Читать онлайн Блудная дочь, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блудная дочь - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блудная дочь - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блудная дочь - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Блудная дочь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

– Что за сумасшествие! – восклицала Шелби, беспокойно расхаживая взад-вперед по отцовской бильярдной. – У меня на глазах Шеп надел на Нейва наручники и куда-то его увез!
При воспоминании о самодовольной ухмылке Шепа вся кровь вскипала у нее в жилах. С каким торжеством он застегивал на Нейве наручники! А как пригнул ему голову, впихивая в «клетку» для арестованных! Боже, как хотелось Шелби пощечиной стереть с его бычьей рожи эту наглую усмешку!
– Шелби, пора бы тебе понять, – устало проговорил судья. – Я много раз тебя предупреждал, что от Смита ты ничего, кроме неприятностей, не дождешься.
– Неужели ты ничего не можешь сделать? Судья сухо, безрадостно рассмеялся.
– Так. Теперь ты просишь, чтобы я пустил в ход свои связи?
– Да, черт возьми! – воскликнула Шелби, но тут же понизила голос, вспомнив, что наверху отдыхают после неловкого и формального знакомства с судьей Мария и Элизабет.
– Я предложил ему адвокатов.
– Но Нейв не убивал Района Эстевана! И ты это знаешь не хуже моего!
– А улики? Все указывает на Смита.
– Но как же свидетели? В ту ночь никто не видел его с Районом.
– Вианка видела. Она изменила показания.
– Значит, она лжет, черт побери! А как же Руби Ди? Она видела, как Рамон ссорился с Маккаллумом!
По коридору мимо приоткрытой двери бесшумно прошла Лидия с подносом в руках. Она выглядела усталой и постаревшей лет на пять, глаза ее покраснели, но передник, как всегда, был безукоризненно накрахмален и выглажен, волосы стянуты в строгий узел, и, как всегда, от нее исходило сдержанное достоинство и спокойная, непоказная уверенность в себе.
– Нет, я этого не выдержу! – простонала Шелби.
Душа ее разрывалась надвое: всем сердцем Шелби жаждала остаться с едва найденной дочерью – и так же, всем сердцем рвалась на помощь Нейву. И неважно, отец он Элизабет или нет! Важно одно: она его любит. Быть может, это глупость, быть может, потом она об этом пожалеет, но только теперь, когда его арестовали, она поняла, что не может без него жить.
– Хватит! Я не собираюсь сидеть сложа руки, пока Нейва обвиняют в том, чего он не совершал! – Вихрем вылетев из комнаты, она бросила Лидии: – Позаботься о Марии и Элизабет, проследи, чтобы им здесь было хорошо и удобно. А я скоро вернусь.
– Не беспокойся, – с улыбкой ответила Лидия.
– А что мне еще остается?! – воскликнула Шелби. И, обернувшись к бильярдной, добавила громко: – А ты, папа, постарайся пока получше узнать свою внучку!


Катрина, в одном лифчике и черных трусиках, выключила телевизор и, удовлетворенно хмыкнув, прошлась взад-вперед по убогой комнатке. А дело-то становится все горячее, думала она. Сейчас в новостях сообщили, что за убийство Эстевана арестован Невада Смит. Неожиданный сюжетный поворот. Здорово он будет смотреться в статье!
Катрина помнила, что именно к этому клонил свою историю Росс Маккаллум. Знала и то, что орудие убийства – служебный пистолет тридцать восьмого калибра, принадлежавший Нейву, – было обнаружено на его земле. Слышала и о том, что местным копам помог анонимный звонок. Без «неизвестного доброжелателя» они бы ни в жизнь ни до чего не докопались. В самом деле, какие могут быть Шерлоки Холмсы в таком захудалом городишке?
Сама Катрина в виновность Нейва Смита не верила ни на грош. Было у нее твердое убеждение: если ситуация выглядит, как подстава, и воняет, как подстава, скорее всего, это подстава и есть. Но кто подставил Смита и зачем? Кто выиграет оттого, что Нейва Смита посадят за решетку? И что он с этого будет иметь? Деньги? Повышение в должности? Моральное удовлетворение? Может, этот таинственный «кто-то» за что-то ему мстит?
