Читать онлайн Блудная дочь, автора - Джексон Лиза, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блудная дочь - Джексон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блудная дочь - Джексон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блудная дочь - Джексон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Лиза

Блудная дочь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Мне плевать, что тебе придется сделать и сколько это будет стоить – только найди мою дочь! – рявкнул в трубку Нейв Смит.
В последнее время все шло наперекосяк, и теперь он вымещал свою досаду на Билле Левинсоне.
Гроза прошла стороной, так и не напоив исстрадавшуюся землю дождем. У аппалузской кобылы загноилось копыто. На южном пастбище вышел из строя трактор. А в довершение всего вчера вечером, возвращаясь домой, Нейв заметил на своей земле чужака. Чей-то пикап, подозрительно напоминающий «Додж» Шепа Марсона, тарахтел по дороге, ведущей в город от ранчо Адамсов. К несчастью, тучи рассеялись, и заходящее солнце, залившее землю багровым светом, так и не дало Нейву разглядеть водителя или хотя бы определить цвет его машины. Нейв рванул за ним – но, пока переключал скорость, непрошеный гость прибавил ходу и скоро превратился в точку на горизонте, а потом и вовсе исчез – лишь пыльный шлейф его еще долго оседал на дорогу. Тучи рассеялись, так и не пролившись дождем, однако не рассеялось тошнотворное предчувствие беды. Больше всего Нейва беспокоила Шелби. Как и он сам, она была на взводе: горячая, нетерпеливая, раздраженная постоянными неудачами, она могла сорваться и наделать глупостей.
– Что хочешь делай, но найди! – уже спокойнее заключил он.
И так делаю все, что могу, – бесстрастно отозвался Билл.
– Я тоже.
Нейв не терял времени даром. Весь вчерашний и половину сегодняшнего дня он провел в Куперсвилле, в больнице, где десять лет назад появилась на свет малышка Элизабет. Сперва, вручив церберше в белом халате половину своего месячного дохода, получил доступ в архив и выяснил, кто из персонала в то время работал в родильном отделении. Остаток дня потратил на разговоры с врачами, медсестрами и сиделками. Увы, никто из них не дежурил в ту ночь, когда рожала Шелби Коул. Или же не хотел признаваться.
– Ладно, буду работать дальше.
– Хорошо. Заодно проверь этих людей.
И Нейв продиктовал сыщику список сотрудников больницы, встретиться с которыми ему сегодня не удалось.
– Ладно.
– И не забудь про Росса Маккаллума.
– Ты мне каждый день о нем напоминаешь! – По голосу чувствовалось, что Левинсон улыбается. – Будь спокоен, раскопаю все, что смогу.
– Хорошо.
– Кстати, я тут подумал, – помолчав, заметил детектив. – Я ведь мог бы заодно отыскать твою мать.
– Не трудись, – коротко ответил Нейв.
– Просто подумалось, раз уж ты ищешь дочь, самое время воссоединить семью.
– Забудь об этом.
Нейв сжал зубы. Он не помнил своей матери и не желал вспоминать о женщине, которая бросила трехлетнего мальчугана на произвол судьбы и пьяницы-отца.
Когда-то, еще мальчишкой, он не раз задавался вопросом, почему мать не взяла его с собой. Говорят, брошенные дети часто воображают, что чем-то обидели или разочаровали своих родителей – поэтому, мол, те их и оставили. Нет, такие мысли Нейву в голову не приходили. Даже будучи малышом, он прекрасно понимал, почему сбежала мать, – достаточно было взглянуть на отца, и все становилось ясно. Ее выдали замуж за никчемного нищего пьянчугу, который, если верить городским сплетням, изменял ей направо и налево. А она была молода и хотела жить. И начала новую жизнь – без Нейва.
Она ушла, не оглянувшись, не пожелав даже узнать, что сталось с ее брошенным сыном. И Нейву не интересно знать, чем она кончила. Быть может, мертва; быть может, угасает в каком-нибудь благотворительном заведении; а может быть, прожигает жизнь где-нибудь на Лазурном берегу – какая ему разница? У него нет матери. И никогда не было.
Страшно было подумать, что его дочь когда-нибудь скажет о нем то же самое. Вот почему Нейв так настойчиво искал Элизабет. Но пока что все поиски были бесполезны – и, когда он думал об этом, руки его сами сжимались в кулаки.
– Дай мне знать, если передумаешь.
– Не передумаю.
Нейв попрощался и повесил трубку. Остановился посреди кухни, беспокойно приглаживая ладонью волосы. Ему не сиделось на месте, словно зверю, чующему приближение врага. Сколько Нейв ни убеждал себя, что воображение играет с ним злые шутки, не мог стряхнуть предчувствие беды. Не мог даже понять, откуда она надвигается.
– А, черт побери все! – прорычал он и от души пожалел, что в доме нет сигарет, хоть он и бросил курить много лет назад.
Жить в одном округе с Шелби Коул – одного этого достаточно, чтобы свести человека с ума. Но чувствовать, что ей угрожает опасность, знать, что Росс Маккаллум замышляет что-то недоброе, постоянно помнить о дочери, которую хочешь и не можешь найти. Нет, это уж слишком!
Зазвонил телефон. Нейв напрягся. Кто это может быть? Опять тот «шутник»? Ну, он ему покажет.
Алло! – рявкнул он в трубку.
Смит?
