Читать онлайн Наследство с условием, автора - Джеймсон Бронуин, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство с условием - Джеймсон Бронуин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство с условием - Джеймсон Бронуин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство с условием - Джеймсон Бронуин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймсон Бронуин

Наследство с условием

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Шесть месяцев спустя
Анжелина Мори не собиралась подслушивать. Если бы в последнюю минуту она не вспомнила о торжественности момента, то влетела бы в комнату в своей обычной манере и ничего не услышала.
Утром состоялись похороны, днем оглашение воли умершего. А сейчас проходило совещание наследников Чарлза. Она замерла у входа в библиотеку в поместье Камерука.
Из-за двери доносился разговор — три глухих мужских голоса, до боли знакомых, как голоса ее собственных братьев.
— Ты слышал, что сказал Конрадс. Не всем нам придется делать это. — Алекс, старший из сыновей, говорил спокойно и уравновешенно, как всегда. — То моя обязанность.
— Чушь. — Насмешливая манера Рэйфа не изменилась ни на йоту с тех пор, как она уехала. — Твой возраст не делает тебя экспертом в данной области и не дает тебе преимущества. Бросим монетку…
— К черту. Мы вместе: один за всех, все за одного. — Лицо Томаса оставалось таким же суровым и напряженным, как и его голос.
— Очень самоотверженно, братишка, но ты ничего не забыл? — спросил Рэйф. — Чтобы завести ребенка требуются двое.
Энджи чуть не уронила поднос с закуской. Хорошо, что ей удалось подслушать их разговор.
Руки заняты, и она не может постучать. Девушка толкнула дверь коленом, вошла и громко кашлянула. Дважды, чтобы перекрыть гул голосов, гремевших во всю мощь здоровых легких.
Она кашлянула еще раз, и три пары напряженных глаз воззрились на нее. Братья Карлайл. «Принцы австралийской пустоши», согласно заголовкам газет.
Энджи росла с ними бок о бок. Возможно, для прессы они и австралийская знать, но ее не обманешь.
Принцы? Ха, как же!
— Что? — гаркнули, по меньшей мере, два королевских отпрыска.
— Прошу прощения, что вмешиваюсь. Но вы тут голодом себя уморите, вам нужно подкрепиться. — Она поставила поднос на середину огромного дубового стола и присела на край. Затем взяла бутылку виски сорокалетней давности — из тайных запасников отца — и увидела, что она полупуста. Странно. — Я думала, вы ее уже прикончили.
Алекс рассеянно глянул на стакан в руке. Рэйф подмигнул и протянул свой стакан за добавкой. Томас застыл в углу, руки в карманах, словно не замечая ни виски, ни ее появления.
На сандвичи никто даже не взглянул. Им не нужна еда, им нужно, чтобы она удалилась.
Девушка удобнее уселась на столе, выбрала бутерброд, затем окинула взглядом комнату.
— Итак, что насчет ребенка?
Плечи Томаса напряглись, Алекс с Рэйфом обменялись взглядами.
— Бессмысленно притворяться, — она откусила кусок сандвича. — Я случайно подслушала ваш разговор.
Долгое время ей казалась, что они сейчас взовьются в своей обыкновенной манере: все мальчишки на единственную девчонку. Хорошо, что эта девчонка выросла в Камеруке в тени трех молодцов семьи Карлайл и своих двоих братьев. Наученная горьким опытом, Энджи знала, что такое ковбойские манеры, и давно научилась стоять за себя. Она скосила глаза на Томаса.
— Ну? — настаивала она.
Рэйф, да благословен будет весь его род, сжалился первым.
— Что ты думаешь, Энджи? Ты бы…
— Это ее не касается, — рявкнул Алекс.
