Читать онлайн Пусть не кончается любовь, автора - Джексон Джина, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пусть не кончается любовь - Джексон Джина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пусть не кончается любовь - Джексон Джина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пусть не кончается любовь - Джексон Джина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джексон Джина

Пусть не кончается любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Ее разбудил громкий стук в дверь. Казалось, она едва сомкнула глаза, но этот стук… Кэтлин села в постели и посмотрела на часы. Девять утра. Она проспала меньше трех часов. Они оставались на ногах, пока не утих дождь. Пили кофе, разговаривали, и все согласились отменить утреннюю верховую прогулку и хорошенько отдохнуть. Они это заслужили.
– Одну минуту. Сейчас иду. – Кэтлин поморщилась, вылезая из-под одеяла. Комната была залита солнцем. Яркий свет резал глаза. По крайней мере сейчас ей не нужно было одеваться: после ночного бдения она была такой уставшей, что заснула в одежде.
– Да? – Кэтлин распахнула дверь и оказалась лицом к лицу с крашеной блондинкой, одетой в ковбойский наряд, который можно было бы увидеть только на маскараде. Ее сиреневая джинсовая юбочка длиной была сверхмини. Подол завершала лиловая бахрома. Коротенький жакетик-болеро был под цвет юбочке. А еще на ней были белые лакированные ковбойские сапожки. Кэтлин не надо было спрашивать ее имя, но все же описание Дэйва не отдавало должного этой женщине. Впрочем, вряд ли словесный портрет мог бы подготовить Кэтлин к встрече с Бэмби Кеннеди во плоти.
– Я – Бэмби Кеннеди. Для вас – миссис Аллен Кеннеди!
Все тело Бэмби вибрировало от ярости, и Кэтлин захотелось захлопнуть перед ее носом дверь. Но поступить так она не могла. Ведь Бэмби Кеннеди была гостьей, и Кэтлин должна быть сдержанной.
– Очень приятно познакомиться с вами, миссис Кеннеди. Могу ли я что-то для вас сделать?
– Можете! Оставьте моего Аллена в покое… вы воровка мужей! Вам должно быть стыдно!
Кэтлин несколько раз моргнула. Хорошенькое начало дня!
– Простите, не поняла.
– Не разыгрывайте передо мной невинность. Прошлой ночью вы пытались соблазнить моего мужа!
Кэтлин снова растерянно моргнула, жалея, что голова с утра отказывается быстро соображать.
– Почему, миссис Кеннеди, вы полагаете, что я пыталась соблазнить вашего мужа?
– Я не полагаю, я знаю! – Изумительные фиалковые глаза Бэмби сверкали фанатичным огнем новообращенного в веру. Наверняка это были контактные линзы. Кэтлин в этом не сомневалась. Никто на свете не рождается с глазами такого невероятного оттенка. – Гроза меня разбудила, и я спустилась вниз поискать Аллена. И вы были там… обвивали его руками! Я так разволновалась, что убежала назад в свою комнату и приняла снотворное, чтобы не думать об этом.
Кэтлин вздохнула:
– Послушайте, миссис Кеннеди. Впечатление может быть обманчивым. Уверяю вас, что я абсолютно не интересуюсь вашим мужем. Он для меня просто гость, такой же точно, как все остальные.
– Это значит, что я должна предупредить других жен насчет вас!
– Я не это имела в виду, миссис Кеннеди. – Необычайно пухлые губки Бэмби обиженно надулись, и Кэтлин невольно задумалась, сколько уколов коллагена требуется, чтобы поддерживать их сочную полноту. – Если бы вы знали меня лучше, вы бы поняли, что я со всеми гостями обращаюсь одинаково. Мужья или жены – мне безразлично. Я хозяйка дома на «Дабл-Би», где вас принимают. И ничего больше.
Бэмби выпрямилась во весь рост.
– Вы лжете. И я знаю почему.