Нейв узнал голос, и все тело его напряглось, а по спине пробежал холодок.
– Судья Коул?
– Мне нужно с тобой поговорить, – без предисловий объявил судья.
– Зачем?
Объясню, когда приедешь.
Куда?
Судья на секунду запнулся, и Нейв спросил себя, что за карты прячет в рукаве этот хитроумный мерзавец?
– В моем офисе в центре города, – ответил наконец Рыжий Коул. – Сегодня в десять.
Нейв покосился на часы. Не было еще и восьми.
– Почему бы нам не поговорить по телефону?
– Не задавай лишних вопросов. Встретимся – все объясню.
– Тогда почему бы мне просто не послать вас ко всем чертям?
– Это касается Шелби. Шелби и Росса Маккаллума.
На миг Нейву показалось, что чье-то холодное дыхание ерошит ему волосы на затылке. Но тут же он напомнил себе, что имеет дело с Джеромом Коулом, а этот человек не поленится разыграть мелодраматическую сцену, чтобы добиться своего.
– А по телефону сказать вы никак не можете?
– Не могу.
– Послушайте, судья, я на эти голливудские штучки не куплюсь. Если у вас есть что сказать, выкладывайте.
– Непременно. Сегодня в десять. И повесил трубку.
Нейв снова взглянул на часы. До свидания с дьяволом оставалось чуть больше двух часов.


– Мне нужно с вами поговорить.
При звуках грудного голоса Вианки у Шепа запылали уши; крепче прижав трубку к уху, он воровато оглянулся – не слышит ли кто? Но в шумном офисе шерифа, разгороженном полупрозрачными перегородками, все были заняты своими делами, и никого не интересовало, с кем офицер Марсон болтает по телефону.
– Это... это касается убийства, – чуть поколебавшись, добавила Вианка.
– Хорошо, сейчас выезжаю!
Одна мысль о свидании с прекрасной мексиканкой окрылила его. Шеп мгновенно забыл и о бумагах, ждущих его подписи, и о недописанном отчете.
– Нет, нет, я еще в больнице. Приезжайте позже, вечером. Ко мне домой.
Домой?! Шеп чувствовал, что еще немного – и взлетит к небесам.
– Сейчас я должна ехать в магазин, а вечером буду дома присматривать за madre. Ее сегодня выписывают.
С восторгом Шепа случилось то же, что бывает с воздушным шариком, если проткнуть его иголкой. Старуха возвращается домой? Эх, значит, не удастся им поболтать наедине! И все же Шеп рад будет увидеться с Вианкой. А уж если она даст какие-то полезные сведения о деле, что занимает сейчас весь округ…
Так или иначе, ему повезло. И несколько часов спустя, направляясь на своем «Додже» к дому Эстеванов, Шеп ощущал такой душевный подъем, какого за последние несколько лет и не помнил.
Он нашел время побриться, переоделся в чистое, даже зубы почистил, и теперь тщетно убеждал свою совесть, что едет к Эстеванам исключительно со служебными целями. Да, верно, у него к Вианке дело. Она обещала рассказать что-то об убийстве – да и в любом случае, раз следствие возобновлено, ему придется заново допросить всю семью убитого. Однако никакой служебной надобностью не объяснишь, что ботинки у него блестят, от чистой рубахи исходит запах дезодоранта, а изо рта – аромат мятной жвачки, освежающей дыхание. Нет, что толку обманывать себя! Шеп хочет, чтобы Вианка увидела в нем привлекательного мужчину.
Взглянув на себя в зеркало заднего вида, он пригладил усы и вздохнул. Черт возьми! Седина в усах все заметнее, волосы на голове редеют, брюхо угрожающе нависает над форменным ремнем. Что ж удивляться – как-никак скоро пятьдесят стукнет! Двадцать из них он женат – и, бог свидетель, никогда еще не обманывал Пегги Сью. А теперь летит на всех парах к какой-то девице, и глупое сердце его колотится, словно у мальчишки-школьника на первом свидании.
И все из-за нее. Из-за Вианки.
Что ж, Пегги Сью сама виновата, возразил он своей совести. Лет пятнадцать назад ему бы такое и в голову не пришло. Только дурак станет бегать на сторону от молодой, веселой, ласковой красавицы жены! Но Пегги Сью опустилась, перестала следить за собой и интересоваться сексом, совсем разучилась смеяться. Уж и не припомнишь, когда они с ней в последний раз резвились в постели.
Говорят, есть такая пакостная штука – кризис среднего возраста. Года подходят к пятидесяти, и вдруг начинает казаться, что жизнь не удалась, что все хорошее прошло мимо.
Конечно, Шепу на жизнь грех жаловаться. Пусть в семье не все ладно, зато работой своей он вполне доволен. Шеп знал, что его считают настоящим ублюдком, крутым и безжалостным, знал и не возражал против такой репутации. Когда-то даже ею гордился. Немало он разбил носов и наставил синяков, немало погуляла его дубинка по спинам разных пьянчуг и хулиганов! А как же иначе? Чтобы порядок был, иначе никак нельзя. Случалось ему и проводить обыски, не утруждая себя добыванием ордера. И подтасовывать улики, чтобы отправить какого-нибудь мерзавца вверх по реке. А что еще остается, когда и слепому ясно, что сукин сын виновен, а улик нет? И даже закрывать глаза, когда кто-нибудь из его друзей преступал закон.