— Ты не думаешь, что мнение Энджи тоже важно? Она женщина.
— Спасибо за напоминание, — пробормотала девушка. Краем глаза она следила за Томасом. Сердце разрывалось на части; хотелось обнять его и утешить, но в то же время так бы и ударила его за равнодушие и холодность.
— Ты бы выносила ребенка… за деньги?
Что? Внимание Энджи переключилось с неподвижной фигуры у окна на Рэйфа. Она сглотнула.
— Чьего ребенка?
— Ну, например, — Рэйф изогнул бровь, — нашего младшего брата. Он говорит, что заплатил бы…
— Достаточно, — отрезал Алекс.
Слишком поздно — Томас уже держал Рэйфа за воротник, осыпая его отборными ругательствами.
Алекс разнял братьев, но Томас не унимался:
— Ты сделаешь так, как считаешь нужным, а я по-своему.
Он ушел, но дверью не хлопнул. Это было бы слишком страстно, слишком выразительно для холодного незнакомца, в которого превратился младший сын Чарлза.
— Полагаю, мое мнение неважно, — осторожно посетовала она.
Рэйф со смешком кашлянул.
— Думаешь, мистер Конгениальность сам найдет себе женщину?
Сердце Энджи подпрыгнуло. Возможно, Томас Карлайл забыл, как наслаждаться жизнью, но стоит ему лишь зайти в бар, как все красотки будут валяться у его ног. И без упоминания о миллиардном наследстве.
Тяжело вздохнув, она положила остатки сандвича на тарелку.
— Он не наделает глупостей?
— Нет, если мы его остановим.
Алекс покачал головой.
— Оставь его в покое, Рэйф.
— Ты действительно думаешь, он в состоянии трезво рассуждать? — Рэйф то ли фыркнул, то ли засмеялся. — Черт возьми, отцу не следовало впутывать в это Томаса!
— Вероятно, он хотел встряхнуть его, — медленно произнес Алекс.
— И теперь он помчится в первый попавшийся бар за женщиной!
Энджи в секунду подскочила. Затем глубоко выдохнула и прислонилась к столу. Камерука в двух часах езды от ближайшего бара. Даже если Томас поторопится, все равно не успеет до закрытия.
— Время признаний, парни. Пора рассказать мне всю историю целиком.
Однажды, на спор, Энджи кралась за Томасом и своим братом Карло из дома до озера вслепую. Помня свой опыт пятнадцатилетней давности, она решила повторить рекорд. Высоко в небе светила луна, достаточно ярко освещавшая тропинку, но по обеим сторонам тропинки чернела непроглядная тьма. Она закрыла глаза и побежала.
Все ради победы.
Ты как дикая коза, с отвращением бросили тогда мальчишки, вручая ей кубок победителя. Прошло много лет, прежде чем Энджи осознала, что в том сравнении не было ничего лестного.
Она потерла озябшие, покрытые гусиной кожей плечи. Можно голову дать на отсечение и выиграть миллионное пари, что шелковое жатое платье Томас вряд ли заметит.
Когда найдешь его, не позволяй ему поворачиваться к тебе спиной.
Они уже виделись с Томасом в больнице, в агентстве ритуальных услуг, в сиднейском доме Алекса. Он неизменно ограничивался быстрыми короткими объятиями.
Она умолила братьев позволить ей вернуться в Сидней на одном из частных самолетов после похорон, вместо того чтобы отправиться в городе другими гостями. Ей нужно побеседовать с Томасом с глазу на глаз и расставить все точки над i.
Странное завещание, о котором она узнала в библиотеке, взбудоражило всех. Сейчас Энджи испытывала чувство вины и сожаления, что не смогла стать Томасу настоящим другом.
Она любила Брук. В школе они стали близкими подругами. И Томас встретил свою будущую жену на вечеринке у Энджи. Обеим тогда было восемнадцать лет. Перед вечеринкой Энджи одевалась и прихорашивалась специально для него, для своего особого гостя.