Катрина хлопнулась на кровать, которая жалобно заскрипела под ее тяжестью, хотя весила Катрина всего ничего, и, барабаня пальцами по ночному столику, принялась снова просматривать свои заметки. Когда случается убийство, первыми под подозрение попадают родственники. Значит, Эстеваны – Вианка, Роберто, Алоис. Роберто, говорят, часто ссорился с отцом – это стоит запомнить. Следующий номер – Маккаллум. Клянется, что не убивал, однако возможность у него была, был и мотив. Нейв Смит. Возможность? Есть. Мотив? Одно время крутил с Вианкой, но вряд ли у них было что-то серьезное. Однако при скверном характере Эстевана-старшего...
Судья Коул – «бесценный папочка», как называла его про себя Катрина. Не любил «мексиканского выскочку» – и в этом был не одинок. Многие коренные жители Бэд-Лака Рамона терпеть не могли. Но кто настолько его ненавидел (или настолько выигрывал от его смерти), что решился спустить курок? Кто убил его, а десять лет спустя, когда осужденного за убийство освободили, подбросил пистолет на землю Нейва Смита и любезно сообщил об этом офицеру Марсону?
Что ж, это ей предстоит выяснить. Потянувшись, как кошка, Катрина соскочила с кровати, надела тенниску и шорты, сунула ноги в туфли без задников. Затем спрыснула волосы гелем и слегка их взъерошила, чтобы получился модный растрепанный силуэт. «Для кого стараюсь, спрашивается? В эту дыру даже модные журналы доходят с опозданием лет на пятьдесят». Ух, ну и жарища – когда же она кончится? Катрина сбрызнула лицо и шею холодной водой. Вытираться не стала – само высохнет. Подхватила сумочку, направилась к дверям, но на полпути, кое-что вспомнив, оглянулась, открыла сумку и пошарила в ней.
В руку ей послушно лег пистолет. Вот и отлично.
Захлопнув сумочку, она вышла из мотеля. Приближался вечер – жаркий, душный, с грозовыми тучами на горизонте и изнуряющей жарой в неподвижном воздухе. Все как будто засыпало: даже машины ползли по улице, словно умирающие мухи по липкой бумаге. Катрина захлопнула за собой дверь и с надеждой посмотрела на тучи, что быстро надвигались на солнце, раньше срока погружая мир во тьму. Быть может, дождь освежит землю и подарит измученному городу успокоение?


Первые капли дождя застучали по ветровому стеклу, прочерчивая в пыли грязные дорожки. Шелби включила дворники, но они только размазывали грязь, и в несколько секунд стекло совсем утратило прозрачность. Шелби опустила стекло и включила на полную мощность кондиционер. Но, несмотря на это, она задыхалась – от духоты, от гнева и страха за Нейва, от противоречивых стремлений, разрывающих ее на части. Одна часть ее души требовала вернуться к дочери, другая – спешить Нейву на выручку.
– Несколько минут погоды не сделают, – пробормотала вслух Шелби.
Два или три раза ей казалось, что кто-то едет за ней следом, но Шелби отбрасывала эту мысль. Только паранойи ей сейчас не хватало!
Нет, она одна на дороге. Все добрые граждане в такую погоду сидят по домам, и пара фар за спиной ей просто примерещилась от усталости и тревоги. И все же... Все же Шелби то и дело поглядывала в зеркало заднего вида.
Уже два часа она носилась по городу, пытаясь разыскать Шепа и Нейва. Что делать дальше – не знала, но чувствовала – сделает все, лишь бы остановить топор правосудия, занесенный над головой невинного. Она побывала в окружной тюрьме, в департаменте шерифа, звонила Шепу домой, даже разыскала Руби Ди – и все без толку.
– Я, как и вы, не верю, что Нейв убийца, – проговорила Руби, нервно теребя пояс халатика на пороге своего дома в Куперсвилле, – но подтвердить или доказать это ничем не могу. – Она робко коснулась плеча Шелби. – Будьте осторожны, хорошо? По городу бродит Маккаллум, и... – В огромных карих глазах ее плескался страх. – Он задумал что-то недоброе. Сказать честно, Шелби, он меня пугает до смерти. Держитесь от него подальше.
– Постараюсь, – ответила Шелби.
Однако мысленно добавила: «Если встреча с Маккаллумом поможет мне доказать невиновность Нейва – так тому и быть». При одной мысли об этом внутри у нее все обратилось в лед, и руки до боли, до побелевших костяшек, сжали руль, но отступать она не собиралась.
Надпись на скамейке, вырезанная наивной девочкой десять лет назад, оказалась правдой. Шелби любит Нейва – всем сердцем и душой. И ради него она на все готова.
Она мчалась по городу. Мимо лавки Эстеванов – на крыльце она разглядела Энрике. Мимо «Белой лошади», откуда, как всегда, доносилась музыка и шум пьяных голосов. Мимо отцовского офиса, где меньше суток назад узнала правду об Элизабет и о своей матери.