Кэтлин тяжело вздохнула. Как бы ей хотелось рассказать разъяренной женщине, что это Аллен Кеннеди пытался ее соблазнить. Но Бэмби никогда этому не поверит.
– Я не лгу, миссис Кеннеди.
– Нет, лжете. Вы такая же, как и все другие. Вы думаете, что Аллен снимет вас в одном из своих фильмов. Ведь думаете?!
– Нет, миссис Кеннеди, не думаю. Я не хочу сниматься в кино. И сказала об этом вчера вашему мужу, когда он предложил мне роль.
– И это ложь! Я играю главные роли во всех фильмах моего мужа. Я там звезда! Он никогда не предложил бы роль вам!
Разговор зашел в тупик. Кэтлин набрала в грудь побольше воздуха и попыталась сообразить, как закончить бессмысленную конфронтацию.
– Послушайте, миссис Кеннеди. Как я уже сказала вам, меня ваш муж абсолютно не интересует.
– Тогда почему же вы липли к нему вчера за обедом?
– Я не делала этого, миссис Кеннеди. Возможно, я посвятила ему больше времени, чем другим гостям… но он задавал мне множество вопросов. Я и с другими гостями разговаривала.
Бэмби нахмурилась. Разумеется, не слишком: кожа на ее лице была подтянута чересчур туго, чтобы позволить такую мимику.
– Он сказал, что вы хотели показать ему кораль… А ведь он даже не любит лошадей.
– Я не показывала ему кораль, миссис Кеннеди. Это сделал Сэм, один из наших конюхов. Ваш муж говорил что-то о поиске натуры для съемок и поэтому захотел посмотреть на кораль.
– А-а. Что ж… Аллен всегда ищет места для съемок. Может быть, это правда. Но то, что происходило прошлой ночью, я видела собственными глазами! Вы были в объятиях моего мужа!
– Недолго. И, безусловно, не по своей воле. – Терпение Кэтлин кончилось. – Если бы вы задержались подольше, миссис Кеннеди, вы бы увидели…
– Кэтлин, дорогая.
Звучный баритон прервал ее речь. Кэтлин повернулась и увидела Дэйна. С чего это он вдруг решил назвать ее «дорогой»?!
– А-а, самая очаровательная гостья, когда-либо посещавшая наше ранчо. Доброе утро, Бэмби. – Дэйн улыбкой приветствовал замолкнувшую красавицу. – Или мне следует сказать «миссис Кеннеди»?
– Просто Бэмби.
Кэтлин заметила, что та больше не хмурится, и едва сдержала усмешку. Дэйн источал бездну обаяния, и гнев Бэмби растаял под его мощным воздействием.
– Мне очень жаль, дорогая, что гроза так напугала тебя ночью. – Дэйн сделал шаг вперед и заключил Кэтлин в объятия. Притворяясь, что целует ее в ушко, он прошептал, чтобы она вела себя тихо, а он возьмет Бэмби на себя. – Не мучайся, поспи еще, я знаю, каково пришлось тебе ночью. А я провожу Бэмби на завтрак.
Кэтлин молча кивнула, надеясь, что Дэйн знает, что делает.
– Ладно.
– Вы позволите проводить вас к завтраку, Бэмби? – Дэйн взял Бэмби под руку, и Кэтлин услышала, как он говорил, медленно двигаясь по коридору: – Ваш муж так помог мне прошлой ночью. Он у вас настоящий мужчина. Бедная Кэтлин так боится грозы, а у меня совсем не было времени с ней посидеть. Но ваш муж предложил позаботиться о ней… ради меня. А вы, Бэмби, боитесь гроз?
Из глубины коридора до Кэтлин донеслось кокетливое хихиканье Бэмби:
– Никогда не боялась гроз. Они мне совершенно безразличны.
– Хотел бы я, чтобы Кэтлин поучилась у вас. Она так пугается, что просто безумеет. Дрожит, плачет и виснет на мне всякий раз, как сверкнет молния. А гром действует на нее еще хуже. Если я не хватаю ее в объятия, ее подбрасывает вверх на фут.