И на тебе — горькая ирония — Томас безоглядно влюбился в ее изящную маленькую подружку. Восемнадцать месяцев спустя он и слышать не хотел слова Энджи о том, что Брук не создана для жизни в деревне. Он любил Брук и женился па ней.
С этим вызовом Энджи смириться не смогла.
Вместо того чтобы примерить платье подружки невесты, она укатила в Европу. Бежала от боли и зависти, от страха, что после слов священника, есть ли у кого возражения против этого брака, завопит прямо перед алтарем: «Он предназначался мне!»
Энджи пропустила свадьбу и, что хуже всего, похороны Брук тоже. Теперь она вернулась, и ей нужно примирение. Есть сомнения, что примириться с тем Томасом, которого она увидела на похоронах, будет не легче, чем достать луну с неба, но попытаться стоит.
— Момент истины, — вслух сказала она и нырнула под ветку.
Тишина. Она пристально вгляделась в темноту. Полезла выше к тайной пещере. Прищурилась.
Дыхание со свистом вырвалось из легких.
Никого.
Девушка разочарованно всплеснула руками. Как можно помириться с тем, кого нет?
Проклиная себя, она уже повернулась, чтобы уйти.
А может, он не хочет, чтобы его нашли?
Энжи улыбнулась, поднесла мизинцы к губам и свистнула.
Томас понял, что Энджи где-то рядом. Как он не додумался, что она станет свистеть и тем самым привлечет внимание его пса? Теперь об уединении можно забыть.
Пес ответил подозрительным воем. Перевод с собачьего: «Можете свистеть, но я не. „лопух“, а настоящий сторожевой пес; сумею защитить хозяина».
Энджи всегда чуралась осторожности, осторожность мешает ей, как корове седло. Раздался тихий шорох, и скоро из кустов появилась знакомая женская фигурка. Томас почувствовал, как под рукой задрожала собака. Тихое грозное ворчание очень соответствует настроению хозяина. Может, спустить собаку?
Энджи тем временем подошла и рухнула рядом. Струящаяся ткань юбки обтянула колени, яркое пятно рядом с линялым фоном его старых джинсов.
— Ты не подумала, что мне, возможно, хочется побыть в одиночестве? — поинтересовался он, удивляясь собственному голосу. С того момента, как Джек Конрадс прочитал завещание, тело застыло, словно замерзло. Приступы гнева перемежались приступами боли и невыносимой пустоты. Смерть близких людей, даже если она и предвиденная, всегда выбивает из колеи.
— Да, — быстро улыбнулась она.
Возможно, улыбка предназначалась псу. Девушка наклонилась, чтобы лучше рассмотреть его.
— Пока я взбиралась сюда, я подумала, что Сержанта уже нет.
— Он умер.
— Мне очень жаль.
— Он постарел.
— Как и все мы. — Девушка снова наклонилась вперед. — Ну, разве не красавец? — Она потянулась.
— Лучше не двигайся.
— Я здороваюсь.
Ему ли не знать? Собака не шевельнулась. Томас облегченно выдохнул… Он все еще пытался соединить в мозгу Энджи, шумную, неугомонную девчонку-сорванца, с представшей передним экзотической красавицей.
Она носила платья и выпрямила вьющиеся от природы темные волосы. Они стали гладкими и блестящими. Каждый раз, когда она двигалась, он слышал тихий звон тонких браслетов на запястьях и лодыжках.
Черт, она носила кольца даже на пальцах ног. И духи…
— Что это за духи? — Он хотел спросить о них с их первой встречи.
Густой пряный аромат. Томас отстранился.
Она изменилась, а он так хотел, чтобы все оставалось по-прежнему, особенно сейчас, когда судьба неумолимо несла его в неизвестное будущее.
— Ты пахнешь… по-другому, — пояснил он. Она иначе пахла, иначе выглядела и смотрела на него иначе. — Ты изменилась, Ветерок.
В воздухе зазвенел нежный смех. Томас еще помнит ее детское прозвище! Энджи опустила руки на колени, браслеты тихо звякнули.