Шеп не стыдился выручать приятелей и не видел ничего дурного в том, что они потом отблагодарят его долларом-другим. Серьезного преступника он, конечно, покрывать не стал бы, но ведь не о серьезных делах речь! Взять хотя бы тот давний случай, когда парнишка Джонсонов, напившись по случаю окончания школы, заехал на землю старика Коуэна и сбил грузовиком его лучшего призового быка. Ох, как разозлился старый склочник! Как клялся, что жив не будет, коли не засадит мерзавца за решетку! А Шеп вызвал парня к себе, поговорил с ним по-хорошему, врезал пару раз, предупредил, что в следующий раз ему не сдобровать – на том дело и кончилось.
И, спрашивается, кому от этого хуже? Молодой Джонсон попал вместо тюрьмы в колледж, выучился на бухгалтера, женился на методистке и стал жить-поживать да Шепа добром поминать. Теперь у них уже двойня подрастает. И закон с тех пор не нарушал ни разу – видно, тяжелая рука офицера Марсона пошла ему на пользу. Старик Коуэн получил за быка обадденную страховку – и если пострадал, так только в том, что на поминках по своему чемпиону объелся бифштексами и потом неделю маялся животом. А на «благодарность», полученную от Джонсонов-старших, Шеп вылечил зубы старшему сыну Тимми.
Так что Шеп язык в глотку вобьет тому, кто посмеет назвать его продажным. Нет, офицер Марсон не продается! Он просто трезво смотрит на жизнь. А это совсем другое дело.
Однако Пегги Сью он никогда не обманывал. И не потому, что возможности не было. В Бэд-Лаке Шеп Марсон считался интересным мужчиной, и немало женщин не отказались бы провести с ним вечерок. Но он не рисковал – не хотел потерять жену и ребятишек. До сегодняшнего дня.
Остановившись перед аккуратным бунгало Эстеванов, Шеп заглушил мотор и распахнул дверцу. Тихий мексиканский квартал изнемогал от жары; было пустынно – лишь бездомный пес, спрятав хвост между ног, трусил вниз по улице. Шеп вышел и потянулся, расправив плечи. Интересно, что-то расскажет ему Вианка?
Весь сегодняшний день Шеп не давал покоя экспертам – ему не терпелось узнать результаты исследования револьвера, найденного в пещере на земле Адамсов. И ребята из лаборатории его не подвели. Перед ними действительно было табельное оружие Нейва Смита, утерянное десять лет назад; баллистическая экспертиза показала, что именно из этого револьвера тридцать восьмого калибра был застрелен Рамон Эстеван. На стволе и рукояти красовались во множестве отпечатки пальцев самого Нейва – и никаких иных.
Криминалисты исследовали и пакет, в котором лежало оружие – но не нашли на нем ни отпечатков пальцев, ни волосков, ни иных следов, которые бы позволили выйти на след. Так что вопрос о том, кто подбросил револьвер и кто о нем сообщил, по-прежнему оставался нерешенным. Однако подозреваемым номер один стал Невада Смит.
И это, сказать по правде, Шепа беспокоило. Он знал, что Нейв на многое способен. Знал, что с Маккаллумом у него какие-то старые счеты. Мог даже предположить, что Нейв подкупил Калеба и Руби Ди, чтобы засадить Росса за решетку. Но убийство? Едва ли Нейв на такое способен. Хоть Шеп и любил поворчать в адрес «этого наглого полукровки, от которого бабы невесть почему с ума сходят» – в глубине души этот колючий, несговорчивый парень был ему чем-то симпатичен.
Что будет дальше – поглядим, думал Шеп; но пока что улики складываются не в пользу Невады Смита.
Хорошо, но кто же еще знал о револьвере? И откуда? Неужели Нейв проболтался? По пьянке рассказал кому-то об убийстве, признался, куда спрятал оружие.
Нет, это ни в какие ворота не лезет. Шеп все-таки двадцать пять лет прослужил в департаменте шерифа и в людях разбирался. От Бэджера Коллинза он мог бы ожидать такой глупости. От Мэнни Доубера – сколько угодно. От Росса Маккаллума – пожалуй, тоже. А вот от Нейва Смита...
Расправив плечи и стараясь не слишком шумно отдуваться, Шеп подошел к беленым дверям дома. Знакомый пестрый кот, гревшийся на подоконнике, заметив чужого, испуганно мяукнул и скрылся в пышных зарослях бугенвиллеи.
Дверь была приоткрыта – как и в прошлый раз. Шеп заглянул внутрь, но не увидел ничего, кроме мерцающего в углу телевизора. На экране какой-то мексиканец беззвучно терзал гитару. Шеп деликатно кашлянул и постучал.
– Momenta! – послышался откуда-то голос Вианки, и от звуков ее грудного приглушенного голоса сердце его заколотилось.
– Спасибо, что пришли, – проговорила она, бесшумно появляясь на пороге – смуглое лицо строго и печально, глаза опущены, словно у монашки.
– Да не за что!
Шеп торопливо сдернул шляпу и скользкими от волнения пальцами принялся мять поля. Манящий запах пряностей, духов и сигаретного дыма щекотал ему ноздри.
– Позвольте мне.
Она взяла у него шляпу. Руки их соприкоснулись, и словно электрический разряд пронзил руку Шепа до самого плеча и даже дальше, до того места, где плечевая кость сочленяется с позвоночником.
– Не хотите ли выпить? У нас есть содовая, или кофе, и...
