Читать онлайн Вкус блаженства, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус блаженства - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус блаженства - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус блаженства - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Вкус блаженства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Места едва хватало для нас двоих. Сердце мое упало – ведь здесь невозможно было лечь. Однако минутой позже меня посвятили в таинство секса стоя.
Она обхватила меня ногами с силой и готовностью цирковой акробатки. Я поддерживал ее руками, будто давно приспособился к тяжелому физическому труду.
Потом она оседлала меня и принялась делать со мной все, что хотела.
Из мемуаров графа Хеллгейта
Граф Мейн медленно приблизился к Джози, будто видел ее только вчера. Тем не менее она была в Лондоне уже два месяца, а он за это время не удосужился даже поздороваться с ней, и это ее ужасно раздражало. Возможно, Мейн по возрасту годился ей в старшие братья, но кто позволил ему обращаться с ней с братской небрежностью?
Джози с трудом подавила желание показать графу язык. Даже для фамильярности старшего брата, каким он хотел казаться, должны быть какие-то пределы, разве нет?
– Мисс Эссекс! – Мейн церемонно поклонился, но Джози не стала расточать время на пустые светские любезности.
– Во время путешествия в Шотландию вы называли меня Джозефиной...
– Точнее, Джози. Итак, как вы себя чувствуете?
– Прекрасно.
Разумеется, Джози нравился Мейн, но уязвляло то, что он не спешит узнать, как проходит ее первый сезон в свете. К тому же она обрела скандальную известность, и он должен был слышать об этом.
– Не желаете ли пригласить меня на танец? Обычно ваша сестра Гризелда подбирает по крайней мере пятерых кавалеров, готовых потанцевать со мной.
– Должно быть, мне она забыла дать соответствующие указания. – Мейн усмехнулся и вручил Джози бокал шампанского. – Выпейте, дорогая: думаю, вам как раз это и требуется.
– Требуется? – спросила Джози свирепо. – Это потому, что я стою на балу по случаю свадьбы моей сестры, ожидая, когда ко мне начнут подходить подобранные заранее кавалеры?
– Потому что вы близки к истерике, – спокойно заметил Мейн. – Никогда прежде не предполагал этого.
Джози глубоко вздохнула.
– Истерика – еще куда ни шло. Куда хуже то, что я ужасно скучная собеседница.
– Мы все одинаковы, когда погружаемся в пучину жалости к себе, – сказал Мейн, и в голосе его не слышалось ни крупицы сочувствия.
Джози не понимала, почему ей хочется, чтобы Мейну было небезразлично то, как она проводит время, – ведь он всего лишь такой же болван, как и все остальные. Она огляделась по сторонам, потому что если он не был предназначенным для нее партнером, то через минуту должен появиться какой-нибудь прихрамывающий старый чудак. И тут она кое-что вспомнила.
– Кажется, вы обручены и собираетесь жениться? Я видела вас в церкви.
Глаза Мейна заблестели, и на мгновение Джози простила ему то, что он забыл о ее дебюте.
– Вы угадали. Я хочу нас познакомить с Сильви; уверен, вы будете ею очарованы. – Он взял Джози за руку и потянул за собой.
– Прошу прощения. – Джози не двинулась с места. – Я не считаю вежливым знакомиться с человеком, не зная его имени.
– Ее зовут Сильви де ла Бродери. – Произнося это имя, Мейн был восхитительно красив своей по-французски бесшабашной красотой. Его черные волосы изысканно и небрежно ниспадали на плечи, словно их растрепал ветер; скулы его были очерчены так, будто их коснулся резец скульптора. Теперь Джози понимала, почему Аннабел и Тесс чуть не поссорились из-за него, не будучи в силах решить, кто из них достоин выйти за него замуж.
– И какая она, эта мисс Бродери?
– О, она очень умная, а еще она пишет портреты и делает миниатюры. У нее манера настоящего художника. Отец нанимал для нее в Париже самых лучших учителей, по крайней мере до тех пор, пока им не пришлось бежать в 1803 году.
– И как она выглядит?
– Как выглядит? – Мейн недоуменно заморгал. – Ну, она, конечно, очень красива...
– Конечно, – согласилась Джози, ускоряя шаг, чтобы не отстать от него, для чего ей пришлось чуть не бежать вприпрыжку. Умение Мейна соблазнять красивых женщин было известно всем: по слухам, это сотни романов, хотя ни один из них не длился больше двух недель. Неудивительно, что все утверждали, будто он послужил прообразом графа Хеллгейта.
