Читать онлайн Если бы знать, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если бы знать - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если бы знать - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если бы знать - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Если бы знать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Ну и прическа!
Хрупкой, унизанной кольцами рукой Джоанна указала на волосы Марлы.
– Сама стриглась.
– Охотно верю.
Натянуто улыбаясь – она еще не оправилась от известия о смерти Биггса, – Марла пригласила подругу в общую гостиную, ту, что отделялась от холла только аркой. Джоанна впорхнула в комнату так, словно уже тысячу раз здесь бывала. Марла внимательно всматривалась в женщину, но вновь испытывала только разочарование: миниатюрная фигурка, короткие белокурые волосы, тонкое правильное лицо, белый костюм с золотым шитьем, несколько золотых цепочек на загорелой шее и браслет с бриллиантами на хрупком запястье – ничто не навевало воспоминаний, и чем дольше она смотрела, тем сильнее казалось, что эту женщину она видит в первый раз.
Джоанна плюхнулась на мягкий диван и наклонилась вперед, заложив руки между коленей. Ей явно не терпелось услышать новости.
– Ну, как ты себя чувствуешь?
– Лучше, чем последние полтора месяца, – это могу сказать точно! – призналась Марла. – Правда, голова все еще побаливает, и очень мешает эта проволока, – раздвинув губы, она показала скобки на зубах.
– Что ж делать? Пока тебе без нее не обойтись. Разговор прервался – вошла Кармен с бутылкой вина, двумя дымчатыми бокалами, вазочкой фруктов, сыром и крекерами.
– Что-нибудь еще? – поинтересовалась она, ставя поднос на кофейный столик.
– Больше ничего, спасибо.
Кармен бесшумно выскользнула из комнаты. Марла налила себе вина, а другой бокал протянула Джоанне.
– Значит, у тебя амнезия? Марла кивнула в подтверждение.
– Что, и меня не помнишь? – Джоанна изумленно выгнула брови, а затем повернулась к подруге в профиль. – А так?
– И так тоже. Но не думай, что «повезло» только тебе, – я вообще никого не помню.
– Ну вот, только-только я ощутила себя избранной. Марла невольно улыбнулась.
– Даже своих детей не могу вспомнить. Ужас, правда?
– Да, в самом деле. Неприятная история.
– Это еще мягко сказано. Впрочем, кажется, я потихоньку припоминаю кое-что о себе. Знаешь, так вдруг, фрагментами, вспоминается, как я была там-то, делала то-то. Но такого, чтобы можно было всплеснуть руками и сказать: «Ой, вспомнила!» – такого нет. Черт! Ужасно раздражает. Не помню даже, как мы с тобой играли в теннис.
– Вот и хорошо. Можно притвориться, что я выигрывала.
– А на самом деле?
– На самом деле ты у нас была чемпионкой. С тобой никто в клубе не мог состязаться. – Джоанна без стеснепия разглядывала Марлу, карие глаза ее светились любопытством. – Не переживай, все вернется.
– Вместе с лицом?
– Ну, по крайней мере, вместе с волосами. Марла усмехнулась.
– А что касается лица... – Джоанна с видом знатока склонила голову набок. —
Хм... Мой муж, если помнишь, пластический хирург. В основном занимается косметической хирургией, но иногда делает и реконструкции. И я, если помнишь, в свое время работала у него в клинике. – Она замолчала, лоб прорезала морщинка. – Ах да, ты не помнишь. Ну, может, это и к лучшему. – Заметив, что Марла не понимает, о чем речь, Джоанна вздохнула: – Тед был женат. А я, мерзавка этакая, увела его из семьи. – Об этом она сообщила с некоторой гордостью, словно радуясь, что сумела одолеть соперницу.
– А-а...
– Ничего, не смущайся. С тех пор прошло двенадцать лет. Все давно быльем поросло.
Джоанна взяла Марлу за подбородок и бесцеремонно повернула в профиль.
– Так... По моему скромному мнению – а я, позволь заметить, кое-что в этом понимаю, – когда пройдут синяки и спадет припухлость, ты снова станешь красавицей, но выглядеть будешь по-другому. Не так, как раньше.
– Лучше, может быть?
– Может, и лучше, – пожала плечами Джоанна. – Хотя не могу взять в толк, зачем это тебе. У тебя и так от мужиков отбою не было.