– Спасибо, не надо, – ответил Шеп.
Это была ложь: во рту у него пересохло, но он забыл обо всем, кроме Вианки. Он застыл и смотрел, как блестят в свете заходящего солнца ее волнистые волосы, как мягкие кудри обрамляют сердцевидное личико, как сияют темными звездами глаза, как полны губы, как чудно облегают стройную фигурку белые джинсы с широким черным поясом, как круглится под розовой маечкой грудь.
– Ты сказала, что хочешь что-то рассказать об убийстве, – наконец опомнился Шеп.
Да... одну секунду. Мне надо сходить проверить, как там madre. Присаживайтесь, пожалуйста.
Она указала на диван рядом с телевизором. Чувствуя себя страшно старым и неуклюжим, Шеп протиснулся между гардеробом и столиком, где у Эстеванов был устроен небольшой алтарь: кружевные салфетки, мерцающие свечи, раскрашенное от руки изображение Иисуса с пронзенным сердцем и несколько фотографий улыбающегося Рамона.
Шепу от этой выставки стало как-то не по себе. Воспитанный в строгих методистских правилах, на католиков он смотрел с подозрением: идолопок-лонники, не идолопоклонники, а что-то вроде того. Впрочем, лютеране у него тоже симпатии не вызывали. О мормонах и говорить нечего. Даже к баптистам он не питал никаких теплых чувств, но старался этого не показывать, ибо в баптистскую церковь ходили старики Пегги Сью.
Присев на диван, знававший лучшие дни, Шеп проводил глазами Вианку. Белые джинсы обтягивали ее, словно вторая кожа: когда она повернулась к Шепу спиной, он ясно разглядел под грубой тканью два нежных полушария ягодиц – полушария, которые так славно было бы обхватить ладонью или даже попробовать на вкус.
Вианка распахнула дверь в крохотную спаленку. Шеп увидел краешек массивной кровати, покрытой афганским покрывалом ручной вязки, и под покрывалом два холмика – старухины ноги, догадался он. Судя по всему, мать Вианки спала. Через несколько секунд Вианка вышла в гостиную, мягко улыбнулась Шепу и прикрыла за собой дверь.
– А теперь... – проговорила она, садясь напротив и, словно примерная ученица, сложив руки на коленях. – Теперь я должна кое-что вам рассказать.
Улыбка ее померкла, смуглое лицо немного побледнело.
– О чем?
– О Нейве Смите.
Шеп напрягся, мгновенно вспомнив, что в свое время Нейв с Вианкой гуляли вместе. Говорят, она так и не простила, что он бросил ее ради Шелби Коул.
Вианка судорожно вздохнула.
– Я... я вам солгала. И тогда, десять лет назад, и совсем недавно. Не хотела, чтобы Нейв попал в беду. Я...
Она нервно облизнула губы, и Шеп мысленно выругался. И пяти минут не прошло, а у него уже стоит, как скала!
– Я видела его в тот вечер, когда убили отца. Он был у нас в лавке.
– Да, ты говорила, что он был – только раньше. Вместе с Джо Хоуком, своим двоюродным братом.
– Нет, позже он пришел еще раз. Один.
Она говорила едва слышно, с усилием шевеля пухлыми алыми губами, и на огромных глазах ее блистали слезы.
– Я... понимаете, я его любила. И боялась, что у него будут неприятности. Я не могла поверить, что он... – Она осеклась, словно от подступающих рыданий, и поднесла ко рту маленькую изящную руку.
– Хорошо. Расскажи просто, что ты видела.
– Мы были в лавке одни. Мы трое: padre, Нейв и я. У отца с Нейвом началась ссора. Они говорили друг другу ужасные вещи. А потом Нейв ушел.
Ушел из лавки?
Si.
Дрожащими руками она вынула из пачки сигарету и начала нервно щелкать зажигалкой.
– Он был на своем грузовике?
– Я не видела, я была слишком расстроена.
Вианка обхватила себя руками за плечи, словно замерзла, и часто-часто заморгала, смахивая слезы.
– А потом?
Вианка сглотнула, уронила незажженную сигарету в пепельницу и устремила полные слез глаза на раскрашенного Иисуса.
– Через несколько минут отец вышел на задний двор и не вернулся. Никогда больше. никогда…
Голос ее сорвался, и она разрыдалась. Шеп больше не мог бороться с собой. Он обнял ее за плечи – сперва без всяких дурных мыслей, лишь для того, чтобы: утешить; но она подняла лицо, подставив ему приоткрытые влажные губы, и Шеп не смог отказаться от приглашения. Первый поцелуй его был очень скромным, можно сказать, отцовским; но она открыла рот ему навстречу, язычок ее торопливо скользнул ему за зубы, груди – боже, что за груди! – недвусмысленно прижались к его груди и Шеп пропал. Языки их сплелись в древнем как мир брачном танце. Вианка целовалась восторженно, самозабвенно, словно старалась стереть из памяти свое горе. Шеп потянул кверху ее розовую маечку – и Вианка его не остановила, только тихо ахнула, когда огромная ладонь его легла на застежку ее лифчика. На секунду ему показалось, что она его оттолкнет, но вместо этого Вианка потянулась к его ширинке. Черт побери, еще мгновение – и он бы кончил, не успев расстегнуть штаны!
– А как же твоя мать? – задыхаясь, спросил он.
– Она спит.
