Читать онлайн Расплата, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Расплата - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Расплата - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Расплата - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Расплата

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Когда до церкви Святого Луки оставалось лишь пять кварталов, у Бенца зазвонил сотовый телефон.
– Детектив Бенц, – ответил он... затем, маневрируя на дороге, выразительно выругался в трубку. – ... Да я уже почти на месте. Буду там максимум через две минуты. Позвоните Монтойе! – Он дал отбой и снова выругался. Его лицо побледнело. Он включил фары и сирену. – Похоже, вы были правы, – сказал он Оливии, не отводя взгляда от дороги и чуть снижая скорость на повороте. Шины джипа протестующе взвизгнули, когда он обогнул припаркованный развозной фургон.
– Нет... – Даже зная правду, она не хотела в это верить.
– Алтарный мальчик.
– В церкви Святого Луки? – Оливия, испытывая в душе чувство пустоты и какого-то оцепенения, навалилась на дверцу. У нее в голове снова промелькнула жуткая картина убийства мальчика, и она почувствовала себя ответственной за случившееся, будто каким-то образом она могла предотвратить трагедию. Глаза наполнились слезами. Ребенок. Этот изверг убил ребенка!
– Каким образом вы связаны с церковью Святого Луки? – спросил Бенц, искоса бросая на нее взгляд.
Сердце у нее словно остановилось. Чувство вины заполнило пустоту в ее душе.
– Я уже сказала, что знаю священника. Именно он дал мне список имен мальчиков, которых крестили приблизительно в то время, когда родился мой брат. – Она посмотрела в окно на улицы, мерцающие в свете фонарей. Церковь Святого Луки с побеленными стенами, шпилем и колокольней виднелась вдали, возвышаясь над соседними зданиями.
Для Оливии церковь всегда являлась символом веры, утешения и успокоения, но сегодня она представляла собой средоточие всего самого темного и злого в мире. Вздрогнув, она сложила руки на животе, когда Бенц заехал на парковку и нажал на тормоз.
Послышался отдаленный заунывный вой еще одной сирены.
Бенц открыл дверцу, затем оглянулся и посмотрел на Оливию.
– Вам лучше остаться здесь.
– И не подумаю. – Она уже толкнула дверцу и вылезала на испещренную выбоинами парковку. Тремя быстрыми шагами она догнала Бенца и поднялась по ступенькам ко входу в церковь.
С мигающими огнями на парковку с ревом заехала еще одна полицейская машина. Сразу же за ней следовала машина «Скорой помощи». Она с визгом остановилась перед церковью. Из нее с шумом выскочили врачи и присоединились к спешащим внутрь.
Полицейский в форме попытался остановить Оливию.
– Все в порядке. – Бенц показал свой значок.
– Но...
– Она со мной! – настоял он, и полицейский отошел. Шевеля лишь уголком рта, он приказал: – Просто стойте там и ничего не трогайте. – Он взял ее за руку выше локтя и плечом открыл дверь. Внутри неф был залит светом. Бенц оставил ее рядом со стойкой с брошюрами. – Не двигайтесь, – приказал он, держа ее обеими руками за плечи. Жесткое выражение его лица не допускало никаких возражений. Он был главным.
– Но... – Поверх его плеча ее взгляд устремился к алтарю, где врачи уже занимались жертвой. Мальчиком в залитой кровью сутане. Отец Джеймс, рубашка которого тоже была запачкана, пристально смотрел на жертву. Выражение его лица было подобно темноте, царящей на улице. Ее сердце екнуло. Что тут произошло?
– Не спорьте. – Бенц напряг пальцы, и она почувствовала металлический запах свежей крови. – Если мы хотим поймать этого сукина сына, вы должны мне помочь. Договорились? Не двигайтесь. В противном случае вам придется ждать меня на улице или в джипе.
– Он мертв, – произнес один из врачей, качая лысой головой и проверяя основные показатели состояния организма жертвы. Оливия с трудом сдержала слезы, в то время как отец Джеймс что-то прошептал и затем перекрестился. Подняв глаза, он встретился с ней взглядом. На его красивом лице отразился шок, затем появилось подобие облегчения. Он отошел от алтаря и зашагал по проходу мимо пустых скамеек.
– Что вы здесь делаете? – Взгляд Джеймса, остановившийся на Оливии, слегка сместился, и он заметил Бенца. Священник замер как вкопанный, словно натолкнувшись на невидимый барьер. Бенц перестал ее держать. – Вы знакомы? – ошеломленно спросил Джеймс.