– Не думай об этом. Еще успеешь, – посоветовала себе Шелби.
Сзади снова мелькнули фары грузовика. Сжав зубы, Шелби свернула за угол. Грузовик последовал за ней. Дрожа – сама не зная, от гнева на себя или от страха, – Шелби сделала еще несколько поворотов, взглянула в зеркало. Преследователь исчез.
– Ну, вот видишь! – упрекнула она себя и, чтобы хоть немного расслабиться, включила радио. Звуки тягучей баллады в стиле кантри наполнили дождливый вечер. Кто-то снова ехал за ней следом, но теперь Шелби твердо решила не поддаваться беспочвенным страхам. Мало ли кому и по каким делам понадобилось заглянуть в мексиканский квартал! Она открыла окно и выставила наружу локоть, и капли дождя охладили разгоряченную кожу. Впереди показался аккуратный домик Эстеванов. Шелби не хотелось иметь дело с Вианкой, но иных путей она не видела. Может быть, дочь Рамона сумеет пролить свет на его гибель?
– Посмотрим, – сказала себе Шелби и, припарковав машину у дома, вышла под дождь. Капли часто стучали по черепичной крыше домика; бугенвиллеи в горшках уныло поникли. Где-то в конце улицы залаяла собака; молнией метнулся через дорогу и исчез под крыльцом пестрый кот.
Шелби постучала – и дверь распахнулась сразу, словно Вианка стояла по ту сторону, ожидая гостей. Однако открывать вторую дверь – прозрачную сетку, защищающую дом от мух, – она не спешила.
– Что тебе нужно? – неприветливо спросила она.
– Хочу с тобой поговорить. О Нейве.
– Он арестован. О чем тут говорить?
– О том, что он невиновен, черт побери! – взорвалась Шелби. Вианка – она была почти на голову ее ниже, – привстав на цыпочки, заглянула ей через плечо, и глаза ее округлились.
– Ты привезла с собой дьявола! – проговорила она. Шелби обернулась – и кровь похолодела у нее в жилах. Из-за поворота показался проржавевший грузовик Росса Маккаллума.
– Боже, нет!
– Заходи в дом, быстро!
Вианка поспешно отперла экран. Шелби в поторапливании не нуждалась: она уже слышала, как Маккаллум заглушает мотор.
– Dios! – пробормотала Вианка, поспешно запирая за гостьей обе двери.
Шелби вошла в гостиную. Здесь, на кушетке, лежала Алоис, безумная вдова Рамона; ноги ее были укутаны афганским покрывалом, невидящие глаза перебегали с экрана телевизора на «алтарь» с фотографиями мужа и обратно.
– Господи, когда же все это кончится? – устало проговорила Вианка и что-то сердито добавила по-испански. Глаза Алоис вспыхнули.
– Не бранись! – упрекнула она дочь. – Не поминай нечистую силу. Рамон поминал дьявола – и что с ним стало?
– Я не бранюсь, madre, – покорно ответила Вианка. Алоис уронила голову и снова устремила взгляд на тускло мерцающий телеэкран.
– Что тебе от меня нужно? – понизив голос, спросила Вианка у Шелби.
– Мне нужна помощь.
– Помощь? Моя?! – Вианка потянулась за сигаретой.
– Нейв не убивал твоего отца.
Бам! Бам! Бам! Звучные удары в дверь сотрясли весь дом.
– Это Маккаллум! – Вианка уронила сигарету. – Что ему нужно?
– Не знаю. Я не подозревала, что он едет за мной следом.
– Убирайся отсюда! – повернувшись к двери, крикнула Вианка.
– Не бойся, детка. – Маккаллуму даже не приходилось повышать голос; мощный рык его звучал так, словно его и не отделяли от женщин две двери. – Тебе я ничего не сделаю. Я приехал за Шелби. Мы с ней старые друзья.
Шелби подошла к двери:
– Оставь меня в покое, Маккаллум! Нам с тобой говорить не о чем.
В мыслях у нее вновь проносились ужасные сцены той ночи – вот он прижимает ее к сиденью, вот хватает за руки, вот расплющивает тяжестью своего тела... Но Шелби запретила себе об этом думать.
– Я позвоню в полицию! – пригрозила Вианка.
– Да на здоровье! Только знаешь что? Я твоего старика и пальцем не тронул.
