Читать онлайн Расплата, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Расплата - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Расплата - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Расплата - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Расплата

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Ox-ox-ox. – Тон Рубена Монтойи выражал полнейшую обреченность.
Бенц оторвал взгляд от бумаг, когда Монтойя в своей неизменной черной кожаной куртке и черных джинсах проскользнул через открытую дверь в его кабинет с двумя бумажными стаканчиками кофе.
Протянув Бенцу один из стаканчиков, он прислонился бедром к картотеке. Затем через неприкрытую дверь посмотрел в сторону лестницы, находящейся в дальнем конце лабиринта кабинок и столов во внешнем офисе.
– Что? – спросил Рик, сидящий за столом, заваленным горой бумаг, которая, казалось, никогда не уменьшается. В Новом Орлеане был высокий уровень преступности.
– Проблема.
– Проблемы есть всегда.
– Нет, ты не понимаешь, к нам опять пожаловала местная чокнутая.
– Опять? – повторил Бенц и, посмотрев на дверь, увидел объект интереса Монтойи, изящную женщину небольшого роста с растрепанными золотистыми кудрями и гладкой кожей. Одета она была в полинявшие джинсы и поношенный свитер с символикой «Святых Нового Орлеана». С уверенным видом она направлялась прямо к кабинету Бенца.
– Она была у Бринкмана, утверждала, что является медиумом и видит убийства раньше, чем они происходят на самом деле, – объяснил Монтойя.
– И что говорит Бринкман?
– То же, что и всегда: «Чушь собачья». Он не верит во все эти россказни.
В этот момент Оливия влетела в кабинет. Щеки у нее раскраснелись, а острый подбородок был напряжен и, как показалось Бенцу, выражал полнейшую решимость. Ее глаза цвета чистого солодового виски впились в него.
– Детектив Бенц? – спросила она, даже не посмотрев на Монтойю.
– Да, я Бенц.
– Отлично. Мне нужно с вами поговорить.
К этому времени Бенц уже наполовину встал. Затем махнул рукой в сторону Монтойи.
– А это детектив Рубен Монтойя, мой напарник.
– Рубен Д. Монтойя. Меня обычно называют Диего, – добавил он.
Бенц поднял бровь. Диего. С каких это пор? А... с того момента, как в кабинет вошла красивая женщина. Монтойя, может, и говорил о ней как о чокнутой, но интересовался ею. А как же иначе – это был его modus operandi
type="note" l:href="#n_3">[3]
всякий раз, когда рядом появлялась привлекательная особа. Состояние ее ума, очевидно, не имело ни малейшего значения. И он, по-видимому, совершенно забыл о своем вчерашнем заявлении, что встречается только с одной женщиной. Монтойя просто не мог пропустить ни одной красотки.
Оливия едва удостоила Монтойю взглядом, в то время как Бенц протянул ей руку.
– Я читала о вас в «Тайме», – сказала она.
Прекрасно. Еще одна горожанка, которая думала, что он настоящий герой. К ее чести, она смотрела прямо на Бенца и не обращала ни малейшего внимания на заигрывания Монтойи. Она пожала ему руку. Хватка у нее была на удивление сильной.
– Нельзя верить всему, что читаешь.
– Уверяю вас, я и не верю.
Жестом он пригласил ее сесть.
– Итак, о чем вы хотели поговорить со мной?
– Об убийстве.
По крайней мере, она не ходила вокруг да около. Он вытащил блокнот из-под стопки наполовину законченных рапортов.
– Кого?
– Женщины. – Она плюхнулась на стул, и он заметил темные круги у нее под глазами, маленькие морщинки в уголках рта. С ее появлением в кабинете слабо запахло жасмином. – Я не знаю. Он называл ее Сесилия, но она сказала, что ее зовут по-другому... она так и не сообщила ему свое настоящее имя.
– Не сообщила кому?
– Убийце, – ответила женщина, смотря на него так, словно он был тупым как пробка.
– Минутку. Давайте начнем сначала, – сказал он. – Вы видели, как убивали женщину, верно? Вы были там? – спросил он.
Она помедлила с ответом.
– Нет.
– Нет?
– Но я это видела.
Замечательно. Хорошее начало дня. Бенц щелкнул ручкой.
– Где произошло убийство, мисс...
– Бенчет. Меня зовут Оливия Бенчет. Я не знаю, где это случилось... но я видела женщину лет двадцати пяти, ее убивали. – Оливия побледнела и тяжело сглотнула. – У... у нее светлые волосы, доходящие до плеч, голубые глаза, несколько веснушек и... лицо, напоминающее по форме сердечко. Она худая, но не тощая... в... хорошей форме, словно она занималась физическими упражнениями или... о, боже. – Оливия закрыла глаза, судорожно вдохнула, затем медленно выдохнула. Мгновение спустя она открыла глаза и, казалось, стала спокойнее. Запах жасмина снова стал дразнить его ноздри.