Минутой позже Джози уже приседала перед мисс де ла Бродери. При этом в ее голове вертелась только одна мысль: Сильви де ла Бродери и есть тот образец, на который она всегда мечтала походить. Разумеется, Сильви была стройной, а ее платье сшито во Франции, по французской моде. Казалось, платье Сильви вообще лишено швов и ткань обтекает ее тело словно вода, с шуршанием ложась у ее ног.
Платье украшала вышивка серебряной и золотой нитью, прелестный витой пояс перехватывал его под грудью.
Кроме того, Мейн собирался жениться на женщине с совершенным лицом героинь романов, любимых Джози, которое украшали огромные глаза и улыбчивый рот, а еще милая родинка над алыми губами.
Сильви выглядела абсолютно уверенной в себе, и иначе просто не могло быть.
Джози присела в реверансе: при этом она казалась себе неуклюжей и приземистой, как миска вчерашней овсянки.
– Счастлива с вами познакомиться, – сказала Сильви с обворожительным французским акцентом, и Мейн посмотрел на нее с обожанием.
Даже не взглянув на него, мисс Бродери махнула ему рукой:
– Дорогой, пожалуйста, оставьте нас. Я ближе хочу познакомиться с мисс Эссекс.
Должно быть, изумление Джози от того, что Мейн тотчас же исчез, отразилось на ее лице, потому что мисс Бродери ободряюще улыбнулась ей.
– Вы не думаете, что я слишком командую своим женихом?
– Вовсе нет, – ответила Джози. – Дело в том, что...
– В том, что с мужчинами следует обращаться с такой же учтивостью, с какой обращаются с хорошим и сильным домашним животным на ферме: без сантиментов, но по-доброму. А теперь, моя дорогая, поговорим о вас. Я наслышана о ваших несчастьях.
Джози сглотнула. Еще бы – здесь все обо всем знали. Мисс Бродери наклонилась ближе к ней:
– Не пройти ли нам в дамскую комнату? Уверяю вас, это мое любимое место и там так удобно болтать о чем угодно, не привлекая особого внимания...
В этот момент Джози заметила Тимоти Арбетнота – самого верного ее партнера по танцам. Она постоянно напоминала себе, что четверо его осиротевших детей никак не могут помешать браку с ним, но отсутствие волос тут же гасило ее энтузиазм.
Мисс Бродери тоже скользнула по нему взглядом, и прежде чем Джози успела что-либо сообразить, они обе скрылись в дамской комнате. Джози никогда не посещала эту комнату одна: она прекрасно знала, что там происходит. Дамы усаживались в кружок на тонконогие стулья и начинали хвастаться, кто от кого ждет брачного предложения. Но даже если они не сплетничали, то, уставившись в огромное зеркало, пудрили носики и поправляли прически, а Джози ненавидела это занятие почти также, как насмешки или изъявление сочувствия в свой адрес.
К счастью, когда они вошли, в дамской комнате не было никого, но секундой позже везению Джози пришел конец, потому что ее сестра Тесс вышла из туалета.
– Ах, Джози, дорогая! – Она тут же приветливо улыбнулась мисс Бродери.
Джози молча наблюдала, как обе дамы делают друг другу реверансы и оценивающе оглядывают друг друга.
Впрочем, поскольку Тесс была красива и замужем за одним из самых богатых людей в Англии, она не могла не получить достойную оценку со стороны мисс Бродери. А так как мисс Бродери была не менее красива и помолвлена с Мейном, то их дружба явно предрешена на небесах.
– Я давно мечтала встретиться с вами без свидетелей, – приветливо сказала мисс Бродери. – В конце концов, нам нечего делить. Если я не ошибаюсь, вы первая и единственная, кому граф Мейн сделал предложение до меня.
– Наша помолвка длилась всего несколько дней, – поспешила успокоить ее Тесс. – Да к тому же она ничего не значила.
– Я так и думала, – кивнула мисс Бродери и села рядом с Джози. – Не хотите ли, миссис Фелтон, присоединиться к нам? Я только что познакомилась с вашей прелестной младшей сестрой.
Джози подавила желание фыркнуть. Она не смотрела в зеркало, но знала, что там увидит: неуклюжую пухлую девицу с лунообразным лицом. Единственное, что в ней было хорошего, – это осанка, да и то благодаря корсету, зашнурованному от плеч до бедер.