— Весточка из прошлого. Больше никто не зовет меня Ветерком.
С их последнего разговора, когда она пыталась убедить его в том, что они с Брук совершенно не подходят друг другу. Он тогда был слишком молод и вспыльчив, чтобы придавать значение ее словам.
— Прошло всего лишь пять лет, но ты прав. Я изменилась, ты изменился, все изменилось, — сказала она, и темнота вдруг показалась еще плотнее и непрогляднее. — Сожалею о твоем отце. Он очень страдал, последние недели сказались и на вас. Жаль, что меня не было рядом, я надеюсь…
— Ты же пришла говорить о другом. Подобные слова я уже слышал много раз.
— Да, но не от меня. — Она непокорно дернула головой в своей привычной манере. — Мне есть, что тебе сказать, и в этот раз я хочу, чтобы ты дослушал меня до конца.
Ее голос и сочувственный блеск темных глаз встревожил его, и он начал подниматься. Энджи положила руку ему на колено.
— Ты получил мое письмо? — спросила она.
Да, получил, сразу после гибели Брук. Что она ждала от него? Благодарности за добрые слова? Как будто они помогли ему справиться с горем и залечили израненное сердце!
— Дурацкое письмо — это все, что я могла отослать, — продолжила Энджи извиняющимся тоном. — Я бы хотела быть рядом, найти подходящие слова.
— Неважно.
— Для меня важно. — Она накрыла ладонью его кулак на бедре. — Мне следовало оставаться рядом. Что же я за друг после этого?
И что на такое ответить? Неужели она ждет, что он будет сидеть, как священник на исповеди, и слушать раскаяние в грехах?
Он надеялся, что она пришла не за прощением, которое он все равно был не в силах дать!
— Твоя дружба очень многое значит для меня. Мы все еще друзья, Ти Джи?
Его детское прозвище странно прозвучало в ее устах. Он чувствовал мягкую тяжесть ее руки, в ноздри снова ударил чувственный аромат духов.
Томас высвободил руку и переложил ее ладонь к ней на колено.
— Томас! — Она резко выдохнула. — Разве ты не можешь хотя бы притвориться, что принимаешь сочувствие друга? Тебе что, так трудно сделать усилие?
Когда он не ответил, она медленно покачала головой. Кончики волос коснулись его обнаженного предплечья, как холодная насмешка. Он не видел в ней друга.
Маленькая Энджи превратилась в женщину.
— Я пришла принести свои извинения, — коротко подытожила она. — И теперь оставлю тебя наслаждаться одиночеством.
Она уже начала подниматься — на этот раз без шоры на его плечо, — и Томас собирался позволить ей уйти. К чему вопросы?
— Это все, ради чего ты явилась?
— О, да ладно тебе. — Девушка остановилась, ее смех поплыл в воздухе, такой же мягкий, как ночь. — Что хотела, то сказала.
— Но?
— Я же вижу, ты беспокоишься о завещании. — Она опять села, и он, почувствовав проницательный взгляд на своем лице, что-то уклончиво пробурчал. — Стоит поговорить с братьями.
— Что толку, уже говорил.
— Проблема в том, как ты собираешься выбрать мать для своего ребенка.
Томас фыркнул.
— Я так поняла, все в равных условиях. Один ребенок на троих.
— И ты хочешь, чтобы я положился на братьев? Тогда мы точно потеряем все. — Он сделал широкий жест, обводя фамильные владения. Камерука — единственное место, где он хотел жить, единственное, что осталось ему после того, как авиакатастрофа унесла жизнь его жены, его счастье и его будущее.
— Твои братья знают, что Камерука для тебя все, — мягко сказала Энджи.
Это та благословенная земля, где он может дышать.
— Алекс говорит, что собирается жениться на Сюзане.