С улицы послышался вой сирен.
– Кажется, я должен у тебя об этом спросить, – заметил Бенц.
Челюсть Джеймса стала каменной, и Оливия поняла, что этих людей связывает нечто большее, чем отношения священника и прихожанина.
– Минутку.
– Господи, Джеймс, ты чудесно проводишь время со своими обетами, не так ли? – спросил Бенц, приближая нос к лицу священника.
И в этот момент Оливия увидела слабое сходство между ними: одинаковые темные волосы, сильная челюсть, высокие скулы, но это было не только физическое сходство. Существовало что-то еще. Манера себя держать. Такое впечатление, что они родственники... не братья, возможно, а кузены, о господи, нет... Ей стало не по себе. Не может быть. У них разные фамилии.
– Господи боже, у меня нет времени на всякую ерунду. Кто жертва? – спросил Бенц, затем бросил на Оливию еще один взгляд, напоминая ей оставаться на месте.
– Микки... Микки Гейне. Пожалуйста, не упоминай имя господа в...
– Его обнаружил ты?
– Да. – Джеймс убрал волосы с глаз и оторвал взгляд от Оливии. – Я нашел его здесь на алтаре примерно десять... может, пятнадцать минут назад. Ему четырнадцать лет, живет в нескольких кварталах отсюда, его семья в этом приходе уже не один год... – Его взгляд снова устремился на нее. Оливия быстро отвела глаза в сторону, боясь, что ее чувство вины будет очевидным. – Я приехал сюда, потому что у меня была кое-какая бумажная работа, и мне нужно было поговорить с богом. Были... некоторые проблемы, которые необходимо было решить. Я надеялся получить от него совет, – объяснил отец Джеймс. – И затем... затем... я вошел через заднюю дверь и заметил кровь и разлитое вино в ризнице. Я пошел по следу и нашел Микки... в том виде, как он сейчас.
– Надо взглянуть, – произнес Бенц, но поднял руку, направляя ладонь в сторону Оливии. – Если хотите, офицер Кларк с удовольствием позаботится о том, чтобы вы попали домой. – Он сделал знак рыжеволосой женщине, которая только что вошла. Офицер Кларк, очевидно, привыкшая получать распоряжения от Бенца, кивнула, положив руку на сотовый телефон.
– Я об этом подумаю. – Оливия осталась стоять в тени верхнего балкона, наблюдая за ставшими ей близкими двумя мужчинами – полицейским из отдела по расследованию убийств и священником. Они подошли к алтарю, затем уступили место группе криминалистов, прибывшей, чтобы опечатать место и заняться сбором улик.
Это было самым ужасным. Мертвый мальчик. Бенц. Отец Джеймс. Вместо того чтобы спорить с офицерами, Оливия вышла на улицу и принялась растирать плечи из-за холода, проникающего сквозь куртку и свитер. Прибыли новостные бригады и репортеры, собрались зеваки. Полицейские удерживали их на расстоянии. Оливия стояла возле джипа Бенца и смотрела на темные улицы. Где-то во мраке таился убийца, связанный с ней и с этими двумя мужчинами, двумя мужчинами, которые были для нее не просто обычными знакомыми.


– Может, сходим с тобой куда-нибудь вечерком? – сказал Брайан, и Кристи, лежащая на нижней койке вытянув ноги к верхней, усмехнулась. Она беспокоилась из-за того, что он не звонил ей последние несколько дней, которые она провела в колледже, был сдержанным на занятиях, и она не могла не задуматься, не сделала ли она во время праздников что-нибудь не так, раз он потерял к ней интерес.
Очевидно, она ошибалась.
– Конечно. Во сколько? – Ей не терпелось снова его увидеть, и ее слова отцу о том, что ей нужно разбираться с кучей задолженностей, были быстро забыты.
– Может, в половине одиннадцатого?
Она взглянула на часы. Четверть десятого.
– Хорошо. – Это было поздно, и к тому же у нее рано утром занятия, но что с того?
– Предлагаю встретиться в «Дайве». Что скажешь?
– Я там буду, – пообещала она, думая, что надеть. Что-нибудь сексуальное. И как раз на всякий случай она уже приняла душ и надела черный лифчик и трусики... Она повесила трубку и, скатившись с кровати, замурлыкала себе под нос. Рассеянно раздумывая, что значит быть влюбленной, она принялась искать в шкафу свою любимую черную мини-юбку и сапоги. У нее был замечательный коричнево-малиновый свитер – с высоким воротом и без рукавов, – который будет прекрасно смотреться с короткой черной курткой.
