всю свою силу воли, чтобы выдержать взгляд Джейсона.
– Уведи ее наверх. В свой номер. Нет, лучше отвези ко мне домой. У тебя есть ключ.
– Никто меня никуда не повезет, – заявила Одри.
– Ты сама это затеяла, – напомнил Зак.
– И не намерена никуда уезжать отсюда, – твердо сказала девушка, понимая, что должна казаться сильной – любое проявление слабости в присутствии членов семьи Дэнверс равносильно самоубийству.
Зак не смог удержаться от довольной улыбки.
– Может быть, ты все-таки Ланден. Она тоже была упрямой штучкой.
– Уведи ее отсюда. Встретимся в моем доме.
– А как насчет Николь? – спросил Зак и увидел, что лицо брата застыло при упоминании его жены. Их брак даже в лучшие времена не был безмятежным.
– Ее нет в городе. Навещает родственников в Санта-Фе. Зак не стал больше задавать вопросы. Его не касалось, почему жена Джейсона не присутствует на одном из самых важных событий в жизни своего мужа.
– Я никуда не поеду, – упрямо сказала Одри. – И не надо говорить обо мне, как будто меня здесь нет. Я считаю, что у меня такое же право присутствовать здесь, как и у вас.
– Она в чем-то права.
– Я сказал, увези ее отсюда, Зак.
– А я сказала, Джейсон, что я не вещь, которую можно погрузить в машину и увезти.
Гнев старшего Дэнверса, казалось, не произвел на нее никакого впечатления. При случае Одри могла быть очень упрямой, особенно когда дело касалось вопросов, в которых она была абсолютно уверена, ну, или почти уверена, как в том, что она Ланден Дэнверс.
Одри заметила насмешливый блеск в глазах Зака и поняла, что он наслаждается, наблюдая, как Джейсон выходит из себя. Важный чопорный юрист, женившийся на приданом и пытающийся управлять состоянием семьи.
– Здесь не время и не место. – кипятился Джейсон.
– Тогда назови их, – резко сказала Одри и заметила сбоку какое-то движение.
Это тощая блондинка Ким придвинулась ближе, впитывая каждое слово.
– Что?
– Назови время и место. – Одри не собиралась отступать после того, как она зашла так далеко, одержав нелегкую победу над своими собственными сомнениями.
– Черт побери! – послышался мужской шепот.
Одри повернулась и увидела хрупкого высокого мужчину с темно-русыми волосами и голубыми глазами, которые расширились от удивления и не отрывались от ее лица.
– Она как две капли воды похожа на...
– Мы знаем, Нелсон, – поспешно перебил его Джейсон раздраженным тоном.
– Нелсон, это Одри Нэш. – Похоже, Зак наслаждался растерянностью своих братьев. – Она заявила, что она Ланден.
Нелсон потрясенно перевел взгляд с Джейсона на Зака.
– Но она не может быть Ланден. Все знают, что Ланден убили.
– Все так думали, – вмешалась Одри. Джейсон не выдержал. Он злобно бросил Заку:
– Ты ее привел сюда, и ты ее отсюда выведешь!
– Может быть, я пока еще не собираюсь уходить.
– Если ты хочешь, чтобы кто-нибудь из нашей семьи выслушал твою историю, ты сейчас же уберешься отсюда. – Это было похоже на соглашение.
– Я позабочусь о ней. – Зак снова взял девушку за руку, но она оттолкнула его.
– Мне не нужен никто, чтобы обо мне заботиться, – резко сказала Одри.
– Тогда зачем ты здесь? – спросил Джейсон. – Если ты здесь не из-за наследства или не из-за того, чтобы о тебе заботились, почему ты не осталась там, откуда приехала?
– Потому что я хочу знать правду.
– Значит, ты здесь не из-за денег?
Одри промолчала, и Джейсон ехидно улыбнулся. Его приятельница Ким продолжала зачарованно наблюдать за происходящим. Пианист сделал перерыв, и следующие слова Джейсона неожиданно громко прозвучали в наступившей тишине:
– Все вертится вокруг денег, Одри. И незачем лгать. Прежде чем она смогла ответить, Зак схватил ее за руку и на этот раз не отпустил. Понимая, что от этой железной хватки ей не избавиться, даже если она устроит сцену, Одри подчинилась и пошла за ним по знакомому залу. Она знала, что уже была здесь много лет назад. Все было почти как тогда. Только тогда играл оркестр, и бокалы для шампанского были не высокие, а низкие. И были еще и другие отличия. Например, огромный зеленый торт с множеством свечей. И поза лошади. И лепестки роз на полу создавали живой розовый ковер.
Конечно, она вспоминает пятидесятилетие Уитта, ее последний вечер с родителями. Или просто воображает себе, как это должно бьшо быть? В последнее время она столько прочла о семье Дэнверс и видела столько фотографий, что ей могло показаться все, что угодно. Она узнала своих братьев, как только увидела, и узнала бы родителей, будь они живы.
Уитт никогда не переставал верить, что его любимая дочь вернется. Он оставил полмиллиона тому, кто найдет ее, и он завещал Ланден существенную долю наследства, которое в целом превышало сотню миллионов.
Дело не в деньгах, говорила себе Одри, когда Зак надевал на нее плащ, но она любой ценой узнает правду, и ей наплевать на последствия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Самозванка - Джексон Лиза



бесподобный роман, неожиданный конец
Самозванка - Джексон Лизаарина
20.11.2011, 9.31





