Читать онлайн Расплата, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Расплата - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Расплата - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Расплата - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Расплата

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Что ж, давай-ка посмотрим этот фильмец, – сказал Монтойя, вставляя кассету в небольшой моноблок, стоящий на шкафу с документами в кабинете Бенца. Как обычно, он был в своей неизменной кожаной куртке, и пахло от него табачным дымом. – Это копия видео, снятого Хендерсоном. Я переписал его с диска камеры на видеокассету и на компакт-диск, чтобы мы могли посмотреть его на компьютере. Оригинал среди других улик.
Бенц встал со стула и обошел стол. Монтойя тем временем нажал нужные кнопки, и на экране возникла картина пожара. Местами, когда оператор делал панорамную съемку улицы, изображение дрожало, и было смазанным. Собрались соседи и зеваки. На фоне уличного движения слышались обрывки разговоров и вскрики. С громким треском взорвалось окно.
– Господи! – закричал человек с камерой, когда пламя взметнулось от крыши к небу. – Моника, ради всего святого! Уведи отсюда детей... я сказал... нет, отведи их в дом. Сейчас же! Они потом посмотрят запись. Быстрее. – Раздались недовольные детские голоса, и заплакал какой-то малыш, но человек с камерой продолжал снимать пожар. К небу поднимался черный дым, раздался вой сирен. Камера сместилась, чтобы заснять с ревом проносящуюся по улице пожарную машину с включенной мигалкой. За ней ехала еще одна машина, спасательный фургон и полицейские машины. Спасатели высыпали из автомобилей.
– Назад, – закричал полицейский, в то время как пожарные наводили шланги на здание.
– Вы можете пробраться внутрь... Сюда... – послышался на расстоянии крик Стэна Пальяно. Бенц смотрел, как пожарники пробиваются через дверь, чтобы бороться с огнем и проверить, нет ли кого внутри.
Бенц напряг челюсти, думая о женщине внутри... прикованной к этой проклятой раковине. Пожарные быстро двигались в разных направлениях и выкрикивали приказы, полицейские машины с мигалками останавливались возле оцепленной территории, а толпа любопытных все росла. Как всегда, – подумал Бенц, глядя на нечеткие кадры.
– Так, эти двое... – сказал Монтойя, показывая на пожилых мужчину и женщину. – Это Джерарды. Они и вызвали пожарных. Живут в соседнем доме, а вот этот... – он показал на лысого мужчину чуть старше тридцати лет, – живет на соседней улице... – Под одним из деревьев собралась семья и крошечная болезненного вида женщина с собакой. В кадр попадали и другие люди, но их изображения были расплывчатыми, поскольку снимающий фокусировал линзы камеры на горящем доме.
– Не слишком-то много пользы от этого, – сказал Монтойя, глядя на экран и делая глоток кофе из бумажного стаканчика.
– Подожди. – Камера снова переместилась, и появилось изображение группы тинейджеров, трех мальчиков и девушки, глазеющих на пожар, и кучки любопытных, собравшихся в тени.
– Перемотай-ка обратно, – резко сказал Бенц, разглядев кое-кого в свете уличного фонаря. Этот человек находился слишком далеко, чтобы его освещали адские отблески пожара. Монтойя нажал кнопку обратной перемотки, а затем кнопку воспроизведения. На экране замелькали кадры. – Останови. Вот оно.
Монтойя нажал паузу. Картинка была размытой, но на ней имелся одинокий человек, едва попавший в кадр. Изображение было настолько неясным, что нельзя было определить, мужчина это или женщина.
– Как насчет этого человека? – Бенц указал на экран, где расплывчатая фигура затаилась возле дерева.
– А что?
– Он единственный среди всех этих зевак, рядом с которым никого нет. Он один. Держится в сторонке, сам по себе.
Глядя сузившимися глазами на экран, Монтойя произнес:
– Рядом с ними могли быть и другие люди, которые просто не попали в кадр. – Он показал на экран. – Посмотри слева от него. С той стороны вполне мог кто-нибудь стоять, кто-нибудь, кого Хендерсон просто не заснял.
– Может, и так. А может, и нет.
– И еще на другой стороне улицы, которую Хендерсон не снимал, тоже могли быть люди.