Вот так новость! И тем не менее, почему-то Марла не сомневалась, что это правда.
– Точно. Таких, как ты, мужчины не пропускают. Эти слова Джоанна произнесла с ноткой горечи, даже ревности, дав Марле повод всерьез задуматься об их предполагаемой дружбе.
«Или о том, что я за человек. Прямо Джоанна об этом не сказала, но прозрачно намекнула, что я наслаждалась мужским вниманием, может быть, даже искала его». Эта мысль заставила ее поморщиться.
– Прими мои сожаления насчет Пэм, – заметила Джоанна, помешивая в бокале соломинкой. – Она ведь была твоей подругой.
– И твоей, разве нет? – Недавние подозрения вновь проснулись в душе Марлы.
– Никогда с ней не встречалась.
– Но она же была членом клуба!
– Разве? – Джоанна прикусила соломинку и глубоко задумалась. – М-м... нет, не думаю. По крайней мере, я ее никогда не видела.
– И я не играла с ней в теннис?
– Нет... по крайней мере, я об этом не знаю. Может быть, ты с ней познакомилась где-то еще? Незадолго до беременности ты уезжала – в Мексику, кажется. Но одно я знаю точно: я эту Пэм никогда не видела и, по правде говоря, даже ничего о ней не слышала до катастрофы. Только тогда мы и узнали, что ты с ней дружила. Конечно, клуб у нас большой, всех знать невозможно, но из нашей четверки с ней никто не знаком.
Марла ощутила холодок страха. Кто-то... Алекс или полицейский ? … кто-то совершенно точно говорил, что она играла с Памелой в теннис. Или, может быть, собственный мозг играет с ней дурные шутки? Так или иначе, она должна выяснить истину.
– Послушай, адресной книги клуба у тебя с собой, наверное, нет?
– М-м... А знаешь, может, и есть, – с готовностью отозвалась Джоанна. – Сейчас посмотрим. – Она отставила бокал и принялась копаться в огромной спортивной сумке. – Если только я ее найду... – Просмотрев несколько отделений, она расстегнула карман на «молнии» и извлекла оттуда книжечку с эмблемой клуба. – Вуаля! Сама удивляюсь, как мне удается что-то находить в этом бардаке.
Торопливо поблагодарив, Марла раскрыла книжку на букве Д и принялась водить пальцем по строчкам. Ни одно имя, ни один адрес или телефон не пробуждал воспоминаний. И фамилии Делакруа здесь не было.
«Как будто ее никогда не было на свете.»
– Черт возьми!
Чего-то подобного Марла и ожидала. Однако она просмотрела список еще раз, внимательнее – и снова ничего не обнаружила.
– Нет? – Джоанна отрезала кусочек сыра и положила его на крекер. – Так я и думала. Мы ведь уже говорили об этом – Робин, Нэнси и я – и сошлись на том, что ты ни разу не упоминала об этой Памеле Делакруа. Никто даже имени такого от тебя не слышал. А ведь наша четверка собиралась по меньшей мере дважды в неделю.
– И все же эта Пэм Делакруа была в ту ночь со мной. А теперь она мертва. И водитель грузовика тоже мертв.
– Как, и он умер? – Джоанна сморщила носик. – Наверно, для него это к лучшему.
«Скажи это его семье», – с горечью подумала Марла.
– Все это очень тяжело.
– Понимаю.
«Да что ты понимаешь? Как ты можешь понять? Два человека погибли по моей вине, а я даже ничего об этом не помню!»
Марла так сильно сжала бокал, что он едва не треснул у нее в пальцах, но не произнесла ни слова. В конце концов, Джоанна – ее подруга, ее связь с внешним миром. Она пришла помочь.
– Послушай, – заговорила Джоанна, энергично вгрызаясь в крекер, – скажи правду, как ты себя чувствуешь?
– Как в аду, – честно ответила Марла и, не думая о предостережениях свекрови, сделала большой глоток вина.
В конце концов, что с ней случится из-за одного бокала? Она свихнется? А разве сейчас ее можно назвать нормальной?
Марла снова взялась за адресную книгу. Теперь она начала с буквы А и внимательно вчитывалась в имена и адреса, пытаясь вспомнить, что за люди стоят за ними. Но все эти Смиты, Джонсоны и Уолтерсы оставались для нее незнакомцами.
