Читать онлайн Блудная дочь, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блудная дочь - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блудная дочь - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блудная дочь - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Блудная дочь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Шелби выпрямилась, сунула досье под мышку, выключила фонарик, собираясь уходить, – и в этот миг на пустынной улице послышалось одинокое тарахтение грузовика.
Этого еще не хватало! Неужели ее выследил Росс Маккаллум? При мысли о Маккаллуме сердце ее замерло, а потом забилось часто-часто, словно птичка, которой сейчас свернут шею.
«Не паникуй, Шелби. Маккаллуму здесь делать нечего. Мало ли кто и по каким делам может проезжать мимо? Выходи на улицу, иди прямиком к Лидии и потребуй, чтобы она рассказала тебе правду».
Она убрала на место свое собственное досье, затем тщательно заперла ящики бюро и письменного стола. Незачем давать отцу понять, что она знает его тайну. С ним она поговорит начистоту позже – когда выяснит, что случилось, увидит Элизабет и поймет, что же делать дальше. Почуяв неладное, отец может ей помешать.
Где-то снаружи хлопнула дверца машины. Так. А ведь Шелби не ошиблась – это за ней!
Она хотела бежать. Выскользнуть через заднюю дверь и бесшумно раствориться во тьме. Но окна осветились ярким светом фар, и Шелби сообразила, что путь к бегству отрезан. Осторожно подкравшись к окну, она выглянула сквозь жалюзи – и тихонько ахнула: под окном стоял «Мерседес» отца.
Быть не может! Какой черт его сюда принес? Ведь Лидия говорила, что он вернется в город только утром!
Что делать? Остаться и встретить отца лицом к лицу? Или бежать через парадное? Но тут же Шелби поняла, что и эта возможность для нее потеряна: кто-то стучал в парадную дверь, и резкий, решительный стук гулко отдавался во всем здании.
Так, значит, судья заехал в офис не для того, чтобы сделать звонок или подписать пару бумаг! Он с кем-то здесь встречается. И Шелби в ловушке.
Недолго думая, она на цыпочках пробежала в приемную и спряталась в стенном шкафу, прижимая к груди заветную папку. Здесь было чертовски тесно, в спину ей упирался какой-то острый выступ, а температура была, кажется, градусов на двадцать выше, чем снаружи.
Задняя дверь отворилась – и Шелби замерла, не осмеливаясь даже дышать.
– Что за черт! – прогремел в тишине голос ее отца. – Опять эта идиотка, чтоб ее...
«О ком это он?» – в ужасе спрашивала себя Шелби.
Снова раздался стук в парадную дверь, затем – тяжелые, неровные шаги отца. Звук отпираемого замка. Сквозь щелку в дверцах шкафа пробился лучик света – судья включил электричество.
– Ты уже здесь? – проговорил он, впуская гостя.
– Вас дожидался.
«Нейв? Что это значит? Нейв встречается с отцом? О господи!» Шелби не верила этому, не хотела верить!
– Так о чем же вы хотели со мной поговорить? – требовательно спросил Нейв.
– Ты внутрь не входил? – поинтересовался судья вместо ответа. Недоуменное молчание.
– Дверь была заперта, судья. Вы сами меня впустили. Снова пауза.
– И не видел, чтобы кто-то входил или выходил отсюда?
– Я только что приехал.
Шелби показалось, что сейчас она потеряет сознание. Она сильно, до крови прикусила губу – и боль придала ей сил.
– Должно быть, Этта, моя секретарша, – проворчал судья. – Вот старая дура – и дверь забыла запереть, и сигнализацию не включила. И такое уже не в первый раз. Что толку от всей этой электроники, если ее не включать?
– Так о чем вы хотели со мной поговорить? – повторил Нейв. – Вы сказали что-то о Шелби и Маккаллуме.
«О господи!» Шелби до боли стиснула зубы.
– Пойдем ко мне в кабинет, присядем.
Не надо! Ведь тогда она ничего не услышит! Но звук шагов подсказал ей, что поздние визитеры именно туда и направляются. Быть может, ей удастся сбежать? Шелби чуть-чуть приотворила дверцу и выглянула наружу. Приемная была ярко освещена: Шелби видела письменный стол Этты, украшенный букетом маргариток и фотографиями внуков. Приоткрыв дверцу еще на миллиметр, она разглядела за стеклянной дверью широкие плечи и спину Нейва. Он стоял: судья сидел за столом напротив, и взгляд его был устремлен прямо в освещенную приемную.
Шелби оказалась в ловушке. Если, конечно, у нее не достанет духу выйти из шкафа и со всем разом покончить.