– Рамон! – слабо простонала Алоис, повернувшись к алтарю со снимками, раскрашенным Иисусом и ярко горящими свечами. Вианка зажгла новую сигарету.
– Шелби, тебе лучше уйти. Madreбольна, а я ничем не могу...
– Просто расскажи, что случилось в ночь убийства. Все, что вспомнишь.
– Да ничего я не помню! Это же было десять лет назад!
– Рамон! – Алоис устремила на Шелби темные глаза, в которых стояла неизбывная мука. – Рамон, не надо!
– Madre, его здесь нет, помнишь? – Вианка нервно затянулась сигаретой. – У нее в голове иногда все путается.
– Шелби, выходи! – рявкнул Маккаллум, обрушивая на дверь новый град ударов. – Выходи, потолкуем, как старые друзья!
– Пьяный как свинья, – пробормотала Вианка, затем, обернувшись к двери, крикнула: – Я не шучу, Маккаллум! Уходи немедленно, иначе вызываю полицию!
– Все в свой срок, детка, – отозвался Росс. – Послушай, ты-то что против меня имеешь? Я твоего отца не убивал, помнишь? Меня оправдали.
– Так осудят еще раз за то, что пристаешь к честным людям!
Росс добился своего: в гневе Вианка шагнула к двери и распахнула ее. Шелби увидела ухмыляющуюся рожу Маккаллума. Теперь от женщин его отделяла только хрупкая прозрачная сетка. Шелби обхватила себя руками; ей казалось, что стены тесного домика смыкаются вокруг нее, что потолок вот-вот обрушится ей на голову.
– Уходи, Росс! – потребовала она, шагнув вперед. – Запомни раз и навсегда: ты мне не друг, я не хочу с тобой разговаривать, не хочу тебя видеть, не хочу иметь с тобой никакого дела! Убирайся!
– С чего бы вдруг? Знаешь, лапочка, я ведь много лет тебя ждал!
Внутри у Шелби все сжалось, но каким-то чудом она умудрилась не выказать страха.
– Разговор окончен, – холодно и твердо ответила она. – Уходи и не беспокой больше ни меня, ни этих людей.
– Этих людей? Ха! Что, думаешь, «эти люди» на твоей стороне? – злобно усмехнулся Маккаллум. – Да они только друг за дружку держатся, эти мексикашки! А тебе, Вианка, еще придется кое-что объяснить. Почему ты не сказала на суде, что была со мной в машине?
Вианка вдруг побелела, словно фарфоровая кукла.
– Попросилась покататься, помнишь? Я-то и забыл. Даже на суде не рассказал – не думал, что это важно, это ведь было за несколько часов до убийства. А вот теперь думаю, не ты ли стащила из бардачка ствол? А потом пристукнула папашу, чтобы не мешал тебе жить в свое удовольствие да по парням шляться? Верно, Вианка? Так дело было?
– Хватит!
– Нет, дорогуша. – Росс больше не кричал – он говорил тихо, как бы сам с собой, но это было страшнее любого крика. – Не позвонишь ты в полицию. Я ведь могу такое рассказать, что тебя на всю жизнь за решетку упрячут.
– Это правда? – потрясение воскликнула Шелби. Голова у нее шла кругом.
На кушетке застонала и монотонно запричитала по-испански безумная старуха.
– Ерунда. Врет он все, – отрезала Вианка.
– Да неужто? – Росс расплылся в ухмылке. – А ты, Шелби? Ты чему веришь? Скажи, лапочка, ты меня ждала?
– Убирайся к дьяволу, Маккаллум! – хриплым от гнева голосом потребовала она.
– Все в свое время, детка, все в свое время, – расхохотался он. – А впрочем, я уже там был. А теперь черед полукровки – пусть расплатится за свои грехи!
– Будь ты проклят! – Шелби шагнула к двери. Теперь лишь хрупкая прозрачная преграда отделяла ее от человека, который однажды разрушил ее жизнь – и готов был сделать то же во второй раз. – Слушай внимательно, Маккаллум. Мне плевать, кто убил Рамона Эстевана. Но я знаю точно, что Нейв его не убивал. И если это ты подкинул ему пистолет, если ты оговорил его, клянусь, я тебя из-под земли достану! Ты получишь все, что заслужил!
– Господи, да уйди же наконец! – взмолилась Вианка.
– Ну вот! – Росс скорчил комически-обиженную гримасу. – Вечеринка в самом разгаре, а ты – «уйди»! Веселье только начинается. Я еще столько интересного могу рассказать! Например, о том, кто из вас лучше в постели. Ты, Вианка, хороша, спору нет, но ты, Шелби, пожалуй, ее переплюнешь! Кстати, это правда, что у тебя вдруг дочка нарисовалась? Уж не от меня ли?