– Впрочем, кажется, я и вправду поправляюсь.
– Будем надеяться. – И Джоанна подняла бокал, словно произнесла тост. – Кстати, а где твое кольцо?
– На руке, – Марла для верности вытянула пальцы.
– Да нет, не обручальное, а другое, с рубином. Отцовский подарок. Ты говорила, что это твой талисман, никогда с ним не расставалась.
– Не знаю... – Она взглянула на свою руку, попыталась вызвать в памяти образ кольца, которое носила, не снимая, многие годы... нет, ничего.
– Может быть, его украли в больнице? Такое случается.
– Не знаю, на мне было только это, – растерянно ответила Марла.
– Обязательно разберись с этим. Это старинное кольцо, оно стоит бешеных денег. И потом, твой отец в таком состоянии... ну, словом, ты наверно, захочешь сохранить что-нибудь в память о нем. – Она прикоснулась к руке Марлы. – Как он?
– Я еще его не видела, – ответила та, ощутив укол стыда.
– Ты о нем очень беспокоилась, – объяснила Джоанна. – Как-то сказала мне по телефону, что не знаешь, доживет ли он до рождения Джеймса.
– Он так серьезно болен? Почему Алекс ей этого не сказал?
– По твоим словам, ему осталось несколько недель, а был этот разговор больше месяца назад.
Марла ощутила, как сердце покрывается корочкой льда.
– Он умирает?
Между тщательно выщипанных бровей Джоанны прорезалась морщинка.
– К сожалению, да. Ты и об этом забыла?
– Да, и об этом.
Джоанна допила вино и взглянула на золотые часики.
– Ладно, извини, что уже убегаю, но мне пора. Иначе не успею забрать ребят из секции.
– Спасибо, что заглянула.
– Не за что. Тебе спасибо за угощение. Слушай, как снимут эту проволоку, может, пообедаешь с нами? Нэнси и Робин тоже очень хотят с тобой повидаться. Если будешь в силах, может, сыграем несколько сетов. А если нет, просто посидим, поболтаем.
– С удовольствием, – ответила Марла. – Как только избавлюсь от этого шедевра зубоврачебного искусства.
На мгновение она заколебалась, вспомнив о том, как ужасно выглядит, но решила не трусить. В конце концов, Джоанна, Нэнси и Робин – ее ближайшие подруги. Бог свидетель, ей сейчас очень нужны друзья.
– Вот и хорошо. Я все организую.
– Спасибо.
– И, Марла... – Джоанна накрыла ее руку своей. – Я ведь еще не сказала, как тебе сочувствую. Сколько всего свалилось в последнее время на вашу семью! Как говорится, пришла беда – отворяй ворота. Сначала скандал в Кейхилл-хаусе, теперь это.
– Какой скандал? – спросила Марла.
Джоанна покраснела до корней волос, словно сообразив, что ляпнула лишнее.
– Да собственно, ничего и не было, журналисты, как обычно, сделали из мухи слона. Ладно, мне пора. Не забудь разузнать насчет кольца!
Она помахала рукой и упорхнула, оставив Марлу наедине с болью в голове и тяжестью на сердце. Марла надеялась получить ответы – а получила лишь новые вопросы. Много вопросов. Подойдя к окну, она увидела, как Джоанна садится в ярко-алый спортивный «БМВ» и выезжает за ворота.
– Настоящая гадюка, – произнесла у нее за спиной Юджиния.
Марла вздрогнула от неожиданности. Она не слышала, как вошла свекровь.
– Гадюка? – Она повернулась к Юджинии, стоящей у соседнего окна. – Почему?
– Вынюхивает, сплетничает, пакостит исподтишка. В глаза виляет хвостом, а стоит отвернуться – укусит. Двенадцать лет назад за душой у нее не было ни гроша, зато амбиций – хоть отбавляй. Положила глаз на Теда Линдквиста и увела его из семьи. Не подумала ни о жене, с которой он прожил двадцать пять лет, ни о детях. – Громко вздохнув, Юджиния отошла от окна и принялась протирать очки белоснежным платочком. – Не люблю сплетничать; просто Френсис, жена Теда, была моей подругой.