– Неужели это правда?
– Еще какая! – Кэтлин услышала смех Дэйна. – Я рассказал об этом вашему мужу и просил просто успокаивающе обнять ее за плечи. Вас ведь не огорчает, что я попросил его об этом, Бэмби?
– Нет… если дело было только в грозе. Я подумала… Ну, я увидела, что он обнимает ее…
– Боюсь, это моя вина, – перебил ее Дэйн. – Он собирался разбудить вас и рассказать, о чем я его попросил, но я посоветовал ему не тревожить ваш сон. Мне жаль, Бэмби.
– Все в порядке.
– Хотите, мы разыщем его, чтобы вы могли все выяснить? Он, вероятно, будет польщен тем, что вы его так ревнуете.
– Нет! – Кэтлин уловила в голосе Бэмби панические нотки. – Аллен терпеть не может, когда я ревную. Он говорит, что брак должен быть основан на доверии, а иначе он ничего не стоит. Я не хочу, чтобы он узнал, что я усомнилась в нем… даже на секунду.
– Тогда я ни слова ему не скажу. И велю Кэтлин не упоминать об этом. Это будет наш маленький секрет. Согласны?
– Да, – с облегчением отозвалась Бэмби. – Но одного я все-таки не понимаю. Вы знаете, что Аллен предложил вашей подруге роль в своем фильме?
– Да, вроде того. Он говорил что-то о подходящей натуре для вестерна, а Кэтлин сказала, что не допустит киношников на «Дабл-Би». Он, вероятно, решил, что, если предложит ей хотя бы маленькую роль, она изменит мнение.
– Ну, конечно! – Кэтлин усмехнулась, потому что в голосе Бэмби исчезли последние следы сомнений. – Я должна была сама догадаться, в чем тут дело. Ведь, знаете ли, это я звезда во всех его фильмах.
– Понятное дело. Держу пари, что вы и актриса отличная.
– О, там особого мастерства не требуется, – засмеялась Бэмби. – Только не в фильмах, которые снимает Аллен. Вы видели фильм «Жаркие ночи в Хьюстоне»? Его показывали в прошлом году по кабельному телевидению и…
Голос Бэмби становился все тише и совсем смолк, когда они завернули за угол коридора. Кэтлин тихонько засмеялась и закрыла дверь. Она должна была бы сразу догадаться, какие фильмы снимает Аллен Кеннеди: «только для взрослых». Порнографические…


Дэйн вздохнул, заметив Кэтлин за столом с четырьмя гостями. Случай с Алленом Кеннеди не был ее виной, но все-таки дело пришлось улаживать. Дэйн не сомневался, что, если не предпринять каких-то действий, такое может повториться. Он ломал себе голову, пытаясь найти деликатный способ сказать об этом Кэтлин, но не мог ничего придумать. Дэйн решил поставить ее перед фактом, что у них наметилась проблема, и постараться вместе найти какое-то решение.
– Привет, Дэйн.
Кэтлин дружелюбно улыбнулась ему, и Дэйна пронзило дурное предчувствие. После их беседы она, наверное, его возненавидит. Но у него не было выхода. Ситуация с Кеннеди благополучно разрешилась, но потребовала от него необычайной изворотливости ума и актерства. Дэйн и думать не хотел, что случилось бы, если бы он вовремя не заметил Бэмби, решительно маршировавшую к двери Кэтлин в своих нелепых белых ковбойских сапожках.
– Кэтлин! – Дэйн шагнул к ее столику, взял Кэтлин за руку и повернулся к ее собеседникам: – Извините нас, парни, – на пару минут. Мне нужно поговорить с Кэтлин наедине.
Кэтлин последовала за ним к двери.
– В чем дело, Дэйн? Что-то неладно?
– Можно сказать и так. Пойдем, нам надо кое-что прояснить. Я собирался провести этот разговор в кабинете, но там Джибби звонит по телефону. Так что выбирай: у тебя или у меня.