Очень интересный роман! Концовка неожиданная, что дает еще пару дополнительных баллов данному роману. 10/10
Самозванка - Джексон ЛизаМэри
2.04.2012, 10.38





Очень понравился!!!
Самозванка - Джексон ЛизаЮлия
6.05.2012, 21.53





бесподобный роман, неожиданный конец
Самозванка - Джексон ЛизаЛика
15.07.2012, 1.35





wow... etot roman zapal mne v dushu
Самозванка - Джексон Лизаseline
1.04.2013, 13.41





редко когда оставляю комментарии к романам. но здесь просто не могла не оставить. очень хороший роман. очень понравился. читайте и не пожалеете. а концовка действительно неожиданная. хотя где-то ближе к концу начала понимать,кто писал записки...таких романов единицы.
Самозванка - Джексон Лизакатрин самира
8.10.2013, 19.47





Ну, натворили делов! Каждый хорош! Мать изменяла мужу, тот ее бросил, женился на молодой. Та родила ребенка, которого похитила ее няня. Пасынок переспал со своей мачехой, а потом еще и с ее дочерью, зная, что это, возможно, его сестра.... и это еще далекл не все! Дурдом одним словом! Грешники, мать их.
Самозванка - Джексон Лизаleka
9.10.2013, 11.29





Бесподобный роман.Классная концовка.Читать,обязательно читать.10 баллов.
Самозванка - Джексон ЛизаНаталья 66
5.12.2013, 0.05





Очень классный роман! Много страсти, романтики , плюс загадка, интрига, здорово!Не могла оторваться, забросила все свои дела)) 10 баллов!
Самозванка - Джексон ЛизаОдри
19.03.2014, 19.00





Так я и не поняла, чем так восторгались все, кто оставлял тут комментарии. Я впервые столь небольшой романчик не могла дочитать два дня. Нудно, скучно и глупо. Семейство просто прелесть. Мамаша, которая побежала в объятья заклятого врага. Мачеха, которая умудрилась спать с двумя пасынками. Ребенок, зачатый из пробирки при муже импотенте. Как интересно он "не догадался" это вообще смеху подобно, когда попросту у него даже теоретической возможности зачать ребенка не было. А это ну да я знаю, что ты мой брат, но ничего с собой поделать не могу и бегом в койку, при уверенности, что это инцест. Мамаша занимающаяся киднепингом, брат пытающийся убить брата... В общем "милейшая" история об "очаровательной" семейке. Любовью там и не пахло... страстью тоже, скорее нечто болезненное. Ведь мачеха была его первой любовницей, вот он и на сестренку, так похожую на мачеху кинулся не задумываясь. Хотите, конечно читайте. Но я бы не советовала, 2 из 10.
Самозванка - Джексон ЛизаВарёна
22.03.2014, 12.06





Да, действительно, согласна с комментом Варены, но чтож, зато неординарно! Да и в жизни такие семейки встречаются, особенно когда там куча денег, еще rnпохлеще!))))
Самозванка - Джексон ЛизаОдри
27.03.2014, 21.47





Обалдеть! А я еще не хотела читать.
Самозванка - Джексон Лизататиана
6.11.2015, 6.24





Очень классный роман. И меня бесят комментаторши, которые за каким-то хреном перекореживают чувства и мысли героев на свой лад, в соответствии со своей ограниченностью или же обозленностью, и выдают это за авторский замысел. Это любовный роман, здесь нет двойных подсмыслов, а они всё выискивают, и любовью им там "даже не пахнет". Люди видят то, что хотят видеть, для таких любая история любви будет нереальной, будут искать расчет или "болезненность". Герои не росли вместе, детей заводить не планировали, в своем родстве уверены не были. Да, влечение, страсть пересилили страх "согрешить" (для особо озабоченных нравственностью - это "грех" только потому что потомство может пострадать, иначе бы общество смотрело на родственные браки совсем по-другому. Да так оно и было, пока до людей на каком-то этапе истории не доперло, что к чему, сразу закричали "грех", ну да у общество всё грех, что во вред общественному благу). И вы видели детектив, где все благородные , честные и добрые, что значит "милейшая семейка"? Если ожидали милейшую семейку, читайте "Маленьких женщин" Ф.Х.Бернет или типа того. А не современный остросюжетный детективный роман. Риск инцеста только добавил перцу их отношениям, ангст и терзания (очень популярный ход в романах, кстати), хотя с самого начала же понятно, что они не будут родственниками, это не тот жанр. Понравилась детективная линия, и флешбеки в юность героя, этот роман не захочется бросать не дочитав, развязка наступает буквально на последних страницах. Думаю, даже перечитаю чрез годик-другой.
Самозванка - Джексон ЛизаMorgan
15.11.2015, 16.59





Замечательный роман! Не сразу вспомнила. что уже читала его раньше. Но повторила. Читать!
Самозванка - Джексон ЛизаЁлка
3.12.2015, 16.11





По-моему,коммент Варёны надо вставить вместо аннотации.Никто ещё так четко и кратко не описал весь этот бред,который больше подходит для сценария индийского кино.
Самозванка - Джексон ЛизаТуся
4.12.2015, 20.00





Интересная история
Самозванка - Джексон ЛизаЕлена
7.12.2015, 18.27





Задумка хорошая, но описано как то не очень и пошло, ну нет тут любви как не крути
Самозванка - Джексон Лизаелена
8.12.2015, 19.43





Классный роман!
Самозванка - Джексон ЛизаАнна
1.01.2016, 23.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100