– Джоанна что-то говорила о скандале в Кейхилл-хаусе.
– Да, я слышала, – вздохнула Юджиния. «Интересно, – подумала Марла, – что она еще слышала? Может быть, свекровь их подслушивала?»
– Что ж, думаю, надо рассказать тебе правду.
– Если вас не затруднит, – несколько резче, чем хотела бы, ответила Марла.
Юджиния села в свое любимое кресло и надела очки. Сейчас она выглядела старой и очень усталой.
– Грязное дело. В прошлом году одному из членов совета директоров, священнику, было предъявлено обвинение в... в связи с одной из девушек. Несовершеннолетней. Обвинение вскоре было отозвано, имя девушки так и не названо – словом, дело ничем не кончилось. Но журналисты вцепились в эту историю и раздули страшный шум из ничего. Алекс, разумеется, все уладил, однако репутация Кейхилл-хауса оказалась запятнана. – Она промокнула платочком сухие глаза. – Все это произошло почти полтора года назад. Но люди вроде Джоанны кормятся подобными сплетнями и не дают им заглохнуть. Должно быть, собственная нечистая совесть заставляет их завидовать порядочным людям и побуждает марать чужое доброе имя. Но хватит об этом, – резко оборвала себя Юджиния. – Не хочешь ли отдохнуть перед ужином? – Она взглянула на часы. – И, кажется, тебе пора принять лекарство. Кармен, наверное, уже отнесла его наверх.
Марла хотела возразить, но не нашла в себе сил. Она смертельно устала, и голова готовила ей новую пытку.
– Кармен поможет тебе раздеться и лечь.
– Спасибо, я справлюсь сама.
– Тебе нельзя переутомляться. – Юджиния покосилась на пустой бокал, неодобрительно поджала губы, но промолчала. – Кстати, Алекс нанял для тебя сиделку. Он – это мужчина – завтра приступает к работе.
– Мне не нужна сиделка!
Снисходительно улыбнувшись, Юджиния поднялась со своего трона.
– Посмотрим, – ответила она и выплыла из комнаты.
Сжимая руками ноющие виски, Марла поднялась наверх, в библиотеку, взяла оттуда несколько фотоальбомов и перебралась к себе в спальню.
Проглотив горький сок с растворенной в нем таблеткой, она скинула туфли, скользнула под покрывало и принялась листать альбомы. Свадебные фотографии Марла уже видела, так что сразу перешла к первым годам замужества. Вот она с Алексом в автомобиле, на каком-то тропическом пляже, в спортивном костюме и с ракеткой, а здесь – с маленькой Сисси и человеком, в котором уже научилась узнавать отца. Малышка сидела у него на коленях; он без улыбки смотрел в объектив. Он ей не нравился. Теперь Марла это знала. Никогда не нравился. Как и мать – холодная, отчужденная женщина с вечно нахмуренными бровями и недовольно поджатыми губами.
Марла перевернула страницу альбома.
Отец стоял на лужайке. Позади высился внушительный дом в георгианском стиле: трехэтажная центральная часть, два двухэтажных крыла, белые колонны и высокое крыльцо. Дом, где прошло ее детство?
Глаза у нее слипались, но Марла пролистала альбом до конца. Всякий раз, как она видела отца, внутри что-то неприятно сжималось, как будто она боялась его, как будто в прошлом тщетно старалась добиться его одобрения.
– Бред какой-то, – пробормотала она и, отложив альбом, уронила голову на подушку. Утро вечера мудренее: может быть, сон освежит ее и поможет найти решение бесконечных загадок.
Но и во сне ее преследовали незнакомцы, лишенные лиц. Они смеялись, но не приглашали ее посмеяться вместе; они шутили, но обращались не к ней. Она пыталась заговорить с ними, но не могла; пыталась привлечь к себе внимание, но они не замечали ее, словно она стала невидимкой. И во сне, как наяву, она была одинока.
Где-то вдалеке заплакал ребенок. Марла услышала знакомый голос:
– Знаю, знаю, но в будущем я вас прошу спрашивать, кто звонит и что передать, а затем сообщать мне. Она еще недостаточно окрепла, чтобы самой отвечать на звонки. Она ужасно выглядит, с трудом говорит из-за этих скобок. Бедняжка! Я забочусь о ее же благе!