Тесс плавно опустилась на стул и взяла Джози за руку, после чего дамы принялись щебетать о детях и тому подобных вещах, но было понятно, что мисс Бродери проявляет к этой теме лишь вежливый интерес и не более того.
– Я слышала, что с этой... процедурой связаны некоторые неудобства... – Она взмахнула рукой.
Джози не смогла удержаться и захихикала.
– Я неправильно выразилась? – спросила мисс Бродери.
– Вы выразились очаровательно, – поспешила уверить ее Джози.
– Пожалуйста, зовите меня Сильви: в конце концов, я выхожу замуж за человека, связанного с вашей семьёй тесными узами.
В глазах ее заплясали смешинки.
– Собственно, я даже могу претендовать на звание одной из сестер Эссекс, вы так не думаете?
Тесс хмыкнула.
– Тогда вам бы следовало родиться в Шотландии, а не во Франции, – заметила она.
– Вовсе не обязательно! Давайте считать, что я потерянная французская ветвь с вашего семейного стебля.
– Не стебля, а древа, – поправила Джози.
– Верно, древа. И как французский отпрыск вашей семьи я полагаю, чтобы мы должны исправить ситуацию с Джозефиной. Мейн кое-что рассказал мне об этом...
Джози перестала смеяться. Так Мейн говорил о ней с Сильви?
– Что-то подобное я слышала в Париже, – беззаботно продолжала Сильви. – Видите ли, несколько лет назад, еще до того, как отцу там не повезло со всеми этими делами...
Но Джози уже не слушала – ей вдруг захотелось уйти. Уже то, что сестры и Гризелда считали ее положение плачевным, было прискорбно, а тут...
– Прошу прощения, – сказала она ледяным тоном, поднимаясь со стула. – Должно быть, я кое-что забыла...
– Пожалуйста, сядьте! – В голосе Сильви Джози послышались властные интонации ее гувернантки. – Видите ли, юная Джозефина, жизнь полна унижений. Вам следует научиться всплывать, а не тонуть; надо уметь оседлать волну. Направьте вашу энергию против тех болванов, которые судачат у вас за спиной.
Тесс тут же потянула Джози за рукав и заставила сесть на стул.
– Сильви права: все может измениться в мгновение ока.
Джози хмыкнула:
– Ну да, разумеется. Проснувшись однажды утром, я стану самой желанной невестой в Лондоне. Что-то мне трудно в это поверить.
– И все же многое в жизни зависит от нас, – не сдавалась Сильви. – Скажите, есть кто-нибудь, за кого вы хотели бы выйти замуж?
– Называйте меня Джози. – Это прозвучало не слишком любезно, но что поделаешь... – Так вот, я хочу...
– У Джози есть список, – вступила в разговор Тесс. – Ты помнишь, кто в твоем списке, дорогая?
– К чему беспокоиться и составлять список? К чему сужать выбор моих поклонников?
– Список – блестящая мысль. У меня самой был такой список, из которого я и выбрала Мейна, – заявила Сильви.
– Был? – Джози прищурилась. – Могу я узнать, кто значился в вашем списке и что для вас имело значение?
– Титул, потому что я родилась в знатной дворянской французской семье и мне уже поздно менять свои требования, или деньги.
– Вы сочувствуете революционерам? – неожиданно спросила Джози.
– Мои чувства менялись. Мой отец – молодой идеалист, – когда мы приехали в Париж, стал министром финансов при Наполеоне. Потом коррупция, кумовство... Мы бежали из Франции ночью. Моя мать никогда не разделяла надежд отца и ненавидела революционеров, потому что они убили многих людей, которых она любила. К счастью, отец понял, откуда дует ветер, и перевез нас сюда за год до того, как снова была объявлена война. К сожалению, из наших друзей многие не уцелели...
Тесс издала восклицание, означавшее сочувствие.
– Скажите, а что вас огорчает теперь?
Сильви пожала плечами:
– Очень многое. Например, то, что некоторые глупые люди распространяют гадкие слухи о Джозефине. Они определенно заслуживают осуждения. Вы их знаете, миссис Фелтон?
– Называйте меня Тесс; в конце концов, мы почти сестры. Что до вашего вопроса, то заводила тут – Дарлингтон. Хотя я никогда его не встречала, но ничуть об этом не жалею. По-видимому, он второй или третий сын герцога Бэдрока.
– Значит, фамилия Бэдрока – Дарлингтон? – на мгновение задумалась Сильви.