– Лучше у меня. Мне как раз нужно захватить книжку для Мэри-Эллен.
Они прошли по коридору и свернули к ее комнате. Дэйн чувствовал себя отвратительно. Вчера он разбудил Кэтлин среди ночи из-за случившихся неприятностей, а теперь собирается корить за то, в чем, в сущности, не было никакой ее вины.
Криво усмехнувшись, Дэйн опустился на край постели Кэтлин и терпеливо ждал, пока она отыщет книжку для гостьи. Когда не так давно фантазия рисовала ему их свидание в ее спальне, картина была совершенно иной.


– Я просто не знаю, как еще я должна была вести себя с ним. – Кэтлин в растерянности уставилась на Дэйна. – Ты же знаешь, что я вовсе не стремилась увлечь мистера Кеннеди.
– Я знаю, что ты ничего не делала намеренно, но… ну… просто, будучи самой собой, ты наводишь мужчин на подобные мысли.
– Ты хочешь, чтобы я перестала быть собой?! – Кэтлин яростно сверкнула глазами, но всерьез рассердиться не смогла. Все было слишком нелепо.
– Нет, разумеется, не хочу. Я понимаю, что это невозможно. Я всего лишь хочу, чтобы ты перестала быть такой чертовски привлекательной.
– Так. – Кэтлин уселась рядом с ним на кровать, с трудом сдерживая желание подвинуться поближе. – И каким же образом я должна это сделать?
– Не знаю. Поэтому нам и нужно поговорить. Ты выглядишь такой сексуальной, что у мужчин возникают мысли… не важно, женаты эти мужчины или нет. Они просто не могут устоять. Это… понимаешь… ну просто безусловный рефлекс.
– Безусловный рефлекс? Чушь собачья!
– Ты знаешь, что я имею в виду. – Дэйн покраснел, и Кэтлин фыркнула, но тут же стала серьезной: до нее дошло, что именно он пытается ей объяснить. – Значит, мужчины ничего не могут с собой поделать? Даже ты, Дэйн?
– Я… ну, я… я говорю не о себе. То есть не совсем. Я хочу сказать, что ты очень привлекательная женщина, и с этим нам следует что-то сделать.
Кэтлин не смогла сдержать улыбки. Дэйн выглядел очень смущенным. А ей так хотелось прижаться к нему и проверить его слова на деле. Он, по сути, признался в том, что его тоже влечет к ней. А уж ее, безусловно, влекло к нему.
– Так ты хочешь, чтобы я постаралась выглядеть безобразной?
– Угу. Вот именно. Мы потерпим убытки, если жены начнут считать тебя соперницей.
– Но я же им не соперница! – с досадой воскликнула Кэтлин. – По-моему, Дэйн, ты делаешь из мухи слона. Я уверена, нормальные жены знают, что я вовсе не стараюсь с ними соперничать.
– Знают? А как насчет Бэмби Кеннеди? Если бы я не выдумал этой истории про твою боязнь молний и грома, она потребовала бы деньги назад и утащила мужа на ближайшем самолете домой.
– Ты утверждаешь, что неправильные представления Бэмби Кеннеди – моя вина? – возмутилась Кэтлин.
– Нет. Я просто считаю, что мы должны позаботиться, чтобы подобного не случалось впредь. Нам совершенно не нужно, чтобы какая-нибудь жена, вернувшись домой, рассказывала своим друзьям, что на ранчо «Дабл-Би» появилась новая хозяйка, потрясающая красотка-»разведенка»!
Кэтлин крепко сжала губы, чтобы не сорваться и не накричать на Дэйна. Но по крайней мере он назвал ее потрясающей красоткой. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и вежливо поинтересовалась:
– Чего же ты от меня хочешь? Что я, по-твоему, должна сделать?