– Но у нас есть этот человек. Отметь кадр. Пусть его увеличат и рефокусируют, если возможно, чтобы получить более четкое изображение. – Бенц прищурился, пристально глядя на темную фигуру. Вдруг это тот, кого они ищут? Могло ли им так повезти? Он в этом сомневался; не верил в удачу, но сейчас это было все, чем они располагали. – Пусть увеличат все кадры, на которых имеются зрители. Наш парень наверняка попытался смешаться с толпой.
– Я попрошу сделать бумажные и цифровые копии. – Монтойя снова нажал кнопку воспроизведения, и они молча досмотрели оставшуюся часть записи. Ничего особенного они не увидели. Карл Хендерсон держал видоискатель на пламени, и на последующих кадрах были пожарные, направившие шланги на дом, и огромные фонтаны воды по дуге лились на крышу, чтобы погасить пламя.
Когда запись окончилась, Монтойя достал кассету из моноблока и положил ее в карман.
– Постараюсь раздобыть для тебя картинки как можно быстрее. Ты говорил с нашей главной свидетельницей? С чокнутой?
– С Оливией Бенчет? Да. – Хотя Бенц был согласен с тем, что Оливия немного «того», ему было неприятно слышать, как Монтойя озвучил его мысли.
– Ну и какова ее история?
– Она осталась в Луизиане, потому что ее бабушка умерла несколько месяцев назад. Оливия приехала сюда, чтобы ухаживать за старушкой, когда та заболела. Затем бабушка отдала концы, и Оливия осталась здесь. Сейчас она учится на магистра в Тулейне.
– Что она изучает? Вуду? Не этим ли занималась ее бабушка?
– Близко к этому. Психологию. – Бенц уже успел навести справки об Оливии. Он связался с университетом, и секретарь неохотно выдал ему копию ее табеля и расписания занятий.
– Психологию? Еще одна? Я думал, мы перестали иметь дело с психиатрами после того, как закрыли дело Религиозного Убийцы.
– Похоже, психические расстройства встречаются в наши дни сплошь и рядом.
– Так что плохого в прозаке? Не думай о том, чтобы сходить к психиатру. Просто прими таблетку. Это гораздо легче. – Монтойя поправил воротник куртки. В его ухе поблескивала алмазная сережка. Чертов денди, вот кто он был. – Если хочешь знать мое мнение, они все начинают заниматься этой профессией, потому что у них самих с мозгами не все в порядке. Они идут к психологу, и им начинает нравиться лежать на кожаных диванах и говорить о себе. И затем – бац! – у нас появляется избыток специалистов по головам, которые занимаются частной практикой или раздают советы по этому чертову радио. Господи, ты только подумай. Психиатр, который считает, что у нее бывают... – он прервался, чтобы изобразить пальцами кавычки, – ...«видения». Тяжелый случай. И что еще хуже, у нее была бабушка – жрица вуду. Она ведь так рассказывала? Только этого нам сейчас не хватает. А потом будет убийство, какое-нибудь жертвоприношение со связкой мертвых куриц.
– Даже не заикайся об этом, хорошо? – раздраженно сказал Бенц.
– Да, что ж, ты просто подожди.
– А ты прикинь. Один из ее преподавателей – доктор Джереми Лидс.
– Серьезно? – Теперь Монтойя был поражен. – Мир тесен.
– Иногда слишком тесен.
– А ты разузнал что-нибудь об этой Оливии?
– Так, кое-что. Предварительные данные. Навел небольшие справки, и у меня есть записи Бринкмана. – Бенц снова сел на стул и быстро пролистал свои материалы. – Информация из Тулейнского университета подтверждается. Похоже, она никогда не выходила замуж, но была к этому близка. Она бросила парня у алтаря и уехала в Тусон примерно шесть лет назад. Этот парень, Тед Браун, разозлился, преследовал ее некоторое время – это длилось меньше года, – затем с горя женился на другой. У госпожи Бенчет не было неприятностей с законом за исключением нескольких превышений скорости и участия в какой-то забастовке в Фениксе по защите прав животных несколько лет назад. – Он взглянул на Монтойю. – Я уже звонил в Тусон. Думал, может, там что-нибудь знают, но либо у нее не было этих видений в пустыне, либо она никогда не утруждала себя обращениями в полицию.
– Значит, как только она уезжает на Запад, видения прекращаются.