– Оставь в покое мою дочь! – рявкнула Шелби. Сердце ее похолодело от страха, равного которому она никогда не испытывала.
Вианка, словно что-то вдруг сообразив, побелела как полотно и торопливо осенила себя знаком креста. Алоис, ничего не замечая, ворочалась на кушетке и что-то приговаривала по-испански – то ли молила Рамона не умирать, то ли просила прощения у мертвеца.
– Чего же ты ждешь, принцесса? Все цепляешься за своего полукровку? Так я тебя просвещу, милая, – он не вернется. Забудь о нем.
– Убирайся отсюда! – простонала Вианка.
Дождь сильнее забарабанил по крыше, и экран телевизора замигал.
– Рамон! – громко воскликнула Алоис. – Рамон, это ты? Но никто не обращал на нее внимания.
– Он за все заплатит, детка, – твердил Росс. – Ох, и прищучат его за то, что выпустил пулю в башку старику Эстевану!
– Он не убивал Рамона!
– Ну, кто-то же его пришил, верно? Оставил Алоис безутешной вдовой, а Вианку – свободной как ветер. Никто больше не угощает ее оплеухами и не обзывает потаскухой, хотя она такая и есть!
– Не надо! – вскрикнула вдруг Алоис. – Рамон, что ты делаешь? Не надо! Не трогай ее!
– Замолчи! – с перекошенным от страха лицом завопила Вианка. Завопила не Россу – матери.
Шелби схватилась за голову. Она уже ничего не понимала. Почему так напугана Вианка? За кого она боится – за себя или за мать? И что знает об этом деле сумасшедшая?
– Я же говорил, мы славно повеселимся! – оскалил гнилые зубы в ухмылке Росс.
– Ах ты, ублюдок! – Уголком глаза Шелби заметила, что Алоис приподнимается с кушетки. – Лучше бы ты сгнил в тюрьме!
– Madre, не надо!
– Рамон! – душераздирающим голосом закричала Алоис, словно ее глазам открылось нечто ужасное. – Рамон, что с тобой? Вставай, Рамон, не надо так шутить, умоляю тебя. Что это? Кровь?!
– Madre, замолчи, ради всего святого! – простонала Вианка и бросилась к телефону, чтобы выполнить свою угрозу – позвонить в полицию.
– Что я наделала! Dios, что я наделала! – причитала Алоис, в ужасе глядя на что-то, видимое только ей.
Торопливо пробормотав в трубку свой адрес и бросив: «Приезжайте скорее!», Вианка повернулась к матери:
Madre, умоляю тебя, молчи! Не говори больше ничего! На долю секунды Шелби отвела глаза от Маккаллума – и в этот миг он с размаху ударил кулаком в сетку. Хрупкая преграда затрещала; в мгновение ока Росс просунул руку в образовавшуюся дыру и отпер дверь.
– Убирайся! – закричала Шелби. Но опоздала – он был уже внутри.
– Убирайся отсюда ко всем чертям!
– А ты меня заставь, лапочка! – оскалился он.
Он шагнул вперед, и в ноздри Шелби ударил тошнотворный запах виски. Маккаллум схватил ее за руку, рывком развернул к себе.
– Оставь меня в покое!
– Не выйдет, детка. Слишком долго я тебя ждал. А ты... – он пригвоздил Вианку к месту ледяным взглядом, – не делай глупостей, иначе окажешься за решеткой вместе со своей мамочкой!
– Прекрати! – воскликнула Шелби, тщетно вырываясь из его мертвой хватки.
Свободной рукой она попыталась его ударить, но Росс поймал ее за запястье и, смеясь, как безумный, сжал обе ее руки в своей огромной лапище.
– А вот этого, лапочка, делать не стоило!
– Уходи! – взмолилась Вианка. – Рог favor, оставь нас в покое!
– А ты, шлюха, заткнись! – рявкнул Росс. – Придет и твой черед! Все, кто отправил меня вверх по реке, – все вы за это заплатите!
Шелби отчаянно боролась, но он был сильнее. Даже когда она со всей силы ударила его коленом в пах, Росс согнулся пополам, но ее не выпустил.
– Ax ты, сука!
Где-то вдали завыли сирены полицейских машин. Но они безнадежно опаздывали: Росс уже схватил Шелби обеими руками и, несмотря на яростное сопротивление, потащил к дверям. Алоис рухнула на пол. Вианка, рыдая, упала перед ней на колени:
– Madre, madre!