Эта женщина говорит о ней! Марла хотела возразить, но голоса затихли, смолк и детский плач. Марла повернулась на живот и снова провалилась в глубокий сон. Когда она проснется, люди вновь обретут лица, но сначала надо поспать.
– Как там Крутой?
Ник сидел на кровати у себя в номере, откинувшись на подушки и прижимая плечом к уху телефонную трубку.
– А чего ему сделается? – ответил Оле. – Жив-здоров. Только все на дорогу смотрит, тебя дожидается.
– Пришлось задержаться, – объяснил Ник. – Я думал, управлюсь быстрее.
– Понятно.
«Не успел приехать, а уже увяз по горло», – хмуро подумал Ник. Впрочем, чего он ожидал? Так всегда бывает, когда имеешь дело с Марлой. Ему вспомнилась первая встреча в больнице, когда жалость в нем вела войну с презрением. Бедная богатенькая девочка. Нет, точнее: бедная чертова богатенькая сучка.
– Будь спок, – говорил тем временем Оле, – за Крутым я смотрю, как будто он мой собственный, и за твоей посудиной тоже.
– Спасибо. – Вертя в руках телефонный провод, Ник встал и в одних носках подошел к окну. – Когда соберусь домой, дам тебе знать.
– Ладно.
Распрощавшись с Оле, Ник остановился перед окном и устало потер шею. С той секунды, как на стоянке у гавани он увидел Алекса, его не отпускало напряжение. И с каждым днем оно становилось все сильнее. Ник взглянул вверх, на холм. Где-то там сейчас Марла. Будем надеяться, потихоньку вспоминает свое прошлое. Ник поморщился: он предпочел бы, чтобы некоторые моменты их прошлого навсегда остались погребены под спудом забвения. Но как он их ни гнал, они не желали уходить – воспоминания о темных углах, горячих телах и мускусном запахе секса. Только Марла умела зажечь его одним взглядом, одним словом, одной улыбкой.
Только Марле удалось проникнуть ему в душу.
Где бы, когда бы они ни встретились, страсть витала в ее голосе, в дерзких взглядах, в дразнящих прикосновениях тонких пальцев. Ни одна женщина не рождала в нем такого огня. Ни прежде, ни после.
В то время он по глупости воображал, что дело не в ней, а в них. Что их свела вместе какая-то таинственная космическая сила. Разумеется, он ошибался. А ведь был уже не мальчиком. Двадцать четыре года – не тот возраст, когда положено сходить с ума от любви.
Послышался тихий, быстрый стук в дверь. Нахмурившись, Ник пересек комнату и открыл. На пороге с поднятым кулачком стояла Чериз.
– Как повезло, что я тебя застала! – прощебетала она и без приглашения впорхнула внутрь, внеся с собой сильный запах духов.
Чериз была в черной кожаной куртке, свитере и джинсах. Белокурые волосы собраны в узел и подхвачены золотой заколкой. Накрашена, по обыкновению, сильнее, чем надо. Держится уверенно, но в густо подведенных золотистых глазах, обрамленных накладными ресницами, притаилась тревога.
– Ник, я хочу с тобой поговорить.
– Подожди-ка. Как ты меня нашла?
Чериз пожала плечами и поставила в угол мокрый зонтик.
– Монти выяснил, где ты остановился.
– Как?
– Понятия не имею, – пожала она плечами. – Но у него везде связи.
Об этом Ник давно знал. Еще дядюшка Фентон говорил, что его сын способен в любую щель пролезть без мыла. Ник подозревал, что у Кейхиллов это фамильная черта.
– Выпить хочешь?
Чериз энергично замотала головой.
– Нет-нет, я не пью с тех пор, как приняла веру. Вот так так!
– Не возражаешь, если я себе налью? – зачем-то спросил Ник.
– Пожалуйста, – проявила великодушие Чериз. – Я стараюсь никого не осуждать.
– Очень разумно с твоей стороны, – пробормотал Ник, открывая мини-бар и наливая себе пива.
Он хорошо помнил, как в юности Чериз увлекалась марихуаной и ЛСД, а в паузе между вторым и третьим замужеством лечилась от пристрастия к кокаину.
– -Так о чем же ты хотела поговорить? – поинтересовался он, присаживаясь на край кровати.
– О Марле.