— Да, когда в их расписаниях совпадет свободный денек. Что касается Рэйфа… — Томас наморщил нос.
— Плейбой, одним словом, — согласилась она. — Зачем твой отец выдвинул такие условия?
— Ради Мо.
Девушка раздумывала.
— Он знал, что ради Мо вы, парни, сделаете все возможное и невозможное. Но ему следовало знать, что она не захочет подобной жертвы. Она не будет счастлива, пока вы не будете счастливы, по воле отца или собственной.
— Да, но она не должна ничего знать об этом. Вот почему завещание Конрадс читал в ее отсутствие.
— Твой отец гений! — Она бросила на него быстрый взгляд. — Чертовски умен. Самый быстрый способ отвлечь вас от скорби.
Томас резко повернулся. У Энджи необычное мышление.
— Гений? — произнес он вслух. Хорошенькое определение! Подходит ли оно отцу, который столько сделал для своих детей?
— У него получилось, не так ли? — спросила она.
Дьявол, у них действительно не хватило времени на слезы. После того как Конрадс вызвал всех троих в библиотеку, их печаль превратилась в гнев.
Томас нетерпеливо тряхнул головой.
— Какими бы ни были его основания, действия за нами.
Энджи молчала, серьезная и задумчивая.
— И что? — гаркнул он.
— Рэйф говорит, ты ни с кем не встречаешься. Томас хорошо знал привычку брата болтать о чужой личной жизни.
— Что, черт возьми, Рэйф может знать об этом?
Первый раз в жизни Энджи отвела глаза в сторону. Он не хочет обсуждать свою личную жизнь ни с ней, ни с Рэйфом, ни с кем другим.
Что еще хуже, теперь он знает, о чем они говорили в его отсутствие.
— Хорошо, у тебя есть план? — спросила она. — Тот, с деньгами, не подойдет.
— Почему?
— Томас, ты действительно хочешь, чтобы у твоего ребенка мать была определенного сорта?
— Какого сорта?
Энджи округлила глаза.
— Того сорта, что берут деньги за определенные услуги.
— Я не имел в виду проститутку.
— Неужели?
Что-то в ее тоне, а может, во вздернутых бровях, расстроило его.
— Есть идеи получше? Женщины не выстраиваются в очередь для зачатия моего ребенка.
— Да посмотри на себя! — Она сузила глаза. — Женщины любят красивых одиноких ковбоев.
— Глупости!
Она нетерпеливо цокнула языком.
— Как-нибудь слетай в город, увидишь, женщины всех возрастов будут оборачиваться тебе вслед. Ты же женская фантазия во плоти.
Фантазия? Но ему-то нужна живая женщина.
— Назови мне хоть одну, — сухо отрезал он, — которая бы захотела от меня ребенка.
Она медленно приблизилась к его лицу.
— Я.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство с условием - Джеймсон Бронуин

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Наследство с условием - Джеймсон Бронуин



На один раз можно прочитать!!!!Сильно сладкий!!!
Наследство с условием - Джеймсон БронуинВера Яр.
11.12.2012, 14.48





КНИГА ПОНРАВИЛАСЬ , ЧИТАТЬ МОЖНО ТОЛЬКО ВОТ ГГ какойто странный то не любит , а то уже любит не поймешь , не раскрыты его мысли
Наследство с условием - Джеймсон Бронуинрая
4.05.2014, 23.56





Роман никакой. Герой мечется, обстоятельства и героиня на него давят, его слова о любви кажутся вынужденными, типа, так и быть, достала ты меня своими чувствами, теперь я позволяю меня любить. Героиню откровенно жалко: 4/10.
Наследство с условием - Джеймсон Бронуинязвочка
5.05.2014, 23.18





Тупой роман. 1 из 100
Наследство с условием - Джеймсон Бронуинчитатель
2.03.2015, 13.48





Нудятина! Фу
Наследство с условием - Джеймсон Бронуинррр
3.03.2015, 9.34





Жалко потраченного времени!!! А где продолжение???
Наследство с условием - Джеймсон Бронуинчитатель
6.03.2015, 13.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100