– Я его встречала, – сказала Джози. – Очень красивый малый – сплошные золотые кудри и голубые глазки.
– Думаю, мы могли бы найти кого-нибудь, кто смог бы его соблазнить, – сказала Сильви по-прежнему задумчиво. – Мужчины так податливы в первые дни любви...
– Как жаль, что Аннабел замужем: она бы тотчас же принялась за дело! – Джози усмехнулась.
– Еще одна сестра? Знаете, какую легендарную репутацию вы приобрели в свете? Четыре восхитительные шотландки, взявшие Лондон штурмом и захватившие самых завидных холостяков.
– Боюсь, что наше счастье в браке могло привести к печальным последствиям для Джози, – заметила Тесс.
– Слишком заметен контраст. – Джози вздохнула. – Я хочу сказать, контраст между сестрами и мною.
– Но вы действительно красивы, Джози. – Сильви улыбнулась. – Просто вам немного не повезло. Мужчины, которых ваши сестры не выбрали, сейчас в некотором раздражении, только и всего.
Дверь открылась, и в нее просунулась голова покровительницы Джози леди Гризелды.
– О, дорогая, – воскликнула она, – вот ты где! Тимоти Арбетнот всюду ищет тебя, и вид у него при этом отчаянный.
– Мне здесь нравится больше, – холодно ответила Джози.
По правде говоря, впервые за весь этот день она почувствовала себя уверенно.
Гризелда недоуменно подняла брови.
– В таком случае я, если позволите, присоединюсь к вам. – Она улыбнулась Сильви.
По-видимому, подумала Джози с некоторым раздражением, выбранная Мейном девушка нравится всем. Да и кому могла бы не понравиться Сильви? Теперь она непринужденно разговаривала с Гризелдой и смеялась.
– Мы обсуждали вопрос о том, кто мог бы соблазнить эту ужасную личность, – напомнила Сильви. – Я имею в виду Дарлингтона. Так вот, теперь я точно знаю, кто это.
– И кто же? – подозрительно спросила Гризелда.
– Вы влюбите Дарлингтона в себя. – Сильви прищурилась. – Вы как раз подходите для такой роли.
– Я? – В голосе Гризелды прозвучало откровенное недоумение. Джози с трудом удержалась от смеха. По-видимому, Сильви оказалась не лучшим психологом, хотя, конечно, Гризелда была достаточно красива, чтобы соблазнить Дарлингтона или кого угодно другого.
Что до Гризелды, то овдовев десять лет назад, она не позволяла себе ни малейшей нескромности. По мнению Мейна, репутация сестры постепенно стала кислее уксуса и белее снега, что создавало ужасный контраст по сравнению с подвигами брата на любовном фронте.
– Соблазнить Дарлингтона очень несложно, – принялась терпеливо объяснять Сильви. – Главное – заставить его прекратить преследовать Джози; и я не сомневаюсь, что для вас это не составит труда. К тому же он красив и блондин, так что вы будете прекрасно дополнять друг друга.
– Но я не хочу иметь ничего общего с этой ядовитой гадюкой, – запротестовала Гризелда. – Мне прекрасно известно, что он обо мне думает. Дарлингтон сказал миссис Грэм, что я слишком целомудренна.
– Это значит, что он думал совершенно противоположное, – хихикнула Сильви. – Несмотря на целомудренность, вы по-прежнему чрезвычайно привлекательны. – Она указала на зеркало, и ее собеседницы тут же стали внимательно разглядывать отражение Гризелды.
Джози не смогла сдержать улыбки. Гризелда достигла возраста тридцати двух лет, и на лице ее не было ни единой морщинки; ничто не указывало на то, что она старше Сильви. Волосы ее ниспадали на плечи безупречными локонами, а тело было облачено во что-то шелковое, мягкое и в целом совершенно обворожительное. Больше всего она походила на фарфоровую пастушку, но выглядела гораздо более мягкой и приветливой.
Тесс подалась вперед:
– Хотя мне не пристало говорить это, я думаю, идея Сильви просто замечательная. Все, что тебе надо сделать, дорогая, – это заставить Дарлингтона влюбиться в тебя. Он не такой уж дьявол, каким может показаться. И ты, возможно, найдешь его забавным. Фелтон говорит, что он всегда был первым на своем курсе в университете, а для джентльмена это многое значит. И к тому же обычно он скучает...