– Я думаю, ты давил на свидетелей, чтобы добиться осуждения Маккаллума. – Голос судьи доносился из соседней комнаты на удивление ясно. Шелби затаила дыхание.
– Все указывало на него.
– Вот как? Ладно, не так уж это важно. Оба мы знаем, что этому парню в тюрьме самое место.
– Он убил Эстевана.
– Ты так уверен?
Наступило долгое молчание. Нейв не двигался, но Шелби видела, как он напряжен.
– Кто убил Эстевана, мы не знаем. Зато знаем, что Маккаллум изнасиловал Шелби, а значит, заслужил все, что ему причиталось за убийство, и даже более того.
«К чему он клонит?» – в смятении спрашивала себя Шелби, прижимая к груди заветную папку.
– Вот почему ты отправил его за решетку. Узнав, что он сделал с Шелби, ты затеял с ним драку. По силе вы были равны, но у него был нож. Оба вы оказались в больнице: ему это приключение стоило нескольких сломанных ребер, тебе – левого глаза. Но этого, понятно, тебе показалось мало. Ты хотел отомстить по-настоящему. И вот в ту ночь, когда убили Эстевана, ты каким-то образом подсунул Россу свою машину, а потом заявил, что машина угнана. Твой табельный пистолет пропал. А Эстевана застрелили из пистолета той же марки и того же калибра.
– Вы хотите сказать, я это сделал?
– Все может быть.
– Но зачем?
– Чтобы свалить вину на Росса, разумеется. Да и Рамон Эстеван сам по себе вполне заслуживал, чтобы ему преподали урок. Выскочка, грубиян, зверски избивал жену и дочь. А у тебя ведь когда-то был роман с Вианкой.
Шелби не верила своим ушам. Возможно ли? Возможно ли, чтобы Нейв Смит был хладнокровным преступником – таким же, как ее отец?
– Чушь собачья! – гневно ответил Нейв.
– Возможно.
– Эстевана убил Росс Маккаллум, – тихо и размеренно, явно сдерживая себя, произнес Нейв. – Я его не убивал, судья. Не знаю, что за игру вы ведете, но это ваша игра, а не моя!
– Что ж, посмотрим. Знаешь, у меня есть свой человек в департаменте шерифа, и он на днях рассказал, что найдено орудие убийства.
– Револьвер тридцать восьмого калибра? – спокойно спросил Нейв.
– Твой револьвер. Зарегистрированный на твое имя. Найден в старой шахте на земле Адамсов, которая теперь принадлежит тебе.
– Подождите минутку. – Теперь в голосе Нейва явственно звучало удивление. – Мой револьвер лежал в пещере?
– Да, в пещере или в шахте – называй как хочешь. Это твой револьвер, Нейв, он найден на твоей земле, на нем отпечатки твоих пальцев, и уже установлено, что именно из него застрелен Рамон Эстеван.
– Вот как?
– Прокурор настаивает на аресте. А алиби у тебя нет.
– Но нет и мотива. – Нейв держался хладнокровно. – Говорю вам, судья, я Эстевана не убивал. Это сделал Маккаллум. А потом вышел на свободу, потому что кто-то подкупил Калеба Сваггерта, и это всплыло наружу.
«Неужели отец? Отец подкупил свидетеля?» – в смятении спрашивала себя Шелби.
– Старине Калебу отвалили пять тысяч баксов. Кто это сделал? Предполагаю, что вы, судья.
– Предполагать можешь хоть до второго пришествия! – отрезал Коул.
– Тот судья, что отправил Маккаллума вверх по реке, был ваш старинный приятель и партнер по гольфу, верно? – Нейв оперся обеими руками о стол и склонился к Рыжему Коулу. – Вы дергаете за ниточки, судья, и воображаете, что можете управлять всем городом, словно кукольным театром: но смотрите, как бы ваши марионетки не взбунтовались! Я не убивал Рамона Эстевана, и вы, – он ткнул пальцем в грудь старика, – вы это знаете не хуже меня самого!
– Кто-то же его убил.
– А может быть, вы? – парировал Нейв. – Ладно, перейдем к делу. Вы назначили мне встречу, чтобы сказать что-то очень важное. Я слушаю.
– Я хочу, чтобы ты оставил в покое мою дочь. Вся кровь Шелби вскипела от гнева.
– Почему? – с видимым усилием сохраняя спокойствие, спросил Нейв.
– У нее и так жизнь нелегкая. Ни к чему усложнять ее еще больше.