– А если проснется?
Боже, как он хотел Вианку! Никогда еще Шепу Марсону не случалось так желать женщину! Но даже огонь, бегущий по жилам, не мог заставить его забыть об осторожности.
– Нет. Не проснется.
Вианка смело взглянула ему в глаза, и во взгляде ее за пеленой желания на миг мелькнул какой-то холодный расчет. Мелькнул – и погас, и Шеп сказал себе, что это ему просто почудилось.
– Она ведь принимает снотворное.
Быстрые умелые пальчики ее расстегнули ширинку и устремились внутрь. У Шепа перехватило дыхание; на миг он подумал, что еще может остановить это безумие, но в следующий миг Вианка уже грациозным движением опустилась на колени, и нежные губки ее обхватили его напряженный ствол. О, что она с ним делала! Марсон бросил бесполезную борьбу с собой: откинувшись назад и вцепившись руками ей в волосы, он наслаждался магией мексиканской колдуньи и мечтал об одном – чтобы это блаженство никогда не кончалось. Даже в тумане страсти он чувствовал, что будущее таит в себе опасность. Еще немного – и он пересечет барьер, к которому никогда прежде даже не приближался. Он станет неверным мужем. Предаст Пегги Сью. Нарушит свой кодекс чести. Угрызения совести, презрение к себе, мучительный стыд перед женой – все это в будущем. А сейчас офицер Шеппард Марсон летел в пропасть и никакие восторги мира не променял бы на это головокружительное падение!


Шелби тряхнула головой, рассыпая кругом мелкие водяные брызги, завернулась в полотенце и подняла голову к небесам, где уже поднимался на свой пост молодой месяц. Стемнело – пора в путь. Садовник ушел несколько часов назад; Лидия отпросилась с работы еще раньше, предварительно заверив Шелби, что судья до утра не вернется домой – у него какая-то встреча в Сан-Антонио. Оставшись одна, Шелби залезла в бассейн и там убивала время до сумерек – ибо всем известно, что темные дела куда удобнее вершить во мраке ночи.
Вытерев лицо, она взбежала по черной лестнице к себе в спальню, стащила с себя и бросила в раковину мокрый купальник, натянула лифчик и трусики, закрутила мокрые волосы в хвост и перехватила резинкой. Затем надела любимые черные джинсы, такую же футболку и кроссовки, в которых в Сиэтле бегала по утрам. Надела часы, рассовала по карманам бумажник, маленький фонарик, дубликаты ключей, сделанные в Куперсвилле, и побежала по лестнице вниз.
Задняя дверь, мощеная дорожка, «Кадиллак». Еще несколько секунд – и вот она уже мчится в город. Нетерпение подгоняло Шелби: казалось, другой возможности заглянуть в офис к отцу уже не представится.
Прошедшие два дня стали для нее сущей мукой. Назойливыми мухами лезли в мозг неприятные мысли. Как пробраться в отцовский офис? Как вести себя? Наконец, главный и самый сложный вопрос: как она ухитрилась снова влюбиться в Неваду Смита?
– Нет, все-таки ты идиотка, – объявила она вслух и включила радио.
Кабину наполнил нежный голос Лайлы Лаветт: «Знаю, ты не из Техаса, знаю, ты не из Техаса.»
– Вот именно! – подтвердила Шелби. – Я больше не из Техаса!
Но сама она понимала: это ложь. Как бы ни любила она холодное море и свежий солоноватый воздух Сиэтла, родина ее здесь, и часть души всегда останется в этих холмах, опаленных безжалостным солнцем, среди людей, которые умеют так жарко любить и так бескомпромиссно ненавидеть.
Нахмурившись, Шелби выключила радио. Нервы у нее и так натянуты, а тут еще и слова в песне словно специально подобраны так, чтобы посмеяться над ней и над ее с таким трудом завоеванной независимостью!
Она сама удивлялась, почему еще не сошла с ума. Почти две недели в Бэд-Лаке прошли напрасно: за десять дней Шелби ни на шаг не приблизилась к своей цели. Как она ни бьется, за какие ниточки ни хватается в тщетной надежде отыскать Элизабет – все впустую. Может быть, пора осуществить угрозу, сгоряча выкрикнутую отцу и Катрине, – отправиться прямиком в газеты, на телевидение, на радиостанции, нанять частных детективов – да не одного, а целую дюжину.
Куда угодно. Как угодно. Лишь бы найти Элизабет – и поскорее!
Она нажала кнопку, опускающую стекло. Стекло плавно поехало вниз, и в лицо ей дохнуло теплым вечерним ветром. Впереди замерцали призрачные голубоватые огни – приближался центр города.
Как ни снедало Шелби нетерпение, в эти два дня она не сидела без дела: позвонила агенту в Сиэтл и получила от него по факсу информацию о заключенных в ее отсутствие сделках, снова попыталась (и снова безрезультатно) связаться с Оррином Финдли. А главное – ждала, напряженно ждала, когда же отец уедет из города надолго.
Он долго испытывал ее терпение. Словно нарочно, проводил в офисе больше времени, чем прежде. Несколько раз (в том числе и поздним вечером) Шелби, как бы невзначай, проезжала мимо, конторы судьи Коула – и всякий раз видела свет за плотно задернутыми шторами и отцовский «Мерседес», припаркованный на стоянке неподалеку. Один раз заметила даже самого судью: он стоял на крыльце, покуривал сигару и отдавал распоряжения тем двоим, которых она видела в доме в день своего приезда.