– Опомнись, Маккаллум! – кричала Шелби. – Вианка все расскажет, и ты отправишься в тюрьму на всю жизнь!
– Знаешь, лапочка, дело того стоит. И потом, неужели ты закатаешь за решетку отца собственной дочери?
– Ты ей не отец!
Отчаянным рывком Шелби удалось высвободиться, но она не удержала равновесия и упала, стукнувшись обо что-то боком. Плечо пронзила острая боль; что-то с грохотом рухнуло. Она поняла, что повалила алтарь. Моментально пламя свечей побежало по кружевной салфетке. Не обращая внимания на огонь, Росс бросился на Шелби, с силой ударил ее головой об пол. Дикая боль взорвалась в голове, и перед глазами все потемнело. Сквозь черную пелену Шелби видела, как огонь бежит вверх по занавескам, как Алоис ползает на коленях вокруг горящего алтаря и со слезами умоляет мертвого мужа о прощении, а Вианка, рыдая, пытается поднять ее и вывести из дома.
И, в довершение всего, откуда-то сбоку послышался испуганный детский голосок:
– TiaВианка!
В дверном проеме спальни показался круглолицый маленький мальчик.
– Рамон! О господи! Уходи отсюда!
Давясь слезами, Вианка подхватила плачущего малыша на руки и бросилась на улицу. Огонь уже подползал к кушетке. Шелби закашлялась от дыма, на глазах у нее выступили слезы.
– Ладно, Шелби, – протянул Росс. – Видно, пора нам поискать местечко поукромнее!
Несмотря на отчаянное сопротивление, он поднял ее и взвалил себе на плечо.
– Нет! Нет!
Шелби вцепилась зубами ему в руку, но страшный удар обрушился ей на голову, и она лишилась сознания.


– Этого еще не хватало! – пробормотал Шеп, выслушав сообщение по рации.
Включив сирены и мигалку, он резко развернулся и погнал полицейский автомобиль обратно в город. Нейва в его «клетке» швыряло из стороны в сторону, когда машину Шепа заносило на поворотах.
– Придется тебе подождать! – прокричал ему Шеп, когда впереди снова показались огни Бэд-Лака. – В городе чрезвычайная ситуация. Пожар.
Подробнее объяснять он не стал, но Нейв был благодарен судьбе за любую отсрочку. Несколько часов его допрашивали в департаменте шерифа, а впереди ждала его только окружная тюрьма – и новые испытания.
Со всех сторон доносился вой сирен. Пожарные, полиция, «Скорая помощь» – все неслись в восточную часть города.
Сердце Нейва тревожно сжалось, когда он ощутил запах дыма и увидел языки пламени, вздымающиеся в небеса над мексиканским кварталом. Судя по всему, там творился настоящий ад.
Шеп гнал машину по узким улочкам. В какой-то миг Нейв сообразил что горит – и предчувствие беды сжало ему горло.
– Что там случилось? – спросил он.
– Черт меня побери, если я знаю! – проворчал Шеп. – Но, говорят, там видели твоего дружка Маккаллума.
У дома Эстеванов Шеп ударил по тормозам, и взгляду Нейва предстало жуткое зрелище. Дом пылал как свечка; даже проливной дождь не в силах был справиться с огнем. На лужайке перед домом, как потерянная, стояла Вианка с плачущим малышом на руках. Рядом парамедики укладывали на носилки Алоис; та испуганно вертела головой, бормотала что-то по-испански и, кажется, не понимала, что с ней делают.
Пожарные, громко выкрикивая команды, разворачивали шланги; полицейские с собаками теснили прочь от дома толпу зевак. Эта апокалиптическая картина, освещенная адским пламенем, потом не раз виделась Нейву в кошмарных снах. Но ничто не могло сравниться с тем ужасом, что испытал он, когда заметил возле дома белый «Кадиллак» Шелби, а рядом – потрепанный грузовик Маккаллума.
– Выпусти меня! – закричал он Шепу.
– Ну уж нет! Я за тебя головой отвечаю.
Нейв бросился к двери, вцепился в нее скованными руками:
– Выпусти меня, Шеп! Я должен найти Шелби!
– Извини, приятель, – покачал головой Шеп. – Рад бы, да не могу. Дружба дружбой, а служба службой.
Нейв замер у окна, до боли в глазах вглядываясь во тьму. Призрачный свет пожара выхватывал из толпы лица и фигуры: пожарные, парамедики, досужие зеваки. Но Шелби среди них не было. Что, если Маккаллум... Господи, только не это!