Несколько секунд длилось молчание, нарушаемое лишь мерным тиканьем часов.
Знаете, судья, – проговорил наконец Нейв, садясь в кресло, – думаю, нам пора поговорить начистоту. Вы всегда меня недолюбливали. По вашим словам, это из-за того, что в юности у меня были неприятности с полицией. Но у меня такое чувство, что здесь кроется что-то еще. Может быть, что-то такое, в чем вы не признаетесь даже самому себе.
– Я просто забочусь о дочери, – угрюмо возразил судья.
– Это вы так говорите. – Нейв закинул ногу на ногу. – Но, мне кажется, дело не только в этом.
Судья молчал, глядя в сторону.
– В чем дело? За что вы так меня ненавидите, судья? Шелби стало трудно дышать. Нервы ее были натянуты до предела, словно гитарные струны, готовые лопнуть.
– И откуда у меня странное ощущение, что эта ненависть как-то связана с моими родителями?
Кровь отхлынула от лица судьи.
Может быть, у вас был роман с моей матерью?
Нет!
Судья с размаху ударил кулаком по столу. Шелби вздрогнула от неожиданности, а вот Нейв не шелохнулся.
– Тогда в чем же, черт побери, дело?
Долгую, бесконечно долгую минуту судья тупо смотрел на разбитые в кровь костяшки своего кулака. Потом поднял взгляд на Нейва:
– Если я расскажу, ты дашь слово оставить Шелби в покое?
– Не могу.
– Сможешь, полукровка проклятый! Что бы ты о себе не воображал, но я знаю, что нужно моей дочери. Кто ты такой? Метис чертов, сын индейской шлюхи и пьянчуги, который собственную жену удержать не сумел, а распускал руки на чужих жен – даже на таких, чьего и мизинца не стоил!
– О чем... о ком вы говорите?
– О своей жене, ублюдок! – прорычал судья. – Почему, ты думаешь, она покончила с собой? Потому что я завел интрижку с Нелл Харт? Потому что у меня родился внебрачный ребенок? Нет, узнав об этом, она решила отплатить мне тем же самым. И, чтобы унизить меня, выбрала самого нищего и никчемного мужика в городе. Твоего отца!
Мир вокруг Шелби завертелся колесом, ноги подогнулись. Она пыталась и не могла понять, что все это значит. «Внебрачный ребенок»... «отплатить тем же»...
Боже, какая грязь! Какая мерзость! К горлу подступила тошнота, и Шелби закусила губы, страшась, что ее вырвет.
– Но потом, когда Жасмин опомнилась и поняла, что натворила, она... она не смогла больше жить.
– Покончила с собой, – заключил Нейв. Судья молчал.
– Какой же вы... какой же ты... слизняк!
Во мгновение ока Нейв навис над стариком, протянул руки к его горлу, но, опомнившись, сжал кулаки и потряс ими в воздухе:
– Ты лжешь! Лжешь, проклятый...
– Хотел бы я, чтобы все это было ложью, – с глубокой печалью в голосе ответил судья. Открыв нижний ящик стола, он вытащил бутылку «Джека Дэниелса». – Но я вызвал тебя сюда не для того, чтобы делиться семейными тайнами. Просто хотел предупредить, что над тобой сгущаются тучи. Если я не совсем утратил нюх, тебя вот-вот обвинят в убийстве Эстевана.
– А вам-то что за дело?
– До тебя – никакого. Тебе я и корки хлеба в голодный год не брошу. Просто хочу, чтобы Маккаллум вернулся за решетку и остался там навсегда.
– И ждете, что я стану вам помогать? – словно не веря своим ушам, произнес Нейв.
– Однажды он уже изнасиловал Шелби. Если захочет повторить, что его остановит?
– Я, – твердо ответил Нейв. – Пусть посмеет, только взглянуть на нее – и я сверну ему шею!
– Такие-то разговоры и доведут тебя до тюрьмы. И судья откупорил бутылку виски. Нейв наклонился к своему старому врагу:
– Значит, так тому и быть. Я сюда пришел по одной-единственной причине – хочу знать правду о своей дочери.
– Твоей или Маккаллума? – с сарказмом уточнил Коул.
– Неважно. Где она, судья? Вы это знаете. Вы заплатили доктору Причарту и проследили, чтобы он уехал отсюда подальше. Каким-то образом – не знаю уж как – вы заставили молчать всех врачей и медсестер, что работали в ту ночь в родильном отделении. А в довершение всего, отвалили больнице Заступницы Скорбящих огромный куш, чтобы никто и пикнуть не вздумал! Но теперь, судья, настало время для разговора начистоту. Где девочка?