Шелби прибавила скорость и скрылась за углом, молясь, чтобы отец ее не заметил. Но он, разумеется, заметил и, разумеется, в тот же день за ужином об этом упомянул. Шелби сказала, что была у Катрины: едва ли он поверил, но, слава богу, не стал уточнять подробности или обвинять ее во лжи.
Шелби приближалась к своей цели, и сердце ее билось все сильнее. Мимо проехали несколько автомобилей: водители их были Шелби незнакомы, да и они, кажется, ее не узнавали.
Вот и «Белая лошадь»: изнутри доносится визгливая музыка, а у дверей, подпирая плечом столбик крыльца, стоит Росс Маккаллум – огромный, неуклюжий, мрачный, как сама смерть. Кровь заледенела у нее в жилах. Росс закуривал, мясистой ладонью прикрывая сигарету от ветра. Шелби отвернулась, чтобы он не видел ее лица, и поспешила проехать мимо. Еще была надежда, что он ее не заметил, не узнал машину. Но когда Шелби взглянула в зеркало заднего вида, надежды ее рассеялись: Росс провожал «Кадиллак» взглядом, полным такой холодной решимости, что Шелби вздрогнула. Воспоминания об ужасе, боли и унижении десятилетней давности вихрем пронеслись в мозгу.
– Не позволяй ему тебя запугать! – приказала она себе.
Прошло десять лет. Она изменилась. И Росс ничего больше ей не сделает.
На случай, если этот мерзавец вздумает потащиться за ней следом, Шелби проехала через весь город, дождалась, пока огни фонарей пропадут вдалеке, пересекла реку, затем свернула на проселок и вернулась в Бэд-Лак кружным путем.
Теперь Шелби не выезжала на широкие улицы: до боли в руках сжимая руль, она петляла по проулкам, пока наконец не подъехала к приземистому двухэтажному зданию, где проводил большую часть жизни ее отец.
Стоянка была пуста – ни серебристого «Мерседеса» судьи, ни белоснежного автомобиля Этты Парсонс, бессменной отцовской секретарши. В окнах темно. Вокруг – ни души, ни звука. Вот и отлично.
На всякий случай Шелби объехала здание кругом. Никого и ничего.
– Ладно, вперед! – проговорила она.
Из осторожности Шелби отъехала подальше и припарковалась в четырех кварталах от офиса, между прачечной самообслуживания и бывшей клиникой доктора Причарта. Разумеется, оставалась опасность, что кто-нибудь заметит здесь ее машину, а на следующее утро ляпнет об этом в магазине или в «Белой лошади». В Бэд-Лаке сплетни разносятся быстро: уже через два дня весь город будет знать, что дочка судьи Коула зачем-то бродила по городу темной ночью. Что ж, придется рискнуть.
Шелби заперла машину и пустилась трусцой через темную душную ночь. Тяжелый, пропитанный пылью воздух, так непохожий на свежее дыхание моря в Сиэтле, давил ей на грудь, мешал идти. Странно, неужели и двух недель не прошло с ее приезда в Бэд-Лак? А кажется, словно она живет здесь уже целую жизнь.
«В радости и в горести время летит незаметно», – напомнила себе Шелби старинную поговорку и двинулась дальше, избегая освещенных тротуаров и стараясь не привлекать к себе ничьего внимания. Никогда до сих пор ей не случалось сознательно нарушать закон. «Все у меня получится, – уговаривала она себя. – Все получится». В конце концов, грабители-профессионалы каждую ночь куда-нибудь вламываются! Неужели она окажется глупее каких-то бандитов?
Наконец перед ней выросла задняя стена офиса. Шелби остановилась, пригнувшись за кустом, – проверяла, все ли в порядке, не появился ли кто-нибудь за те десять минут, что она петляла по переулкам. Нет, все тихо. «Теперь или никогда».
Пригибаясь, как под обстрелом, и избегая пятен света под фонарями, Шелби пересекла улицу и остановилась у задней двери. Скользкими от пота пальцами принялась подбирать ключи. Два не подошли, зато третий легко и бесшумно повернулся. За дверью с грохотом отодвинулся тяжелый засов. Шелби перешла ко второй замочной скважине. Щелк! – и дверь распахнулась.
А в следующую секунду приглушенно загудела сигнализация. Шелби знала: за несколько секунд она должна отключить чертово устройство – иначе оно заверещит на весь квартал или, того хуже, поднимет тревогу в ближайшем полицейском участке. И пяти минут не пройдет, как город огласится воем сирен и замерцает полицейскими мигалками.
«Боже мой, да где же эта штука?» Шелби пробежала два шага, ударилась обо что-то бедром и выругалась сквозь зубы.
Би-и-и-п! Би-и-и-п! Би-и-и-п!
Обливаясь холодным потом, она включила фонарик. Луч света зашарил по стенам небольшой приемной. Стол секретарши, стена, настенный календарь... Ага, вот и контрольная панель – совсем рядом со стенным шкафом! Пробормотав краткую молитву, Шелби обогнула стол и бросилась туда.
Код! Сигнализация отключается цифровым кодом. Шелби набрала день рождения отца.
Сигнализация не отключилась.
«Черт побери! А что теперь?» – лихорадочно соображала она.
Может быть, день рождения матери? Почему бы и нет? Ведь судья меняет цветы на столе, ухаживает за могилой.