Чериз сидела на самом краешке кресла, словно в любой момент готова была вспорхнуть и улететь.
– А конкретнее?
– Я надеялась, ты передашь Алексу мою просьбу.
– Я рассказал, что ты хочешь навестить Марлу. Но он считает, что ей пока не стоит принимать гостей.
– Но мы же одна семья! – жалобно воскликнула Черяз, – Ты же знаешь, мы с Марлой всегда дружили!
Вот это для него новость. Или ложь. Ник отхлебнул пива.
– Нет, не знаю.
– Господи, Ник! Ну вспомни! Мы всюду ходили вместе, когда... ну. когда вы с ней были близки.
– Нет, правда не помню.
– Однако так и было. Для меня Марла – одна из лучших подруг!
Тараторя без умолку, Чериз не переставала нервно расстегивать и застегивать сумочку. Щелк, щелк, щелк.
– А теперь Алекс даже не разрешает мне с нею повидаться! Не знаю, от всех друзей он ее прячет или только от меня, но это несправедливо!
– Насколько я знаю, он вообще не одобряет никаких посещений, пока Марла окончательно не поправится. Боюсь, он не передумает.
– Господи боже! – Чериз даже не пыталась скрыть досаду. – Тогда поговори с Марлой!
– Скажи, пожалуйста, эта твоя дружеская привязанность к Марле имеет какое-то отношение к вопросу о наследстве?
Почудилось ли ему, или и вправду Чериз зло прищурила глаза?
– Понятно. Это тебе Алекс наговорил.
– Не спорю, кое-что он о вас с Монти рассказывал. Ник одним глотком прикончил банку пива, и Чериз поморщилась.
– Да ты и раньше знал! – Хорошенькое личико ее недовольно скривилось. – Но это совсем другая история. – Она тяжело вздохнула. – Конечно, Алекс – твой брат и все такое, но на твоем месте я бы не поворачивалась к нему спиной.
– Почему? – спросил Ник, хотя хорошо знал ответ.
– Да хотя бы потому, что он прирожденный лжец! Беспрерывно врет, обманывает, путает следы, что-то замалчивает, что-то скрывает. Все боится за свои секреты. И, знаешь ли, правильно делает. Если хоть одна из его тайн выплывет наружу...
– А тебе известны его тайны?
– Кое-что известно. – Золотистые глаза Чериз потемнели. – Но не все. Всех тайн Александера Кейхилла не знает никто. Даже его жена.
– Ты, наверно, считаешь, что ему не помешала бы хорошая доза христианства, – не удержался Ник.
– Всем нам не помешала бы. – Она улыбнулась и кокетливо взмахнула накладными ресницами. Улыбка и ресницы были одинаково фальшивы. – Даже тебе, Ник.
– Ладно, запомню.
– Иисус простит грехи любому, кто обратится к нему. И мне. И Алексу. И тебе.
Ник испытующе взглянул на кузину.
– Со мной ему придется нелегко – уж больно велик список грехов.
– Поверь, Иисусу терпения не занимать!
Ник невольно рассмеялся. Ему нравилась Чериз: может, она и заноза в заднице, но заноза симпатичная. И в тридцать с лишним она сохранила юношескую способность без остатка, всей душой отдаваться каждому новому увлечению – будь то игра в Лиге юниоров, опасные эксперименты с наркотиками или новообретенная вера.
Чериз встала и потянулась за зонтиком.
– Я очень хочу повидать Марлу. Пожалуйста, помоги мне в этом. Я на тебя надеюсь.
– Я с ней поговорю, – пообещал Ник.
– Да, как ее здоровье? – вдруг спросила Чериз. Надо же, вспомнила – через четверть часа после начала разговора!
– Поправляется потихоньку.
– Отлично. Позвони мне. Я сейчас живу в нашем старом доме, номер тот же. – Придерживая зонтик одной рукой, другой Чериз извлекла из сумочки визитную карточку. – Вот, держи.
На одной стороне, под изображением сложенных в молитве рук, Ник обнаружил имя, телефон и домашний адрес Чериз. На другой значилось: «Преподобный Доналд Фавьер», а дальше – название, адрес и телефон церкви.
– Да, и еще, – заговорила Чериз, накрыв его руку своей мягкой рукой, – хочу, чтобы ты знал: я молюсь и за Марлу, и за Алекса, и за тебя. И Доналд тоже молится.