– Не знаю.
– Черта с два! – прорычал Нейв, сжимая кулаки.
– Я нашла ее! – вырвалось из уст Шелби.
На подгибающихся ногах она пересекла ярко освещенную приемную и очутилась в отцовском кабинете.
– Шелби! Какого дьявола ты здесь делаешь? – взревел судья.
– Ищу правду.
Судья побелел и опустил глаза под ее беспощадным взглядом.
– Какого дьявола ты здесь делаешь, Шелби? – словно эхо, повторил Нейв.
– Ищу информацию. – Она протянула перед собой папку, словно меч, и с размаху хлопнула ее на стол, рядом с отцовской бутылкой виски. – Элизабет растет в семье Марии Рамирес.
Судья молчал, все ниже склоняя голову.
– Знаешь Марию? Племянницу Лидии?
– Да, знаю Марию Рамирес. – потрясенно пробормотал Нейв.
– Оставь, Шелби! – взмолился ее отец. – Пусть все остается, как есть!
– Не могу. – Она протянула ему телефонную трубку: – Хочешь сам исправить свою ошибку или это сделать мне?
– Шелби, ты об этом пожалеешь!
– Пускай. – И она начала набирать знакомый номер – домашний номер Лидии. – Прямо сейчас со всем и покончим. Я позвоню Лидии, скажу, что все знаю и хочу увидеть свою дочь. Не хочу больше терять ни минуты – довольно я ждала! – Она обернулась к Нейву: – С грязными семейными тайнами разберемся позже. И моя мать, и твой отец мертвы, так что, как бы болезненно это ни было, все уже позади. А насчет Росса Маккаллума не беспокойся – поверь, я с ним справлюсь!
– Ты вломилась в мой кабинет! – воскликнул судья, словно до него только сейчас дошло, что происходит. На другом конце провода послышались длинные гудки.
– Совершенно верно. И благодарю судьбу, что мне это удалось! Я прошла через ад, чтобы увидеть свою дочь, – и увижу, чего бы мне это ни стоило!


– Рамон! Dios! He надо! Дети.
Шеп подскочил и сел на кровати, протирая глаза и гадая, где это, черт возьми, он оказался и почему лежит в постели голый.
– Не надо, Рамон, не надо, умоляю тебя, не надо!
Это Алоис, сообразил Шеп. Сумасшедшая старуха, мать Вианки. Она в соседней комнате. И только несколько секунд спустя до него дошло, что он уснул в постели Вианки после нескольких часов упоительного, неописуемого секса, аромат которого и теперь витал над простынями.
Шеп поспешно вскочил с кровати, мысленно обзывая себя идиотом. Светящиеся часы на тумбочке показывали без четверти два. Что на него нашло, черт побери? Почему он остался здесь на ночь? Пегги Сью небось не спит, его дожидается. И как, спрашивается, он ей объяснит? Ох, ну и влип!
Из соседней спальни послышался мягкий грудной голос Вианки. Она успокаивала мать, но безумная не желала успокаиваться, из уст ее снова и снова рвалось имя убитого мужа вперемешку с бессвязными обрывками просьб и молитв.
Торопливо натягивая трусы, брюки и измятую рубашку, Шеп ругал себя последними словами. О чем он только думал? Оставил машину возле дома, на всеобщее обозрение, сам лег в постель с какой-то мексиканской шлюшкой – и обо всем на свете позабыл!
Какой же он идиот! Кретин – другого слова не придумаешь. Выборы на носу, вот-вот будет раскрыто дело Эстевана, а он готов все свои планы пустить коту под хвост ради какой-то смазливой девчонки, ловко работающей ртом! Он уже застегивал рубашку, когда рыдания за стенкой смолкли и в комнату впорхнула Вианка в легкомысленном алом халатике. Заметив, что он уже одет и возится с пуговицами, она застыла в удивлении:
– Уже уходишь?
– Да... пора.
– Но ведь еще совсем рано!
– Нет, Вианка. Уже поздно.
Вианка надула губы, словно капризный ребенок:
– Неужели ты меня не обнимешь?
– Ну, если только на секундочку.
Шеп обнял Вианку, прижал к себе, уткнувшись в роскошную корону ее волос, страстно желая, чтобы все было иначе. Будь он лет на двадцать моложе, не виси на нем целый выводок детворы, не будь он женат на хорошей женщине, которая ему доверяет, не избирайся он в шерифы... Шеп поцеловал Вианку в лоб.
– Мне пора идти.
– Но ты вернешься?