Би-и-и-п! Би-и-и-п!
Вот черт! Не сработало. Что же остается? В полном отчаянии Шелби набрала свой собственный день рождения. Писк внезапно смолк, и в пустом здании воцарилась тишина, прерываемая лишь гулким биением ее сердца.
Слава богу! От облегчения у Шелби едва не подогнулись колени; она приказала себе успокоиться и нетвердыми шагами подошла к двери отцовского кабинета, сделанной из волнистого стекла.
Очутившись в кабинете, она опустила жалюзи. В кабинете стоял слабый запах сигарного дыма. На вешалке в виде ветвистого дерева покоился один из знаменитых черных «стетсонов» судьи и забытый свитер. Письменный стол оказался неожиданно современным – пластик и металл. С одной стороны – под-носик с сигарами, пепельница и телефон, с другой – три фотографии в рамках. Свадебный фотоснимок судьи и Жасмин, маленькая Шелби и Шелби взрослая, на выпускном вечере.
Выходит, отец и вправду ее любит? Фотографии на столе, ее день рождения в качестве кода. Кто б мог подумать! Несколько секунд Шелби стояла, тупо глядя на фотографии; затем напомнила себе, что от сентиментальности один вред, да и времени нет на бессмысленные сожаления о прошлом, и принялась за работу.
Ящики письменного стола была заперты – но в своей связке Шелби обнаружила маленький ключик, который прекрасно к ним подходил. Первый ящик – карандаши, ручки, маркеры, скрепки и тому подобная канцелярская мелочовка. Ничего интересного. Второй – недавние документы, в основном касающиеся дел на ранчо; бегло просмотрев их, Шелби ничего любопытного для себя не нашла. Третий – ящик сигар и початая упаковка «Джека Дэниелса».
Итого – десять минут потрачены впустую. Смахнув пот со лба, Шелби перешла к бюро. Открылось оно без труда, и в первом же ящике Щелби обнаружила знакомую картину – папки, папки, папки с именами, расставленные в строгом алфавитном порядке. Безо всякого удивления она обнаружила, что многие досье из дома здесь дублируются.
Наконец-то!
Прежде всего она нашла и торопливо открыла досье доктора Неда Ч. Причарта. Глянцевая коричневая папка содержала в себе всего несколько документов, но, в частности, был там последний адрес доктора и записанная от руки дата смерти. Значит, судья все это время знал, что Причарт мертв, и спокойно смотрел, как дочь идет по ложному пути, тратя драгоценное время!
– Вот гад! – в бессильной ярости воскликнула Шелби. Но сама она понимала, что возмущаться глупо. Отец таков, какой он есть, всегда таким был и в шестьдесят с лишним лет едва ли исправится. По каким-то ему одному ведомым причинам он не хочет, чтобы Шелби нашла свою дочь, и делает все, чтобы затруднить ей поиски. Если уж он от собственного незаконного ребенка отказался, что мешает ему отказаться от внучки?
– Будь ты проклят, отец, – прошептала Шелби и заставила себя снова приняться за дело.
Следующей шла папка Нейва Смита. Шелби просмотрела ее на коленях, при свете фонарика. Здесь не было почти ничего нового: только бурная юность Нейва представлена несколько подробнее, да в конце Шелби нашла несколько страниц, исписанных аккуратным мелким почерком судьи – его личные заметки. Надо сказать, наедине с собой Джером Коул был весьма язвителен и в выражениях не стеснялся – Шелби прочла немало горьких слов об «индейском ублюдке», который не дает жить всему городу и, по всей видимости, кончит тюрьмой. В одной заметке судья прибавлял, что его дочь беременна – и, по всей видимости, именно от «этого ничтожества». Чего еще ждать, добавлял он, от сына горького пьяницы и индейской сучки, которая сбежала, бросив мужа с ребенком на руках?
– Чтоб ты сдох! – в сердцах бросила Шелби и, захлопнув папку, поставила ее на место.
Взглянула на часы – без четверти десять. Она здесь уже двадцать минут – и пока не нашла того, что искала. Часы на книжной полке равнодушно тикали, отсчитывая время; порой за окном проезжала машина, но в здании было пустынно и тихо, словно в гробнице. Шелби стало не по себе. Какие темные дела вершились в этих стенах? Сколько жизней здесь изменилось навсегда?
Подавив волнение, она вытащила толстую папку со своим собственным именем – и со страниц хлынула ее жизнь. Медицинская карточка, табели успеваемости, школьные характеристики – копии всех этих документов она видела и дома. Но здесь было кое-что еще. В конце папки Шелби обнаружила рукописный дневник – отец записывал важнейшие события жизни дочери. С сильно бьющимся сердцем Шелби читала скупые строчки о первом зубе и первых словах, о том, когда пошла и когда научилась читать, о смерти матери, об учебе в школе, о беременности. Было здесь упомянуто и изнасилование – несколько коротких, сухих слов, за внешней бесстрастностью которых чувствовался гнев и горечь. По записи Шелби поняла, что отец узнал об этом только от нее самой.
Слезы обожгли глаза, но Шелби не дала им воли и продолжала читать дальше. На беременности записи не кончались. Дочь не желала иметь с судьей ничего общего, но отец не терял ее из виду: Шелби нашла здесь названия своего калифорнийского колледжа, фирм, в которых работала после учебы, домашний адрес в Сиэтле. Но больше всего ее заинтересовала одна короткая запись. Сразу после сухого рассказа о родах стояла ссылка: «См. Лидия Васкес». При чем тут Лидия?