– Так, так, секундочку. Давайте уточним. Вы слышали, как он произносит имя женщины, и вы видели, как он ее убивает, но вас там не было? – Черт. Губы Монтойи, который предсказывал нечто подобное, начали растягиваться в широкой улыбке Чеширского кота, словно говоря, что он так и знал.
– Да.
– Это было записано на пленке?
– Нет, – ответила она, затем быстро добавила: – Наверное, мне нужно кое-что объяснить.
Хорошенькое начало. Она наклонилась вперед и потом, словно пытаясь что-то схватить, она разжала и сжала пальцы на руках. Ну вот, – подумал Бенц. – Вроде бы ясно, что всё это глупости, но она будет пытаться убедить нас, что эта шокирующая история чистая правда. Вне всякого сомнения, как и говорил Монтойя, она была самой настоящей чокнутой.
– Я могу видеть некоторые события незадолго до того, как они случаются. Они всплывают у меня в сознании несмотря на то, что меня там нет. Я знаю, это кажется странным, даже каким-то безумием, но это правда.
– Вы телепатка. – Или скорее психопатка.
– Не знаю, можно ли меня так назвать. Мне кажется, что я в некоторой степени обладаю экстрасенсорным восприятием.
– В некоторой степени?
– Оно появляется и исчезает. Этой ночью, когда я спала, все казалось очень реальным. Я имею в виду, я была там.
Черт возьми, все лучше и лучше. Она, оказывается, спала. Отлично.
– Значит, вы спали.
– Это был не просто сон.
– И что, все ваши сны сбываются?
– Нет. Конечно, нет! – Она взмахнула руками. – Я уже говорила вам, я понимаю, что это кажется безумием, но просто выслушайте меня, ладно? И, пожалуйста, не принимайте поспешных решений. Говорю вам, эти «сны», если хотите их так назвать, другие. Я не могу этого объяснить. Они выходят за пределы реального. И сюрреалистического.
Я в этом и не сомневаюсь. Внимательно глядя на нее, Бенц потер шею. Она говорила с такой убежденностью. Она не лгала и до последнего слова верила во все, что ему рассказывала.
– Я проснулась и все еще чувствовала запах дыма, ощущала жар, слышала ее крики о помощи. Я имею в виду, я была там. Не физически, а...
– Духовно? – предположил он.
Монтойя тоже решил поучаствовать.
– Ментально. Или телепатически.
– Можете объяснять это как угодно, – произнесла Оливия, начиная сердиться.
– Я никак не могу.
– Знаю. И я не могу, – призналась она. Потому что это необъяснимо.
– Я знаю... В смысле, я понимаю, что вы привыкли работать с фактами. Неопровержимыми голыми фактами. Я не виню вас, но ведь вы наверняка работали с медиумами или людьми, которые обладают иным уровнем чувствительности или психических возможностей. Я читала о полицейских департаментах, использующих медиумов для раскрытия особо трудных дел.
– В таких случаях как раз имеются неопровержимые факты, – сказал он ей. – Чей-нибудь труп или заявление о пропаже. Но подобные методы применяют, лишь испробовав все традиционные.
– В данном случае пока ничего традиционного нет.
– Аминь, – сказал Монтойя, и она бросила острый взгляд через плечо.
– Моя бабушка обладала тем же самым даром, но к моей маме он не перешел. – Ее губы изогнулись в кривую самоуничижительную улыбку. – Повезло мне, – сказала она. На ее гладком лбу внезапно появились морщины, брови сдвинулись, и она словно в изнеможении откинулась на спинку стула.
– Это генетическое?
– Я не знаю, как это работает, понимаете? Просто так произошло в моей семье. И это не всегда случается по ночам во сне. Иногда это может произойти в самый разгар дня, когда я за рулем.
– Это может быть опасным.
– Верно, так и есть. И... так утомительно говорить об этом людям в надежде, что они поймут. Поверят.
– Нам, простым смертным, действительно трудно взять и с ходу изменить точку зрения, – согласился Бенц.
Стоящий за спиной Оливии Монтойя старался сохранять вежливый и мягкий вид, но когда он делал глоток кофе, в его темных глазах мелькнул огонек. Он ничего не сказал, но на лице у него было написано: «Я тебе говорил».