Он поколебался – и огромные глаза ее заблистали слезами.
– Конечно, вернусь! – поспешил успокоить ее Шеп. Но Вианка не улыбнулась в ответ, и взгляд ее, темный и жгучий, казалось, проникал ему в самую душу.
Нашарив на пороге свои ботинки, Шеп вышел в ночь, жаркую и напоенную тысячами ароматов. Позади послышался мягкий звук закрывающейся двери и щелканье замка. Настало время выкинуть из головы все мысли о Вианке – если не считать ее показания о том, что незадолго до убийства между Эстеваном и Нейвом Смитом произошла шумная ссора. Одного этого – да еще того, что Нейв был у Калеба в больнице за несколько дней до его убийства, – довольно, чтобы припереть Смита к стенке.
Конечно, надо проверить еще кое-какие детали, написать рапорт. Пожалуй, стоит лично поговорить с прокурором. Но потом можно арестовывать Смита по обвинению в убийстве Рамона Эстевана.
Шеп задумчиво почесал затылок. Ему не давала покоя назойливая мысль: что-то здесь не так. Слишком уж хорошо все складывается, слишком смахивает на инсценировку. Десять лет дело, в сущности, оставалось нераскрытым – и вдруг на тебе! Так не бывает.
Шеп покачал головой и открыл дверцу своего пикапа. Конечно, Смит ему не сват и не брат. Да и любить его особо не за что. Слишком уж он гордый, этот полукровка, чересчур задирает нос. Сыну индейской потаскухи и никчемного пьяницы стоило бы быть поскромнее. Но все же на хладнокровного убийцу он не похож.
«Бывают на свете и более странные вещи», – сказал себе Шеп и завел мотор. Не его это дело, в конце концов. Его задача – свою работу выполнить. А если Смит невиновен, пусть его адвокат на суде потрудится.
В презумпцию невиновности и прочую либеральную чушь Шеп не верил. «Человек невиновен, пока не доказано обратное» – черта с два! Поставить бы этих мягкосердечных моралистов лицом к лицу с настоящим бандитом – иное бы запели! Ну нет, если уж человек невиновен, пусть сам это докажет. Так, на взгляд Шепа, получалось и справедливее, и полиции работать легче.
Он откупорил банку «Копенгагена», сунул за щеку ломоть табачной жвачки и, проезжая мимо дома Эстеванов, в последний раз бросил на него взгляд. То, что Шеп увидел, ему понравилось: Вианка стояла у окна и смотрела на него, словно не могла наглядеться.
Радость и гордость мгновенно вытеснили из головы все мысли о Пегги Сью и ребятишках. О том, какой он подлец, Шеп подумает как-нибудь потом. Не раньше, чем вволю натешится с прекрасной мексиканкой.


Катрина протерла глаза. Господи, как же она устала! Болела спина, болела шея, болело все, а главное, не удавалось заснуть. Вот уже битых два часа она ворочалась на комковатом матрасе, словно какая-нибудь чертова принцесса на горошине! И подумать только, что за этот матрас с нее содрали лишних четверть доллара!
– Господи, когда же я выберусь из этой дыры? – простонала Катрина.
Ей вспомнился особняк судьи. Отцовский дом. Безупречно подстриженные лужайки, мраморные полы, сверкающий бассейн, роскошная мебель, картины на стенах. Что за ирония судьбы! Ее сестра росла в роскоши, а Катрина – в жалкой двухкомнатной квартирке на границе с Оклахомой. Нет, они с матерью не бедствовали, на жизнь худо-бедно хватало, но по сравнению с роскошным образом жизни судьи, «жизнью» это можно назвать разве что из вежливости.
Катрина не зря расспрашивала старожилов. Она узнала, что Шелби Коул росла, ни в чем не зная себе отказа. Что ее любимая аппалузская кобыла (черт возьми, как звучит-то – «ее любимая кобыла»!) по кличке Дилайла стоила больше, чем «Шевроле» матери Катрины. Но, разумеется, принцесса Шелби не только верхом ездила – еще и каталась на «Порше»! И так далее, и тому подобное. Что за несправедливость!
Катрина встала, потянулась, по-кошачьи выгнув спину, и подошла к окну. Над вывеской «Добро пожаловать» занимались первые серые лучи рассвета.
«Жизнь вообще несправедлива, – сказала себе Катрина. – Ну ничего, будет и на моей улице праздник!»
Статья для «Лон стар» – только верхушка айсберга. Катрина напишет книгу – толстенную книгу о Рыжем Коуле и его грязных тайнах, которую все важные шишки в Техасе будут читать, затаив дыхание! У старика в шкафу найдется достаточно скелетов, чтобы придать повествованию сочность и сенсационность.