– Видимо, это должно согревать мне сердце? – усмехнулся Ник.
– Вообще-то да, – серьезно ответила она.
– Боюсь, ты понапрасну тратишь время. – Он положил карточку на столик рядом с телефоном. – Я ведь с колыбели безнадежный грешник. Помнишь?
– Заблудшая овца.
– Скорей уж волк в овечьей шкуре.
– Николас, ты невозможен!
– Стараюсь, как могу.
– Да я уж вижу.
Чериз подошла к дверям. Ник последовал за ней.
– Да, знаешь что, – снова заговорила она, крепко сжимая зонтик, – в следующий раз я постараюсь захватить с собой Монти.
– Постарайся. Я его не видел, наверно, лет тридцать.
– Он все такой же, – вздохнула Чериз.
– Видимо, еще не обрел господа, – заметил Ник, вспомнив пристрастие кузена к дешевым женщинам, быстрой езде и подозрительным снадобьям.
– Но я над ним работаю. И Доналд тоже. «Похоже, бедняга Монти влип», – подумал Ник.
– Вот здорово будет снова повидать Марлу! – мечтательно вздохнула Чериз. – Нам есть о чем поболтать! Знаешь, ведь у них с Алексом не все было гладко, несколько раз они даже расходились.
– Вот как?
– Да, один или два раза. Но нет, сплетничать грешно, – спохватилась Чериз. – Это их личное дело. Я просто каждый день за них молюсь.
– Еще бы.
– Мне не терпится поговорить с ней по душам, утешить. Представляю, как ей сейчас тяжело! Особенно теперь, когда умер тот водитель – я слышала в новостях по радио.
Ник кивнул – об этом он уже знал от Алекса.
– Я и не знал, что у Алекса с Доналдом были какие-то общие дела, – заметил он.
Чериз сглотнула и слишком быстро отвела взгляд.
– Да, собственно, и дел-то никаких не было. Просто Доналд одно время работал в Кейхилл-хаусе, даже входил в совет директоров. Знаешь, Ник, он замечательный, настоящий христианин – всегда спешит туда, где нужна помощь! – Выпалив все это одним духом, Чериз вдруг заторопилась. – Так вот, поговори с Марлой, ладно? – Поколебавшись, она добавила: – Ник, я очень рада была тебя повидать. Правда. – Прикусив губу, словно опасаясь сказать лишнее, она протянула руку и торопливо погладила его по щеке. – Береги себя.
И исчезла, оставив после себя ароматный шлейф духов.
Ник одним глотком прикончил пиво и швырнул опустевшую банку в мусорную корзину, размышляя о том, какого черта Чериз нужно от Марлы. Посидеть рядышком и почитать вслух Библию? Ну нет, на это он не купится.
Он достал из бумажника потрепанную старую визитку – из тех времен, когда в мире большого бизнеса Николас Кейхилл пользовался репутацией спасителя. На оборотной стороне визитки было нацарапано несколько телефонных номеров. От души надеясь, что Уолт не переехал, Ник подсел к телефону и набрал номер.
Уолт снял трубку на третьем звонке.
– Хаага у телефона.
– Уолт, это Ник. Ник Кейхилл.
– Сколько лет, сколько зим! – отозвался знакомый хриплый голос его давнего сотрудника. – Чему обязан?
– Мне нужна помощь. Хочу, чтобы ты для меня кое-что разузнал.
В Сиэтле, на том конце провода, послышался щелчок – очевидно, Уолт открыл банку пива. В те дни, когда они с Ником работали вместе, он выпивал три упаковки за день.
– Я думал, ты бросил это дело, – проворчал Уолт.
– Я тоже так думал. – И он коротко рассказал Уолту обо всем, что произошло в Сан-Франциско.
Уолт встретил эту историю смешком, перешедшим в натужный кашель.
– Выходит, верно говорят – кровь не водица.
– Не водица, это уж точно, – согласился Ник. – Теперь слушай. Мне нужно как можно больше информации, во-первых, об аварии, и во-вторых, о Памеле Делакруа. О ней я не знаю вообще ничего, кроме того, что у нее дочь в Сайта-Крус. У дочери может быть другая фамилия.