– Я уже признала, что понимаю, как безумно все это звучит, – сказала она, словно тоже ощутила в этом небольшом помещении атмосферу скептицизма. Она казалась такой маленькой и выглядела совершенно неуместно в полицейском участке, который кипел как пчелиный улей, несмотря на то, что было только восемь утра. Дверь в кабинет Бенца была приоткрыта, и через щель он видел, как мелькали полицейские и штатские, слышал обрывки разговоров и приглушенный смех, наблюдал, как нескольких подозреваемых тащили на допрос. Но эта женщина явно не вписывалась в окружающую обстановку. Она не была ни полицейским, ни преступником, ни настоящим свидетелем, как он подозревал.
Сидя на стуле, она потерла плечи, будто замерзла, хотя в кабинете было настолько душно и жарко, что он распахнул окно. В помещение ворвались звуки просыпающегося города – шаги и разговоры пешеходов, шум проносящихся машин, воркование голубей, хлопанье их крыльев. Она быстро провела длинными пальцами по челюсти.
– Зря я сюда пришла, – сказала она словно самой себе. – Я знала, что вы мне не поверите... но я должна была попытаться.
– Детектив Монтойя, может, вы принесете стаканчик кофе для госпожи Бенчет?
– Со мной все в порядке... – запротестовала она, но Монтойя уже вышел.
Оливия наклонилась вперед, будто сейчас, когда они остались одни, могла ему довериться.
– Вы должны поверить мне, детектив Бенц. Сегодня рано утром была зверски убита женщина. Я это видела.
– Но вас там не было.
– Нет, нет, я видела это внутренним взором.
– Когда вы спали, – заметил он.
– Это был не сон! – настойчиво воскликнула она, не столько сердито, сколько отчаянно. – Я понимаю разницу между снами и видениями. – Монтойя с бумажным стаканчиком кофе снова скользнул в комнату. – Священник пытал ее и...
– Священник? – повторил Монтойя, протягивая ей стаканчик. Его самоуверенность дала трещину. – Убийцей был священник?
– Да. На нем была мантия. Облачение.
Бенц сердито нахмурился, поняв, почему она выбрала именно его. Он положил ручку на блокнот и откинулся на спинку стула.
– Дайте-ка я угадаю. Вы прочитали о том, что мы с Монтойей раскрыли подобное дело летом этого года, и решили, что мы сможем вам помочь. Потому что мы своего рода эксперты по всем этим религиозным убийствам, а вы видели священника. – Он старался скрыть свой сарказм.
– Я на это надеялась, – призналась она с таким простодушным видом, что ему неожиданно захотелось поверить ей. Но он понимал, что женщина заблуждается. – О, я понимаю, – сказала она, и ее янтарного цвета глаза сверкнули в лучах восходящего солнца. – Вы думаете, что я прочитала о серийном убийце и, поскольку мне больше нечего делать, взяла и притащилась сюда с дикой историей о священнике, чтобы всех тут взбудоражить, верно? Чтобы привлечь к себе внимание и получить «пятнадцать минут или секунд славы»?
Бенц ничего не ответил.
– О, дайте мне шанс. Спросите у меня, кто мог это сделать? Ну, давайте же!
– Госпожа Бенчет...
– Не надо относиться ко мне снисходительно, хорошо? И называйте меня Оливия. Давайте проясним ситуацию. Я понимаю, что мой рассказ кажется чудовищным, и, поверьте мне, это так и было, но я была свидетельницей убийства. Будто я сама находилась в той крошечной ванной.
– Ванной? – снова вмешался Монтойя.
– Именно там все и произошло. Священник, человек, обязанный посвятить свою жизнь служению богу, убил женщину, которую сам приковал к раковине.
Монтойя изогнул бровь.
– Значит, госпожа Бенчет... Оливия... вы сможете опознать убийцу?
– Нет. – Она покачала головой и прикусила губу. – Он был в маске, такой, как у лыжников. Она полностью скрывала ему голову.
– Значит, теперь у нас священник в маске, – повторил Бенц.
– Да! – Ее глаза сердито сверкнули.
– И это убийство, которое вы наблюдали, хотя вас там не было, произошло в ванной?
– Я сказала вам, что женщина была прикована к раковине и... – Она вздрогнула. – Господи, это было ужасно. Пламя проникало внутрь через вентиляцию, а ему, казалось, не было до этого никакого дела; такое впечатление, что он рассчитывал на этот пожар, но этого было недостаточно.
– Недостаточно? – спросил Бенц, с ужасом ожидая продолжения.
– Нет. У него был меч, – прошептала она, заметно дрожа и зажмуриваясь, словно пытаясь отгородиться от этого воспоминания. – Он нанес три удара по ее склоненной голове.
– Господи! – пробормотал Монтойя.
На глаза Оливии Бенчет навернулись слезы, и она несколько раз моргнула. Либо она была чертовски хорошей актрисой, либо действительно верила в свои собственные заблуждения.
– Это... это было ужасно. Ужасно.
Бенц бросил взгляд на Монтойю, протягивая Оливии упаковку платков. Она вытащила несколько штук и со смущенным видом вытерла глаза.