Она взяла эксклюзивное интервью у Калеба Сваггерта. А теперь на контакт с ней вышел Росс Маккаллум – главное действующее лицо скандальной уголовной истории. Росс клянется, что его подставили. А кто подставил? Нейв Смит? Мелко плаваете, мистер Маккаллум; а вот Катрина готова держать пари, что это сделал сам судья. Осталось только выяснить зачем. Кого-то выгораживал? Или за что-то мстил?
– Ну, погоди, папочка, – пробормотала она, потирая затекшую шею.
Может быть, сомкнуть глаза минут на двадцать, а потом приниматься за работу? Прошлой ночью Катрина проспала всего несколько часов – и выпила десять чашек кофе. Работа шла бойко. За последние дни Катрина немало узнала о местных жителях – и, что еще важнее, стала в городишке своей. Люди к ней привыкли: когда она входила в кафе или в «Белую лошадь», никто уже не оборачивался и не пялил изумленные глаза на ее дорогой костюм и стильную прическу. Стремясь расположить к себе граждан Бэд-Лака, Катрина даже вспомнила тягучий южный выговор, от которого с таким трудом избавлялась в колледже. В Далласе «техасский акцент» превращал ее в безнадежную деревенщину, но здесь он был уместен, как уместен черный «стетсон» на многодумной голове судьи Коула.
– Черт бы его побрал! – привычно выругалась Катрина, вспомнив об отце.
От отца она поспешила перейти к более насущным мыслям – о Россе Маккаллуме. Интересно, когда он позвонит? Этот человек – настоящая гадюка, и, кажется, очень ядовитая. Но делать нечего, придется с ним сотрудничать: ведь вполне возможно, что ключ к разгадке убийства Эстевана у него в руках. Так что, если в ближайшее время Росс не появится, придется сунуть в сумочку пистолет и самой отправиться на поиски.
Катрина включила портативный компьютер, установленный на обшарпанном столе, и снова принялась тасовать свои заметки. Главным героем ее книги станет судья – чудовищный эгоист, готовый на все, лишь бы сохранить свою репутацию. На втором плане – Шелби, избалованная принцесса. Впрочем, к Шелби Катрина никакой злобы не чувствовала и выставлять ее чудовищем не собиралась. Не виновата же она, в самом деле, что ее холили и лелеяли! Решено: свою сестрицу она изобразит в виде этакой романтической дурочки, симпатичной, но ничего не понимающей в жизни. Что довольно близко к истине. Это ж надо, в самом деле, – ей сказали, что ребенок умер, сунули под нос какую-то бумажку, а она и поверила! Нельзя в наше время быть такой наивной. А потом – ни с того ни с сего бросила дом и отца, работает не покладая рук где-то на северо-западе. Зачем? Ведь у нее все есть! Все, чего только можно желать, – здесь, под боком! Богатство, роскошь, тысячи возможностей, да еще и любящий отец.
Катрина сглотнула и сердито заморгала. Ну нет, реветь из-за этого подлеца она не станет! Не заслужил. Человек, который сперва, не моргнув глазом, отрекается от собственного ребенка, а потом вырывает дитя из рук родной дочери, – такой человек не заслуживает ничего, кроме презрения. И самого сурового возмездия.
Катрина от души надеялась, что возмездие судьба поручит ей.


Росс допил свое пиво и хлопнул опустевший стакан на стойку.
Время было позднее, и народ расходился по домам – лишь немногие завсегдатаи еще протирали штаны в «Белой лошади». Но Росс, погрузившись в раздумья, ничего кругом не замечал.
Его занимала услышанная в городе сплетня. Сплетня о том, что эта репортерша, Катрина, будто бы незаконная дочь судьи Коула. И приехала в город, чтобы отомстить отцу, который ее знать не хочет.
Странно, что вчера она об этом не упомянула. Может быть, пора нанести ей визит? Но сперва надо обделать еще одно дельце, сыграть кое с кем в одну игру.
Росс жестом подозвал Люси, и та, устало улыбаясь и привычно покачивая бедрами, двинулась к нему. Выглядела она сегодня не ах – тушь размазалась, помады давно и следа нет, – но Россу все равно нравилась. После восьми лет тюряги он сделался неприхотлив на этот счет. Люси протянула ему счет, и Росс заплатил за четыре бутылки пива двадцать долларов, а из сдачи дал Люси щедрые чаевые, но мелочь оставил себе.