– Или она о них молчит.
– Это не ее modus operandi, – сказал Монтойя, прислонясь бедром к столу. – Что еще?
– Она работала то тут, то там – от официантки до клерка по претензиям в страховой компании, – чтобы оплачивать колледж. Занимается искусством на стороне. Она продала партнерше в Тусоне свою долю в бизнесе, связанном с различными подарками и художественными поделками религиозной тематики. Неудивительно, что, приехав сюда, она устроилась на работу в «нью-эйджевый» магазинчик для туристов под названием «Третий глаз» на Джексон-сквер.
– Значит, она заявляет, что ненавидит эти видения, унаследованные от бабушки, но продолжает торчать в магазинчике с «нью-эйджем» и заниматься всей этой сверхъестественной фигней. – Монтойя скорчил гримасу. – Как-то это неубедительно. Странно также, что она не замужем или, по крайней мере, ни с кем не встречается. Такая красивая женщина! В чем тут дело?
– Не знаю.
– Ты не спрашивал?
– Нет, – ответил Бенц. – Я не знал о ее первом походе к алтарю, пока не просмотрел записи Бринкмана.
Монтойя поднял бровь.
– Я думал, ее матримониальный статус будет первым, о чем ты спросишь. Я видел, как ты смотрел на нее сегодня, и я тебя не виню, она красивая женщина. А ее задница...
– Я смотрел на нее, потому что она пришла сюда с из ряда вон выходящей историей, которая, как выяснилось, действительно имела место, – перебил его Бенц.
– Как скажешь, старина, – ответил Монтойя, растягивая губы в улыбке, которая выводила Бенца из себя.
– Опомнись, Диего, она же чокнутая. – Но все же молодой полицейский был прав. Они оба это знали. В Оливии Бенчет было много противоречий. Она представляла собой загадку. Интересную головоломку. Бенц покинул ее дом, но никак не мог выкинуть ее из головы. Весь день напролет, пока он исследовал улики к убийству в районе Сент-Джон, а также разбирался с другими делами, требующими внимания, он никак не мог забыть гнев, который сверкал в ее золотистых глазах, и отчаяние, запечатлевшееся на ее лице. Вернувшись сюда, он прочитал все записи Бринкмана и кое-что проверил сам.
Она была ненормальной, все его инстинкты говорили ему об этом, и все же она верила своей собственной лжи, или иллюзиям, или как там это назвать.
Бенц хотел ей верить, хотя не знал точно, почему.
Может, это было вызвано тем, что у них просто не было ничего другого. Он не думал, чтобы она участвовала в убийстве или поджоге, поэтому что еще оставалось? Только то, что она говорила правду.
Он нашел открытую пачку жвачки, развернул пластинку, согнул ее и отправил в рот. Это, конечно, не сигарета, но все же хоть какая-то замена. Пока.
– В рапорте Бринкмана есть кое-что еще. Не знаю, имеет ли это отношение к делу. Отец Оливии отсидел срок в тюрьме штата Миссисипи. Лишение жизни. Убийство второй степени
type="note" l:href="#n_12">[12]
. Порешил делового партнера, который, видимо, его обманул.
Монтойя тихо и протяжно присвистнул.
– И сейчас он на свободе?
– Да, вышел как раз в январе этого года после двадцатидвухлетней отсидки. Освободили досрочно за хорошее поведение.
– Господи Иисусе. Это тебе не «Оззи и Харриет»
type="note" l:href="#n_13">[13]
. Ты спрашивал ее об этом?
– Еще нет. Думал сначала навести кое-какие справки. Она намекала, что давно не видела своего старика.
– Да, потому что он был в тюряге, – прокомментировал Монтойя. – Слушай, где он сейчас?
– В Лафайетте. Работает на мойке автомобилей и исправно отмечается у офицера по надзору.
– Образцовый гражданин.
– Точно. Но мы его проверим. Поставим его в самый верх списка «интересных лиц». Надо выяснить, есть ли у него алиби.
Монтойя вытащил было пачку сигарет, затем передумал и засунул ее обратно в карман.
– Это дело становится все более странным. Верно, Давай побеседуем с ее стариком. Так, а что насчет самой Оливии; она сообщила тебе что-нибудь еще о своих видениях? – спросил Монтойя. – Они ведь у нее уже не в первый раз, да? Она говорила это, когда приходила сюда. Так что насчет остальных?