– Не знаю. Но ты сама должна что-то придумать, чтобы не быть такой привлекательной. Я наблюдал за мужчинами. У них глаза лезут на лоб каждый раз, когда ты проходишь мимо. Может, тебе надо подумать об одежде? Носить что-то менее броское.
– Что? Я уж и так надеваю самые затрапезные и унылые вещи.
– Может, тебе стоит изменить походку, сделать ее больше похожей на мужскую? – Склонив голову набок, Дэйн пристально вглядывался в нее. – Старайся шагать, не виляя бедрами.
Кэтлин почувствовала, что в ней закипает бешенство. Этот человек советует ей, как она должна держаться при ходьбе!
– Что-нибудь еще?
– Не знаю. Может, сама придумаешь, как тебе стать менее привлекательной?
Кэтлин кивнула и дала волю сарказму:
– Могу предложить несколько способов. Если я побрею себе голову и надену старушечьи очки, как, по-твоему, это поможет?
– Побреешь голову?! – Дэйн потрясение уставился на нее… и с облегчением вздохнул: – Ты шутишь! Не надо, Кэтлин. Ситуация вовсе не смешная. Мне не хотелось поднимать этот вопрос, но я ума не приложу, как мне успевать присматривать за тобой и одновременно выполнять свою работу. Я предвижу кучу неприятностей… и просто не знаю, как их избежать.
У него был несчастный вид, и Кэтлин почувствовала, что ее глаза наполняются слезами. Она отвернулась, вцепившись пальцами в покрывало.
– Ты меня ненавидишь, потому что у тебя из-за меня одни проблемы?
– Ненавижу тебя? – изумился Дэйн. – Откуда у тебя эта безумная мысль?
– Тебе не нравится, как я выгляжу, ты критикуешь все во мне… даже то… как я хожу. Я знаю, что я горожанка, новичок… или как там ты это называешь… что я не подхожу к здешней обстановке, к ранчо… но я надеялась…
Голос Кэтлин становился все тише и наконец совсем замолк, жгучие слезы покатились по щекам. Она чувствовала себя потерянной, ей казалось, что она лишилась единственного друга, и вынести этого Кэтлин не могла. И вдруг она ощутила, что Дэйн потянулся к ней, и, еще не успев понять происходящего, она оказалась притянутой к его сильному телу и зарыдала, уткнувшись ему в грудь.
– Ну, Кэтлин, перестань. Я не хотел тебя огорчать. Наверное, я слишком долго общался только с мужчинами и совсем забыл, как положено разговаривать с красивой женщиной.
– Значит ты… не ненавидишь меня? – Она посмотрела на него и прочла в его взгляде такое откровенное желание, такую тоску, что затрепетала.
– Нет. Я вовсе не ненавижу тебя. Я просто не смог бы тебя ненавидеть.
Наступила долгая пауза, длившаяся, казалось, вечность. Кэтлин почувствовала безотчетную радость. Губы ее приоткрылись, и голова Дэйна склонилось к ней, словно притянутая неведомой силой. Его рот приник к ее рту, и сладостное блаженство затопило ее, подхватило, закружило… Она почувствовала, что млеет, млеет… почти теряя сознание.
– Красавица Кэтлин, – простонал Дэйн. Их поцелуй разгорался, набирал силу, обжигая огненной вспышкой страсти. Руки Кэтлин сами собой поднялись и обвились вокруг его шеи. Сомкнулись, не в силах разомкнуться. Она прильнула к нему всем телом и словно сплавилась с Дэйном губами, языком. Они содрогались от неутоленной нужды друг в друге… А затем Дэйн вдруг разомкнул объятия, решительно отстранил ее от себя и вздохнул. – Мне очень жаль, Кэтлин. Этого не должно было произойти. Никогда. Это моя вина, и больше такого не повторится.
Кэтлин втянула в себя воздух и выдохнула с болезненным стоном. Ей хотелось крикнуть ему в лицо, чтобы он не был идиотом, что она жаждет, чтобы он снова ее целовал. Ей хотелось от него большего, чем просто поцелуй. Однако в его глазах отражалась мучительная борьба. Кэтлин встретилась с ним взглядом и не осмелилась ничего сказать.