– Передавай привет сестре, когда ее увидишь, – попросила Люси.
Росс пробормотал что-то вроде «непременно передам» – хотя оба знали, что это неправда. Едва ли он с сестрой скоро увидится. Их с Мэри Бет, в сущности, ничто не связывало, и держались друг за друга они по привычке, оставшейся с детских лет. Росс и Мэри Бет росли сиротами; воспитывал их дед, мерзкий старый ханжа – беспрерывно цитировал Писание и чуть что хватался за ремень. В целом свете у Росса не было никого, кроме сестры, у Мэри Бет – никого, кроме брата.
Но однажды между ними пролегла трещина. Россу было тринадцать, Мэри Бет – двенадцать: тогда у нее начала расти грудь. Однажды Росс попробовал ее поцеловать и сунул ей руку в трусики. Мэри Бет подняла визг, словно ее режут, и дед избил Росса до полусмерти, а потом едва не утопил в дренажной канаве, под равнодушным взглядом дворового пса. Взяв Росса за шиворот, дед окунал его голову под воду и держал, пока мальчик не начинал задыхаться и перед глазами у него не вспыхивали искры. И при этом, не переставая, вопил:
– Изыди, сатана! Убирайся вон из моего внука! И всякую такую чушь.
Росс задыхался, отплевывался, кашлял, глотал теплую застоявшуюся воду. На секунду перед глазами его появлялись высокие небеса, пустые и равнодушные, – но, дав провинившемуся внуку вздохнуть, дед снова окунал его в воду, и все начиналось сначала.
В конце концов Росс вырубился – и очнулся в лихорадке у себя в кровати. Бабушка – унылая, молчаливая, с темными кругами вокруг запавших глаз – ухаживала за ним, не говоря ни слова. А позже, намазывая тонким слоем масла хлеб, испеченный в собственной печи, Джеральд Маккаллум говорил скучным скрипучим голосом:
– Если ты не оставишь в покое сестру, я тебя догола раздену и посажу на муравейник. Понял? Я не шучу.
Джеральд давно облысел, ничего не видел без очков, да и зубов во рту у него недоставало, однако жена и дети боялись его как огня, и слово его для них было законом. Росс понял, что дед и вправду не шутит. И больше сестру не трогал.
С тех пор он стал осторожен и перенес свои сексуальные фантазии с Мэри Бет на других знакомых девушек. В первый раз он лег с женщиной в пятнадцать лет, но ничего особенного не почувствовал. Девица была уже взрослой, она сама по пьяни затащила его в постель и все это время глупо хихикала. В ней не было вызова. А Россу нравился вызов.
Чем тверже женщина говорила: «Нет», тем сильнее он настаивал. Улещивал, уламывал, осыпал обещаниями, угрожал, на худой конец. До поры до времени осечек не было. Неприятностей – тоже. Пока не появилась Шелби.
Она стала первой и единственной, кого Росс взял силой. И, поразмыслив над происшедшим, заподозрил, что ей это понравилось. Конечно, понравилось – иначе она бы рассказала папочке, а тот заставил бы Росса дорого за это заплатить. Может быть, правда, что все принцессы в глубине души обожают грубых мужиков?
Росс толкнул плечом дверь и вышел в сонную душную ночь. Вокруг было темно, тихо и угрюмо – совсем как у него на душе. Снова вспомнилась Шелби: эх, застать бы ее где-нибудь наедине! Изнасилование запечатлелось у него в памяти так ярко, словно все произошло вчера: не зря долгими бессонными ночами в камере он снова и снова прокручивал в мозгу эти воспоминания. И чем больше об этом думал, тем больше уверял себя, что она сама этого хотела, а сопротивлялась из-за какого-то глупого предрассудка; что в следующий раз, повзрослев и став умнее, она сама будет умолять его об этом.
Отворив дверцу своей развалюхи, припаркованной на углу, Росс сел за руль и нахмурился. Как только получит деньги за интервью, первым делом купит себе новую машину и винтовку. Правда, может статься, что покупать ствол придется на черном рынке – Росс слышал что-то насчет законов, не позволяющих осужденному владеть оружием. Правда, его выпустили за недостатком улик, но все же черт их знает.
Однако без винтовки ему не обойтись. Хоть плохонькой, да своей. Для безопасности. И собаку стоит завести – с той же целью. Автомобиль – дело другое: за свои деньги Росс собирался купить шикарные колеса.
И еще Шелби Коул. Будь они оба прокляты, если она снова не станет его женщиной! Она – его судьба, его заветное желание, и, пока оно не исполнится, он не будет спокоен.