– Марсон, выпусти меня!
– Забудь об этом, сынок.
Шеп грузно вылез из машины и зашагал к горящему дому.
– Хочешь получить признание? Офицер остановился:
– Что?
– Выпусти меня и сними наручники. И я признаюсь во всем, в чем хочешь.
Сейчас Нейв готов был на все, лишь бы найти Шелби. Шеп поколебался. Бросил взгляд на Вианку – та, прижав к себе племянника, молча ответила ему измученным и покорным взглядом. А позади нее слышался рев огня, крики пожарных, и беспрерывно причитала на чужом языке безумная старуха.
– Марсон!
– Ладно, идет. Я тебя выпущу. Но наручники снимать не стану. И если ты меня надуешь, Смит, клянусь, сперва буду стрелять, а потом задавать вопросы. Понял?
– Понял.
Нейв не колебался ни секунды. Едва Щеп отворил дверь, Нейв оттолкнул его плечом и бросился в толпу. Люди шарахались, провожая его испуганными взглядами; завизжала какая-то женщина. Ничего не замечая, ни о чем не помня, кроме одного – он должен найти Шелби! – Нейв обогнул пылающий дом и побежал вдоль забора на задний двор. «Держите его!» – слышалось сзади. А впереди, за забором, мелькнула и исчезла какая-то огромная, бесформенная тень – чернее всех ночных теней. С быстротой, рожденной страхом, Нейв бросился за ней.
В этот миг рухнула крыша дома, и высоко в небеса взметнулись языки пламени. При свете адского огня Нейв разглядел чудовищную картину. Он не ошибся, это был Росс Маккаллум – огромный, сгорбленный, с несоразмерно длинными руками, похожий на гигантскую уродливую обезьяну. И на плече он тащил женщину. Шелби!


Открыв глаза, Шелби не сразу вспомнила, что произошло. Она чувствовала, что почему-то висит вниз головой; ее тошнило, голова разламывалась от боли, ноздри раздражал запах дыма, все вокруг было освещено каким-то странным багровым светом. С ночного неба лились потоки дождя. А в следующий миг Шелби вспомнила все – и пронзительный крик ее слился с многоголосым воем сирен.
– Заткнись! – Маккаллум сильно встряхнул ее и принялся перебираться через забор. Пьяному, да еще и с женщиной на плечах, это было не так-то легко. Тем более что его «добыча» пришла в себя и начала отчаянно сопротивляться.
– Я убью тебя! – кричала она, извиваясь всем телом и пытаясь вырваться из его мертвой хватки.
Ветка дерева тяжело хлестнула ее по лицу, и мир вокруг снова завертелся колесом, но Шелби усилием воли удалось не потерять сознание. Нет, только не сейчас! Она не станет сдаваться без борьбы! Ей есть ради чего жить: у нее есть Элизабет, есть Нейв – господи, Нейв, которому так нужна ее помощь!
Изловчившись, Шелби со всей силы ударила его коленом в бок. Росс потерял равновесие, и оба рухнули на раскисшую землю.
– Ах ты, стерва! – Росс навалился на нее всей тяжестью, приблизил лицо к ее лицу. Из пасти его исходила невыносимая вонь. – А теперь слушай внимательно, сучка: если хочешь жить и хочешь, чтобы дочка твоя спокойно выросла, будешь делать то, что я скажу!
– Оставь в покое Элизабет!
– Если будешь слушаться, Шелби. А иначе я сделаю ей больно.
Росс широко ухмыльнулся. В глазах его отражались багровые отблески пожара. В этот миг Шелби поняла: он способен на все.
– Ты ведь не хочешь, чтобы я сделал ей больно, правда? А помнишь, как мы с тобой славно развлеклись десять лет назад? Не захочешь же ты, чтобы я с твоей дочуркой сделал то же самое? Или, может, тебе это понравится?
Страх сковал мышцы Шелби, но, сверхъестественным усилием воли разжав губы, она проговорила:
– Клянусь богом, Маккаллум, если ты посмеешь тронуть хоть волосок у нее на голове, я убью тебя, как собаку!
– Попробуй, лапочка, – протянул Росс. В углах рта его показалась слюна. – Попробуй, черт побери!
Шелби подняла глаза – и увидела в свинцовом взгляде Маккаллума пустоту и безумие. И еще увидела, как за спиной у него бесшумно выросла фигура Нейва. Придерживая наручники, чтобы не звякнула цепь, двумя прыжками Нейв приблизился к своему врагу, поднял обе руки – и опустил.