Она надеялась, что Брайан Томас избавится не только от излишней сдержанности, но и от своей одежды.


– Итак, это все, что ты знаешь. – Бенцу хотелось схватить своего брата за воротник и придушить его на месте. Что такое происходило с Джеймсом? Священник, который не может держать свои руки подальше от женщин – женщин Бенца.
Неправда, Бенц, ты сам оттолкнул Оливию, напомнила его совесть.
Криминалисты все еще занимались сбором улик, в то время как Монтойя на улице разговаривал с прессой, а также допрашивал соседних жителей в надежде найти человека, который хоть что-нибудь видел.
Джеймс повторил свой рассказ полудюжине полицейских без всяких противоречий. Бенц почти верил ему. Почти. Джеймс сидел здесь, в церковном кабинете, на лице его были морщины от напряжения, во взгляде мука, и он нервно потирал руки. Он казался по-настоящему обезумевшим от горя. На убийцу он не походил.
Он священник, у него темные волосы, голубые глаза, и он носит кольцо с темным камнем... Он знает Оливию, и, судя по всему, близко, раз он не выполняет свои обеты; он обнаружил труп и был весь в крови – вероятнее всего, в крови жертвы.
– Так что насчет твоих прихожан? Есть среди них похожие на психов?
– Несколько. Одни давно страдают слабоумием, у нас есть несколько прихожан, в дееспособности которых можно усомниться, но есть ли у нас человек, которого я счел бы свихнувшимся садистом, способным на убийство? Нет... некоторые странные, конечно, и кого-то я толком не знаю, но нет, я не думаю, что кто-нибудь из них... – Его голос оборвался. – Не могу точно сказать.
– Еще как можешь. Если они добрые католики, разве они тебе не исповедуются?
Секунду Джеймс не двигался. Он сложил губы трубочкой и повернул свое кольцо. Бенц задел больное место. Он ждал. Наконец Джеймс произнес:
– Хороший католик не совершил бы убийства.
– А плохой?
Джеймс сглотнул.
– Все дети господни...
Бенц перегнулся через стол и схватил брата за чистую рубашку. С окровавленной работали криминалисты.
– Прибереги подобные разговоры для своих прихожан, понял? Не все дети господни хорошие люди. Некоторые плохие. Больные. Слабоумные. У них в голове не все правильно работает, и они действуют иначе. Они плохие, Джеймс. Злые. Поэтому не говори мне всякой ерунды! Ты знаешь кого-нибудь, кто мог убить Микки Гейнса или одну из других жертв?
– Я... у меня нет доказательств.
– А интуиция? Внутреннее ощущение? Все такое прочее, Джеймс. Речь идет о жизни людей; ты хочешь, чтобы случившееся с этим пареньком, – свободной рукой он сделал жест, охватывающий церковь и алтарь, – произошло с кем-нибудь еще? Знаешь, что я думаю? Именно ты рассказал, как истязали святых. Я готов поставить свою пенсию на то, что этого паренька убил тот же самый убийца. Поэтому помоги мне, а?
– Я пытаюсь, но я не знаю, кто это сделал, – ответил он с мукой во взгляде, и его лицо, казалось, постарело на десять с лишним лет.
– Ты что-то знаешь! – сердито выпалил Бенц, брызжа слюной.
Джеймс, которого что-то грызло изнутри, покачал головой:
– Я ничего не могу тебе рассказать.
– Ты лицемерный, ханжеский сукин сын. Людей убивают! С ужасающей жестокостью. Микки Гейнс – это лишь верхушка айсберга. – Он напряг пальцы, которыми держал рубашку брата из гладкой ткани. – Если можешь, ты должен помочь мне остановить все это!
– Я сделаю все, что в моих силах.
– Черта с два! – Бенц опустил руку, но остался стоять так близко, что едва не касался носом лица Джеймса. – Ты сказал, что тебе нужно было обсудить с богом какие-то проблемы.
– Да. – Джеймс облизал губы.
– Какие?
Челюсть Джеймса непроизвольно дрогнула.
– Какие проблемы? – снова спросил Бенц, сузив глаза.
– Целибат, – тихим шепотом ответил он.
В самую точку. Бенц почувствовал себя так, словно получил неожиданный удар в живот.
– А еще что?
– А этого мало? – Голубые глаза Джеймса встретились с глазами Бенца.