Сильви закрыла веером лицо, так что видны были только ее озорные глаза.
– Думаю, я видела этого джентльмена, дорогая Гризелда.
– И вы, должно быть, оценили его плечи, – подхватила Тесс.
– А по-моему, это совершенно непристойный разговор! – Гризелда явно вспомнила свою роль опекунши.
– Пора бы уже привыкнуть к непристойностям. – Джози вздохнула. – Ни одна из моих сестер не вышла замуж без скандала.
– Но я не ищу мужа! – возмутилась Гризелда.
– Конечно же, ищете, – быстро возразила Сильви. – Каждая женщина хочет быть замужем. Мужья столь же необходимы для комфорта, как фланелевая ночная рубашка зимой. А необходимая вещь не обязательно должна выглядеть романтично.
– К тому же ты говорила Имоджин, что сама подумываешь о браке, – ехидно заметила Джози.
– Да, но только не с таким человеком, как Дарлингтон.
Глаза Сильви округлились.
– Боже, мы никогда бы не предложили вам ничего подобного! Никогда! Конечно, вы выйдете замуж за человека доброго и с хорошим характером, а не за того, с кем после года совместной жизни не пожелаете завтракать.
– Мой Уиллоуби был на удивление скромным, – заметила Гризелда, опуская глаза, – но наблюдать, как он целиком поглощает пирог с телятиной, я смогла не больше одного дня, если память мне не изменяет.
– Думаю, что и со мной было бы то же самое. – Сильви слегка передернула плечами. – Но я собираюсь продолжать дальше так же, как начала, и потому скажу Мейну, что мы никогда не будем завтракать вместе.
Джози подумала, что это довольно гадко, но через мгновение осознала, что, возможно, Мейну наплевать на завтрак; главное, он сможет спать вместе с Сильви, и еда тут совсем ни при чем.
– Я подумаю о вашем предложении. – Гризелда явно начинала сдаваться.
– Флирт необходимо продолжать достаточно долго, чтобы довести Дарлингтона до состояния рабского обожания, – уверенно заявила Сильви. – А потом вы сможете стряхнуть его с себя, как пыль.
Джози понравилось, как это прозвучало.
– О, такое решение вопроса не приходило мне в голову. – Гризелда надолго задумалась.
– В самом деле, – сказала Тесс с журчащим смехом, – мы с сестрами использовали корректные способы улучшения ситуации. Вот и у Джози теперь много поклонников.
– Да, но они очень старые, – нетерпеливо возразила Джози.
Сильви подняла бровь.
– Дорогая, молодые люди все, как один, ужасно скучны. Думаю, вы не осознаете, на какую жертву пошла Гризелда, согласившись на флирт с человеком, которому еще нет тридцати. Раз у них нет опыта, им и сказать нечего.
– Дарлингтону всегда есть что сказать; у него большой запас острот, – заметила Тесс.
– Но непохоже, чтобы он совершал много ошибок, тогда как именно ошибки и делают человека интересным.
– А Мейн совершал ошибки? – Джози внезапно почувствовала любопытство.
Гризелда рассмеялась, но Сильви ответила с полной серьезностью:
– Вне всякого сомнения. У него вид человека, по ошибке побывавшего в слишком многих чужих постелях, – это раз. Он слишком ценит разнообразие – это два. Когда Мейн станет моим мужем, я буду требовать от него большей осмотрительности.
– То есть вы хотите сказать, что он... что он станет продолжать... – Джози замолчала. В конце концов, существовали определенные пределы, переходить которые молодой незамужней женщине не полагалось.
– О, вне всякого сомнения, – беззаботно ответила Сильви, продолжая обмахиваться веером. – Хотя, должна сказать, сейчас он вошел в роль сентиментального скромника, и исполняет ее с удовольствием.
– Вчера Мейн сказал мне, что просто купается в любви к вам, – заметила Гризелда.
– Прелестно, – отозвалась Сильви с чуждой сентиментальности живостью. – Полагаю, это временный прилив чувствительности и скоро он иссякнет. Так случается всегда. Поскольку Мейн наполовину француз, позже его чувствительность перейдет в здоровый цинизм. Кстати, я нахожу циничных мужчин интересными. А вы?
– На самом деле это вам следовало бы завести флирт с Дарлингтоном, – усмехнулась Гризелда и тут же торопливо добавила: – Разумеется, если бы вы не были обручены с моим братом.