– Что ж… – Она воспользовалась проверенным способом разрядки напряженности драматичной ситуации. – Полагаю, ты прав.
– Я прав?
Дэйн смотрел на нее так, будто она лишилась рассудка, и Кэтлин усмехнулась:
– Наверное, я и вправду вела себя провокационно.
– Поверь, так оно и было! – Дэйн воздел к небу руки в притворной беспомощности, и Кэтлин поняла, что он благодарен ей за то, что она не превратила их поцелуй в нечто очень серьезное. Более серьезное, чем взаимное сексуальное притяжение двух взрослых людей. – Я вовсе не собирался тебя целовать.
– Уверена, что не собирался. Просто так получилось, и нам повезло, что это был ты, а не какой-нибудь гость. Что же мы будем со мной делать, Дэйн? Я не хочу причинять ущерб деловым интересам «Дабл-Би». И, уж конечно, не хочу повторения схватки с Алленом Кеннеди.
– Тебе не надо выглядеть такой соблазнительной и аппетитной. – Дэйн весело ухмыльнулся. – Сможешь найти какую-нибудь совсем бесформенную и мешковатую одежду?
Кэтлин покачала головой:
– У меня ничего такого нет. Мешковатое и бесформенное не входит в гардероб эффектной деловой женщины Бостона. Если не веришь, загляни в мой шкаф и убедись.
– Давай попробуем. – Он встал и протянул ей руку. – Просмотрим всю твою одежду, не найдется ли там чего-нибудь более закрытого, чтобы ребятам не на что было толком и посмотреть.
Пять минут спустя Дэйн вынужден был признать, что поиски подобного наряда в шкафу Кэтлин оказались бесплодными. Каждая вещь в ее гардеробе была дорогой, модной, подобранной с прекрасным вкусом. Было очевидно, что Кэтлин выбирала одежду, чтобы выгодно подчеркивать фигуру, а не скрывать ее.
– Мне жаль, Дэйн. Но у меня нет ничего слишком свободного и мешковатого.
Она обернулась к нему, озабоченно хмуря брови, и Дэйну потребовалось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не схватить ее вновь в объятия и не поцеловать. Видимая уголком глаза постель провоцировала. Дэйн живо представил себе, как стаскивает с Кэтлин одежду, берет ее на руки и опускает на мягкие шелковые и атласные платья, разбросанные по покрывалу, а потом…
– В чем дело? – Ее вопрос отвлек Дэйна от эротической сцены, разыгравшейся в его голове.
– Ничего. Я пытаюсь найти какое-то решение. – Дэйн заставил себя встретиться взглядом с ее зелеными глазами и понадеялся, что она не прочтет мысли, вертевшиеся в его мозгу. – Полагаю, что ты сможешь заказать кое-какую рабочую одежду по каталогу, правда, доставка займет не меньше двух недель.
– Может быть, я смогу одолжить у кого-нибудь из ребят пару джинсов?
– Нет. – Дэйн с ходу отмел ее предложение. – Нед Баском – самый мелкий из всех, но даже и его джинсы с тебя свалятся.
– Полагаю, это лишь усугубит положение, – проказливо пробормотала Кэтлин.
– Вот именно. – Дэйн не мог не оценить ее чувства юмора. Она так умно отнеслась к этой неловкой ситуации и не стала упоминать об их страстном поцелуе… – Жаль, что тебе не подходит одежда Беллы. Это было бы как раз то, что нужно.
Кэтлин задумчиво посмотрела на него:
– А что случилось с одеждой тети Беллы?
– Она все еще здесь. Хочешь посмотреть?
– Разумеется, хочу! – воскликнула она. – Какой размер был у тети Беллы?
– Ну-у… она была примерно твоего роста, может на дюйм пониже. Но весила она больше, чем ты, пожалуй, фунтов на тридцать.
– А какого рода одежду она носила?