– По ее словам, ни одно из них не было таким отчетливым, как последнее. Сегодня мы не обсуждали другие случаи, но ты можешь посмотреть записи Бринкмана. Что-то о женщине в пещере с символами и буквами. Вот. – Он вытащил записи Бринкмана и бросил их Монтойе.
Зазвонил телефон, и Бенц моментально снял трубку.
– Бенц.
– Привет, папа.
Услышав голос Кристи, он, как всегда, улыбнулся.
– Привет, малышка... как дела? – Он поднял указательный палец, давая понять Монтойе, что освободится через минутку. Тот подмигнул ему с таким видом, словно Бенц разговаривал с какой-то «телкой», но, поняв намек, взял рапорт Бринкмана и выскользнул через приоткрытую дверь.
– Я просто хотела сказать, что у меня все хорошо, – говорила Кристи. – У меня час до следующего занятия, и я подумала, что мне стоит позвонить и немного с тобой побеседовать. Мое последнее занятие перед Днем благодарения заканчивается во вторник в четыре, поэтому ты можешь заехать ко мне в любое время после этого.
Бенц заглянул в свой календарь, удивляясь, что месяц так быстро пролетел.
– Я смогу приехать к тебе к шести или даже раньше, если включу мигалку и сирену.
– О, это было бы здорово, – насмешливо произнесла она. – Вообще-то тебе не нужно заезжать за мной. Я могу найти машину.
– Я хочу приехать, дорогая. Это не проблема. Батон-Руж не так уж далеко. Кроме того, мне бы хотелось еще раз взглянуть на кампус, за который я плачу.
– Но если ты занят... – Она замолчала.
Бенц взглянул на стопку бумаг на столе, на доску объявлений на стене позади него с фотографиями жертв еще не раскрытых убийств.
– Я буду у тебя, – автоматически произнес он, прежде чем осознал, что она, возможно, на что-то намекает, а он не дает возможность найти отговорку. Наклонившись вперед, он взглянул на ее детскую фотографию и на вторую, где она уже была девушкой. – Ты еще хочешь, чтобы я за тобой заехал, да?
– Ну, да, конечно, но тут будет такая суматоха, когда все будут уезжать на День благодарения и всякое такое. И у меня есть кое-какие дела по женскому студенческому клубу, которые могут меня задержать. Я подумала, что тебе здесь не понравится.
– Или тебе не понравится, если я туда приеду, – ответил Бенц, узнавая нотку возмущения в ее голосе. Он настоял, чтобы она вступила в женское студенческое объединение, поскольку хотел, чтобы она была всем обеспечена в колледже Всех Святых. Он надеялся, что она не будет требовать, чтобы он позволил ей в восемнадцать лет снимать квартиру. Он хотел, чтобы она выросла, пытался отпускать ее от себя, но желал, чтобы она была в безопасности. Краем глаза он увидел ужасающую сцену преступления с изуродованной женщиной. Как и все, он знал, насколько опасным может быть этот мир. Вот почему он раньше ходил на занятия по тэквондо и стрельбе из огнестрельного оружия.
– Да... хорошо, я просто хотела сказать, что у меня все в порядке.
– Увидимся на следующей неделе. – Он предложил ей оливковую ветвь. – Если тебе будет лучше прокатиться с друзьями, просто дай мне знать.
– Хорошо, но... – Она громко вздохнула, и он представил, что она отбрасывает с глаз спутанные пряди рыжевато-каштановых волос. – ...Вот что. Тут одна девушка, Минди, вошла в азарт. Ее мама не замужем, и угадай, кто? Она, оказывается, коп и собирается приехать за Минди. Они идут на ужин, перед тем как отправиться в Шривпорт. Поэтому, конечно, Минди думает, что будет о-очень здо-орово свести вас вместе.
– Но ты так не думаешь?
– Минди – зубрила. А ее мама детектив. Господи, можешь себе такое представить? Вы двое?
Бенц засмеялся.
– Не беспокойся, я приеду и буду общаться лишь с тобой. Скажи Минди, что мне нужно сразу же возвращаться, или что я уже занят... или что-нибудь в этом роде.