– У тебя роман с Оливией Бенчет. – Это был не вопрос. В комнате на мгновение повисла тишина. Стало так тихо, что звуки ночи, казалось, начали проникать сквозь закрытые окна.
– Откуда ты ее знаешь? – наконец спросил Джеймс.
– Она тебе не рассказывала? – Глаза Бенца сузились.
Джеймс покачал головой, затем откинулся на спинку стула и повернулся так, чтобы можно было смотреть в окно и не видеть лица единокровного брата.
– Нет.
– И ты не говорил ей, что мы единокровные братья? – Бенц отошел от стола, чтобы снова не кинуться на брата и не вырубить его. Сегодня он был сильно на взводе – адреналин, усиленный яростью.
– А с чего я должен был упоминать? Она знает лишь, что у меня есть единокровный брат, с которым у меня не слишком теплые отношения. А почему ты ей не говорил?
– Об этом никогда не заходила речь.
Джеймс фыркнул, и в этот же момент дверь в кабинет, распахнувшись с глухим стуком, ударила о стену.
Бенц вздрогнул, а в кабинет вошел преисполненный достоинства пожилой священник.
– Что происходит? – спросил он. Взор его голубых глаз был властным, голос низким, сердитым и насмешливым. Из-под его стихаря так и сочилось самодовольство. – Почему дом господень полон полиции и прессы? Мне позвонила госпожа Фландерс, живущая неподалеку, и сообщила, что произошла какая-то неприятность... – Его взгляд остановился на Бенце, который уже открыл свой бумажник, в котором был его значок.
– Произошло убийство, прелат. Здесь, в церкви, – объяснил Джеймс. – Микки Гейнс.
Лицо прелата смертельно побледнело, и у него стали подкашиваться ноги.
– Нет... но я только что его видел ...он должен был запереть... – Он умолк, прислонившись к стене, закрыл глаза и перекрестился. Он весь стал каким-то безжизненным. – Не могу поверить в это.
– Вы оставили дверь открытой? – спросил Джеймс.
– Ты же знаешь, как я к этому отношусь... Микки? О господи. – Моргая, словно желая прояснить мысли, он снова быстро перекрестился, качая в неверии головой.
– Расскажите мне, что вам известно, – произнес Бенц и открыл блокнот.
– Ничего... это один из мальчиков, которые помогают в проведении служб... – Его голос дрогнул, и он закрыл лицо руками. – Не могу поверить... не Микки... не Микки. – Раздался стук, и Монтойя просунул голову в дверь. Он переводил взгляд с одного священника на другого.
– Вы Рой О'Хара? – спросил он, и прелат кивнул, после чего нашел в себе силы выпрямиться во весь рост.
– Да, а что?
Монтойя встретился взглядом с Бенцем.
– Несколько лет назад было одно дело. Мальчик в Джексоне, Миссисипи.
Отец О'Хара стал еще бледнее, и для Бенца кое-что стало проясняться. Реджи Бенчет говорил ему: был один педофил, но от обвинений отказались. Реджи говорил, что его звали отец Харрис, или Генри, или... он, возможно, хотел сказать О'Хара!
– Все это было ошибкой, – произнес прелат, но в уголках рта у него, казалось, собралась слюна, а его руки дрожали. – Единичное дело из-за злоумышленной лжи одного мальчика. От обвинений отказались за отсутствием улик. А меня перевели в церковь Святого Луки.
– От обвинений отказались за отсутствием улик или благодаря откупу? – поинтересовался Монтойя.
– Нет – семья решила, что мальчик лжет. Я застал его как-то раз. Он занимался немыслимыми вещами... все это была ошибка.
– В таком случае вы не против проехать со мной и дать мне официальные показания? – Мрачный взгляд Монтойи переместился на отца Джеймса. – И вы тоже.
– Охотно, – ответил Джеймс.
Монтойя сопроводил обоих священников на улицу. Бенц еще раз осмотрел место преступления. Он нутром чуял, что это была работа того же самого человека с извращенным мозгом, который убивал женщин в праздники святых. Так должно было быть. Если только не появился подражатель, если только убийца Микки Гейнса не собрал достаточно информации из пресс-релизов и других источников, чтобы создать свою версию противоестественных бесчеловечных преступлений, достаточно похожую, чтобы посеять путаницу.
Такое раньше случалось.
Действовали два убийцы, связанные с католической церковью? Или один?
Его взгляд скользил по теперь уже пустому нефу, если не считать нескольких оставшихся офицеров.