Дэйн попытался вспомнить. Последние два месяца жизни Белла почти не вставала с постели, и он привык видеть ее во фланелевых ночных рубашках и халатах. Однако говорить об этом Кэтлин Дэйн не хотел. Она может почувствовать себя виноватой.
– Она носила синие джинсы и ситцевые блузки. У нее их было множество. Она вообще любила джинсовку, так что у нее были еще джинсовые платья и блузы. Зимой она носила свитера и фланелевые вещи, и у нее не было одежды, которую нельзя было бы стирать. Помню, она вечно предупреждала Иду и Мэрилин, чтобы они стирали ее вещи в прохладной воде, иначе те сядут.
– Значит, они садятся? – Кэтлин воодушевилась. – Что, если я постираю некоторые вещи тети Беллы в горячей воде? Может быть, они сядут настолько, что подойдут мне?
– Что ж, этого мы не узнаем, пока не попробуем, – ответил Дэйн, заражаясь ее энтузиазмом. – После смерти Беллы я все ее вещи запаковал и отнес на чердак.
– Ты это сделал? – удивилась Кэтлин. – Но почему?
– Потому что я не хотел, чтобы ты приехала сюда и нашла все ее вещи в шкафу, словно она вышла на минутку и скоро вернется. Я подумал, что тебе от этого станет грустно.
– Это было… – Она заморгала, стряхивая с ресниц внезапно набежавшие слезы. – Это было очень чутко с твоей стороны. Спасибо, Дэйн.
Ее благодарность тронула его. Он понял, что еще до ее приезда хотел заботиться о ней просто потому, что она была племянницей Беллы. Он и теперь хотел проявлять эту заботу, но уже по другой причине, о которой сейчас запретил себе думать.
– Я пойду позову одного из парней, и мы принесем к тебе эти ящики с чердака.
– Но я могу подняться на чердак с тобой и там просмотреть эти вещи. Это легче, чем все стаскивать вниз.
– Нет. – Дэйн подвел ее к постели и усадил. – Чердак недоделан, там нет полов. Только потолок и несколько неприбитых досок вместо пола. Ты можешь оступиться и провалиться в комнаты. Кроме того, нам придется воспользоваться фонариками. На чердаке нет электричества. Подожди здесь, где ты в безопасности, а мы принесем тебе эти ящики.
Похоже, Кэтлин хотела возразить, но потом сдержалась:
– Ладно.
Дэйн вздохнул с облегчением и вышел из комнаты. Он сказал ей правду. На чердаке действительно не было полов… и света тоже. Но настоящая причина, почему Дэйн не хотел, чтобы Кэтлин туда поднималась, заключалась не в этом.
Когда он нанялся на работу к Белле, она разрешила ему сложить все его лишние вещи на чердаке. Там стояли ящики книг из его кабинета, лежали семейные альбомы с фотографиями Бет, и даже пылилась коллекция мягких игрушек, которую Бет собирала и держала в их спальне.
Если Кэтлин увидит эти неподъемные ящики, она начнет задавать вопросы, отвечать на которые ему будет мучительно. Нет, для них обоих будет лучше, если Кэтлин Брэдфорд ничего не узнает о его прошлой жизни и о женщине, которую он любил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пусть не кончается любовь - Джексон Джина



Чума! Ранчо, поделенное в шахматном порядке между двумя владельцами, чтобы нельзя было продать! Нужно взять на заметку!
Пусть не кончается любовь - Джексон ДжинаТатьяна
14.02.2013, 1.05





начало было отличное, а потом как буд-то запал закончился и все затянулось. глупые выводы и досадные ошибка героев. 7/10
Пусть не кончается любовь - Джексон ДжинаОлька
15.02.2013, 18.43





Да начало ничего, но так все затянуто. Из ничего вытянули 29 глав. 5/10
Пусть не кончается любовь - Джексон ДжинаНастя
16.02.2013, 8.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100