Действительно, экономка была для Шелби второй матерью. Она научила ее шить, готовить и садовничать; она посвятила девочку в тайны взросления; она бинтовала содранные коленки, давала советы, к которым Шелби редко прислушивалась, наполняла холодный дом смехом и веселыми историями о своих многочисленных родственниках.
Да, они с Лидией связаны накрепко – и такая связь не рвется с годами. Но едва ли судья это имел в виду, когда торопливым косым почерком указывал, что для более полных сведений о Шелби надо обратиться к досье Лидии. Нет, здесь кроется что-то еще. И она должна выяснить что.
Шелби отложила свое досье и принялась перебирать папки в поисках сведений о Лидии. Ее досье оказалось толще всех прочих – и неудивительно, ведь Лидия работала у судьи с незапамятных времен. Здесь Шелби нашла копии ее паспорта, вида на жительство и других документов, а также много страниц, посвященных ее родным – сестре Карле, ее мужу Пабло Рамиресу, каждому из их четверых детей. Была и ссылка на Эстеванов – они, как вспомнила Шелби, тоже приходились Лидии сродни.
Шелби задумчиво листала страницы досье. Зачем, спрашивала она себя, отец так старательно собирает сведения обо всех этих людях? Ведь никто из них, кроме Лидии и Пабло, на него не работает. В чем же дело? Что-то странное чудилось ей в таком пристальном внимании всесильного судьи к обычной мексиканской семье – странное и подозрительное.
Шелби повторила про себя имена племянников Лидии, выписанные в столбик аккуратным мелким почерком судьи. Энрике, Хуан, Диего, Мария. Четверо. Трое мальчиков и девочка. Мария – старшая, за ней с интервалом в два-три года идут мальчики. Шелби помнила их всех. Мария – ее ровесница, и в детстве отец запрещал Шелби с ней играть. Он ничего не имел против того, чтобы экономка из Мексики растила его дочь; но позволить принцессе из рода Коулов дружить с «черномазыми»... Однако Шелби не слушалась его и часто тайком играла со своей смуглой подружкой. Уже тогда она начала понимать, что отец не всегда прав.
Да, она хорошо помнила Марию – тихую круглолицую девочку с толстыми косами и милой застенчивой улыбкой. Мария хорошо училась, но ушла из школы, не закончив десятый класс, – почему, Шелби не помнила.
Она хотела уже перевернуть страницу, но вдруг замерла, пораженная догадкой. Лидия говорила, что у Марии есть дочь. И с этой дочерью что-то неладно. Лидия плакала, когда разговаривала с Марией по телефону – и страшно смутилась и перепугалась, заметив, что Шелби стоит в дверях.
«Спокойно, спокойно, – уговаривала себя Шелби. Не надо торопиться с выводами. Это просто совпадение».
Повернувшись на вращающемся кресле отца и зажав фонарик в зубах, она принялась двумя руками копаться в бюро. Вот и досье на Марию! Какое пухлое – гораздо толще, чем на ее братьев! Затаив дыхание, Шелби раскрыла папку – и тихо ахнула. Папка раскрылась посредине: с глянцевой фотографии, блестящей в тусклом свете фонарика, на Шелби смотрела... она сама в детстве. Ее дочь.
– Элизабет! – воскликнула Шелби. Глаза ее наполнились слезами; сердце билось так, словно готово было разорваться.
Девочка в нарядном платьице, с голубой лентой в золотисто-рыжих кудряшках, широко распахнутыми зелено-голубыми глазами смотрела прямо в объектив и улыбалась во весь рот. На снимке ей было лет семь-восемь.
– Боже, благодарю тебя! – прошептала Шелби, улыбаясь сквозь слезы.
Сколько лет потеряно безвозвратно! Она никогда не услышит младенческого лепета Элизабет, не расскажет ей первую в жизни сказку, не проводит в первый класс. И все же не время плакать.
Ведь после десяти лет неведения и лжи Шелби Коул наконец нашла свою дочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Блудная дочь - Джексон Лиза



оригинальный сюжет,читается легко
Блудная дочь - Джексон Лизаарина
24.11.2011, 22.10





интересно
Блудная дочь - Джексон ЛизаЯ
19.05.2012, 0.01





Динамичный сюжет! красивая любовь, отвлеклась и не пожалела своего времени))
Блудная дочь - Джексон ЛизаОльга
30.06.2012, 22.24





Роман+детектив=наслаждение для читателя: а когда еще и исполнение соответствующее, то удовольствие на все 100 %.
Блудная дочь - Джексон ЛизаМаруська
15.07.2012, 1.01





а я еле прочитала, скучно
Блудная дочь - Джексон Лизанаталья
7.10.2012, 17.10





Роман хороший.Очень понравился.
Блудная дочь - Джексон ЛизаАнюта
7.10.2012, 20.43





Роман не захватывает, нет изюминки. Все запутано, и конец не то... на 5
Блудная дочь - Джексон ЛизаС
7.10.2013, 20.24





Неплохо, но не держал меня роман все время, многое перелистывала, 6/10.
Блудная дочь - Джексон Лизавикки
21.04.2016, 23.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100