Бенц не был религиозным; точно не знал, какое место в его жизни занимает бог. Но он был воспитан церковью, и это был его приход. Каким бы непочтительным он ни был, он приходил в церковь Святого Луки на Рождество и на Пасху, а между этими праздниками пару раз посещал мессу, обычно с Кристи. Он видел двух коллег-офицеров, которые венчались у этого самого алтаря, где был убит Микки Гейне. Как-то раз Бенц присутствовал тут на заупокойной службе, а однажды его пригласили на крещение.
Два убийцы?
Бенц не верил в это. Тогда кто же?
Явный педофил отец Рой О'Хара?
Отец Джеймс Маккларен, единокровный брат Бенца и священник, который не мог толком соблюдать свои обеты?
Брайан Томас, парень, который когда-то учился в семинарии, был недоволен церковью и своими родителями и сейчас интересуется Кристи?
Брат Оливии – кто он, черт возьми, такой? Генетическая связь, которая, возможно, объясняла, почему у нее бывают видения убийств и почему она способна смотреть глазами убийцы?
Какой-нибудь студент одного из университетов, знающий жертв?
Один из преподавателей?
Нанкуа Франц?
Разгадка таилась здесь, в церкви Святого Луки... У преступника была причина сюда прийти. Но какая?
Если убийца не был священником, тогда почему он находился в церкви? Чтобы помолиться? Исповедаться? Каким-то образом ощутить присутствие бога? Или он пришел в церковь в поисках очередной жертвы?
Бенцу очень хотелось закурить и выпить. Ему было нужно время посидеть и подумать, неспешно делая глотки «Джека Дэниэлса» со льдом и глядя на тлеющий в пепельнице «Кэмел». Никотин и алкоголь – как раз они бы помогли ему расслабиться и сосредоточиться сейчас, когда он стоял в задней части нефа, сузив глаза на алтаре и огромной скульптуре распятия Христа, поднимающейся к потолку церкви. Витраж сверкал от ламп. Алтарь был запачкан кровью.
Тут произошло убийство.
В доме господнем.
В городе Бенца.
Почему здесь? Почему не в соборе Святого Луи? Почему не в другой церкви? Должна быть связь.
Он подумал, что обнаружит ее, если будет прослушивать телефоны священников. Потирая щетину, Бенц обдумывал варианты. Он мог пойти к окружному прокурору и судье, но знал, что не располагает достаточными доказательствами. Однако он знал, как установить «жучка» в телефон, и у него имелось необходимое оборудование. На это потребуется лишь несколько часов. И у него были связи в телефонной компании. Ларри поможет ему, он и раньше помогал. За шесть банок пива.
Мы будем вести это дело по правилам. Слова Мелинды Джескил прозвучали у Бенца в мозгу, но он решил, что сейчас от следования правилам толку не будет. Он был многим обязан Джескил. Она оказала ему очень большую услугу, взяв на эту жалкую работу несколько лет назад. И он отплатит ей незаконным прослушиванием телефонных разговоров и несанкционированной установкой камеры слежения, затем удалит оборудование и, используя полученную информацию, подтолкнет убийцу к поспешным действиям. Никто, за исключением Ларри Диллиса, не будет знать об этом. Даже Монтойя. Бенц решил, что если уж идти на дно, то одному.
Может быть, «жучок» ничего не даст.
А может, и наоборот. Направляясь к двери, чтобы поискать Оливию, Бенц сказал себе, что прослушивание будет производиться не ради того, чтобы узнать, каковы отношения между ней и Джеймсом. Это вообще, черт возьми, его не касается. Ему лишь нужно схватить убийцу.
Господи, вот бы покурить сейчас.
Он вышел из церкви. На улице было темно, там царил просто сумасшедший дом. Полицейские машины, представители прессы, зеваки, репортеры с микрофонами. Оливии не было видно. На него тут же обрушился шквал вопросов.
– Детектив Бенц, вы можете дать нам больше информации об этом убийстве?
– Департамент потом сделает заявление.
– Эту жертву убил тот же самый убийца?
– Не знаю.
– А жертва – еще одна студентка?
– Без комментариев.
– Это убийство произошло в церкви. Могло ли это быть делом рук Религиозного Убийцы?
Бенц остановился и посмотрел на группу нетерпеливых репортеров и операторов с камерами. Любому из них было ненамного больше тридцати, все они надеялись на сенсации, их интересовали факты, а не жертва.
– Как я уже сказал, департамент сделает заявление, – ответил он, прибегая к той же самой старой литании. – А пока я не могу дать никаких комментариев. Спасибо. – Затем он большими шагами направился к своему джипу и нашел в кармане жвачку. Заметил Оливию.