– Увы, по этой причине я и не могу прийти на помощь Джозефине. Как вы думаете, милая Гризелда, сколько времени это займет? Я полагаю, не более недели.
В глазах Гризелды зажегся огонек, свидетельствовавший о том, что она испытывает некоторое желание посоперничать со своей будущей красавицей невесткой.
– Я не стану откладывать и сейчас же возьмусь за дело, – решительно сказала она, после чего поднялась со стула и оглядела в зеркале свое платье, которое, после некоторых ловких манипуляций, внезапно предоставило возможность созерцать большую часть ее груди.
– Блестящая мысль, – одобрила Сильви. Гризелда порывисто повернулась и поцеловала ее.
– Вы – само очарование, – улыбнулась она. – Кстати, я нуждаюсь в совете. Как мне к нему подойти? При настоящем положении дел Дарлингтон едва ли окажется поблизости от меня.
Глаза Тесс загорелись энтузиазмом.
– Мой муж вас познакомит.
– Это будет уж слишком нарочито, – возразила Гризелда.
– Я прочла много романов, в которых молодые женщины роняют разные предметы туалета, привлекая таким образом внимание стоящих поблизости джентльменов, – сообщила Джози. – Самое легкое – уронить веер.
– Ах нет, не хочу ронять веер. – Лицо Гризелда приняло обеспокоенное выражение. – Это мой любимый, и мне не хотелось бы, чтобы он сломался.
– Иногда следует идти на жертвы, – попыталась убедить ее Сильви. – Особенно ради доброго дела.
– В таком случае, – Гризелда хихикнула, – я лучше уроню ваш веер, а в конце вечера вы вернете мне мой.
Однако Сильви явно не собиралась отдавать свой веер: он был такого же нежно-розового цвета, как и ее платье, да к тому же расшит мелким жемчугом.
– Вы уверены, что не хотите потерять туфельку? – чуть подумав, спросила она. – На вас потрясающие туфли, Гризелда, и в этот момент вы сможете показать часть лодыжки. Мужчины теряют голову, когда дело касается лодыжек.
– Неужели это правда? – насторожилась Джози. Сильви, похоже, могла ответить на любой вопрос, а так как лодыжки Джози были превосходны, она часто гадала, не стоит ли показывать их почаще.
– Женские лодыжки, если они изящны и красивой формы, всегда вызывают восхищение мужчин, – пояснила Сильви. – Видите, Джози, дорогая, я ношу укороченные юбки, и это, конечно, неспроста.
– Мне требуются юбки подлиннее, чтобы уравновесить бедра, – посетовала Джози.
– Наверняка это сказала тебе мадам Бадо! – простонала Тесс.
– А разве она не права? – упорствовала Джози.
– Мадам Бадо делает потрясающие туалеты, – признала Сильви миролюбиво. – У меня есть изумительная ротонда ее работы, но я не вполне уверена в том, что полностью согласна с ее идеями относительно ваших туалетов, Джози.
– Это же и я неустанно повторяю! – воскликнула Гризелда.
Джози снова застонала, но уже про себя. Похоже, дамы задались целью возобновить баталию, разыгрывавшуюся с того самого первого раза, когда Имоджин повезла ее к своей модистке мадам Бадо.
– Все дело в моей фигуре, – приступила она к уже привычным объяснениям. – Без корсетов мадам Бадо я расплываюсь во все стороны как квашня.
Даже теперь Джози ощущала успокоительное прикосновение китового уса, обвивавшего ее тело и державшего избыток плоти в узде. Конечно, носить корсет было неудобно и по временам она чувствовала себя в нем деревянной марионеткой, особенно во время танцев, но...
– Фигура тут ни при чем, – уверенно заявила Гризелда, обращаясь к Сильви. – Джози убеждена, что ей следует постоянно носить это адское сооружение, изготовленное мадам Бадо, однако, как вы видите, она в нем даже сидит с трудом.
К облегчению Джози, Сильви и не подумала поддерживать Гризелду.
– Я полагаю, Джози находит эту часть туалета вполне приемлемой.
– Верно, – согласилась Джози с энтузиазмом. – Я всегда надеваю корсет, когда появляюсь в обществе. Можете себе представить, что будет, если я его сниму? Меня перестанут называть Шотландской Колбаской и станут говорить, что я разбухла до состояния пирога с колбаской, вот чего я опасаюсь!
– Не волнуйтесь, дорогая, сплетники скоро потеряют к вам интерес, – попыталась успокоить ее Сильви. – Особенно после того, как Гризелда отвлечет внимание Дарлингтона на себя.