– Что за!.. – взревел Маккаллум, когда стальная цепочка наручников впилась ему в горло. Шелби откатилась в сторону. Маккаллум стоял на коленях, вцепившись руками в цепочку и пытаясь ее порвать, но перед сталью бессильна была даже его чудовищная сила.
– Отпусти меня! – заорал он.
– Ни за что! – ответил Нейв и еще сильнее сжал противнику горло.
Маккаллум взвыл от ужаса и боли. Нейв дернул сильнее.
Глаза Росса закатились, обнажив белки. Вопя и брызгая слюной, он отчаянно боролся за свою жизнь. Наконец ему удалось упасть, увлекая за собой противника; враги рухнули и покатились по земле, сцепившись в смертельной схватке.
Шелби вскочила на ноги, озираясь в поисках оружия. Она слышала вопли Росса и тяжелое дыхание Нейва. Держись Нейв! Только держись! Не дай этому ублюдку себя одолеть! И вдруг над оградой выросла новая тень – широкая, темная, с тускло блестящим револьвером в руках. Перекрывая вой Маккаллума, раздался басовитый медвежий рык, и рык этот сложился в слова, которыми техасские герои издавна провожали своих врагов в последний путь: – Прощайся с жизнью, подонок!
– Не надо! – крикнула Шелби. Она была уверена, что Шеп Марсон выстрелит в Нейва.
Эхо выстрела раскатилось по двору. Противники рухнули на землю и застыли неподвижно.
Испустив отчаянный вопль, Шелби бросилась к недвижным телам. Росс Маккаллум лежал на спине, свинцовым взглядом уставившись в пустые небеса; на лбу его чернела аккуратная круглая дырочка.
Звякнула сталь – это Нейв снимал скованные руки с шеи мертвого врага. Шелби прижалась к нему и разревелась, словно какая-нибудь жалкая дуреха из дамского романа – все рыдала и не могла остановиться.
– Не надо, милая. – Подняв скованные руки, Нейв погладил ее по плечу. – Не надо. Все позади. Теперь все будет хорошо.
Шеп как-то странно хмыкнул и деликатно отвернулся.
– Обещаешь? – улыбнулась она сквозь слезы.
– Обещаю.
– И, как обычно, врешь, Нейв Смит. – Она прижалась к его плечу. – Ты самый отъявленный негодяй во всем Техасе, от тебя одни неприятности и я люблю тебя больше всего на свете!
– Да ну? – протянул он. – Вот так совпадение! Похоже, у умных людей мысли сходятся: направляясь сюда, я как раз думал о том, что тоже тебя люблю. И что же нам теперь делать?
Несмотря на пережитые потрясения, на страшную усталость и головную боль, Шелби невольно расплылась в улыбке.
– Знаешь, ковбой, у меня найдется пара-тройка интересных предложений!
– Знаю я твои предложения! – Нейв обнял ее скованными руками и привлек к себе. – Но, – и тут он покосился на свои наручники, – боюсь, не скоро нам удастся воплотить их в жизнь!
– Я буду ждать, – пообещала Шелби.
– Знаю, милая, – вмиг посерьезнев, ответил он. – И я готов тебя ждать – хоть целую вечность!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Блудная дочь - Джексон Лиза



оригинальный сюжет,читается легко
Блудная дочь - Джексон Лизаарина
24.11.2011, 22.10





интересно
Блудная дочь - Джексон ЛизаЯ
19.05.2012, 0.01





Динамичный сюжет! красивая любовь, отвлеклась и не пожалела своего времени))
Блудная дочь - Джексон ЛизаОльга
30.06.2012, 22.24





Роман+детектив=наслаждение для читателя: а когда еще и исполнение соответствующее, то удовольствие на все 100 %.
Блудная дочь - Джексон ЛизаМаруська
15.07.2012, 1.01





а я еле прочитала, скучно
Блудная дочь - Джексон Лизанаталья
7.10.2012, 17.10





Роман хороший.Очень понравился.
Блудная дочь - Джексон ЛизаАнюта
7.10.2012, 20.43





Роман не захватывает, нет изюминки. Все запутано, и конец не то... на 5
Блудная дочь - Джексон ЛизаС
7.10.2013, 20.24





Неплохо, но не держал меня роман все время, многое перелистывала, 6/10.
Блудная дочь - Джексон Лизавикки
21.04.2016, 23.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100