Устроившись на пассажирском сиденье, она наблюдала за ним через ветровое стекло. Вид у нее был совершенно измученный. Он не винил ее за это. Открыв дверцу, он сел за руль и вставил ключ в зажигание.
– Простите, что все так затянулось. Я думал, офицер Кларк сопроводит вас домой.
– Она и хотела так сделать, но я отказалась. – Ее золотистые глаза сверкнули в темноте. – Почему вы, черт возьми, не сказали, что отец Джеймс ваш брат? – спросила она и, прежде чем он успел ответить, добавила: – И избавьте меня от неуклюжих отговорок вроде того, что об этом просто не заходила речь, хорошо? Я вам рассказала о нем все, когда отдавала список с именами младенцев, которых крестили тридцать лет назад.
– Я не думал, что это важно, – произнес он, включая зажигание. Заработал двигатель.
– Не важно? – повторила она, фыркая. – О, бросьте, Бенц. Он ведь ваш брат, не так ли?
– Единокровный брат. – Он повернулся на своем сиденье, сдал немного назад и стал выезжать. Двигаясь мимо беспорядочно припаркованных машин, джип подпрыгивал на колдобинах и выбоинах.
– О. Единокровный брат. Поэтому вы решили не упоминать, что вы родственники?
Его измотанные нервы не выдержали.
– Наверное, мы в расчете. Вы же посчитали, что мне не нужно знать, что вы с ним спите.
Она напряглась, что-то пробормотала, затем ткнула Бенца пальцем в плечо.
– Это не ваше дело, Бенц. Вы совершенно ясно дали понять, что между нами ничего не может быть. Значит, подобные вещи никак не должны вас касаться.
– Даже то, что вы спите со священником, главным подозреваемым в деле?
– Что? – возмущенно спросила она. – Отец Джеймс? Он не...
– Вы спите с ним и продолжаете называть его отцом Джеймсом?
– Я с ним не сплю.
– Но один раз все же был, – прямо сказал он.
Она открыла рот, затем резко закрыла. Краем глаза он видел, что она пытается сдержать гнев.
– Я едва с ним не переспала, понятно? И вообще-то мне не нужно объясняться. Все это было ошибкой. – Она сложила руки на груди. – Кажется, в последнее время я их делаю много.
– Этот сукин сын. – Бенц притормозил на красный сигнал светофора, затем свернул за угол.
– Это была не его вина.
– Нет? – фыркнул Бенц.
– Нет! И ничего не было... Господи, Бенц, да забудьте вы об этом! И перестаньте кого-то винить.
– Если вам станет от этого хоть немного легче, Ливви, у Джеймса не первый раз возникают проблемы с соблюдением обетов.
– Не думаю, что хочу это слушать, – резко произнесла она, но он увидел боль на ее лице и сразу же почувствовал себя подлецом. – Это не мое дело.
Он не имел на нее никаких прав. Она была права.
То, что произошло между Джеймсом и Оливией, не имело к нему ни малейшего отношения.
– Что ж, это оказалось моим делом, – сказал он, набирая скорость, как только свет стал желтым. – Девятнадцать лет назад я застал его в постели со своей женой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Расплата - Джексон Лиза



Очень увлекательная книга. Правда больше похожа на детектив. Очень жаль священника. Читайте не пожалеете.
Расплата - Джексон ЛизаЛеона
13.09.2011, 16.32





Роман неплохой,но слишком мрачный. Священника действительно жалко. Советую прочитать"Звонок с того света", этого же автора, читается легче, не такой мрачный и финал получше.
Расплата - Джексон ЛизаМари
8.03.2012, 1.56





прочла последний роман этого автора в этой библиотеке, все интересны каждый по своему, мне нравится где есть детектив и мистика
Расплата - Джексон Лизаарина
2.08.2012, 21.42





Книга классная стоит прочитать для разнообразия, отличается от мыльных опер.В начале не очень понравилась, а потом затянуло. Действительно конец мрачноват.
Расплата - Джексон ЛизаЛика
18.09.2012, 23.04





Интересная книга.Стоит прочесть.
Расплата - Джексон ЛизаНаталка.
23.10.2013, 21.43





Действительно, больше детектив, чем роман, но всё равно захватывает. Даже очень. Понравилось. Священник, если подумать, довольно странный. Читайте.
Расплата - Джексон ЛизаМаленькая...
21.01.2015, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100