Росс повернул ключ в зажигании и включил радио. Но радио молчало.
– А, чтоб тебя!
Он саданул по приемнику кулаком. Капризный динамик вернулся к жизни, и в кабине зазвучала песенка в исполнении Мелленкампа: «.Родился я в маленьком городе...»
– Не ты один, приятель.
По левую руку аптека, по правую бакалейная лавка – вот тебе и весь Бэд-Лак. «Маленький город» – это еще слабо сказано! Росс сделал музыку погромче и распахнул окно. Он направлялся на окраину: там, в бывшем антикварном магазине, разорившемся из-за полного отсутствия клиентов, недавно открылось что-то вроде подпольного ночного клуба. Травка, девочки и всякое такое. Росс там еще не бывал, но много чего слышал об этом местечке от Бэджера Коллинза и других приятелей. Расположен «клуб» на отшибе, так что можно не бояться, что Росса засекут не в меру любопытные копы.
Певец все жаловался на то, как ужасно рождаться в маленьком городке, здесь познавать страх божий и здесь же, в маленьком городке, умирать. Россу этот скулеж надоел, и он выключил радио.
«Вот и старина Калеб тем же кончил», – подумалось ему. Сперва обрел веру, а потом умер. Только едва ли старый хрыч попал в рай. Нет, небось его черти сейчас на сковородке поджаривают! Так ему, сукину сыну, и надо – будет знать, как врать под присягой да в тюрьму отправлять честных людей!
А как легко оказалось его убить! Проскользнуть в палату, когда сам он будет спать, а дежурная медсестра отвернется, опустить подушку на лицо и смотреть, как бедолага, словно жук на булавке, дергает иссохшими руками и ногами, тщетно пытаясь вдохнуть.
Если рассудить здраво, Росс оказал ему благодеяние. Помог избавиться от боли и страданий. Ни операция, ни радиация, ни всякая там химия спасти старика уже не могли – вот Росс и помог ему умереть.
И ему это понравилось. Чертовски понравилось. Так что теперь он не мог дождаться, когда сделает то же самое с Руби Ди и с Нейвом Смитом. Оба они заслужили смерть – кто же, как не эти двое, упек его за решетку?
Насвистывая припев «Маленького городка», Росс свернул с дороги и, припарковав машину в стороне от фонарей, направился к телефонной будке. В карманах у него позвякивала мелочь. Повернувшись к улице спиной, набрал знакомый номер и стал ждать, ухмыляясь во тьме. Посмотрим, думал он, каким голосом теперь станет чертыхаться Нейв Смит?
Гудок.
Второй гудок.
Третий.
Да где же этот сукин сын? Заснул, что ли, или умер? Или развлекается с Шелби Коул. От этой мысли Росс перестал улыбаться и потерял счет гудкам. Включился автоответчик: Росс не стал его слушать, бросил трубку и пошел прочь, жалея, что понапрасну истратил тридцать пять центов.
От одной мысли, что Смит и Шелби сейчас могут быть вместе, внутри у него что-то сжималось и перед глазами вставали красные круги. Ну нет, больше он не будет ходить вокруг да около! Не станет играть с этой парочкой и донимать их звонками!
Пришла пора встретиться с Шелби лицом к лицу. На этот раз – на его условиях.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Блудная дочь - Джексон Лиза



оригинальный сюжет,читается легко
Блудная дочь - Джексон Лизаарина
24.11.2011, 22.10





интересно
Блудная дочь - Джексон ЛизаЯ
19.05.2012, 0.01





Динамичный сюжет! красивая любовь, отвлеклась и не пожалела своего времени))
Блудная дочь - Джексон ЛизаОльга
30.06.2012, 22.24





Роман+детектив=наслаждение для читателя: а когда еще и исполнение соответствующее, то удовольствие на все 100 %.
Блудная дочь - Джексон ЛизаМаруська
15.07.2012, 1.01





а я еле прочитала, скучно
Блудная дочь - Джексон Лизанаталья
7.10.2012, 17.10





Роман хороший.Очень понравился.
Блудная дочь - Джексон ЛизаАнюта
7.10.2012, 20.43





Роман не захватывает, нет изюминки. Все запутано, и конец не то... на 5
Блудная дочь - Джексон ЛизаС
7.10.2013, 20.24





Неплохо, но не держал меня роман все время, многое перелистывала, 6/10.
Блудная дочь - Джексон Лизавикки
21.04.2016, 23.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100