– Хоть что-нибудь еще у тебя есть? Номер страховки, водительского удостоверения, фамилия мужа? Любимый ресторан, на худой конец?
– Вот за это я тебе и плачу.
В ответ раздалось сердитое пыхтение.
– Разузнаешь все, что сможешь, и отправишь мне по факсу или по электронной почте. Я подключу переносной компьютер. Если найдешь фотографии, отсканируй и тоже пришли.
– Это все? – с нескрываемым сарказмом поинтересовался Уолт.
– Еще нет.
Ник ощущал знакомый прилив адреналина. Время повернулось вспять: он снова был молод, энергичен и полон сил.
– Завтра я отправлю тебе по факсу список служащих компании и друзей семьи, о которых надо собрать сведения.
Намотав на палец телефонный шнур, он подошел к окну. На углу, раскрыв над головой зонтик и посматривая на часы, стояла Чериз. Да полно, Чериз ли это? Ведь она ушла от него добрых десять минут назад, а черные джинсы и кожаная куртка – в Сан-Франциско обычный наряд. И потом, на улице уже темно, а бледный свет фонарей придает всему какой-то фантастический облик. К тротуару подъехал автомобиль. Женщина стряхнула с зонтика дождевые капли и сложила его. Светлые волосы и золотая заколка блеснули в янтарном электрическом свете. Она еще не успела закрыть дверь, а нетерпеливый водитель уже рванул с места, расплескивая воду широкими шинами.
– Проверь также всех членов семьи, – продолжал Ник. – Алекса, Марлу и кузенов – Чериз и Монтгомери, больше известного как Монти.
– Все носят фамилию Кейхилл?
– Нет, подожди. – Ник потянулся за оставленной визиткой. – Фамилия Чериз – Фавьер. – Он продиктовал фамилию по буквам и добавил адрес. – Мужа зовут Доналд, он служит в церкви Святой Троицы в Сосалито. – Нахмурившись, он продиктовал и адрес церкви.
– А как насчет твоей матери? – поинтересовался Уолт. – С ней что делать?
– Проверь и ее, – ответил Ник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Если бы знать - Джексон Лиза



удивительный, необычный роман, до конца книги не было понятно кто главная героиня
Если бы знать - Джексон Лизаарина
25.12.2011, 18.57





Классный роман. Действительно конец непредсказуемый.
Если бы знать - Джексон Лизалика
17.07.2012, 20.49





Написан легко и читается также. Но!!! Представим, что главная героиня всё же погибла. Получается, что "Марла" умерла и остался её сын, наследник состояния. И муж-вдовец Алекс. В это же время настоящая Марла живёт под именем Кейли и не имеет никакого отношения к своему мужу и ребёнку. Учитывая то, что между ними никогда никакой любви не было, то муженек запросто может её "кидануть" или "заказать". В общем, мотивы их якобы "плана" не ясны... а Всё крутится на том, что Кейли-Марла осталась жить...
Если бы знать - Джексон ЛизаМарина
6.08.2012, 22.42





Советую. Детектив лихо закручен.
Если бы знать - Джексон Лизаиришка
21.02.2014, 5.32





Безумно накручено, похоже на донцову, сложно непонятно, гг полуотрецательна и вообще очень много лишнего описания, но сюжет да, ужасно закрученный
Если бы знать - Джексон ЛизаАннабелька
21.02.2014, 14.25





Дааа захватывающий роман!До последней главы держит в напряжении, кто и кто, не т классный роман читайте и наслаждайтесь чтением.
Если бы знать - Джексон ЛизаАнна Г,
5.03.2014, 19.00





классный роман. очень хотелось дочитать быстрей и все узнать. только одного не поняла - зачем Алекс обратился к Нику и позвал его к себе, ведь благодаря Нику и удалось спасти "Марлу" (может я что то пропустила при чтении), а так если бы Ник не поехал или вообще не знал - то план злодеев удался, вообщем странно
Если бы знать - Джексон ЛизаМаруся
6.07.2014, 13.40





И сюжет захватил, и диалоги хорошие. Но концовка...А вообще почитать можно.
Если бы знать - Джексон ЛизаЁлка
19.10.2016, 18.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100