– Ты? Занят? В смысле, встречаешься с женщиной? У тебя роман?
– Да.
– Но... на самом деле ты не встречаешься.
– Откуда ты знаешь?
В трубке воцарилась тишина, затем раздался немного нервный смех.
– О да? Хорошо. И откуда у тебя время для романов? Брось, папа, ты, похоже, женат на своей работе. – Она хихикнула, и этот звук напомнил ему о смехе ее матери – гортанном, немного фривольном.
Смех Дженнифер Николс привлек его внимание, когда он сам был еще почти ребенком, только-только закончил среднюю школу, и он так и не мог его забыть. Он считал ее красавицей, с ее длинными темными волосами, озорными глазами и бойким языком. Их сразу же потянуло друг к другу, их роман был бурным и страстным. Она была с характером, но он умел справляться с ее настроениями, и когда он спустя едва ли пять месяцев после знакомства сделал ей предложение, она согласилась. Она выразила некоторые сомнения относительно совместной жизни с полицейским и воображала, что сможет убедить его поступить на юридический факультет; в то же время он думал, что сумеет сломить ее безрассудный дух. Оказалось, что оба ошибались. Он почувствовал это во время свадьбы, наблюдая, как она идет по проходу в храме в своем белом кружевном платье, только девять месяцев спустя после того дня, как он ее увидел. Ее вуаль не могла скрыть властную манеру держать подбородок, и, несмотря на все свое восхищение ею, он чувствовал, что их совместный путь будет не из легких. Но его это не пугало. Он слишком сильно ее любил. Даже в тяжелые времена. Даже когда она его предала...
– Какая женщина захочет крутить роман с полицейским из отдела по расследованию убийств? – спросила Кристи.
– Ты думаешь, у твоего старика нет никакой жизни помимо работы?
– Я знаю, что нет.
– Тогда, может, мне стоит познакомиться с матерью твоей подруги.
– Да, – бросила она в ответ. – Это было бы здорово, папа, действительно здорово. – Она фыркнула. – Ну вот, – пробормотала она, затем затаила дыхание. – Будь оно все проклято.
– Что?
– Я забыла свою контрольную за семестр! Она у меня в комнате на другой стороне кампуса. Черт. Мне надо идти, папа. – В трубке стало тихо, но Бенц помедлил секунду, прежде чем ее повесить. Он взглянул на стоящую на столе выпускную школьную фотографию, с которой ему улыбалась дочь. Она быстро выросла. Быстрее, чем многие. Кристи очень многое повидала для своих восемнадцати лет, и некоторые ее иллюзии были развенчаны в раннем возрасте. И это была его вина. Его и Дженнифер.
Какой ребенок не держался бы вызывающе, пройдя то, что прошла Кристи? Она не только потеряла мать и наблюдала, как ее отец находит утешение в бутылке. Ей приходилось жить, сознавая, что оба ее родителя лгали ей с самого начала.
Это тебе не «Оззи и Харриет», как заметил Монтойя. Разве он не знал, что так не бывает?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Расплата - Джексон Лиза



Очень увлекательная книга. Правда больше похожа на детектив. Очень жаль священника. Читайте не пожалеете.
Расплата - Джексон ЛизаЛеона
13.09.2011, 16.32





Роман неплохой,но слишком мрачный. Священника действительно жалко. Советую прочитать"Звонок с того света", этого же автора, читается легче, не такой мрачный и финал получше.
Расплата - Джексон ЛизаМари
8.03.2012, 1.56





прочла последний роман этого автора в этой библиотеке, все интересны каждый по своему, мне нравится где есть детектив и мистика
Расплата - Джексон Лизаарина
2.08.2012, 21.42





Книга классная стоит прочитать для разнообразия, отличается от мыльных опер.В начале не очень понравилась, а потом затянуло. Действительно конец мрачноват.
Расплата - Джексон ЛизаЛика
18.09.2012, 23.04





Интересная книга.Стоит прочесть.
Расплата - Джексон ЛизаНаталка.
23.10.2013, 21.43





Действительно, больше детектив, чем роман, но всё равно захватывает. Даже очень. Понравилось. Священник, если подумать, довольно странный. Читайте.
Расплата - Джексон ЛизаМаленькая...
21.01.2015, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100