– Думаю, все же я выберу потерю туфельки, – решительно сказала Гризелда. – Веер – это уж слишком, и к тому же сразу бросится в глаза. А вот туфли очень милы, они всегда мне нравились.
Туфли Гризелды действительно выглядели прекрасно – из кремового шелка с бледно-голубой вышивкой. Чулки были того же цвета, и их украшали вышитые бледно-голубые крошечные лилии.
– Я так рада, что вхожу в вашу семью, – с улыбкой сказала Сильви. – Я не смогла бы стать сестрой женщины, не разбирающейся в туфлях и не придающей значения обуви.
Гризелда изящным жестом оправила юбки, глаза ее блестели так, что Джози не могла и упомнить подобного случая, а уголки губ приподнимались в едва заметной улыбке.
Вытащив из ридикюля губную помаду, Гризелда накрасила губы и выпятила их, глядя в зеркало.
– Сейчас я чувствую себя совсем другой – возможно даже, немного порочной...
– Но ведь вы, надеюсь, не проводили все годы своего вдовства в полном одиночестве? – спросила Сильви с любопытством.
– Нет, конечно, нет, – успокоила ее Гризелда. – Временами у меня бывали короткие увлечения, но я никогда не строила планов подобного рода.
Джози с трудом удержалась, чтобы не ахнуть.
– Вот в этом разница между нами. – Сильви расправила плечи. – Вы только наполовину француженка, а я полностью. Поэтому я не могу себе представить возможности пуститься в приключение, не спланировав его заранее.
– Неужели? – Гризелда рассмеялась. – Вы говорите так умно и рассудительно, Сильви, но я наблюдала вас рядом со своим братом: поверьте, вы оба выглядите чересчур целомудренными.
– Я всегда так выгляжу, – спокойно ответила Сильви. – Я непременно должна понять причину, прежде чем разрешить хоть какую-то степень близости с мужчиной. Боюсь, что эта рассудочность сужает мои возможности, но я ничего не могу с собой поделать!
– Позже вечером я предоставлю вам отчет, – заявила Гризелда, направляясь к двери. – Джози, пожалуйста, не забудь, что тебя ожидают несколько партнеров: они просто жаждут потанцевать с тобой, когда ты соизволишь появиться.
Тесс поправила локон, выбившийся из высокой прически.
– Думаю, мне тоже пора возвращаться в зал. Лусиус скорее всего уже ищет меня.
– Насколько лучше иметь мужа, который тебя ищет, а не такого, которого приходится искать самой, – назидательно сказала Сильви. – Я тоже буду к этому стремиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус блаженства - Джеймс Элоиза



Вполне приемлемая развлекаловка. На самом деле далеко не худшее произведение Элоизы Джеймс. Гораздо вкуснее истории Анабеллы.
Вкус блаженства - Джеймс Элоизаюлиана
3.07.2012, 16.15





блин,как всегда всего понамешала,но вообще интересненько.
Вкус блаженства - Джеймс Элоизарегина
22.07.2012, 14.56





так себе
Вкус блаженства - Джеймс Элоизаелена
11.11.2012, 21.10





Роман понравился, лучший в серии.
Вкус блаженства - Джеймс ЭлоизаКэт
12.03.2013, 18.10





Еле дочитала - очень нудно: 4/10.
Вкус блаженства - Джеймс Элоизаязвочка
13.03.2013, 0.20





Радует, что все герои переженились, и главные, и не главные.
Вкус блаженства - Джеймс ЭлоизаТаня Д
9.10.2014, 1.27





Очень хорошее завершение истории о четырех сестрах. Не могу сказать, что все они безумно захватывающие, но прочитать было приятно. Героев много, все любят друг друга, все пере женились и нарожали кучу детишек. Все, что положено по жанру, произошло;)
Вкус блаженства - Джеймс ЭлоизаВив
16.11.2014, 12.07





Прекрасная любовная сказка на ночь. Никакой крови, мяса и страданий. Классический сюжет , хорошо описаны герои, нормальные характерны без выкидонов-не злишься когда читаешь. Вообщем пока читала - отдохнула. Всем рекомендую для приятного чтива перед сном
Вкус блаженства - Джеймс ЭлоизаНадежда
28.02.2016, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100