– Извините.
– Не беспокойтесь, все в порядке, – ответил Бенц. Он точно не знал, что происходит, но так или иначе Оливия Бенчет, несомненно, была на грани нервного срыва. Он решил действовать в соответствии с правилами и официально зафиксировать ее показания. На всякий случай. Ненормальная или нет, но она была напугана до смерти. – Давайте начнем сначала. Если с вами все в порядке, я запишу ваши показания на пленку.
– Пожалуйста... прекрасно... как угодно. – Она махнула пальцами, словно ей было все равно, что он делает, затем глотнула кофе. Бенц же тем временем нашел свой магнитофон, вставил в него чистую кассету и нажал кнопку записи.
– Двадцать второе ноября, беседа с Оливией Бенчет. Со свидетельницей находятся детективы Рик Бенц и Рубен Монтойя. – Повернув микрофон так, чтобы ей было легко говорить в него, он произнес: – А теперь, мисс Бенчет, назовите свое имя по буквам и сообщите ваш адрес...
Пока крутилась пленка, а он делал пометки, Оливия держала в руках стаканчик кофе и говорила мягким и более спокойным голосом. Она рассказала, что живет за пределами города на реке, сообщила ему свой адрес и номер телефона, а также название магазина, в котором работает, «Третий глаз», – неподалеку от Джексон-сквер
type="note" l:href="#n_4">[4]
. В Луизиану она переехала несколько месяцев назад, чтобы позаботиться о больной бабушке, а до этого жила в Тусоне.
Отвечая на вопросы Бенца, она повторила большую часть того, что уже рассказала. Детектив делал небрежные пометки, слушая, как она объясняет свое «видение», посетившее ее лишь несколько часов назад, ее уверения в том, что она «видела» священника, приковавшего цепью обнаженную женщину к раковине в дымной комнате, и что женщина не раз просила пощады.
Голос Оливии перешел в тихий шепот, почти в бормотание, словно она пребывала в трансе и отрешилась от маленького кабинета Бенца с кучами папок, переполненной мусорной корзиной и погибающим бостонским папоротником, который застилал пол засохшими листьями.
– ...убедившись, что по радио передают нужную ему музыку, какой-то гимн, он взял меч, – сказала она, снова повторив, что он нанес три удара. – Я почувствовала, что он спешит, вероятно, из-за пожара или боязни быть пойманным, но, закончив свое дело, он залез в карман, вытащил что-то вроде ожерелья и повесил его на головку душа. Радио играло какую-то странную музыку, а дым был таким густым, что я почти ничего не видела, но мне кажется, он снял с себя облачение и оставил его там.
– Получается, он был голым? – вмешался Монтойя. Он стоял, прислонившись к дверной коробке, сложив на груди руки и совершенно забыв, что в одной из них стакан кофе. – Может, вы заметили что-нибудь особенное, например татуировки, родинки, родимые пятна.
– Он не был голым. На нем было что-то вроде костюма для подводного плавания или плотно облегающего костюма велосипедистов. Одежда была совершенно черной.
– И лыжная маска закрывала всю его голову.
– А перчатки? – спросил Монтойя.
– Да. – На ее лице дрогнул мускул, и она посмотрела в открытое окно. – Мне кажется... у меня такое странное ощущение... что он каким-то образом знал или чувствовал, что я наблюдаю за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Расплата - Джексон Лиза



Очень увлекательная книга. Правда больше похожа на детектив. Очень жаль священника. Читайте не пожалеете.
Расплата - Джексон ЛизаЛеона
13.09.2011, 16.32





Роман неплохой,но слишком мрачный. Священника действительно жалко. Советую прочитать"Звонок с того света", этого же автора, читается легче, не такой мрачный и финал получше.
Расплата - Джексон ЛизаМари
8.03.2012, 1.56





прочла последний роман этого автора в этой библиотеке, все интересны каждый по своему, мне нравится где есть детектив и мистика
Расплата - Джексон Лизаарина
2.08.2012, 21.42





Книга классная стоит прочитать для разнообразия, отличается от мыльных опер.В начале не очень понравилась, а потом затянуло. Действительно конец мрачноват.
Расплата - Джексон ЛизаЛика
18.09.2012, 23.04





Интересная книга.Стоит прочесть.
Расплата - Джексон ЛизаНаталка.
23.10.2013, 21.43





Действительно, больше детектив, чем роман, но всё равно захватывает. Даже очень. Понравилось. Священник, если подумать, довольно странный. Читайте.
Расплата - Джексон ЛизаМаленькая...
21.01.2015, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100